Бизнес и Культура

«Человек человеку волк…»

Игорь Липатников

Игорь Липатников

Еще один из «вчерашних текстов», который удивляет своей непреходящей актуальностью, – это философские размышления о нашей суровой действительности от Игоря Липатникова.

Сам Игорь Сергеевич настолько незаурядная фигура, что его чрезвычайно сложно идентифицировать каким-то однозначным понятием, поэтому мы и не будем напрягаться.

Подчеркнем только, что наш герой умудрился вместить в себе колоссальный практический и уникальный интеллектуальный опыт постижения четвертьвековой трансформации социалистической плановой экономики в капиталистическое рыночное хозяйствование…

Schopenhauer-1

Этот – пусть даже личный – но весьма дорогостоящий опыт одного человека, может быть полезен многим: как ныне «действующим лицам», определяющим лицо современной эпохи (впрочем, довольно унылое); так «пустопорожним созерцателям», которые, благодаря интернету, имеют сегодня наглую возможность высказываться (как правило, пошло) буквально по любому поводу.

Впервые текст был записан и опубликован в марте 2011 года Юрием Шевелевым в журнале «БУДЬ В ФОКУСЕ», который он тогда редактировал и издавал.


Слова в заголовке вырваны из контекста статьи Артура Шопенгауэра «О ничтожестве и горестях жизни», с цитирования которого и начал свое повествование наш герой, предстающий перед изумленным читателем глубоким интерпретатором реальности и даже мыслителем в полном смысле этого понятия…

3volk Нет ничего практичнее
хорошей теории

      …главный источник самых серьезных зол, постигающих человека, – это сам человек: человек человеку волк. Кто твердо помнит зло, для того мир представляется как некий ад, который тем ужаснее дантовского ада, что здесь один человек должен быть дьяволом для другого, к чему, разумеется, не все одинаково способны, а способнее всех какой-нибудь архидьявол: приняв на себя облик завоевателя, он ставит несколько сотен тысяч людей друг против друга и кличет им: «Страдание и смерть – вот ваш удел: палите же друг в друга из ружей и пушек!» – и они повинуются.

взаимные отношения людей отмечены по большей части неправдой, крайнею несправедливостью, жесткостью и жестокостью: только в виде исключения существуют между ними противоположные отношения

И вообще, взаимные отношения людей отмечены по большей части неправдой, крайнею несправедливостью, жесткостью и жестокостью: только в виде исключения существуют между ними противоположные отношения; вот на чем и зиждется необходимость государства и законодательства, а не на ваших умствованиях. Во всех же пунктах, которые лежат вне сферы государственного закона, немедленно проявляется свойственная человеку беспощадность по отношению к ближнему, и вытекает она из его безграничного эгоизма, а иногда из злобы…

Великий философ выразительно подчеркивает примат животной сущности человека, ведущего нескончаемую борьбу за корм, за самок, за «место под солнцем»… Это естественное поведение живого существа, заложенное генетически. Но по мере развития цивилизации люди выработали базовые институты своего существования, включающие законодательные и исполнительные системы власти, правоохранительные и судебные органы, совокупность традиций, ритуалов, моральных ценностей, отличающих нас от животных.

Предметом моих размышлений является конфликт нашего животного начала с социальными уложениями, касающимися экономики, бизнеса, а еще уже — сферы материального производства. Трудно вообразить, чем бы вообще занимались люди, если б все земные блага валились на них с неба? Куда бы они тратили свою энергию?

Думаю, среднестатистический россиянин примерно 80% своего времени, свободного от физиологических отправлений, занят конкретной экономической деятельностью, в чем бы она ни выражалась. Что и позволяет индивидууму, так или иначе, адаптироваться в социуме, строить личную жизнь, заботиться о здоровье, приобщаться к культуре. Как может безработный, бездеятельный человек, ну, например, вырастить детей?

Речь пойдет именно о производственном секторе экономики. Есть ведь и некая собирательная экономика: сбор лесных ягод, грибов, орехов в суровой сибирской тайге, или бананов с кокосами на райском островке. И если говорить о животрепещущих проблемах, волнующих, с одной стороны, предпринимателей и политиков, а с другой — отдельного человека и его семьи, назову две главные. Первая проблема – неуважительное отношение россиян к собственности. Вторая – тотальное, по сути, узаконенное властью беззаконие.

Особо тяжким следствием этих фундаментальных причин является демотивация предпринимателя, которая приводит к ослаблению деловой инициативы и сворачиванию перспективных (и даже действующих!) бизнес-проектов, выводу из страны финансовых ресурсов и минимизации внутренних инвестиций, торможению инновационных процессов в экономике…

Можно еще выделить ряд негативных проявлений: снижение темпов роста ВВП и даже его уменьшение; сокращение налоговых сборов и соответствующее ослабление государственных институтов и их воздействия на социум; снижение доходов и рост безработицы, то есть зримое ухудшение уровня жизни людей, включая образование, здравоохранение, культуру. В конечном счете, это ведет к социальному и политическому кризису, расщеплению нации и краху государства. Государства, которое позволяет себе, грубо говоря, по волчьи «сжирать» предпринимателя.
 

3volk Действие рождает
противодействие

Главным субъектом рынка является человек, делающий дело и берущий на себя всевозможные имущественные, финансовые, репутационные риски. Он создает бизнес, является его мотором, дирижером, связующим звеном, «двигателем прогресса». Ренессанс российского предпринимательства пришелся на вторую половину 80-х годов ХХ столетия, когда буквально на глазах затрещала по швам и обрушилась плановая социалистическая экономика.

Первым пунктом в повестке дня капиталистической революции в новейшей России явилось воспроизводство хозяйствующих субъектов, частных собственников, отвечающих не за «все вокруг – советское, все вокруг – мое», а именно за орудия и средства производства, за производительные силы, за заработанное, нажитое корпоративное и личное имущество. Вторым пунктом стала разработка и практическое внедрение новых понятий, совокупности экономических законов, с помощью которых государство могло регламентировать устройство рыночного общества.

Собственно приватизацию всего и вся младореформаторы провели в чрезвычайно короткие сроки, опираясь на несколько нормативных актов, которые что-то смутно регламентировали в первом приближении. На ниве приватизации, однако, не заколосился пышный класс собственников, хотя отдельные особи сумели постичь новые смыслы и обрести «рыночное качество», став флагманами капитализма.

К середине 90-х бывшая госсобственность, включая значительную долю инфраструктуры и природные ресурсы, распределилась в частные компании, взявшие на себя все риски обустройства новой формации. Некоторые из них преуспели и смогли сформировать ядро рыночной экономики, сделав реформы как будто «необратимыми».

Шопенгауэр

Однако всякое действие рождает противодействие, например, в виде насильственного отъема собственности под предлогом ее порочного обретения. Подобные эксцессы проходят не без участия органов власти, действующих в угоду тем или иным конкурирующим бизнес-структурам.

Внешне все так, будто неправедно нажитая собственность перераспределяется по действующему законодательству. Это крайне опасная тенденция и не только потому, что она противоречит ранее действовавшим правилам. Но и от того, что владельцы уже успели вложить в дело свои силы, здоровье, полученные прибыли и привлеченные инвестиции, неся колоссальные риски в самый драматический период реформ на обломках погибшей империи.

Передел собственности в угоду бизнес-фаворитам нынешнего политического режима наносит обществу необратимый ущерб. Неудивительно, что неуважение к собственности становится нормой и в обыденной жизни: от припаркованного у подъезда автомобиля открутили колеса, из садового домика в сотый раз вытащили нехитрую утварь…

Вся моя деятельность с начала 90-х годов связана с защитой прав совладельцев бизнеса, акционеров, инвесторов. При приватизации нередко имущество или предприятия становились долевой собственностью совершенно разных людей. Рано или поздно, даже между близкими партнерами возникали конфликты, кто-то кого-то пытался выпихнуть из бизнеса.

Как в советские годы соседи из чужих почтовых ящиков тырили газеты, так и сейчас акционеры «законно» лишают компаньонов своих долей в бизнесе или вовсе отбирают их силой.

Практически все челябинские «олигархи» пережили или переживают подобные ситуации, корень которых в ментальном неуважении к чужой собственности. И дело тут не в изменении законов, а во внутреннем устройстве человека. Как в советские годы соседи из чужих почтовых ящиков тырили газеты, так и сейчас акционеры «законно» лишают компаньонов своих долей в бизнесе или вовсе отбирают их силой.

Я, так или иначе, участвовал в полутора сотнях имущественных конфликтов в Челябинской области, начиная с крупнейших предприятий – ММК (Шарипов), Магнитострой (Пулеха), КМЭЗ (Вольхин) – и заканчивая «мелкими лавочками» типа автозаправок «НВК-инвест» (Шапошников) или шлаковых отвалов в Златоусте (Раскинд).

На протяжении века в России искоренялись частнособственнические инстинкты. Инвесторы и собственники выставлялись в виде карикатурных элементов звериной сущности. Теперь, пожиная вековые плоды идеологической машины победившего люмпена, сложно изменить социальную психологию, даже законодательно обозначая примат частной собственности и ее неприкосновенность. Слабое государство едва расследует преступления против личности и практически не способно адекватно разбираться в покушении на чью-то собственность.
 

3volk Философия
НДС

Большинство россиян не имеют финансовой и материальной базы для начала своего дела. Отдельные пассионарии берут на себя предпринимательские риски, но сталкиваясь с дремучим неуважением к собственности, недобросовестной конкуренцией, циничным протекционизмом и произволом властей, рано или поздно, теряют мотивацию к сверхусилиям и вообще к ответственности за бизнес и наемных работников. Зачем, если в одночасье можно всего лишиться? Лучше самому уйти в найм! Деловая потенция населения уничтожается на корню.

Мой опыт погружения в бизнес-конфликты приводит к печальным выводам. Даже при относительно нормальном законодательстве все наши актуальные органы власти, призванные обеспечить исполнение законов и неотвратимость наказания нарушителей, работают крайне плохо: суды, правоохранительные органы, система надзора, налоговые инстанции…

В чем, например, проблемы несоблюдения налогового законодательства? Предприниматель, берущийся за новый проект, ясно понимает ставшую прописной истину: скрупулезно соблюдая все налоговые инструкции, он не сможет конкурировать с уже присутствующими на данном рынке субъектами. Он вынужден сразу нарушать правила. Поскольку государство по действующим нормам налогообложения взыскивает недостаточные средства, оно пытается поднять сборы, увеличивая ставки налогов и еще более ухудшая положение законопослушных предпринимателей, провоцируя их к нарушениям.

Для иллюстрации представим сущность налога на добавленную стоимость и два граничных случая его применения. Например, коммерческое предприятие абсолютно без всяких затрат перепродало товар с наценкой. По смыслу это и есть прибыль. Но сначала в этой наценке надо выделить НДС и отдать его государству, а потом оставшееся уже обложить собственно налогом на прибыль и тоже отдать государству. В итоге реальный налог на положительную разницу от перепродажи почти 40 процентов! В этом случае НДС фактически становиться дополнительным сверхналогом на прибыль.

Второй граничный случай. Коммерческое предприятие оказало услугу, в себестоимости которой исключительно труд наемных работников. В итоге на выплаченный работнику рубль надо в виде НДС отдать государству почти 30 копеек и еще почти 60 копеек в виде других налогов и сборов. В этом случае НДС стал фактически налогом на использование наемного труда в размере 30 процентов от выплаченной зарплаты.

В совокупности с другими налогами и сборами на заработную плату это совершенно непомерная нагрузка на мелкие и средние предприятия.

То есть НДС порочен даже в философском смысле, потому что он сразу бьет по рукам производителя, который мог бы еще вложить труд, добавить стоимость. По сути, это налог на прибыль, которой еще нет, более того, по сути, это норматив минимальной рентабельности с которой государство разрешает работать предпринимателю. А во многих отраслях экономики такой доходностью даже не пахнет. То есть, уже в законодательстве закладывается основа его несоблюдения.

С другой стороны, недобросовестная минимизация налоговых отчислений в некоторых особенно прибыльных сегментах рынка создает неучтенные сверхприбыли, превращающиеся в мощный коррупционный ресурс, который дает определенные преференции приближенным к власти бизнес-структурам.

krupnaya-ryba

Еще одна крупная проблема связана с недобросовестной конкуренцией и бесстыдным протекционизмом при реализации инвестиционны проектов с участием федеральной власти, государственных корпораций или олигархических компаний.

Типичный пример. Для исполнения заказа по изготовлению компонентов реактора для Белоярской атомной станции был объявлен конкурс. Один из заводов Челябинской области предложил свои услуги, оценив их в 70 миллионов рублей. Но выиграла конкурс фирма, не имеющая производственных возможностей, но имеющая отношение к «нижегородской песочнице» и оценившая ту же самую работу в 160 миллионов рублей. Она сразу получила предоплату в 130 миллионов.

Для исполнения заказа по изготовлению компонентов реактора для Белоярской атомной станции был объявлен конкурс. Один из заводов Челябинской области предложил свои услуги, оценив их в 70 миллионов рублей. Но выиграла конкурс фирма, не имеющая производственных возможностей, но имеющая отношение к «нижегородской песочнице» и оценившая ту же самую работу в 160 миллионов рублей. Она сразу получила предоплату в 130 миллионов.

Не мудрствуя лукаво, эта фирма предлагает субподряд несостоявшемуся на конкурсе конкуренту. Правда, зная «немереный аппетит» челябинцев, стоимость субподрядного контракта оценивается аж в 50 миллионов!

Челябинские машиностроители понимают, что 110 миллионов «генподрядных» кто-то прибрал к рукам, даже «не пошевелив пальцем», а им предлагают работу уже ниже себестоимости. Естественно у них пропадает интерес не только к этому заказу, но и вообще ко всякому развитию.

Другая история. Конкурс на генподряд по строительству Южноуральской ГРЭС-2 выиграл столичный «Атомстройэкспорт». Его контролирует сослуживец премьера. Когда дело дошло непосредственно до стройки, неожиданно появляется еще один субгенподрядчик – «Стройтрансгаз-М». Им рулит другой товарищ премьера. В итоге проект, условно говоря, стоимостью 100 миллиардов рублей будет делаться субподрядчиками миллиардов за 70, а московские структуры за работу десятка менеджеров, перепродающих субподряды и контракты на оборудование, запросто снимут себе «сливки» в виде 30 миллиардов рублей. Потом эти 30 вместе с теми 70, которые реально уйдут на стройку, «регуляторы рынка» впихнут в энерготарифы, а бедные россияне из своих кровных будут их оплачивать через товары, топливо, коммунальные и прочие услуги.

Предпринимательство становится бессмысленным. В России складывается целая система, разрушающая производственный бизнес. Все, что пишет блогер А. Навальный в «Живом журнале» о воровстве при реализации национальных проектов нефтяными компаниями, есть правда, толика правды. Потому что вся правда куда страшнее. Дело дошло до такой степени беззакония даже в суде, что президент страны был вынужден рассказывать общественности, что такое «Корпорация Суд» и как он (президент) намеревается бороться с этой гидрой коррупции.

 

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram