Бизнес и Культура

«Ах, если б не та ошибка!»

Борис Харитонов, 1969

Борис Харитонов, 1969

Когда что-то составляет в определенный период смысл твоей жизни – потом навечно остается в памяти.
Для Бориса Харитонова таким периодом стало увлечение борьбой, а главное воспоминание – обидный проигрыш, которого могло не быть… И тогда, возможно, жизнь сложилась по-другому…

Родился я в 1951 году в Челябинске, родители – простые рабочие. Родом они оба с Украины. Отец – с 1906 года, воевал в Отечественную, в основном в интендантских частях. Его семью расстреляли в знаменитом киевском Бабьем Яру – маму, первую жену и двух детей. Отчасти поэтому он и уехал из Киева. Мама – с 1913-го, из большой семьи – у нее шесть сестер и двое братьев. Оба уже после войны приехали на Урал. Тут жила сестра матери, она их и позвала. Работали родители на Станкостроительном заводе. Жили мы, скажем так, средненько. Сначала обитали на КБС, затем на Сельмаше, потом получили двухкомнатную на Гончаренко, где родители и жили, пока не ушли в мир иной.

Ребенком я рос не драчливым, не задиристым. Физкультуру не любил – только бороться нравилось, и во дворе часто боролся с ребятами, причем вполне успешно. Потом, в 12 лет, пошел в клуб «Восход», к Вячеславу Михайловичу Семенову, в секцию классической борьбы. Тренер был для меня богом, ему было лет 25, я смотрел на него с благоговением – красивый, крепкий, казалось, он даже ходит иначе, чем обыкновенные люди. Когда меня записали в секцию, был просто счастлив. Хотя сильно пахать не любил, однако было интересно изучать приемы. Тренировки проводились три раза в неделю, занимался легко и с удовольствием. Примета такая была: если тренер тебя знает, это хорошо, у тебя есть потенциал, если не знает – дело плохо, шансов нет. Вячеслав Михайлович меня знал…

haritonov-otbivka-3
Примерно через год – областные соревнования среди младших юношей. Первую встречу выиграл, вторую проиграл – даже до сих пор помню фамилию соперника – Челецев, он стал вторым, и он тогда очень сильно натер мне уши – в классике это принято, ну и я …испугался, ушел с соревнований.

А вскоре одноклассник сманил меня на самбо, к Олегу Владимировичу Цыганову, в индустриальный техникум. Зал здесь был даже поменьше, чем в «Восходе». Занимались тоже три раза в неделю. Вначале было непонятно: хлопают, хлопают, учатся правильно падать. Мне даже не понравилось. А потом стало интереснее, особенно нравилось захваты делать.

Там занимался Борис Шунькин, он уже тогда подавал надежды. И Слава Попов был с нами. Понтов – что мы, мол, самбо занимаемся – у нас никогда не было, а вот ощущение некой особости (все ж таки борьба!) имело место: успехи уже были, чувство «я могу!» и прочее.

haritonov-otbivka-3
В школе учился я плохо, даже на второй год оставался, и отец все время писал мне на дверях: «На самбо (он говорил с еврейским акцентом и писал «сямбо») – крест тебе». Но я уперся: все равно буду заниматься. Даже тренер Цыганов к нам домой приходил, убеждал родителей, что мне надо тренироваться.

Первые соревнования были классификационные, по «Трудовым резервам». Я тогда занял первое место. Еще там давали кубок за лучшую технику. На соревнованиях дошел до финала, а там у меня конкурент был – Миша Елатомцев, он мне буквально на пятки наступал по технике. Над ним я только вначале доминировал, позднее уже он меня обошел. И я говорю Мише Сибигатулину, с которым боролся в финале: «Ты все равно мне проиграешь, давай сделаем это красиво, чтобы мне кубок достался».

2 Первенство области среди юниоров, М. Елатомцев, судья Н. Мусатов, победил Б. Харитонов, 1969

Первенство области среди юниоров, М. Елатомцев, судья Н. Мусатов, победил Б. Харитонов, 1969

И я все три броска сделал красиво, причем разных. Через грудь бросок провел, через спину, заднюю подножку сделал (и предупреждал соперника – готовься, сейчас задняя будет).

Потом к тренеру подхожу: «Олег Владимирович, вы сами все видели… Кому кубок-то достанется?» Он: «Без вопросов – тебе!» Вот так я обошел Елатомцева, потом объяснял ему: «Учись, Михаил, как технику делать, как надо бороться». Этот кубок у меня до сих пор дома.


И далее все у меня пошло нормально. Правда, следующие соревнования – на облсовете «Динамо» – я проиграл. Не в схватках, их я выиграл, а по штрафным очкам проиграл Володе Фрейману. Не помню, когда получил первый разряд. Разряды ниже первого, тогда не котировались. Звание кандидат в мастера спорта – для нас считалось супердостижением.


Помню, случай был у меня лет в 17. На каких-то соревнованиях хотел попасть в вес 58 кг и чтобы не гонять, попросил одного парня – был такой по фамилии Демидов, чтобы он за меня взвесился. А он: «Ты что!? Меня же Юсупов знает!» Ух, как же мне стало завидно! Сам Юсупов его знает!

haritonov-otbivka-3
Первые выездные соревнования у меня случились в 1968-м, правда, всего лишь в Златоусте. Я там проиграл Анатолию Комелькову. Но то, что сумел продержаться целые четыре минуты, – для меня было большим успехом. Соперник был намного опытнее, мастер спорта. Со мной тогда ездили Толстиков и Худяков – они стали третьими, и Дубровский – он занял второе место.

 Схватка с В. Федоровым, Областной совет Динамо, 1972

Схватка с В. Федоровым, Областной совет Динамо, 1972

На следующих соревнованиях, в 1969-м, я стал вторым, и меня послали в Киров. Нас повез сам Юсупов, причем долго выбирал между мной и Елатомцевым, но предпочел меня, чему я был несказанно рад, потому что почувствовал к себе симпатию тренера. Это было фактически официальное первенство Урала.

Затем Коломна, Россия, – 3-е место у меня, Славы Попова, Гены Шерстнева и Бори Шунькина, Гена Ившин и Витя Мосейчук стали первыми, а в моем весе победил Ильин, хотя в подгруппе я у него выиграл. В полуфинале проиграл Голышкину – у нас была ничья, но по взвешиванию я ему проиграл. Затем был Союз – у меня 2-е место и серебряная медаль.


В те годы мы познакомились и по-хорошему подружились с Ившиным и Мосейчуком. И до сих пор поддерживаем отношения. Они очень выделялись среди остальных: Витя – своей ювелирной техникой, а Гена – напористостью, перед которой все пасовали. С Геной и Витей Бетановым мы позднее, кстати, учились в одной группе в институте физкультуры.


Мастера спорта по самбо я получил в 19 лет, когда занял третье место в Молдавии, в 1970-м. Тогда Мосейчук тоже стал третьим, а Шунькин – первым. Моими любимыми приемами к тому времени стали броски через спину и задняя подножка.

haritonov-otbivka-3
Из-за школьных «успехов» я перешел в вечернюю школу, учился там и работал электриком на станкостроительном заводе. И продолжал заниматься. Когда Олег Цыганов уехал в Красноярск, мы перешли в «Динамо» к Юсупову. Он всегда был для меня большим авторитетом. Харизма у него потрясающая! Я попросту был влюблен в него как в человека! И очень любил слушать его истории! Я даже подсовывал шоколадки Мосейчуку, чтобы он попросил Юсупова рассказать какую-нибудь очередную историю.

Схватка с уфимцем Тарасовым, зона РСФСР, Челябинск, 1973

Схватка с уфимцем Тарасовым, зона РСФСР, Челябинск, 1973

Потом были сборы в Химках – это было лето 1969 года. Шерстнев, Шунькин, Ившин, Мосейчук, Славик Попов, Сергей Дружинин, и я – челябинцев было семеро. И во главе – могучий, бесподобный Харис Михалыч.

Оттуда мы поехали в Харьков на первенство СССР. Сложно было: я проиграл две встречи, но вышел в финал. У меня перед этим была схватка – либо вылечу вообще, либо выйду в финал. Задача была – выиграть у литовца с явным преимуществом. И я разбросал его тремя бросками с явным преимуществом. У Юрченко 4 штрафных очка, у меня – 3 и у литовца – 7 штрафных очков. То есть у меня однозначно была медаль. Потом я выиграл у эстонца и вышел в финал.


Финальная встреча была утром, а утром я бороться не любил, мне комфортнее было после обеда. И я проиграл ленинградцу, чемпиону Европы среди юношей – Семенову, хотя на сборах в Химках, когда нас возили в Ленинград на матч «сборная РСФСР – сборная Ленинграда», я выиграл у него. В итоге у челябинцев в Харькове было три «золота» (Мосейчук, Ившин, Шунькин) и два «серебра» (Дружинин, Харитонов)! Такого успеха у нашей команды больше никогда не было.


Травм у меня хватало. Был такой борец – мастер спорта Рак, он тоже занимался у Цыганова. В свое время он проиграл Двойникову с незначительным преимуществом. Мы на тренировке с Раком как-то боролись, и я получил травму колена. А Двойников мне сломал руку на областных соревнованиях – это была наша единственная встреча. Юсупов сам мне вправлял руку, он вообще-то дважды правил мне вывих – и на соревнованиях в Казани тоже, причем великолепно: вправлял моментально. Без него было бы плохо, надо было бы мучиться, ждать скорую…

haritonov-otbivka-3
После первенства страны в Харькове прошли отборочные соревнования на первенство Европы в Москве, в конце 1969 года. Кроме меня, там были Елатомцев, Слава Попов, Шунькин, Двойников. А во Францию, в Бордо, мы поехали вчетвером: Ившин, Шунькин, Двойников и я. А я все боялся, что меня не возьмут из-за большого веса. И только в самолете успокоился и сказал Шунькину: «Ну все, теперь уже не передумают».

За границу летел в первый раз. От жадности все пайки слопал: а там копченая колбаска, сгущенка – все, что я безмерно любил и что нам доселе было практически недоступно. Уж очень мне хотелось вкусненько поесть. И вообще у меня заграницей глаза разбежались. В аэропорту девушки из обслуживающего персонала все в эластиковых костюмах – по тем временам казалось шибко дорого. Но все равно наши девушки лучше, у француженок носы…

Россовет Буревестник, судья А. Никишин, Химки, 1974

Россовет Буревестник,
судья А. Никишин, Химки, 1974

Нам, кстати, перед отлетом давали указание – ни на что не обращать внимания. Дескать, у них липовая, все там такое поверхностное, а внутри они «загнивают». А мы-то видим: вокруг все чистенько, аккуратненько, в магазинах всего полно, в том числе и портфели всякие, чего у нас днем с огнем не найти. В общем, дух захватывало…

Но у меня были проблемы с большим весом. До соревнований сутки, а у мне надо согнать еще два кило. Александр Васильевич Лукичев (тренер сборной СССР) говорит: давай в ванную ложись. Бань-то там не было. Ну и лег я в теплую ванную, а мне стали горячую воду добавлять. Чуть не сварили – эту историю все знают. Выскочил я уже из крутого кипятка, когда Юсупов за меня вступился и налетел на Лукичева: «Ты шо?! Ты же его сваришь!» Зато наутро всего граммов 200 лишних оставалось. Надел на себя все что мог и давай бегать по винтовым лестницам.


Кое-как согнал, но обессилел окончательно… Да еще нас не покормили обедом, при том что завтрак был наилегчайший – французский, одним словом… Я постеснялся сказать, что голодный, – все же покупалось на валюту.


Первую же схватку я проиграл Талаю из Польши. Чувствовал себя отвратительно, мысль одна была: только б не упасть! Хотел было бросить его через спину – на иппон не получилось, только на вазари. Все равно здорово – полпобеды!


Но потом, блин, сделал ошибку. Чистую, глупую ошибку! Ведь в первый раз я уже подставлял ему левую ногу, он на нее клюнул, и начал атаку на нее, я ногу убрал и бросил его через спину. По идее, после этого надо было менять стойку на правостороннюю и довести это преимущество – вазари (дословно «почти чистая победа») – до победы. А я, дурачок, решил повторить тот же самый обман, на который он уже один раз среагировал. Но он уже не среагировал на него и сам бросил меня на иппон («чистая победа»).


До сих пор эту схватку вспоминаю как самую глупую ошибку и простить себе не могу: ну с чего мне ударило в голову повторить прием…

С Мишей Елатомцевым

С Мишей Елатомцевым

Талай стал тогда третьим, позднее был призером Олимпиады и мира. А первым в Бордо стал немец Шольц, у которого я за месяц до этого выиграл на турнире в Тбилиси, где были все те же борцы и где я стал третьим…

Кстати, по правилам, если бы Талай дошел до финала, я бы получил право на «утешение» – то есть имел бы право побороться со всеми, кто ему проиграл, и в случае победы мог претендовать на третье место. Не случилось. Ну зачем я опять развернулся тогда в левую сторону!? Раз я обманул его – надо было уйти в другую стойку! А я решил его тем же приемом еще раз обмануть! До сих пор эта ошибка в голове сидит как гвоздь. И точит, и точит: почему я это сделал?..


Расстроен был, конечно, ну, очень сильно. Как сейчас, помню эту злосчастную историю. Но что тут поделаешь… А Ившин и Двойников на той Европе стали первыми, Шунькин – третьим, один я проиграл. Юсупов ничего не сказал мне, только рукой махнул. Да и что тут скажешь?

haritonov-otbivka-3
После Бордо я выиграл Россию по молодежи – это было в Челябинске в 1970-м, и мы заняли три первых места: Двойников, Мосейчук и я. Там же прошел и Союз, но его я проиграл. К тому времени умудрился влюбиться – да что там, втрескался просто! В свою будущую жену. Добивался ее еще с 8-го класса, но безрезультатно. А тут – из Европы приехал, произвел впечатление, да еще такие ботиночки себе привез, хвастал: мол, это только начало. А оказалось, это конец…

Короче, перед Союзом я прогулял всю ночь, не до борьбы мне было: любовь – тут про все забудешь. И после того поражения все у меня в спорте пошло на спад. Я женился, когда мне еще не было 20, в 1971-м родилась дочь, начал заниматься спекуляцией, «купи-продай», надо было семью содержать, тренировки пропускал… Правда, боролся я еще лет шесть, в 1974-м выиграл Россовет «Буревестник», в 1975-м победил на турнире имени Рихарда Зорге (в финале боролся с Сергеем Прониным) и получил звание мастера спорта по дзюдо.

Со вторым отцом

Со вторым отцом

Вообще, дзюдо мне нравилось – для меня оно лучше самбо, во-первых, потому, что там меньше борются в партере (я это всегда не любил), во-вторых, там захваты свободнее, а я норовил использовать силу соперника.

В той памятной схватке в Бордо я дал Талаю сделать мне подсечку, делая вид, будто падаю. Он еще сильнее шел на меня, и я в этот момент делаю бросок через спину на вазари. Мне просто не надо было делать то же самое во второй раз…


В 1976-м я еще Россию по милиции выиграл. А в 1977-м, на области, проиграл Валере Гаврильчику – так обидно стало: решил, что лоху проиграл (а он хорошим спортсменом оказался, кстати), и завершил свою спортивную карьеру. Да и честно говоря, устал просто – уже после окончания института физкультуры мне дали комнату на ЧМЗ, ездить в «Динамо» стало далеко, так и сошло на нет мое увлечение.


Если говорить о практической пользе самбо и дзюдо, то есть от этого толк. Случаются же стычки на улице. Однажды я даже «успокоил» одного типа, который полез на меня с ножом. Изредка приходилось применять борцовские навыки, выходил победителем, конечно. Однажды с женой шли через арку, в ее адрес кто-то что-то нехорошее вякнул, я подошел к нему, руку заломил, бросил – самому было интересно, получится ли? Получилось – он заорал… Потом по машине мне стучали двое – я уже оставил спорт, ветераном был – подошел, одного через спину бросил, он сильно побледнел, второй тоже испугался и убежал. Такие дела…

haritonov-otbivka-3
А с Юсуповым отношения поддерживал всегда. Позднее, когда из спекуляции перешел уже в серьезный бизнес, всегда помогал ему, то костюм выделял, то кроссовки, то куртку. До последних его дней сохранялись у нас близкие отношения. Он был для меня словно второй отец…

 

Текст: записала Татьяна Логачева
Фото: из личного архива Бориса Харитонова

 
 
 

Понравился материал?
Помоги сайту!
Яндекс-кошелек  
Яндекс-кошелек: 41001701513390
WebMoney  
WebMoney: R182350152197
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v