Бизнес и Культура

Бывших прокуроров не бывает (ч. 3)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

ОКОНЧАНИЕ.
См. НАЧАЛО Бывших прокуроров не бывает (часть 1)
См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Бывших прокуроров не бывает (часть 2)

 

lihachev-3

 

– Обратимся к челябинской жизни, к коллизиям, связанным с естественным обменом в структурах власти. Мы получили массу впечатлений и пищи для ума с приходом Юревича на должность главы города. Как вы это воспринимаете?

– Почему Тарасов должен был находиться на выборной должности так долго – с 1991 по 2005 год?! Почему не восемь лет, два срока? Почему отменили ограничения? Должна быть нормальная ротация кадров, обновление крови, энергии, взглядов. Заговорили о стабильности. Это не стабильность, а застой.

Я позитивно оцениваю Тарасова как управленца, но два срока – и все! У нас в прокуратуре было: один срок – 5 лет, в крайнем случае, два срока, затем новая территория. Так было в законе, сейчас отменили. Сейчас можно всю жизнь проработать прокурором в одном месте. Это такая опасность!

Приход Юревича – закономерный процесс: пришел новый мэр, а какие-то минусы, личностные изъяны можно отбросить. Человек с другими мыслями, идеями, энергией – это нормально. Тем более что поколение, которое сегодня у руля области и было у руля города, – это вчерашний день, прошлый век. Другой вопрос, как новый человек будет реализовывать свои планы?

Все объективно проявится при осуществлении передела собственности, земли, контроля над бюджетными денежными потоками. Городская земля – это капитал. Мэр хочет ее контролировать. Не случайны и его намерения поставить своего человека главой Сосновского района, земли которого опоясывают Челябинск.
В противовес Юревичу областная власть не хотела упускать контроль над этой территорией. В «Сосновскую баталию» вложены бюджетные деньги.

– Как бюджетные ресурсы можно активировать на избирательную кампанию?

– Через различные фонды – социальные, медицинские, пенсионные, дорожные… Вспомним дорожный фонд Челябинской области, из которого финансировалась губернаторская кампания и даже своя газета. Кстати, куда исчез его глава Р. Ванунц? Фонды – это просто Клондайк.

– Значит, есть схемы «увода» бюджетных денег?

– Эти методики отработаны в Москве. Вот произойдет смена руководства страны в 2008 году – начнется передел. Придет у нас новый губернатор – тоже будет передел, с разборками, убийствами… Мы это видим на примере Челябинска с приходом нового мэра. Не только происходит передел собственности и земли, но и оказывается влияние на все ключевые вопросы жизнедеятельности города.

– Получается трагическая ситуация. Обновление необходимо, но оно непременно влечет переделы, чреватые жестокими последствиями. Такова жизнь?

– Такова Россия. Наше государство криминальное, коррумпированное. Произойдет несколько смен поколений, прежде чем ситуация изменится. С этим приходится считаться, но, конечно, надо бороться, выявлять, пресекать преступления, создавать механизмы сдержек и противовесов. Все это разработано, но не реализуется. Потому что главный лозунг сегодняшнего дня – стабильность.

– Целый ряд высокопоставленных чиновников областной администрации находятся под судом, под следствием, под подозрением. Для любого процессуального действия по отношению к таким персонам необходимо политическое решение. Но принято считать, что эти дела не задевают чести губернатора.

– Каков поп, таков и приход. Если заместители – ворюги, коррупционеры, трудно остаться святым. И есть вторая сторона.

– Короля играет свита?

– Именно. И еще один нюанс. Почему отменено медицинское освидетельствование руководителей города и области? Общество должно знать, насколько тот или иной руководитель находится в добром здравии и памяти.

– Любопытно «картинное дело», которое расследует прокуратура. Вначале чиновники объясняли, что картины – для новой резиденции губернатора, потом – краеведческого музея. Неважно, куда хотели приткнуть эти шедевры, но как вольно используются сотни миллионов бюджетных денег!

– Это система. Бюджетные деньги расходуются, как взбредет в голову. Скажем, предусмотрен миллиард рублей на здравоохранение согласно бюджету, утвержденному Госдумой. А что появляется сверх бюджета, используется по собственному разумению: можно купить золотую чашу, бронированный автомобиль, поддельные картины…

– Примерно так объяснял Косилов: мол, эти деньги не касаются бюджетных статей расхода, это сверх того, что запланировано в бюджете.

– Все равно это деньги налогоплательщиков, святые деньги.

– Но они являются резервом главного командования, а право подписи у одного человека. Получается, деньги на приобретение картин шли с ведома Сумина.

– В отсутствие губернатора право подписи могло быть и у Бочкарева. Но суть в том, что все казенные деньги должны распределяться Законодательным собранием. Это деньги налогоплательщиков, а не лично губернатора. Вот губернатор дарит автобус от своего имени. Он что – из своего кармана деньги достал и купил автобус?

Положим, ЗСО распределило предполагаемый годовой доход. Специалисты прогнозируют дополнительные доходы сверх расчетных в бюджете. И эти деньги могут быть использованы по решению законодателей на приобретение, например, дорогостоящей рентгеновской установки или диагностического центра. Проголосовали и направили деньги по адресу. Депутаты выбраны населением. Так должен осуществляться ответственный контроль за казенными деньгами.

– О губернаторе принято говорить хорошо – десять лет стабильности, поступательного движения, регион-донор, то, се… Но допускаете ли вы, что после его ухода с поста все будет восприниматься по-другому?

– Не думаю. Может быть, людьми будет восприниматься по-другому, но тот, кто придет на его место, поведет себя строго по схеме, продуманной Кремлем и на Старой площади. Он ни слова плохого не скажет ни о Сумине, ни о его команде. Для чего и придумана назначаемость руководителей вместо выборов.

– Есть нюанс. Если придет человек, назначенный Путиным, это будет одна ситуация. А если придет человек, назначенный уже новым президентом, будет другая ситуация.

– А нового президента не будет.

– Если заступит на пост президента кто-то другой, то это будет номинальная фигура, а сформировавшийся клан будет и дальше проводить свою политику.

– Естественно. Не для того сейчас придумывается схема назначения преемника, чтобы изменить политику государства. Она сохранится в ближайшие годы и будет в том же духе проводиться на местах, в регионах. К нам на пост губернатора придет ставленник Москвы, но другое дело, как будет в городах и районах.

Не для того сейчас придумывается схема назначения преемника, чтобы изменить политику государства. Она сохранится в ближайшие годы и будет в том же духе проводиться на местах, в регионах. К нам на пост губернатора придет ставленник Москвы

На прошлых муниципальных выборах не переизбрали глав в 22 территориях области. Объективный показатель, ведь все были ставленниками Сумина, но избрали других. А реакции центра не было. Почему? У нас ведь врут, утверждая, что мы движемся вперед. Стоит выехать за территорию города, в село – видно, как живут люди.

– Молодой венгерский премьер сказал правду о положении в стране, и его захотели свалить. Есть ли у нас независимые эксперты, которые могут сказать правду о состоянии дел в Челябинской области?

– Есть, но они не в состоянии донести свое мнение. СМИ подконтрольны власти. Почти как в Северной Корее, где всего один канал.

– У меня тоже один канал – радио «Эхо Москвы». Там есть прямой эфир, интерактив, и приглашаются разные люди – от Проханова до Шендеровича. Правда, «Челябинское эхо» – совсем не то, это уже рупор Юревича. Кстати, есть ли у главы Челябинска губернаторские амбиции?

– Если есть, это нормально. Человек овладел одной вершиной, надо стремиться к другой. Но в состоянии ли он? Не происходит ли переоценка личностных возможностей руководить регионом? Мы видим обострение борьбы между командами Юревича и Сумина. Два-три года было перемирие, а нынешнее обострение я связываю с тем, что Юревич стал мэром и почувствовал вкус власти.

– А какое значение имеют его личностные возможности, если все решают деньги?

– Если центр поставит на него, значит, он и будет. Но сюда могут направить кого-то из Москвы или Екатеринбурга.

– Есть ли у Евгения Рогозы шанс отыграть свои позиции? Как представитель оппозиции городской власти, он таки остался один. Обретя некий политический ресурс, сможет ли он бросить Юревичу не строительную перчатку, как было в феврале, а политическую?

– Думаю, нет. Избиратель, рядовой гражданин даже не знает о том, что происходит. Только узкий круг ориентируется в этих распрях, но характер голосования зависит от электоральных предпочтений. Впрочем, население все больше игнорирует выборы.

– Чем вы это объясняете?

– Нет веры нынешней власти. В обществе не происходит кардинальных изменений к лучшему. Люди не видят необходимости отдавать свой голос в поддержку очередного коррупционера. На выборы ходят те, кто почитает эту традицию с советских времен. Ну, еще молодежь может прийти из любопытства.

– Получается, жизнь с советских времен изменилась: люди живут частной жизнью, пытаются заработать, отстраняются от политических разборок…

оттого что человек не получил свободу, о которой раньше думал, он начинает замыкаться в собственной скорлупе, в лучшем случае – в своей семье. Строит домик, ремонтирует квартирку, заводит огородик, пристраивает детей, сколачивает какой-то капиталец, чтобы в старости не помереть от голода и чтобы хватило внукам на игрушки. А свободным человек не стал.

– Мы зависимы от многих обстоятельств. Всяких контролирующих и фискальных органов у нас более полутора сотен. И оттого что человек не получил свободу, о которой раньше думал, он начинает замыкаться в собственной скорлупе, в лучшем случае – в своей семье. Строит домик, ремонтирует квартирку, заводит огородик, пристраивает детей, сколачивает какой-то капиталец, чтобы в старости не помереть от голода и чтобы хватило внукам на игрушки. А свободным человек не стал.

См. НАЧАЛО Бывших прокуроров не бывает (часть 1)
См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Бывших прокуроров не бывает (часть 2)

Иллюстрации: стрит-арт Тимофея Ради

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.