Бизнес и Культура

Борьба – дело мужское

Бытует довольно устойчивое мнение,
что из спортсменов экстра-класса
редко выходят тренеры высокого уровня.
И это имеет, например, такое объяснение,
что спортсмен-чемпион непременно должен быть эгоистом,
думать и заботиться только о себе, о своей победе и т.п.
Ну а тренер-педагог, понятно, уже по определению призван
пестовать своего ученика, неустанно заботиться
о нем, жить ради него.

Трудно опровергнуть такую дихотомию,
однако редкие прецеденты в истории спорта случаются.
Один из них – спортивный и тренерский путь
Виктора Мосейчука,

см. Любимец Хариса Юсупова

не только выдающегося борца, но и незаурядного тренера!
А еще Виктор Николаевич – очень сильная,
ярко выраженная спортивная натура…
буквально до мозга костей.

бк имеет честь предоставить свои страницы
для его откровенного рассказа о некоторых своих воспитанниках,
о борьбе вообще и о челябинском чемпионате мира в частности…

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Когда в самом начале девяностых годов государство, по сути, отвернулось от спорта, времена для нас наступили тяжелые… Я работал тренером в спортивной школе «Локомотив», и нам по полгода просто не выплачивали зарплату. При этом нам не говорили, что школу закрывают, но постоянно устраивали всякие проверки и будто бы что-то находили – «это не положено, то не положено», – чтобы сокращать зарплату.

Наша школа была организована в 1974 году по решению ДСО ЮУЖД, но в 90-е к нам зачастили даже проверяющие из Москвы. Причем мы по праву считались одной из лучших ДЮСШ и в СССР, и в России. В советское время с нами могли конкурировать только школы из Грозного, Прибалтики и Армении. Вспоминаю очень сильных борцов из того поколения, например Башира Вараева из Грозного, четырехкратного чемпиона Европы, бронзового призера Олимпиады в Сеуле…

Под трибунами Центрального стадиона, середина 1970-х

Под трибунами Центрального стадиона, середина 1970-х

Увы, если нам не платили зарплату, то тем более не выделялись никакие средства для поездок на соревнования и даже на организацию местных турниров. А как можно развиваться, совершенствовать свое мастерство без соревновательной практики? И летом, в межсезонье, спортсменам никак нельзя прекращать тренировки, а напротив, надо стараться проводить качественную подготовительную, оздоровительную работу – чтобы суметь восстановиться и получить базовую физическую нагрузку.

Без помощи со стороны выжить было невозможно. Я с глубокой благодарностью вспоминаю тех, кто поддержал нас тогда. Одним из первых был глава Курчатовского района Николай Владимирович Шаламов, избранный в начале 1990-х председателем областной Федерации дзюдо. Он взял на себя персональную ответственность за организацию учебно-тренировочных сборов, финансирование соревнований, включая выезды за рубеж, и обеспечение летней оздоровительной кампании нашей школы.

А еще невозможно переоценить вклад крупного предпринимателя Юрия Борисовича Федорова, который и сам был сильным борцом, мастером спорта, но в середине 1980-х выбрал для себя другую стезю, хотя – как я теперь понимаю – его спортивная душа всегда где-то рядом с борьбой… Именно Федоров приобрел для школы новые кимоно и первые татами! А до него у нас был такой латаный-перелатаный ковер – рваная покрышка на дряхлых матах – без слез не вспомнишь. О настоящем татами мы даже не мечтали. Кстати, у нас где-то сохранились фотографии зала на улице Свободы, 141, который скорее напоминал какую-то базарную площадку…

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

ДЮСШ «Локомотив» более сорока лет. Инициатором создания и ее бессменным директором является Александр Михайлович Брылкин. Первые годы мы базировались в подтрибунном помещении Центрального стадиона в парке Гагарина, а потом перебрались на улицу Свободы. Изначально школа существовала за счет взносов родителей, предполагалось, что мы сможем быть самодостаточными в финансовом плане, несмотря на ведомственную принадлежность к железной дороге. В 1989 году на первенстве Советского Союза среди спортивных школ наша команда заняла второе место, а по России – первое. И в 1990-м нам присвоили статус СДЮСШОР – Специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва по борьбе дзюдо.

А.М. Брылкин и компания. Школа Локомотив, 2001

А.М. Брылкин и компания. Школа Локомотив, 2001

Удивительно, что за четыре десятилетия удалось сохранить «кадровое ядро». Кроме Брылкина и меня, по сей день продолжает работать старший тренер-преподаватель Владимир Николаевич Егунов. Позже в тренерский состав вошли уже наши воспитанники – Владимир Солдаткин и Андрей Морозов. А еще у нас был Владимир Яковлевич Рак, но в девяностые он оставил дзюдо, хотя среди его воспитанников были призеры, чемпионы России. Не всякая семья могла в то время выдержать безденежье. Рак всегда был неравнодушен к рыбкам и вот сумел как-то наладить свое дело, когда «новые русские» стали обзаводиться своими аквариумами…

А мы, повторяю, по полгода жили без зарплаты, но ни на что, кроме дзюдо, оказались неспособными. Правда, был эпизод, когда все ринулись в коммерцию, и мы с Брылкиным тоже подумывали, как бы нам «разбогатеть», и даже обсуждали возможность поставить какой-нибудь киоск, чтобы хоть что-то зарабатывать для школы. И даже один раз (кажется, это было в 1991-м или чуть позже) мы попытались «поторговать» с подачи Ю.Б. Федорова, который дал нам на раскрутку аж тысячу долларов!

На радостях мы снарядили гонцов в Москву за сигаретами – Толя Семенов поехал, Егунов, еще кто-то. Привезли товар, но коммерсантов из нас не получилось: общая выручка от реализации товара составила те же 1000 долларов, что мы и вложили. Прибыль получилась нулевая, но еще хорошо хоть – не прогорели совсем. На этом наш «бизнес» и закончился. Но некоторые неплохие спортсмены ушли в коммерцию. Например, у меня был Марк Горбунов, который даже стал вторым призером на Союзе, но он был вынужден раньше времени уйти из спорта, потому что просто негде было выступать – весь календарь обвалился, не хватало средств на проведение соревнований…

В общем, финансирование школы поначалу целиком легло на плечи родителей: приобретение формы, затраты на тренировочные сборы или соревнования – всё за их счет. Мой ученик Гиви Гаургашвили, мастер спорта международного класса, входил в сборную страны, которую тогда возглавлял Владимир Николаевич Каплин. Помню, как мы на сборах в Подольске готовились к чемпионату мира в Барселоне. Здоровых мужиков, атлетов экстра-класса кормили на сборах едва-едва: какой-то гречкой, манкой… Элементарно нечего было есть! Мне приходилось ездить на базар за продуктами, покупал, если повезет, курицу, и мы прямо в гостинице сами готовили, чтобы как-то накормить пацанов после тренировки… Суровое было время.

Я поражаюсь, как еще выдерживал все это Брылкин. Однажды к нам приехал некий ревизор из Министерства путей сообщения. Так он по результатам проверки пришел к такому радикальному выводу: дескать, должности директора школы и бухгалтера надо упразднить, а оставить только нескольких тренеров! Кажется, три-четыре месяца Александр Михайлович просто так приходил в школу – как бы на общественных началах. Пока, наконец, люди не возмутились – ну кто-то должен руководить и отвечать за всё! Не могут же тренеры сами себе начислять зарплату и добывать какие-то деньги!

В эти годы школе – и не только ей, но вообще всей Федерации дзюдо – здорово помог, спас, вытянул Юрий Борисович Федоров. Практически мы уже начали захлебываться, но он дал нам вздохнуть, поддержал, обеспечил самым необходимым – от приобретения кимоно, татами, обустройства спортивного зала и до финансирования тренировочных сборов и участия в выездных турнирах. В общем, мы выжили благодаря ему, а еще Николаю Шаламову, Дмитрию Худякову и родителям наших воспитанников – иначе мы бы не выдержали и разошлись бы по киоскам, спутались бы с челноками или даже с криминалом.

Но коммерция – это не мое, я попробовал. Мы с другом открыли киоск видеозаписи на Кирова, продавца наняли… Пытались как-то зарабатывать, ну и приходилось совмещать со школой. А когда понял, что коммерция больше мешает, чем что-то дает, я ее оставил. Кстати, тогда многие делали подобные попытки и все-таки отказывались. Например, мой сосед, учитель, от безысходности поехал в Польшу за какими-то ложками, потом плюнул: уж лучше быть дворником или сторожем… Все равно было ощущение, что эта «предпринимательская» деятельность какая-то незаконная.

И так трудно было довольно долго. При том что в те годы у меня параллельно с Гаургашвили набирали силу очень перспективные парни: тот же Марик Горбунов, Саша Полторак (5-6-е место в Союзе), тяжеловес Женя Червяков (по юношам 5-6-й в Союзе, потом 3-й в России), который был спаррингом Гиви, а еще Андрей Востриков, Денис Лапотышкин. Они хоть и малые были, но шли хорошо…

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

В 1993-м убили Гиви, братьям Денису и Дмитрию Ярцевым было тогда по три года, а через четыре года они пришли к нам. Я уже начал приходить в себя, потому что после гибели Гиви года два не мог работать: так… консультировал периодически… Надо отдать должное Брылкину – он меня поддержал. Мы ведь десять лет вложили в Гиви. Он стал борцом мирового уровня, мог одолеть любого соперника экстра-класса – и вдруг в одно мгновение всё обрушилось. Я даже думал бросить работу, этот спорт – да мне вообще ничего не нужно было.

Братья Ярцевы с тренером во время поездки в Италию остановка в Нюрнберге, апрель 2003

Братья Ярцевы с тренером во время поездки в Италию.
Остановка в Нюрнберге, апрель 2003

И по большому счету меня спасло, что пришли хорошие пацанята, братья Ярцевы. Это было в 1997 году. Я хорошо запомнил, как пришли эти близнецы, – у меня была камера, и я снимал, как они кувыркались в зале с другими ребятишками. Ну, двойняшки всегда обращают на себя внимание… Отец у них – военный, раньше жили в Казахстане, потом – как многие после развала Союза – перебрались в Россию. И интересно, что семья Ярцевых поселилась в соседнем с нашей школой доме. Думаю, это судьба. И естественно, в один прекрасный день братья заглянули к нам – посмотреть, что тут интересного…

Возвращение из Генуи через Францию. Руан, 2003

Возвращение из Генуи через Францию. Руан, 2003

В этих мальчишках сразу угадывалась спортивная одаренность: двигательная активность, координация, смелость. Не каждый их сверстник решался на какие-то гимнастические трюки, например то же колесо. А они все делали с азартом, буквально терзали тренера – давайте сделаем это, и другое, и третье! И затянулись в борьбу, увлеклись…

Тут, кстати, состоялся чемпионат России по милиции, приехали мои старые друзья, с которыми я когда-то вместе выступал. Мы собрались, разговорились, и один москвич признался, что они возят свои команды за границу, в Италию… Я попросил рассказать подробнее, а сам-то уже вижу уровень своих ребят и прикидываю их возможности на уровне сборной – могли бы они выступать по юношам? И мне захотелось посмотреть, смогут ли мои пацаны бороться с иностранцами? Ну и попросил товарища организовать поездку для нас.

А деньги нужны были совсем смешные. Дорога в Москву, потом на автобусе через Польшу в Германию, потом в Италию – в Геную. И всего около 300 евро! Отец Ярцевых взял кредит, я бегал по всем своим знакомым – давали, кто сколько мог. Немного денег дал Илья Мительман. Насобирали, поехали. Это был апрель 2003 года. Кстати, на чемпионате мира в Челябинске, когда Денис успешно отборолся, Илья ко мне подошел: «А вы помните?..»

Мастер-класс Мосейчука в частной школе Леграна. Руан, 2003

Мастер-класс Мосейчука в частной школе Леграна. Руан, 2003

С хозяином частной школы в Руане

С хозяином частной школы в Руане

Конечно, я все помню. И помню, как я рассказывал Илье про известного эстонского борца Индрека Пертельсона, с которым еще Гиви боролся, а потом он дважды становился олимпийским призером в Сиднее и Афинах. Когда Пертельсон только еще подавал надежды, его отец работал на автобазе, которая взяла юного борца под свое крыло, и потом он долго и успешно рекламировал эту фирму. Правда, Илья Мительман так и ограничился разовой помощью, за которую я благодарен по сей день, но он отказался участвовать в дальнейшей спортивной карьере братьев.

Но зато уже со второй поездки Ярцевых за границу капитально включился Юрий Федоров. Тем более один из братьев тогда стал призером России по школьникам, другой – чемпионом. А когда мы еще в первый раз были в Италии, в Генуе, я ребят предупредил, что не буду сидеть на тренерской скамейке, а буду с трибуны снимать их на видео – поэтому они сами должны настроиться и показать все, на что способны, и потом мы вместе разберем записанные схватки…

И вот я на трибуне с камерой, а Денис борется с румыном за выход в финал. Делает ваза-ари, делает юко, потом – раз! – «задушил». Хоп, схватку останавливают: Денису – хансоку, румыну – победу. Как так!? Что случилось? Я даже не успел разобраться. Тут Димка выходит, делает то же самое: ваза-ари, юко – раз! – болевой, руку отломил! И снова – ужас! Ему – хансоку, а победу присуждают противнику. В чем дело!?

Оказывается, нельзя было делать удушающие и болевые приемы. А у нас всё это разрешалось! Я возмущаюсь: ну хоть бы предупредили! Хозяева оправдываются, дескать, мы объявляли по радио на… итальянском языке! Но мы-то его не знаем, и никто к нам не подошел и не объяснил. А потом, когда мы уже собрались уезжать, – к нам в гостиницу приезжает главный судья, один из организаторов соревнований. Он останавливает наш автобус – и вручает Ярцевым две памятные медали и признается, что все тренеры и специалисты в один голос заявили, что наши мальчишки были однозначно лучшими! Просто их не предупредили о запрещенных приемах… Ох, и разозлились они после той поездки на «макаронников»!

Вторая поездка в Геную

Вторая поездка в Геную

А на следующий 2004 год, когда Юрий Борисович профинансировал нам новую поездку в Геную, то уже ни мне, ни отцу братьев не пришлось выворачиваться. И в этот раз уровень турнира был повыше – на него съехались юные борцы со всей Италии. Ну и засуживали посильнее. Например, Димке делают зацеп, а он бросает через грудь – чистая победа! Он не коснулся ковра, бросил и перевернулся на соперника. А иппон дают сопернику! Я поражен: «Ну что вы делаете?..»

Вторая поездка во Францию. Руан, 2005

Вторая поездка во Францию. Руан, 2005


И все-таки братья выступили успешно – увезли уже не памятные, а настоящие бронзовые медали. Кстати, когда наши молодые борцы впервые приезжали за границу, то нередко тушевались – например, от красивой формы иностранцев, от незнания языка и вообще… Но чем раньше детей окунаешь в такую среду, тем скорее они адаптируются. И мне удалось сразу убрать этот комплекс.

Вспоминаю, как одна моя знакомая попросила взять в поездку за границу своего сына, юного тяжеловеса. А он был еще никакой, занимался совсем немного. Ладно, говорю, попробую. Успел натренировать парня только на один прием – бросок через грудь. И начал внушать ему, что вот все остальные начинают выступать с районных или городских соревнований, а ты такой способный – сразу с международного турнира!

На экскурсии в Париже, 2005

На экскурсии в Париже,
2005

На память о турнире в Руане, 2005

На память о турнире в Руане,
2005

Ну, первую схватку он проиграл и не понял: а что он мне сделал? Ты сам все сделал – он тебе ногу только затолкал, а ты прыгнул… Я ж тебя учил: в тебе должен быть будто стержень – тебя гнут, а ты не сгибаешься, тебе ногу затолкали, а ты швыряешь через грудь. Выходит он на вторую схватку. У нашего форма такая блеклая, а против него выходит весь расфуфыренный француз – пояс разукрашенный, кимоно в наклеечках. Схватка начинается – француз сразу ногу запустил, а наш как бросил его через грудь! Чистая победа! Я даже сейчас не вспомню фамилию этого парня, он недолго занимался, после той поездки оставил борьбу…

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Когда спортсмен достигает уровня, к примеру, чемпиона страны, роль тренера немного меняется. В свое время, скажем, Юсупов показал мне всего один-два приема, а все остальное я улавливал на тренировочных сборах и соревнованиях, находил в книгах и фильмах. Думаю, что инициатива должна в первую очередь исходить от спортсмена – он сам определяет, что ему надо, что ему нравится, что ему хочется делать. А уж потом тренер подскажет, как правильно делать, поможет отшлифовать технику.

Как от клуба «Динамо», что было в нашей молодости, так и от Центра олимпийской подготовки сегодня требуется возможность в полной мере набарываться, организовывать спарринги с сильными соперниками, чтобы отрабатывать технику проведения приемов в реальных схватках. И, конечно, для непрерывного тренировочного и соревновательного процесса в школах высшего спортивного мастерства крайне необходимо устойчивое финансирование.

Опытный тренер довольно быстро может оценить потенциал начинающего борца. И в принципе по отработанной системе в расчетные сроки может подвести ученика к определенному уровню. Но особенно интересен процесс выведения атлета на новый, высший уровень мастерства. Здесь нужны определенные ресурсы, сильные спарринги и обязательно какие-то «прорывные» моменты – например, крупные турниры, – чтобы вывести борца в мировую элиту.

Вернусь к Ярцевым. В тринадцать лет (2003 год) они впервые выступили в международном турнире, через год снова, в той же Генуе, заняли призовые места уже на турнире более высокого уровня. Таким образом, проходила их адаптация к международным соревнованиям. И уже в 2005 году во Франции Ярцевы выступили очень уверенно и выиграли тот турнир. Кстати, надо учитывать, что наш юношеский спорт заметно опережает западный уровень.

В 2006 году состоялось два турнира в Италии. Ярцевы выиграли юниорские соревнования. В этом году Денис стал призером первенства России, правда, он не смог тогда отобраться на Европу – полбалла не хватило. Туда поехал его постоянный конкурент – московский армеец Шереметьев, который и стал чемпионом Европы. Но где он сейчас? Нет его!

Кстати, в 2006-м в Италии Ярцевы по юниорам заняли первые места в своих подгруппах и должны были встретиться в финале. Но они между собой заведомо не борются: либо по очереди отдают победу друг другу, либо кидают монетку. Хотя выходят на схватку и специально для зрителей демонстрируют какой-нибудь красивый бросок – трибуны ахают! Потом оба записываются на взрослый турнир – снова всех побеждают и выходят в финал. Теперь уже чемпион по юниорам уступает брату… А турнир-то был очень сильный, и о наших парнях хорошо отозвались и специалисты, и пресса.

Дмитрий Ярцев, Вадим Котов, Денис Ярцев. Стажировка в Японии, 2007

Дмитрий Ярцев, Вадим Котов, Денис Ярцев.
Стажировка в Японии, 2007

Центр олимпийской подготовки в Токио

Центр олимпийской подготовки
в Токио

И в 2007-м я много ездил с Ярцевыми и на сборы, и на отборочные соревнования. Помню интересный эпизод в Лионе: француз боролся с японцем, а ведь японцев обычно все заведомо боятся. Но тут явно засудили француза – зал гудит, несколько минут не может успокоиться. И после этой схватки за выход в финал должен бороться Денис, и тоже с японцем! Если Денис выигрывает, то попадает на чемпионат мира в Таиланд.

И я ему внушаю: «Денис, с японцами нельзя стоять. Нужно вести себя агрессивно. Даже если японец первым начинает – ты должен резко срывать его атаку, но не подставляться». И вот они выходят на татами, Денис с первого шага делает юко – а весь зал болеет за него! Потому что несправедливо засудили француза в предыдущей схватке.

Олимпийский центр, Токио, 2007

В Олимпийском центре. Токио, 2007

Олимпийский центр, Токио, 2007

Все кричат – а-а-а! Идет борьба за захват, Денис как дал переднюю подножку – японец аж запрыгал, как мячик. Зал даже встал – победа! Правда, уже в финальной схватке Денис проиграл другому японцу, стал вторым. Не знаю, может, он уже был доволен, что попал на чемпионат мира и успокоился раньше времени. Да, каждая схватка дает пищу для размышлений… Если соперник с колен входит, то надо уходить от приема и крутить, двигаться, а Денис остался на нем и начал как бы душить японца, но тот сработал тазом, и Денис улетел.

Подготовительный этап в Лионе, 2008

Подготовительный этап в Лионе, 2008

Юрий Федоров и братья Ярцевы

Юрий Федоров и братья Ярцевы

Подготовительный этап в Лионе, 2008

Отборочный турнир перед чемпионатом мира в Таиланде, 2008

Открытие чемпионата мира в Таиланде

Открытие чемпионата мира в Таиланде

 
Кстати, уже тут, на чемпионате мира в Челябинске, когда Денис боролся с действующим чемпионом мира японцем Сехэй Оно, мы потом детально обсуждали эту схватку. Денис поначалу садится сопернику на маховую ногу и пытается его подломить. И вроде бы все пошло хорошо, но опытный японец – незаурядный мастер исполнения подхвата – в последний момент умудрился бросить Дениса на ваза-ари. Казалось бы – все, капец! Но Денис сумел после этого приема собраться и переломить схватку, тут же сделав бросок на юко, а уже в самом конце схватки провел победный бросок на ваза-ари. Хотя, по статистике, если проигрываешь ваза-ари (тем более чемпиону мира), это значит на 80%, что и схватку проиграешь.

 

Сборная России - победа на чемпионата мира. Бангкок, 2008

Сборная России — победа на чемпионата мира. Бангкок, 2008

Фото: из личного архива Виктора Мосейчука

См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Борьба – дело мужское (продолжение)

 
 
 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram