Бизнес и Культура

Армейские будни Николая Искакова (часть 2)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

ПРОДОЛЖЕНИЕ.
См. НАЧАЛО Армейские будни Николая Искакова (часть 1)
См. ОКОНЧАНИЕ Армейские будни Николая Искакова (часть 3)

▼    ▼    3    ▼    ▼

Моя собственная спортивная карьера завершилась неожиданно, причем на самом подъеме. Во время службы в армии я стал чемпионом Вооруженных сил по самбо в Тбилиси. Это было в 1979 году, а уже весной 1980-го случилась беда – тяжело заболел. Произошло воспаление брюшной полости, перитонит… Мне сделали серию операций, десять дней я провел в коме, а потом полгода лежал в больнице, в основном питаясь через капельницу и почти не двигаясь. Я настолько похудел и ослаб, что мне заново пришлось учиться и дышать, и ходить. Тем не менее из армии меня не уволили, а дали возможность восстановиться. Более того, в 1982-м я сумел снова вернуться в строй и даже выиграл чемпионат области по самбо, а потом выступил в Ленинграде на чемпионате ВС СССР, но занял только 5-е место. Стало ясно: пора попрощаться с большим спортом, мои функциональные возможности исчерпаны…

Что делать, куда податься? Начальник спортклуба вызвал и честно сказал: «Коля, мы тебя уважаем, ценим и пока еще немного подержим, но ты все-таки ищи себе место». К этому времени в армии я уже отслужил 13 лет, и у меня даже возникла идея отслужить три года в Афганистане, где один год службы считался за три, а потом уйти на заслуженную пенсию и заняться тренерской работой. Но в это время начальник физподготовки магнитогорского полка майор Борис Иванович Останин рекомендовал меня начальнику физподготовки корпуса в качестве помощника.

В этот сложный, решающий момент мне очень помог Александр Евгеньевич Миллер, поддержавший мою кандидатуру перед армейским начальством, с которым у него были доверительные деловые отношения, поскольку ему нередко приходилось разрешать разные проблемы в связи со службой своих учеников. Миллер знал, что в корпусе ПВО как раз появилась вакансия на должность помощника начальника физподготовки, на которую претендовал боксер Халил Лукманов, мастер спорта международного класса, чемпион Европы. И несмотря на такого авторитетного конкурента, мнение Миллера оказалось решающим – я занял это место. И тогда же Александр Евгеньевич приютил меня на какое-то время у себя дома, пока не было места в общежитии.

С Александром Миллером. ЦОП, 2013

С Александром Миллером. ЦОП, 2013

На новом месте я уже по своим должностным обязанностям занялся отбором спортсменов и подготовкой спортивных баз корпуса ПВО в разных городах, включая Троицк, Серов, Магнитогорск, село Вознесенка и т.д. Кроме привычных самбо и дзюдо мне пришлось заниматься разными прикладными видами спорта: офицерским многоборьем, рукопашным боем, гиревым спортом, стрельбой, кроссом с боевой выкладкой, биатлоном, лыжами, плаванием… Могу назвать ряд знаменитых в то время спортсменов, с которыми свела меня судьба: биатлонистки Наталья Соколова, Елена Белова, пловчиха Светлана Лешукова, конькобежка Светлана Мута…

Мои первые воспитанницы - З. Кульдибаева, Т. Карпова, Р. Рахматуллина. Челябинск, 1992

Мои первые воспитанницы: З. Кульдибаева, Т. Карпова, Р. Рахматуллина.
Челябинск, 1992

Мастеров спорта по самбо и дзюдо мы еще доучивали в рукопашный бой. Ребятам приходилось осваивать азы бокса и удары ногами. И я тоже старался не отставать от них, учился чему-то новому для себя. Тогда же мне удалось оформить в нашу команду в качестве «выступающего тренера» первого чемпиона Европы по каратэ Михаила Шевякова. Правда, вскоре он перебрался в Москву по приглашению Вагита Алекперова, который предложил Шевякову готовить сборную команду «Лукойла» по рукопашному бою. После его отъезда с подачи Андрея Вострикова к нам пришел боксер Валерий Мисбахов, ставший со временем прекрасным тренером.

С середины 1980-х годов под моей опекой служили многие воспитанники Александра Миллера: Сергей Шумков, Леонид Бедарев, Алексей Пономарев, Салават Мингазов, Виктор Казанцев, Андрей Бортничук, Василий Турлаев и другие. Особенно выделялся в этом ряду Олег Карпов – совершенно уникальный «фрукт»! Олег был истинным фанатом борьбы – дерзкий, быстрый, гибкий… Правда, слабоватый в партере. О нем я еще расскажу подробнее.

А еще у нас служил мой земляк из Магнитогорска Владимир Дегтярев, который когда-то начинал заниматься еще у меня, потом уж Александр Фигловский довел его до чемпиона России, и, наконец, под руководством Миллера Володя стал мастером спорта международного класса, выигрывал чемпионаты России, престижные международные турниры, включая Кубок мира. С середины 1980-х Миллер стал активно приглашать в Челябинск перспективных ребят из других городов области: Катав-Ивановска, Сима, Усть-Катава, Златоуста, Магнитогорска, а также из казахских городов – Рудного и Кустаная. Под моим спортивным контролем служил и Николай Лебедев, воспитанник Юрия Мартемьянова, и призер чемпионата СССР Руслан Малков, воспитанник магнитогорского тренера Александра Пауесова, и еще один магнитогорец Валерий Арапов, ученик Виктора Пшеничникова, а также ученики Виктора Мосейчука: Гиви Гаургашвили, Алексей Герасимов и Андрей Востриков.

Из горнозаводской зоны в армию потянулись интересные ребята от Александра Перевозникова и Владимира Зайцева. Первая «ласточка» – Максим Новоселов, легендарный хулиган. По характеру ему куда больше подходили «рукопашка» или бои без правил, и он со страшной силой рвался служить в спецназе ВДВ. Впервые я с ним столкнулся на призывном пункте, но он категорически отказывался от спортроты: «Нет-нет, только спецназ ВДВ!» Мне стоило огромного труда убедить его согласиться служить в нашей части и стать спарринг-партнером Гиви Гаургашвили, уже ставшего мастером спорта международного класса. В конце концов Максим согласился и в целом отлично отработал в качестве спарринга, постоянно выезжая вместе с Гиви на тренировочные сборы команды ВС и сборной СССР и все важные турниры.

Правда, этот «веселый» парень доставлял немало хлопот, поскольку при всей его феноменальной одаренности и физической силе у него был один слабенький пунктик – дисциплина. Сколько мы с ним намучились! То его из общежития выгонят, то в милицию попадет – приходилось вытаскивать, спасать… Хотя, честно говоря, не один Макс прославился на этом поприще. Из того же Трехгорного крепко отличались и Николай Николов, и Сергей Гусев, и Сергей Закаляпин… А еще в этом смысле одним из лидеров слыл любимый ученик Миллера – Олег Карпов! Дошло до того, что Анатолий Самосейко, начальник физподготовки войск ПВО, в сердцах высказался: «Я бы ваше дзюдо – бритвой по горлу». И нам с Миллером приходилось его уговаривать не предпринимать решительных мер в отношении наших паршивцев.

После призыва Олег Карпов и Николай Лебедев вместе проходили курс молодого бойца в Уфе. Карпову эта служба очень быстро показалась невыносимой – как это жить по уставу, когда никакой тебе привычной вольницы. Даже поспорить ни с кем нельзя, а только молчать в тряпочку и беспрекословно выполнять приказы старших. Для Олега это было нереально. И вот однажды накануне тренировочных сборов я договорился с начальником физподготовки войск ПВО Уральского округа, что Карпов может быть откомандирован в мое распоряжение, а взамен я должен построить спортивную базу в военной части в Троицке, да еще подготовить военнослужащих к сдаче спортивных нормативов.

В это же время в войсках ПВО начались боевые учения: все передвижения и откомандирование воинов были запрещены до окончания учений. И тут Олег запаниковал, что его не вызовут на сборы и что он вообще может остаться в части на все два года службы. Видимо, его эмоциональное возбуждение перехлестнуло через край, и он в панике махнул через забор и сбежал из воинской части. Как позже выяснилось, это случилось ровно за три часа до того, как его должны были официально откомандировать на тренировочные сборы. Мне сразу позвонили: Карпов сбежал, а Лебедев сидит взаперти. И строго предупредили, что если беглец не объявится, то буквально всех челябинских спортсменов заточат в страшную темницу!

Мы с Миллером утерлись, подумали и целенаправленно выдвинулись на железнодорожную станцию Челябинск, где начали методично прочесывать все вагоны проходящих в сторону Кустаная поездов. Но мы таки умудрились прозевать один из них, который пришел вместе со параллельным. Таким образом, Олег сумел проскочить мимо нас и укатил в свой родной Рудный. Мы поняли, что прозевали, и стали дозваниваться до Владимира Ильича Пака (1936-2003), первого тренера Карпова. Наконец, узнали, что Олег там, – и слава богу, живой! Прошло еще несколько дней. Карпов приехал в Челябинск, мы ему доходчиво объяснили, что эта история может закончиться дисбатом и теперь уже, как минимум, четырьмя годами службы. Вспоминаю, как тяжко переживал Александр Евгеньевич этот «казус Карпова»…

Наконец, Карпов прибыл в челябинскую часть ПВО, пришел в спортзал, весь обросший, глаза бегают, сам дрожит от страха, сидит, понурив голову, я прикрикнул на него: «Ну что, Олег, похоже, что спорт ты для себя похоронил». А сам думаю: как же с ним поступить, как наказать, как его воспитать, как дать ему понять, что его ждало за такой проступок? У меня был товарищ – комендант гарнизона Ришат Бигнов, который мне посоветовал: «Давай его ко мне на гауптвахту на два-три дня» – «Хорошо». На губе с Олега сняли ремень, шнурки, отрезали пуговицы – и в камеру. Он просидел там пару суток, видимо, появилось время хоть немного подумать. Наверное, прикидывал, как ему строить оставшуюся жизнь. Прочувствовал хорошо, и уже на свободе довел до своих сослуживцев, что такое неволя…

Долго мы переживали эту историю. Кстати, уточнили потом у Лебедева, что Олег сбежал из части буквально перед принятием присяги, что еще больше усугубило его вину. Я тогда попенял Николаю, что он не одернул вовремя и не поддержал товарища, когда тот запаниковал. А сам Олег искренне признался, как сильно испугался, когда столкнулся с армейскими порядками, которые просто убивали его свободолюбивую детдомовскую натуру. Ведь новобранцу каждый, кому не лень, обязательно что-то приказывал: это почисти, то убери, это принеси, то подай, подъем в шесть, отбой в десять – и ни секунды покоя, а самое главное: нет любимых тренировок и нет рядом милых его трепетному сердцу добродушных наставников Александра Евгеньевича и Николая Васильевича. Олег решил, что «это кошмар-кошмар», и рванул куда глаза глядят!

После его возвращения мы с Миллером были в панике: звоним начальнику физподготовки войск ПВО Анатолию Петровичу Самосейко, звоним в Москву руководителям ЦСКА, бьемся за парня изо всех сил… Я прямо обратился к Самосейко, что сам готов отслужить за Карпова: «Скажите, куда мне ехать, давайте я туда поеду, а этот парень будет тренироваться». – «Никак нет». Однако через какое-то время начальник согласился: «Ладно, под твою ответственность». И при этом поставил особое условие: довести до ума спортивную базу в Троицке и подготовить в физическом плане личный состав полка, включая офицеров, к смотру главкома войск ПВО. С тех пор я стал активно подключать в воспитательных целях военнослужащих к спортивным мероприятиям и восстановлению спортивной базы воинской части. Мы строили городки, ремонтировали спортзалы, обустраивали футбольные поля, волейбольные площадки, полосы препятствий, гимнастические городки, стрелковый тир и т.д.

В то же время некоторые ведущие спортсмены, оказавшись в особых условиях, через короткое время наполнялись апломбом, начинали чувствовать себя королями, позволяли себе пропускать тренировки, поскольку жили дома и могли себе позволить какие-то вольности. И тогда мне приходилось принимать соответствующие меры, чтобы оторвать их от домашнего быта, который их как бы заедал и расслаблял. Мне даже приходилось приезжать к наиболее выдающимся питомцам прямо домой и контролировать отбой в 22.00.

Однажды нам надо было перекрыть крышу в спортзале. Для исполнения этой боевой задачи я собрал свободных от службы ребят во главе с Андреем Востриковым. Однако ему пришлось всерьез столкнуться с «дедами», которые уже ничего не хотели делать. Причем сам Андрей был постарше их всех, поскольку его призвали после окончания института. И вот на самом объекте начались реальные «терки с дедами». Тут уж Андрей завелся не на шутку: «Я их порву всех!» Я его торможу: «Ну порвешь одного-другого, а дальше тебе грозит дисбат. Ты же дзюдоист и обязан знать, что путь к победе должен быть гибким, а ведь тебе еще надо показывать высокие спортивные результаты…» Так мне удалось сдержать этого горячего челябинского парня!

А вообще Востриков мне очень понравился, у меня даже были виды подготовить из него преемника в качестве тренера Уральского ВО, чтобы он и дальше помогал челябинским спортсменам. Парень ответственный, любознательный, подвижный, коммуникабельный, вникает во все детали, и память великолепная! Я под его начало отправлял на соревнования наши молодежные команды – и никаких проблем: всех разместит, организует быт, наладит дисциплину, вовремя доложит обстановку. Одним словом – орел!

Другой воспитанник школы «Локомотив» и Виктора Мосейчука – Алексей Герасимов – был, напротив, скромным, тихим, но на редкость грамотным и техничным борцом. К тому же обладал великолепными физическими данными. Но почему-то он рано потерял мотивацию к спортивным успехам. У него всё прекрасно получалось на тренировках, но на соревнованиях он терялся, будто что-то ломалось у него внутри, – ни огонька, ни задора, ни желания отыграться. В этом смысле Алексей напоминал другого технаря – Валерия Федорова: на тренировках всё отлично, гармонично, а как соревнования – руки-ноги не те. Все красивые чистые броски у него выходили только в тренировочных схватках.

Зато Гиви Гаургашвили был совсем другого склада. Он обладал настоящим бойцовским характером. В жизни ему приходилось преодолевать самые разные препятствия: например, из-за своего плоскостопия он мог служить только в стройбате. И мне пришлось подключиться, чтобы поменять ему команду, поскольку он призывался по обычной повестке, а не по директиве Генштаба как спортсмен. Я сунулся в военкомат, а там попался такой «зверюга»: «То нельзя, это нельзя, а с плоскостопием вообще только в стройбат». Едва-едва удалось с ним договориться, а рассчитывались бесплатными абонементами в бассейн «Электрометаллург», где тогда был директором Анатолий Ормасович Халабов, и еще абонементами на хоккей – здесь помогали директор ДС «Юность» Павел Яковлевич Ромаровский и его заместитель Виктор Николаевич Мальцев. Помню, как Харис Мунасипович мне тогда сказал: «Хапез, всех можешь выгнать, а Гиви возьми обязательно!»

Гиви попал в учебное подразделение в Березовске Свердловской области, где в основном служили выходцы с Кавказа и Средней Азии: грузины, азербайджанцы, дагестанцы, чеченцы, узбеки, казахи, таджики. Командир «учебки» поставил Гиви старшим среди новобранцев в надежде, что он найдет общий язык с кавказцами. И поэтому старался его не отпускать далеко. Мы шлем в управление полка телеграмму на откомандирование Гиви на сборы, а в ответ – отписки: то колено травмировал, то растяжение в паху – выехать не может. Месяца четыре тянули, потом начальник физподготовки поехал в подразделение, где служил Гиви, увидел его: «Ты что тут сидишь? В управлении полка лежит телеграмма на откомандирование тебя на сборы и соревнования!» Гиви тут же – прыг в попутную машину, которая шла в управление полка, и его тотчас отправили на сборы в спортивный центр ПВО.

На первом своем первенстве Вооруженных сил Гиви стал только пятым. Потом мне удалось найти общий язык с Олегом Сергеевичем Степановым, нашим первым бронзовым призером Олимпиады-1964 в Токио, который тогда был главным тренером молодежной сборной ВС СССР. После моей рекомендации Степанов обратил особое внимание на Гиви и договорился в Федерации дзюдо о дополнительном месте в молодежном первенстве СССР, кажется, это было в Кишиневе. Правда, Гиви и здесь не попал в тройку, но его все равно рекомендовали на международный турнир в Ленинград, где он стал третьим. Следом в Курске Гиви блестяще выиграл молодежный чемпионат СССР, победив в финале Индрека Пертельсона. И дальше пошло-поехало…

Виктор Мосейчук в основном работал с Гиви дома, а я, будучи помощником тренера сборной ВС Олега Степанова, помогал ему на сборах и соревнованиях. Я сам надевал кимоно и отрабатывал с ним приемы, чтобы избежать травм, поскольку желающих побороться с ним в спарринге было много – взрослые спортсмены уже видели в нем серьезного конкурента и могли «прибить в зародыше». Многие пытались вытеснить его из ЦСКА и даже травмировать. Я не подпускал никого – массаж делал, за бытом следил, за отдыхом. Виктор Мосейчук за подготовку Гиви Гаургашвили получил звание заслуженного тренера РСФСР в 1990 году, а мне как второму тренеру присвоили его в 1991 году.

Во время армейской службы Гиви стал настоящей звездой, он уже выигрывал у взрослых мастеров, включая призеров и чемпионов страны. Даже наш легендарный «гений дзюдо» Виктор Бетанов ничего не мог сделать с этим юношей. Гиви выиграл молодежный чемпионат Европы, международный турнир армий стран Варшавского договора, победил на чемпионате мира среди военнослужащих, выступая за сборную ВС России. Там, кстати, отличился и другой наш орел – Олег Карпов. Тогда получилось так, что именно двое челябинцев в сборной России стали чемпионами! Кстати, много позже чемпионом мира среди военнослужащих в Токио стал тоже наш парень Андрей Комиссаров, а другая моя воспитанница, Алина Пухова, была второй на чемпионате мира среди военнослужащих в Индии.

А. Самохвалова, А. Губатова, А. Пухова, Д. Кулябин и Н. Искаков. Челябинск, 2005

А. Самохвалова, А. Губадова, А. Пухова, Д. Кулябин и Н. Искаков. Челябинск, 2005

Алина Пухова, серебряный призер чемпионата мира в Индии, 2007

Алина Пухова, серебряный призер чемпионата мира в Индии, 2007

Однажды, когда Юрий Степкин только еще переехал в Челябинск, я захожу в зал, где на скамеечке сидели Миллер, Карпов и Степкин, они что-то обсуждали, а когда увидели меня, то Степкин воскликнул: «О, Гивин папа пришел!» Для меня эти слова дорогого стоят, потому что в моей жизни очень много связано именно с армейским спортом, и каждый из наших земляков-спортсменов в какой-то мере стал для меня родным человеком. Между прочим, в самом начале 1990-х один весьма состоятельный чеченец Шевалье Нусуев хотел перетянуть Гаургашвили в Москву и стать его тренером, но Гиви отказался…

Д. Биктимиров, Ю. Степкин, А. Цивилев, А. Комиссаров, Н. Искаков, В. Шишкин, И. Першин. ЦОП, Челябинск

Д. Биктимиров, Ю. Степкин, А. Цивилев, А. Комиссаров, Н. Искаков, В. Шишкин, И. Першин.
ЦОП, Челябинск

Фото из архива Николая Искакова

ПРОДОЛЖЕНИЕ.
См. НАЧАЛО Армейские будни Николая Искакова (часть 1)
См. ОКОНЧАНИЕ Армейские будни Николая Искакова (часть 3)

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.