Бизнес и Культура

Челябинск после звонка Владимира Путина. 2 часть. Сергей Денисов

 Текст  
Зал заседания Южно-Уральского агроуниверситета. Заседание ОП ЧО по презентации проекта Томинского ГОКа, 1.12.2017

Зал заседания Южно-Уральского агроуниверситета. Заседание ОП ЧО по презентации проекта Томинского ГОКа, 1.12.2017

Представляем комментарий доктора технических наук, профессора Сергея Денисова по поводу состоявшегося 1 декабря 2017 года заседания Общественной палаты Челябинской области с участием представителей РМК, руководителей ряда надзорных ведомств, приглашенных специалистов, а также экспертной группы общественного движения Стоп ГОК.

Пикантность этого шоу состоит в том, что – вместо детального обсуждения рисков и негативных последствий строительства Томинского ГОКа в пригороде миллионного города – председатель палаты Олег Дубровин, по сути, устроил очередную презентацию (на взгляд бк – тошнотворную) фантасмагорического проекта РМК.

Неслучайным представляется и выбор площадки в Южно-Уральском агроуниверситете. Вероятно, у ректора университета Виктора Литовченко (кстати, брата депутата Госдумы Анатолия Литовченко) уже давно выстроены добрые и взаимовыгодные отношения с главою РМК Игорем Алтушкиным, поскольку именно студентов агроуниверситета в качестве «жителей» Сосновского района подвозили автобусами на печально известные слушания в июле 2015 года в селе Долгодеревенском.

(Текст публикуется по видеозаписи с минимальными редакторскими правками)

Читайте также:
Челябинск после звонка Владимира Путина. 1 часть. Владимир Гаврилов
Челябинск после звонка Владимира Путина. 3 часть. Виктор Кузенков
Челябинск после звонка Владимира Путина. 4 часть. Василий Московец

Проект «Медная история» на сайте «Бизнес и культура»

 1 

На переднем плане - Сергей Денисов, Андрей Новоселов, Светлана Князева, Надежда Вертяховская

На переднем плане — Сергей Денисов, Андрей Новоселов, Светлана Князева, Надежда Вертяховская

Уважаемые челябинцы, мне хотелось бы высказать свое мнение о сегодняшней дискуссии, состоявшейся на площадке Общественной палаты Челябинской области. Она была посвящена очень болезненной проблеме – Томинскому ГОКу. Но что же из себя представляет эта наша Общественная палата? К своему удивлению, я увидел много-много знакомых лиц. Оказалось, сюда переместилось большинство членов так называемого «Экологического совета по разработке экологической политики Челябинской области при губернаторе», который два года, по сути дела, занимался профанацией какой-то деятельности. Я был членом этого совета и могу сказать, что «выхлоп» от его работы нулевой. Единственное, что мы сделали, – приняли решение посчитать, сколько деревьев находится в городе Челябинске. Вот и вся наша работа.

Создалось впечатление, что ведущий (Дубровин) создал все условия для того, чтобы мнения экспертов не были выслушаны. Скорее всего, все всё понимают и никаких иных мнений и слышать не хотят. На вооружение было взято заполнение двухчасового временного пространства совершенно ненужной информацией. Началось с того, что очень долго представляли Общественную палату и всех ее уважаемых членов, потом какой-то обзор того, что было сделано, похвальба и т.д. И несколько раз звучало «уважаемые люди заседают в Общественной палате». Как у Райкина: «Ты меня уважаешь? Я тебя уважаю. Мы с тобой – уважаемые люди!» На самом деле, я мало кого уважаю из тех людей, которых здесь увидел.

Виталий Безруков и Сергей Лихачев: «Ты меня уважаешь? Я тебя уважаю. Мы с тобой – уважаемые люди!»

Виталий Безруков и Сергей Лихачев: «Ты меня уважаешь? Я тебя уважаю. Мы с тобой – уважаемые люди!»

Возьмем господина Безрукова, эколога, который на полном серьезе предлагал организовать «кислотные дожди» в Челябинске. Он пытался вытряхнуть из областного и городского бюджетов деньги на туманные пушки, чтобы создавать смог, чтобы всё, что вылетело из труб, опускалось на землю, нам на головы. Мы еще должны лысыми ходить! Более идиотского прожекта я за последнее время не видел. Он же «ответственно заявлял», что расположение свалки в районе Полетаево ничем не грозит Шершневскому водохранилищу!

Я тоже поначалу посчитал это идиотизмом. Подумал: «Как это так? Почему мы протягиваем свои грязные руки всё ближе и ближе к Шершневскому водохранилищу? К нашему стакану с питьевой водой!» А потом подумал, что это не столь идиотическое предложение – это предложение «в развитие». Мы там организовываем свалку, а потом РМК, заинтересованная в Биргильдинском участке, говорит: «Ребята, вы тут свалку сделали, а почему вы нам не даете что-то еще добавить? Мы и свалку вам подделаем, чтобы она не так загрязнялась…»

Или профессор Лихачев, который там сидел и также «ответственно заявлял», что 96-метровая (по первоначальному проекту) дамба хвостохранилища «никогда не будет разрушена». Хотелось бы у него узнать, как он рассчитал устойчивость бортов, – он большой специалист, чтобы так «ответственно заявлять»? И какую ответственность он будет нести за разрушение борта? Где его работы по этому вопросу? Он же ответственно заявляет – то есть представляется специалистом! Но ведь не специалист – я что-то не видел его работ в этом направлении.

Более того, даже ответственные организации типа ВНИИМИ – института маркшейдерии, в советское время работавшего и имевшего штат в полторы тысячи человек в Ленинграде, – рассчитали борт (в Коркино), и поселок Роза сейчас «уходит» в этот борт! Тоже, скорее всего, там «ответственно заявляли» – и кто отвечает за эту Розу? Кто-то заплатил?

Вот такие у нас в палате «ответственные, уважаемые члены». Они примерно так себя и вели. Тот же Лихачев в последние полчаса взял в руки портфель и похлопывал по нему, делая вид, что тут такая белиберда и ему уже неинтересно… То есть у человека не хватает времени на проблемы Челябинской области и города Челябинска. Такая у нас палата! Если губернатор и хотел не послушать Путина и не обеспечить ознакомление с проблемой и настоящую дискуссию между общественностью и РМК, то выбор площадки в Общественной палате – идеальный выбор.

Я был членом двух диссертационных советов, я знаю, что такое дискуссия, что такое жесткая дискуссия, когда она заканчивается отрицательным голосованием! Какие там эмоции! Но уровень низости этой дискуссии, что была организована, она, конечно, восхищает. Морально-этический уровень этой Общественной палаты страшно низок. Я вспоминаю прошлый созыв палаты – мы ее ругали, но она была на голову выше и чище той, которая сейчас. Я ответственно заявляю челябинцам, что у них нет защиты в лице Общественной палаты! Эти люди никогда не будут их защищать.

Я выступаю не от обиды, что мне не дали слово. Но как можно было не дать мне слово? Дело в том, что я один из немногих специалистов на этом собрании, у которого в дипломе записано: «горный инженер-гидрогеолог». Я двадцать лет работал в Институте открытых горных работ, где закончил карьеру руководителем лаборатории взрывных работ. Моя докторская диссертация защищена по двум специальностям: «Физические процессы горного производства» и «Технология разработки месторождений полезных ископаемых открытым способом».

Читайте также:
Челябинск против Томинского ГОКа. 25/11/17

 2 

Я уже 17 лет работаю в области решения водно-экологических проблем, а до того 20 лет работал в горном деле. Я видел, какие мы за собой оставляем помойки в Кузбассе, в Казахстане и здесь, в Челябинской области. И вот мне не дают слово! А я просил всего лишь минуту, потому что меня возмутил очередной посыл госпожи Гончар. Я ее уже четыре раза слушал – это одни и те же слова, повторяющиеся в ее докладах… Совершенно одно и то же.

Кстати, стоит зацепить проблему подготовки этих «экспертов» палаты к совещанию. Оказывается, они даже не знают материала! Гончар рассказывала им сорок минут, что же это за проект – люди совершенно не посвящены в проблему! Правее ведущего заседание сидел какой-то человек, который махал на меня рукой, чтобы я сидел молча. Кто такой, что это за «уважаемые люди», так себя ведущие? Совершенно непонятно!

Тот самый человек справа от Дубровина

Тот самый человек справа от Дубровина

Хотел бы спросить у Гончар: почему вы многократно оскорбляете челябинцев? Рефрен вашей защиты: «Вы, жители Челябинска, и так живете в дерьме – и дайте нам возможность еще вам дерьма подкинуть!» В данном случае прозвучали цифры: «Еще немножко – четыре процента!» Казалось бы, что такое «четыре процента»? Не так уж много, да?! Но давайте рассмотрим их повнимательнее.

Кто-то из нас, жителей Челябинска, согласен отдать «четыре процента» продолжительности своей жизни? Около трех лет – 2,8 года, если учитывать среднюю ее продолжительность. Кто-то хочет на три года раньше уйти? Сомневаюсь! Мне кажется, кто-то захочет посмотреть, как его внучка выходит замуж, как, например, закончится чемпионат мира по футболу?.. Никто не поделится своей жизнью! Нам предлагают: «Ребята, ну вот еще четыре процента…»

А ведь если их рассмотреть – это не четыре процента. Дело в том, что пыль идет с подветренной стороны – откуда наш город всегда получал свежий воздух! И сейчас мы будем получать вместо свежего воздуха четыре процента пыли, да не простой, а пыли, насыщенной микрочастицами пирита – FeS, которая будет распространяться не только на город и в наши легкие, но и на водосборную территорию Шершневского водохранилища. Она все равно будет плоскостным стоком сливаться в водохранилище. Тоже фактор, который не учитывают, а нам говорят: «Всего лишь четыре процента!» Кто-нибудь хочет для себя увеличить риск раковых заболеваний на четыре процента? Кто-то считает, что это мало? Не знаю… сомневаюсь, что кто-то согласится…

Присоединяйтесь к нам в Telegram

facebook
twitter
youtube
instagram
google plus
vk

Еще ведь непонятно, что за «четыре процента», какова их «тяжесть», какой они дадут синергетический эффект? Вполне возможно, что именно этих процентов хватит для того, чтобы наша окружающая среда перешла ту точку, после которой не произойдет восстановление, и вполне возможно, произойдут уже необратимые события – то есть полная деградация нашей окружающей среды.

Когда нам говорят о том, что создаются рабочие места, что всё это очень хорошо для области – я хотел бы привести две статистические выборки. Совсем недавно прозвучала такая статистика: в Китае из-за неблагоприятной экологической обстановки погибают ежегодно 35 млн человек. В Челябинской области и в Челябинске тоже экологическая обстановка критическая. Это значит, что у нас, по этой статистике, порядка 2 тыс. человек должно погибнуть. Вот создаем рабочие места, а вот мы создаем «другие места» на кладбище…

Активисты РМК, справа налево сидят – Олег Медведев, Наталья Гончар, Валерий Улановский и примкнувший к ним Альберт Магазов

Активисты РМК, справа налево сидят – Олег Медведев, Наталья Гончар, Валерий Улановский и примкнувший к ним Альберт Магазов

Две недели назад Явлинский по центральному телевидению назвал следующую цифру: оказывается, в Российской Федерации от некачественной питьевой воды погибают 19 тысяч человек. Опять же переведя эти цифры на Челябинск – это 190 жертв. Вот такие цифры. Тогда давайте соизмерим этих погибших – и эти рабочие места.

Читайте также:
Медная предыстория

 3 

Последние семнадцать лет я изучаю Карабаш и вижу, что там натворили эти «русские» компании – медные компании (они, скорее всего, нерусские)! Посмотрите последние дипломные работы: магистры с нашей кафедры доказали, что риск онкологических заболеваний от деятельности РМК очень высок. И сравнили город Чебаркуль и Карабаш. В Чебаркуле в несколько раз меньше онкологических заболеваний. Хотя климатические и горные условия одинаковые. Всё одинаково – кроме воздействия производства.

Глава областного Росприроднадзора Виталий Курятников и др.

Глава областного Росприроднадзора Виталий Курятников и др.

Нас упрекают, что мы запугиваем население. И население бежит из области, потому что мы это говорим. Совершенно не так, никого мы не запугиваем. Я не отношусь к «Стоп ГОКу», я просто гражданин города, у меня шестеро детей, шестеро внуков здесь живут! Я говорю челябинцам, что на нашу территорию опять нашествие врага, врага зарубежного, которого поддерживает, как я ее называю, «пятая экономическая колонна».

Это все олигархи, которые готовы разграбить страну, отнять наши природные богатства и оставить после себя руины. Я призываю челябинцев защищать свои права. Вот почему я так говорю, а не для того, чтобы всех запугать и чтобы все убежали… Каждый мыслящий человек видит всю обстановку: что их запугивать? Они всё знают, они уже привыкли, адаптировались… И я считаю, должны быть готовы защищать свою малую родину.

Конечно, всё происходящее не может не настораживать. Какой-то беспредел! Выделю выступление замминистра Андрея Новоселова, по-моему, принципиального человека, который акцентировал внимание на малой достоверности выводов и расчетов РМК. И это совершенно правильно! Я ознакомился практически со всеми вариантами экологического раздела проекта, посмотрел все экспертизы, о которых с таким придыханием говорят работники медной компании, что вот у нас государственная экспертиза!

А надо почитать эти экспертизы – они абсолютно недостоверны! Вертяховская показывала эту клоунаду, когда рассчитывают, например, 10 или 30 тонн выбросов пыли – я не хочу сейчас оперировать цифрами, – а им эксперт пишет: да, не 10, а на порядок больше, то есть в десять раз больше! И появляется цифра 230 тонн. Потом эксперт снова пишет, мол, в несколько раз больше – и они берут и делают больше. Это называется – достоверность исследования! И там таких нюансов громадное количество. В данном случае все экспертизы недостоверны. Кто их проплачивал – те то и получили в данном случае.

Эксперты движения Стоп ГОК Светлана Князева, Яков Гуревич, Надежда Вертяховская, получившие возможность выступить...

Эксперты движения Стоп ГОК Светлана Князева, Яков Гуревич, Надежда Вертяховская, получившие возможность выступить…

Эти экспертизы поддержали все наши надзорные органы – Росприродназдор, Роспотребнадзор и проч. Да, немножко – всего 4 процента лесов вырубили, а какие леса вырубили? И от каких лесов вы считаете «четыре процента»? Это ведь леса, которые защищают нас, это защитные барьеры, которые вырубаются. Вместо них создаются 70-метровые горы, которые будут пылить. Их называют отвалами, но, по сути, это горы, которые в том числе будут препятствовать прохождению чистого воздуха и пылить!

Такое вот очень неприятное событие. Мне кажется, никто не учитывает мнение челябинцев – ведь 73% или 730 тысяч против строительства Томинского ГОКа, а происходят такие вещи. Это недопустимо. Я даже не знаю, как мы будем дальше контактировать – да и надо ли это делать? Как всё это ведется, как преподносится, какое там раболепие перед представителями медной компании…

Это же раболепие! Они же буквально смотрят им в глаза: то ли мы говорим или не то мы говорим?! Одобрят ли они нас или нет? Кто управляет в данном случае областью? Кто принимает такие решения? Кто назначает экспертов, которые не знают вопроса? Удивительнейшее дело! Но что есть, то есть. Не может эта палата устраивать челябинцев. Совершенно неправильные люди туда зашли, и на неправильной площадке сейчас организуется дискуссия с реальной общественностью. Не той общественностью, которая сама себя хвалит, а с той, которая на наших улицах дышит отравленным воздухом…

Читайте также:
О Томинской драме и челябинской власти

 4 

Удивила позиция наших природоохранных органов. Все говорят о том, что должно быть развитие Челябинской области, понимая то, что вот мы создаем новое предприятие – и это есть развитие. Что они понимают под развитием, что это за термин? Давайте разберемся. Что, количество предприятий в городе – это его развитие? Чем больше у нас заводов и фабрик – это развитие? Это один из элементов развития. В конечном итоге «развитие» – это создание благоприятных условий проживания человека на данной территории.

Разве может считаться развитой территория, на которой полностью деградировала окружающая среда? Мы что, можем считать себя развитой областью? Хотя у нас заводов полно, больше, чем в Рязанской области или Тамбовской, которые с экологической точки зрения более-менее хорошо живут. Мы – самая грязная область в Российской Федерации. Это что – развитие? И мы еще добавляем объекты, говоря о дальнейшем развитии. Нет, это передел земли! Не дадут они никакого развития, это первичный этап создания высоколиквидного продукта – и это не развитие.

Я хорошо знаю Кемеровскую область, по долгу службы много там проехал и не считаю ее развитой – она вся в ранах, в раковых экологических метастазах. Посмотрите, какие там города, какой Новокузнецк! О каком развитии там может идти речь? Развитие – это место, где человек живет долго, счастливо и имеет нормальное здоровье. Вот что такое развитый регион!

Вице-губернатор Сергей Сушков – пятый слева направо

Вице-губернатор Сергей Сушков – пятый слева направо

Хотелось бы еще сказать о тех, кто же защищает интересы жителей Челябинска. По должностным инструкциям эти обязанности должны выполнять природоохранные органы. Сейчас, когда какая-то промежуточная победа была достигнута в виде отказа от хвостохранилища, от площадки кучного выщелачивания, все приписывают это достижение себе – то есть победа имеет много авторов. Но если бы не деятельность «Стоп ГОКа» и наша активная позиция – никто бы эту ситуацию не создал, чтобы сделать дополнительную экспертизу.

Мало кто знает, что именно мы послали письмо ректору горного университета в Екатеринбург, где указывали будущим «экспертам» (я сам лично записывал), чтобы они обратили внимание на два самых одиозных элемента деятельности Томинского ГОКа. А сейчас эту победу приписывает себе и ОП, и все органы власти и так далее. Нет, наше общественное движение и является нашей основной защитой, защитой наших интересов. Я не член движения «Стоп ГОК», а простой обыватель, который неравнодушен к этой ситуации.

Несмотря на полное негативное восприятие того, что произошло, – считаю, что все равно надо находить общий язык со всеми, надо убеждать правительство в гибельности этого проекта для нашей области, его губительности для окружающей среды. Конечно, надо продолжать борьбу, не хочется опускать руки, надо говорить. Будем пытаться, не дают слово сейчас – может, дадут в будущем, будем работать, будем защищать интересы простых челябинцев.

В конце хотелось бы обратиться к жителям города Челябинска. Ситуация показывает, что только мы сами можем защитить свои интересы – и должны защитить их. Никто нам не поможет – только мы сами. К сожалению, СМИ долго замалчивали эту ситуацию, у них были связаны руки, судя по всему, – и сейчас только проснулись. И, наверное, поэтому население еще малоактивно и мало знает о проблеме.

Мне кажется, каждый должен высказаться – каждый из 730 тысяч челябинцев, противников ГОКа, должен сказать свое слово. Только наша активность позволит нам предотвратить катастрофу, по сути дела, наше вымирание. Призываю всех защищать свои права, нам это позволено Конституцией и всей законодательной базой государства. Мы – демократическое государство, не надо бояться! Надо прийти и сказать! И только большое количество граждан может убедить отказаться от такого губительного для нашего здоровья и жизни проекта. Спасибо за внимание.

Продолжение следует…

Фото из архива движения Стоп ГОК

Читайте также:
Челябинск после звонка Владимира Путина. 1 часть. Владимир Гаврилов
Челябинск после звонка Владимира Путина. 3 часть. Виктор Кузенков
Челябинск после звонка Владимира Путина. 4 часть. Василий Московец

Читайте архивы спецпроектов:
Проект «Медная история»
Проект «Кино»
Проект «Социум И Власть»

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram