Бизнес и Культура

Бытие и вера в эпоху постмодерна (ч. 1)

Философ Александр Чупров
в статье «Бытие и вера»
предложил свою трактовку
фундаментальных ипостасей человеческого бытия.

Григорий Эзри

Откликаясь на этот текст,
магистрант
историко-филологического факультета БГПУ
Григорий Эзри,
знакомый читателям бк
по публикации
«Время и память»,
представляет свой «общий план» того,
что творится в этом лучшем из миров,
в котором мы, немощные духом и телом,
покуда еще пребываем…

⁂    ⁂    ⁂    ⁂    ⁂

Началом эпохи постмодерна было окончание Первой Мировой войны. На Западе (разумеется, не в потерпевшей поражение Германии) начался рост потребления. Люди, уставшие от войны и ее издержек в тылу, хотели просто жить, и для этого государства создавали соответствующие условия (кредитование, социальные программы и т.д.).

В России в 1917 году произошли не то две, не то одна, затянувшаяся до 1937 года, революция. (В астрономии революцией называют обращение тел по своей орбите не на 180˚, а 360˚. Так и в России: от самодержавия ушли, к нему же и пришли.)

Населению страны было еще не до роста потребления: «Не до жиру, быть бы живу». Но постмодерн проявляется не только через повышение уровня потребления. В 1917 и последовавшую затем Гражданскую войну в стране сложилось сразу несколько «порядков власти», фактически не подчинявшиеся друг другу.

ezri1-2

Свои политические режимы образовались не только в Финляндии, Польше, Украине, но и на территории современной Российской Федерации – это и Временное правительство, это и Советы разных уровней и городов, власть атаманов в Сибири и на Дальнем Востоке…

Показателем той эпохи стал шуточный «Манифест об обобществлении женщин». Логика его такова: обобществили всю собственность, значит, надо обобществить и женщин, не всё ж только богатым жениться на лучших представительницах прекрасной половины человечества.

Предполагалось и проведение революции в межполовых отношениях на основе теории Зигмунда Фрейда. По мере строительства советского государства подобные планы стали сходить на «нет». А в период всевластия Сталина им и вовсе не было места.

Во время Великой отечественной войны была смягчена жесткая политика в отношении Русской православной церкви. В это время было вновь открыто множество заброшенных с 1917 года храмов, соборно избран Патриарх Московский и Всея Руси, часть духовенства возвращена из ссылок, что означало пусть небольшое религиозное возрождение.

ezri1-3

Борьба с инакомыслием и влиянием Запада не давала укорениться хоть каким-то элементам постмодерна. Но со смягчением политического режима при Никите Хрущеве в стране окрепло диссидентское движение. В число задач диссидентского движения входила не только борьба с тоталитаризмом и советским политическим режимом, но и внедрение и укоренение в России западной, прежде всего американской, культуры.

Наверное, неслучайно, а может быть, и символично, что сын Никиты Сергеевича, грозившего Америке показать «Кузькину мать», именно туда и эмигрировал. С началом периода горбачевской «перестройки» с влиянием Запада бороться стало тяжелее. С развалом СССР с влиянием Запада перестали бороться вовсе.

ezri1-4

⁂    ⁂    ⁂    ⁂    ⁂

На Россию, начиная с 1990-х годов, свалился вал продукции американской культуры. Кока-кола, фанта, чипсы, Макдональд, сникерсы и проч. Это неполный «пищевой список» символов перестроечной и постперестроечной эпохи. Также пришло большое количество видео-продукции (к/ф и м/ф). Конечно, в 90-х она была еще не столь сильно пропитана духом постмодерна. И ее опасность заключалась не в том, что это были «фэнтези» с их «прошлым в будущем» и научная фантастика. Фантастики хватало и в СССР.

ezri1-5

Опасность заключалась в том, что общечеловеческое там приравнивалось к американскому – героев заботила только безопасность США, отождествляемая с общемировой. В борьбе с фантастическим злом единственное место отводилась США, и герои сражались с силами зла на фоне американского флага, а все противники такого миропонимания высмеивались. Многие образцы западной кинопромышленности не лишены философского и мировоззренческого смысла, но его трудно заметить из-за этого отождествления общечеловеческого и американского.

Конечно, такой подход можно объяснить тем, что основой сюжета фильмов и мультфильмов был материал, созданный в период холодной войны, что объясняет их логику. Но как объяснить происходящее в современной видео-продукции? Она продолжает и сегодня отождествлять общечеловеческое и американское, а героев все также заботит только безопасность США. Но только теперь ее еще и пропитал дух постмодерна.

Герои таких произведений демонстрируют все культурные «достижения» Запада второй половины XX века, когда постмодерн обрел свое оформление во французской философии. Это видно по межличностным взаимоотношениям героев, по межполовым отношениям, по отношениям землян и инопланетян между собой (люди и гуманоиды не только в фантастических мирах готовы создавать семью, но и в земных реалиях) и т.д.

Американскими фильмами и мультфильмами влияние постмодерна в стране не ограничивается. Сегодня создаются различные теле-шоу, с экранов звучат пошлые шутки, черный юмор и этот идиотский «смех за кадром», отучивший целое поколение смеяться без указки. Такого даже в треклято-тоталитарном советском обществе не было: смеялись «от души», а юмор просто понимали.

ezri1-6

Сегодня западное постмодернистское миропонимание укореняется и в головах россиян. Намедни в СМИ прошла информация, что россиянка собирается судиться с компанией, которая предоставляла ей скидки на питание в ресторанах, кафе и столовых, поскольку ее не предупредили о том, что если есть вредную для здоровья пищу и не вести здоровый образ жизни – можно поправиться!

Конечно, правовую оценку случившемуся должен дать суд. Но разве ее обманули, когда предлагали скидки? Нет, скидки на питание она получала. Неужели россиянка пытается показать, что у нее нет свободы воли, и за нее несут ответственность другие? Между прочим, как сообщают СМИ, ей, когда она пригрозила судом, предложили бесплатный абонемент в фитнес-клуб. Но в фитнес-клуб россиянка идти не хочет… Вот такой постмодернизм на практике.

А что в теории?

⁂    ⁂    ⁂    ⁂    ⁂

Бытие и вера невозможны без свободы. Вопрос о том, что такое свобода, известен человеку давно. Ответов на него было дано много, однако ни один не имеет стопроцентной гарантии качества. Свободу обычно связывают с высоким уровнем культуры и цивилизованностью, разумом и рациональностью, необходимостью и волевой регуляцией, а также с вольницей и вседозволенностью («что хочу, то и ворочу»). Данные определения свободы устоялись традиционно.

В научной философской литературе отражены первые три подхода: свобода воли, осознанная необходимость и ответственность. Четвертый вариант обычно связывается либо с широтой русской души (раздолье, бескрайнее поле), либо с ощущением внутренней свободы (хорошо на душе). Кроме того, словом «воля» может быть обозначен маргинальный вариант свободы – освобождение из мест заключения, темницы или вседозволенность.

Бытие и вера невозможны без свободы по ряду причин.

Во-первых, чтобы быть и верить необходимо иметь свободную волю и мочь осуществить свободный выбор. Если выбор веры (религии) сделают за человека, то он может так до конца и не принять ее учения. Выполнение всех формальных религиозных предписаний – лишь демонстрация внешней религиозности. Вера, как и надежда, любовь и мудрость, принадлежат личности, а значит их место – в сердце человека.

Бытие само по себе, с одной стороны, абстракция, а, с другой стороны, онтологическая возможность нашего существования и жизни. Экзистенциальная сторона бытия имеет для человека витальное значение. На этом уровне происходит выбор «быть» или «иметь» (в терминологии Эриха Фромма), подчиняться DasMan или нет. Бытие и вера в совокупности своей дают человеку смысл жизни.

Во-вторых, без образования и культуры разум человека личностно ущербен. Если разум дает человеку возможность анализировать происходящие события, пытаться понять их суть, то образование и культура открывают человеку все пространство выбора, репрезентируют имеющейся возможности.

В-третьих, важно быть человеком, что называется «иметь сердце», не быть «бессердечным», иметь чувства и эмоции (не быть бесчувственным).

Неклассическая философия привела вслед за собою постмодернистскую, которая поставила вопрос о свободе самым радикальным образом.

С одной стороны, радикальная постановка вопроса о свободе выглядела логичной в контексте послевоенной ситуации: Европа запомнила ужасы фашизма и хотела сделать так, что он не мог повториться.

С другой стороны, радикальная постановка вопроса о свободе привела к пересмотру понимания сути фашизма и началу борьбы с так называемым «повседневным фашизмом», под который теперь могут быть отнесены самые разные явления, лишь бы в них хоть как-то могло быть обнаружено принуждение, дискриминация и так далее.

⁂    ⁂    ⁂    ⁂    ⁂

И снова чуть-чуть о практике постмодернизма.

Защита прав человека дошла до абсурда. Так, например, в сентябре 2015 года СМИ сообщили, что австралийский суд приравнял удаление из друзей в социальных сетях к травле. Якобы «потерпевший» пожаловался, что это вызвало у него тревожное состояние и депрессию.

ezri1-7

Сразу возникает риторический вопрос: как вести себя так, чтобы случайно не вызвать тревогу и депрессию у другого человека? В конце концов, мы не можем знать, что думают, чувствуют другие, а, самое главное, что другие ждут от нас. Как говорится, «всем не угодишь».

Постмодерн потворствует маргинализации и криминализации. Утопичность политики мультикультурализма, которая следует прямо из философии постмодерна, видна из нынешней ситуации в Европейском союзе. По логике, толерантность и мультиткультурализм должны относиться только к сфере культуры: люди разных культур живут в мире и братстве на одной территории.

В Европе толерантность defacto отнесена и к правовой сфере (dejure). Любое обвинение в адрес мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки в Европейском союзе приравнено к преступлению против прав и свобод человека, к дискриминации.

Мигранты, живущие за счет пособий по безработице, потребляют за счет людей тех государств, в которые они переселились. Столь лояльное отношение и безнаказанность приводит мигрантов к ощущению, что они и есть настоящие хозяева Европы.

Такое положение в Европе, конечно, – не прямое следствие толерантности и мультикультурализма. Это следствие, с одной стороны, ошибок при проведении подобной политики, с другой стороны, попытки выдать очередную утопию за реально осуществимый проект.

Философ А.С. Чупров в своей работе «Бытие и вера» приходит к выводу: «Предельный способ и условие сосуществования конфессий – не свобода совести, а веротерпимость, имеющая вполне определенные рамки, обусловленные конкретным местом и временем, культурно-исторической и военно-политической ситуацией».

С точки зрения постмодерна приведенный философский тезис выглядит спорным и даже отчасти преступным. С одной стороны (классической), тезис говорит о свободе, разрешает свободу вероисповедания и свободу совести. С другой стороны (постмодернистской), тезис содержит ряд ограничений свободы, а, значит, нарушает права человека.

Главный вопрос: какую свободу нарушает данный тезис? Он не отрицает свободную волю и право выбора. Он содержит указание на необходимость и ответственность: веротерпимость необходима и это осознает большинство думающих людей, но в ограниченных пределах, поскольку каждый несет ответственность за свой личный выбор.

Даже психологическому ощущению внутренней свободы тезис Чупрова не может повредить: внутренняя свобода, если она настоящая – то она не зависит ни от каких внешних обстоятельств. Не мешает этот тезис и «освобождать или освобождаться» из мест лишения свободы, так как он ничего не говорит о праве и правовой ответственности.

Единственно чему он мешает тезис – это свободе как вседозволенности. То есть одному из маргинальных вариантов свободы. В постмодерне о вседозволенности (возможности делать все, что угодно, не разбираясь: рациональное, чувственное или инстинктивное желание у человека) прямо не говорится, да и свободу, которую он предлагает, несколько ее ограничивает, но не в смысле запрета, а в смысле возможных источников свободы в человека.

ezri1-8

Текст: Григорий Эзри
Фото из архива автора

См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Бытие и вера в эпоху постмодерна (часть 2)

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram