Бизнес и Культура

Армейские будни Николая Искакова (часть 1)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...
Николай Искаков

Николай Искаков

Один из героев первого тома «Истории южноуральского дзюдо» Николай Искаков (1954 г.р.) рассказывает о своих подопечных спортсменах во время их срочной (и не только) службы в армии.

Это довольно подробное повествование от человека, прослужившего в армии около сорока лет, дает возможность заинтересованному читателю через отдельные судьбы известных и малоизвестных борцов представить в целом исторический контекст южноуральской школы борьбы.

Собственная спортивная карьера Николая Васильевича, бронзового призера юношеского первенства Европы 1971 года в Неаполе, прервалась очень рано из-за тяжелой травмы и болезни, но он все-таки сумел всю оставшуюся жизнь посвятить именно борьбе в качестве тренера и куратора армейского спорта…

▼    ▼    1    ▼    ▼

Рядовой Искаков

Рядовой Искаков

Уголок Искакова

Уголок Искакова

Искаков - третий в Европе. Неаполь, 1971

Искаков — третий
в Европе. Неаполь,
1971

В армию я попал в 18 лет. Осенью 1972 года пошел в 11-й класс школы рабочей молодежи № 1, а уже в декабре начальник физподготовки местного магнитогорского полка Борис Иванович Останин предложил мне пойти служить. «Но я же учусь в 11-м классе. Мне нужна отсрочка до следующего года». – «Всё нормально, доучишься. Будешь учиться и тренироваться».

29 декабря я прибыл в часть ПВО 04671, размещавшуюся на территории городского телецентра, и приступил к службе. А уже утром 31 декабря был направлен на боевую точку рядом с поселком Спасским под Магнитогорском. Кстати, именно в Спасском рос и мужал один из самых талантливых наших борцов Валерий Зорков, воспитанник Анатолия Сергеевича Комелькова. Зорков был ярким мастером и, бесспорно, мог стать выдающимся чемпионом, но трагически погиб, будучи совсем молодым…

Итак, в предновогодний вечер на торжественном собрании выступил командир части, который поблагодарил всех за добросовестную службу и двум старослужащим вручил знак «Гвардия» и мне, новичку, неожиданно тоже вручил почетный знак, подчеркнув, что это, мол, за особые заслуги перед Отечеством. Он, правда, не пояснил: за какие именно, но я понял, что за спортивные. Конечно, это вызвало некоторое возбуждение личного состава.

Вторым памятным моментом в начале службы стала утренняя зарядка, когда я, поставив ноги на тумбочку, начал отжиматься от пола. Старшине это показалось довольно легко, он начал подкалывать: «Ой, да фу ты…» и решил продемонстрировать свою физическую подготовку, однако не выдержал – и… сломался в спине. После чего искренне удивился: «Ну, молодой, ты даешь!» Так я заработал первый положительный балл.

И еще один случай. Как-то вечером ребята-деды собирались побороться на поясах и «поиграть» со штангой. А в свое время мой тренер по классической борьбе Андроник Сергеевич Атамян научил меня обращаться со штангой, я освоил несколько технических приемов: рывок, жим… Но тут крупные здоровые солдатики затеяли состязание, кто больше поднимет. Правда, не имея навыка, они хоть и весьма выразительно корячились, но покоряли довольно скромные веса. Когда очередь дошла до меня, я поднял существенно больше, при том что собственный вес мой был около 60 кг. Народ безмолвствовал…

На нашей точке служили норовистые ребята с Кавказа и Средней Азии: дагестанцы, чеченцы, ингуши, азербайджанцы, узбеки. Естественно, им хотелось в свободное время «выпустить пар», и особенно азартные затевали борьбу, чаще на поясах или вообще кто как умеет. Предложили и мне, мол, ты крепкий парень, давай поборемся. Я охотно согласился, но не давал им брать меня за пояс в охапку, поскольку они все весили намного больше меня. А в открытой борьбе без поясов мне, конечно, удалось продемонстрировать свой класс призера первенства Европы в Неаполе.

И еще один случай из армейских будней, когда были востребованы мои борцовские навыки. В первый месяц службы мне выпал наряд на кухню. И вот всю ночь я стою и чищу картошку. К утру получилась целая ванна. Рядом со мною мыл посуду грузинский парень 27 лет, с высшим образованием, уже женатый. Вдруг на кухню заваливает эдакий «дедок», весь расфуфыренный, разнаряженный в дембельские аксельбанты. И он самым наглым образом демонстративно опрокидывает стеллаж с посудой и выливает ведро грязной воды в ванну с начищенной картошкой. Я опешил: «Ты что делаешь?» Ну и сцепился с этим сержантиком – а он на свою беду не знал, с кем связался. И я его схватил и прямо мордой в грязь, в грязь, хлебай, с…! Ну и после этого все в нашей части меня зауважали окончательно, включая чеченцев.

Постепенно я привык к службе, втянулся в режим, а вскоре меня пригласили на учебно-тренировочный сбор в Нижнем Тагиле накануне чемпионата войск ПВО в Баку. В сборную команду ПВО Уральского округа вошел известный челябинский мастер Борис Шунькин и трое магнитогорцев – Саша Недавний, Саша Бабенко и я. В Баку мы выступили успешно и выиграли этот турнир. Это было лето 1973 года.

И уже после этого я не возвращался в Спасское, а был прикомандирован к армейскому спортивному центру в Свердловск. Правда, фактически я в основном жил дома, в Магнитогорске, и продолжал в привычном режиме тренироваться под руководством Юрия Алексеевича Алехина, но соревновательной практики мне явно не хватало.

Вскоре меня направили на мастерский турнир по самбо в Томске. Первый день я боролся очень тяжело, просто в Магнитогорске у меня не было равных соперников за исключением мастера спорта Виктора Пшеничникова, призера молодежного первенства СССР. Однако уже во второй день я по ходу турнира начал набирать форму и… выиграл все схватки. Тут ко мне подбегает старший тренер Уральского округа: «Какой год рождения? Давай будешь служить у нас! Мы тебя по директиве призовем». – «Да я уже почти год как служу». – «Эх, как жалко, ты бы нам столько очков принес!» А после возвращения из Томска последовала директива командующего округом о моем переводе из части ПВО в окружной СКА-17 в Свердловске.

В 1974-м в составе сборной команды Уральского ВО я прибыл в Ростов-на-Дону на чемпионат Вооруженных сил. Здесь уж соперники оказались посильнее. Нашим тренером был лейтенант Виктор Михайлович Рылов, призер чемпионата ВС СССР в категории 48 кг. Сам Рылов, несмотря на свою грозную фамилию, был очень худенький и больше походил на тщедушного марафонца, чем на могучего борца. А главное, он всего боялся: «Ой, там такие будут соперники, такие соперники… ужас!» И начинает перечислять: Сергей Бадалян из Ростова, Сергей Кусакин из Ленинграда, Николай Козицкий из Киева… Да, это были действительно очень известные самбисты, неоднократные чемпионы страны и ВС СССР. Но я спокойно замечаю: «Ну и фиг с ними, что они, лучше меня?» – «Да ты что!?» – «Раз так страшно, может, мне вообще не ехать, а дома отсиживаться?» – «Ну ладно, ладно, больно уж вы все челябинцы смелые! Кроме тебя еще такие же фрукты, вроде Миши Елатомцева, Вити Обухова, Вити Подкопаева…»

А. Бабенко, А. Недавний, Н. Искаков. ПВО СССР, Баку, 1973

А. Бабенко, А. Недавний,
Н. Искаков. ПВО СССР,
Баку, 1973

Наконец, мы приехали в Ростов, разместились в казарме. В состав сборной Уральского округа вошли: чемпион Европы Петр Антонов, призеры чемпионатов СССР – Володя Мальченко, Вася Митраков, Саша Колпаков, который, кстати, выигрывал даже у самого Давида Рудмана. В общем у нас была очень сильная команда, в которой я выглядел совсем новичком. Вечером я провел пуш-пуш, разминку перед стартом, хорошо продышался с дороги, чтобы снять усталость. Это такая своего рода психологическая подготовка. Потом прихожу в казарму – и вдруг у меня возникла какая-то уверенность в себе, говорю ребятам: «По-моему, там бороться не с кем». И спокойно лег спать. А ребята напряглись, мол, молодой, завтра день покажет.

Первая схватка у меня – с ленинградцем Сергеем Кусакиным. Сильный парень, но мне удалось за 15 секунд провести бросок через спину и сделать болевой. И дальше примерно в таком ключе я выиграл еще три схватки. Выхожу на ростовчанина Сергея Бадаляна, пятикратного чемпиона ВС и трехкратного чемпиона СССР. Тут подходит Рылов и говорит: «Коля, спасибо, молодец, в зачет попал, очки дал хорошие, достаточно…» Он просто не верил, что я могу выиграть у Бадаляна. Но я настроился решительно, сам себя накрутил, мол, сейчас выйду и порву соперника! Вышел – и в полторы минуты его «съел» за явным преимуществом: бросок через спину, через грудь и посадку на зад. И тут разразился форменный скандал: командующий Северо-Кавказским округом был вне себя от ярости. Он хотел торжественно вручить Бадаляну ордер на квартиру, а тут такой конфуз! На меня стаей налетели ветераны: «Ну зачем ты так, зачем?..» Я даже опешил от такого натиска.

Правда, после Бадаляна я проиграл очередную схватку и в итоге стал только третьим. Но меня таки заметили серьезные люди, и вскоре посыпались предложения переехать в Питер, в Москву… Главный тренер сборной ВС СССР Борис Павлович Мищенко прямо сказал: «Я тебя забираю в Москву». Но я почему-то отказался от всех предложений, решил и дальше бороться за Уральский округ. Наверное, я просто не был готов к кардинальным переменам в жизни. Хотя, повторяю, предложения были заманчивые, меня даже звали в Южную группу войск в Венгрии, где Константин Басс руководил борцовской командой. Кстати, тогда известные спортсмены могли попасть в Центральную группу войск в Польше, где оказался наш звездный земляк – Гена Ившин. Часть наших ветеранов спорта проходили сверхсрочную службу в ГСВГ. Там, в Германии, они могли хоть как-то поправить свое материальное положение.

Первый набор тренера Искакова в секцию Магнитогорстрой, 1972

Первый набор тренера Искакова в секцию Магнитогорстрой, 1972

В спортивном лагере Абзаково, 1974

В спортивном лагере Абзаково, 1974

Когда я вернулся в Свердловск, В.М. Рылов представил меня командующему Уральским ВО, после чего я получил возможность свободно тренироваться дома и готовиться к новым турнирам. А когда закончилась срочная служба, мне предложили остаться служить по контракту – и я согласился. Правда, неожиданно стал возражать Рылов, мол, своих спортсменов хватает. Но тут на очередной тренировке на глазах у Виктора Михайловича мы крепко схватились с Сашей Колпаковым, призером чемпионатов СССР, сильным, техничным борцом. И мне удались несколько эффектных амплитудных бросков. Я как бы устроил Саше «день авиации», как мы тогда шутили.

Следом под горячую руку попался Володя Мальченко, заметно тяжелее меня (80 кг), но и его мне удалось несколько раз бросить. Тут уж Рылов «включил заднюю», дескать, оставайся, я пошутил. Мне выдали все документы и отправили в Чебаркуль, в школу прапорщиков. Приехал, а меня встречает строгий начальник Учебного центра: «Ты – спортсмен? Какой тут может быть спорт? Давай-ка служи!» И я служил… Правда, через короткое время из Свердловска пришло распоряжение отправить меня в СКА-17 для дальнейшего прохождения службы.

▼    ▼    2    ▼    ▼

И уже в качестве прапорщика я принял активное участие в формировании сборной команды Уральского ВО по борьбе самбо и дзюдо. Нам удалось призвать на службу ведущих южноуральских мастеров: Геннадия Ившина, Виктора Бетанова, Анатолия Семенова, Александра Копотилова, Бориса Ванеева, Виктора Мосейчука, Вячеслава Попова, Виктора Пшеничникова, Валерия Федорова, Анатолия Крутикова, Сергея Киселева и многих других. По своему служебному положению я фактически стал куратором их спортивной подготовки. Это была середина 1970-х годов. Поначалу призванные на службу спортсмены, как положено по Уставу, проходили курс молодого бойца в разных воинских частях, расположенных в Елани, Уфе, Чебаркуле и т.д. Многие из наших мастеров экстра-класса оказались очень «веселыми и находчивыми ребятами». К примеру, Витя Бетанов, ссылаясь на безмерный размер стопы, которая не влезала ни в один сапог, старался сачковать и предпочитал шлепать в тапках, в то время как добросовестные воины – Гена Ившин и Витя Пшеничников – отрабатывали строевой шаг на плацу.

Воины-борцы, кроме армейской присяги, принимали еще и спортивную. Деды-спортсмены брали в свою роту новичков строго по утвержденному кем-то ритуалу и независимо от их прежних достижений и громких титулов. Наиболее авторитетный мастер бил большим кедом по пятой точке новообращенного воина, чтобы он сумел сразу постичь премудрость армейской дисциплины. Доставалось всем! Без исключения! После курса молодого бойца даже у самых крутых парней менялась их победительная психология. И тут уже доходило буквально до каждого – вплоть до самых сильных и тупых: дисциплина в армии всегда на первом месте!

Моя служебная задача заключалась в отборе и подготовке спортсменов, способных достойно выступать за спортивную честь Уральского ВО. У каждого спортсмена, естественно, был личный тренер, а общее руководство и ответственность возлагались на старшего тренера В.М. Рылова. Прежде всего, мы сосредотачивались на систематическом, кропотливом отборе лучших спортсменов, которых высматривали на разных турнирах в рамках УрВО, и отбирали тех мастеров, кто способен был успешно выступать на ведомственных и республиканских турнирах и чемпионатах ВС СССР. Я, естественно, старался призывать больше своих земляков, знакомых мне с юности, и в меру сил создавал им комфортные условия для тренировок и подталкивал на турниры высокого уровня.

В селекционной работе иногда приходилось прибегать к некоторым хитростям. Однажды перворазрядник Саша Горбунов из Снежинска на чемпионате округа, где как раз проводился отбор в спортроту, вышел бороться с сильным челябинским мастером Юрием Панариным. Я предупредил Юру, мол, тебе надо упасть, поскольку ты уже в спортроте, а Саше очень желательно попасть в тройку, чтобы тоже получить там место. Панарин по-дружески проникся в положение новобранца и умудрился так подставиться, что перворазряднику удалось провести превосходный бросок на иппон.

Вспоминаю еще один спектакль, когда нашему земляку Валере Федорову тоже надо было попасть в спортроту, а в решающей схватке он попал на меня. В самом начале схватки Валера попал на юко и как-то сник, а мне-то надо было обязательно показать руководству, что он классный борец. Я прижался в партере к Валере и шепчу ему на ухо: «Ты не останавливайся, борись, подворачивайся, иначе тебя отправят обратно в часть». Кстати, Федоров, по общему мнению земляков, считался, пожалуй, самым техничным из всех нас, но ему явно не хватало бойцовских качеств. И все-таки ему удалось войти в тройку на молодежном первенстве СССР. А в той памятной схватке совместными усилиями нам удалось показать начальству, что Валера – отличный борец, хотя он и проиграл схватку… Но все равно его приняли в спортроту.

Служба есть служба со своими тяготами и лишениями. Некоторые ребята просто не выдерживали и физически, и психологически. Боря Ванеев однажды на построении даже выпал из строя от перенапряжения и усталости. Несколько легенд связано с Геной Ившиным, особенно во время его службы в Центральной группе войск в Польше, но лучше, если он сам согласится рассказать о своих похождениях и подвигах. Незаурядная личность, ох, незаурядная!

А лучший друг Ившина – Витя Бетанов – во время службы в спортроте по разным причинам (уважительным и не очень) практически не тренировался. Однако в силу выдающихся заслуг – первый советский чемпион мира, победитель молодежного первенства 1974 года в Рио-де-Жанейро – Бетанову доверили выступить за армию на чемпионате СССР 1977 года в Баку. И он ведь сумел выиграть в финале у самого Рамаза Харшиладзе! Причем в несусветную жару под 40 градусов в тени! Уникальный парень, феноменальный! Кстати, он попал к нам после весьма щекотливой истории с ДТП, когда зампред Облсовета «Динамо» Олег Нациевский уволил славного чемпиона в одночасье, а нам удалось подхватить парня на лету и призвать в армию. Спустя годы Гена как-то напомнил Вите, мол, скажи спасибо Коле Искакову: «Если б не он – мы бы с тобою в таком «динамо» оказались…»

В основном наши мастера спорта, отслужив год или два, возвращались на «гражданку». Некоторые становились профессиональными тренерами и сумели воспитать новую плеяду классных борцов. Тренерское поприще выбрали для себя такие большие мастера, как Виктор Мосейчук, Анатолий Семенов, Борис Шунькин, Владимир Дегтярев, Виталий Макаров, Юрий Степкин, Виктор Пшеничников, Александр Фигловский, Андрей Жучков…

В первое время службы по контракту я жил попеременно и в Магнитогорске, и в Челябинске, пока уже окончательно не перебрался в Челябинск к началу 1985 года. Все мои подопечные воины-спортсмены тренировались здесь. Мне приходилось оформлять все необходимые документы для проведения тренировочных сборов и участия в соревнованиях. Фактически я брал на себя ответственность за жизнь и здоровье каждого спортсмена перед командованием УрВО. Когда от Челябинского Облспорткомитета приходило ходатайство на имя командующего УрВО с просьбой разрешить членам сборной страны участвовать в учебно-тренировочных сборах для подготовки к важным турнирам, командование отправляло военнослужащих в распоряжение спорткомитета «под ответственность ст. прапорщика Н.В. Искакова».

Тренировались мы в основном в клубе «Динамо», хотя динамовское руководство это совсем не приветствовало, но наши любимые тренеры Харис Юсупов и Александр Брюханов, естественно, создавали все возможные условия для своих же воспитанников, хоть они и выступали уже за Вооруженные силы. Таким образом, южноуральские мастера, призванные в армию, продолжали совершенствовать свое мастерство в привычных условиях, в родном динамовском зале…

Фото из архива Николая Искакова

См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Армейские будни Николая Искакова (часть 2)
См. ОКОНЧАНИЕ Армейские будни Николая Искакова (часть 3)

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.