Бизнес и Культура

Чубайс шагает впереди (ч. 2)

ПРОДОЛЖЕНИЕ. См. НАЧАЛО Чубайс шагает впереди (часть 1)

И Гайдар, и Чубайс…

Рабин: …и вся их команда систематически и неустанно подвергаются самой разнообразной критике за проведенные реформы. Девяносто девять процентов подобной критики справедливо. Но есть один процент правоты, приведший советское социалистическое государство к распаду и образованию на его руинах нескольких независимых стран, которые трудно назвать капиталистическими, но все-таки ориентированными на создание рыночной экономики.

Этот процент, к счастью, перевешивает все остальные девяносто девять. Почему? Я, например, всей душой поддерживал Чубайса, так как приватизация являлась главным структурным звеном преобразований, опасался, что он не выдержит, сломается или его «замолотят».

никто, никогда и ни при каких условиях не сможет справедливо разделить ничейную собственность

Счастье народов России, великое Божье провидение в появлении Чубайса, в том, что его нашли, поддержали на самом высоком уровне, и у него хватило сил, уверенности дойти до конца. Ведь никто, никогда и ни при каких условиях не сможет справедливо разделить ничейную собственность. Никогда!

Если собственность существует и она ничья, разделить ее справедливо невозможно. Ее можно захватить с той или иной степенью справедливости, но разделить невозможно. В начале приватизации придумывали различные варианты, например личные приватизационные счета. Ваучер не являлся первым и единственным инструментом.

red-2

Нам активно предоставлялась зарубежная помощь: методиками, деньгами, консультантами. Не все подходило, многое разбивалось о российскую реальность, но формировались новые идеи, которые оседали в умах людей, и миссия «младореформаторов» заключалась в том, чтобы привить эти идеи на нашей почве. Безусловно, совершались ошибки.

В чем только не обвиняли Чубайса! Например, в том, что претворяет в жизнь замысел мирового глобализма и проводит с помощью Мирового Банка идеи Збигнева Бжезинского по расколу и уничтожению Российской империи и русского народа. Подобные смехотворные идеи до сих пор живут и обсуждаются.

Но, слава богу, иногда происходит то, что, казалось бы, никогда не может произойти. Так было в девяносто втором году, когда началась приватизация, вначале осторожно, но потом все стройнее и увереннее. И как только человек получил в руки собственность, то есть не украл, не обхитрил, не смошенничал, а получил на законных основаниях, он уже ее защищает, он уже за нее борется.

Не Ельцин, не Чубайс, не Мировой Банк, не кто-то другой – сам собственник борется. И спустя годы, и всегда. И дети его, и внуки. Ведь закон обратной силы не имеет. Сегодня можно его называть несовершенным и даже преступным. Неважно. Это – Закон!

Приватизация проходила на законных основаниях, а поскольку собственность получили многие, то фронт борьбы стал настолько широким, что никакими манипуляциями, никакими идеологическими, популистскими и прочими способами возврат к старому невозможен. Воля всегда была несчастьем для России. Вспомним сцену из «Вишневого сада».

Фирс: Перед несчастьем то же было. И сова кричала, и самовар гудел бесперечь.
Гаев: Перед каким несчастьем?
Фирс: Перед волей.

Но когда вместе с волей россиянин получил собственность, то он уже ее не отдаст. Это – главный момент в истории. Самый главный. И нельзя сказать, что реформаторы этого не понимали. Приватизация – подвиг и счастливый путь для России.

И, наверное, никто другой, кроме Чубайса, не довел бы дело до конца вопреки колоссальному противодействию со стороны коммунистов и их прихлебателей — всяких там аграриев и ура-патриотов. Чубайса по сей день считают главным коррупционером, но, по моему глубокому убеждению, это чушь.

Чубайс лично залез каждому россиянину в душу, под кожу, в карман. У кого-то взял, кому-то положил

Может быть, его так по-разному оценивают, потому что Чубайс лично залез каждому россиянину в душу, под кожу, в карман. У кого-то взял, кому-то положил, но я уверен: к нему ничего не прилипло. Он, конечно, не бедный, но с точки зрения коррупции чист.

Молодым реформаторам не хватало должного опыта в понимании реальной жизни, поэтому некоторые явления просто не заметили, не оценили их последствия, как, например, приватизацию недр. Кого в этом обвинить?

Конечно же, нельзя было по одним и тем же правилам и под одну гребенку приватизировать городские рынки и основу благосостояния страны, то есть нефте-, угле- и газодобывающие предприятия, металлургию. Повторю, невозможно безошибочное и справедливое разделение ничейной собственности. И все равно приватизация есть основополагающая, опорная часть реформ, которая привела к становлению капитализма в России.

Я уже видел, что многое могу и с голоду не умру. Но весь мой бизнес тогда был какой-то случайный: где-то удалось что-то заметить раньше других, или обойти на вираже, или найти короткую дорогу. А с началом приватизации понял, что именно участие в этом процессе и есть моя ниша в бизнесе, мой путь, который принесет максимум удовлетворения.

Раньше я только у Драйзера читал про акции, дивиденды, купоны, биржи. А тут в Челябинск приезжает специалист для обучения премудростям рынка ценных бумаг. В России с использованием западной финансовой помощи создавалась система подготовки профессионалов фондового рынка.

Я учился с воодушевлением, уже понимая, с чего начинается капитализм. Полученные знания стремился сразу реализовать на практике. Созданный мною чековый инвестиционный фонд стал одним из первых в России. Мои товарищи возражали: для такого шага необходим большой стартовый капитал. Но я настаивал и упорно двигался по этой дороге.

Сегодня общество обсуждает дилемму: итоги приватизации пересматривать нельзя, но и оставлять так тоже нельзя, потому как главные богатства страны оказались под контролем частных структур, причем далеко не всегда оптимальных и адекватных. Что делать? Надо «мочить». Вот и «мочат». И методы остались советские.

Мы все до сих пор не вытравили из себя коммунистическое, «совковое» начало. Проблема не в том, что олигарх, получив по дешевке скважину, сделал из нее жемчужину, которая вдруг стала интересна для всех. Суть проблемы в том, чтобы он отдавал свои сверхдоходы в достояние общества.

И не через лукавую систему налогообложения, и не через вороватых чиновников, а через обязательные и необходимые всему обществу инфраструктурные объекты: дороги, благоустройство территорий городов, строительство жилья, школ, больниц… То есть то, что до сих пор является остро необходимым и для страны, и для людей.

Нельзя не признать, что в процессе приватизации совершены такие огрехи, с которыми придется разбираться еще лет пятьдесят. Но завалы будут расчищены. Ведь все известные демократии строились столетиями.

Ну ладно, олигархов не так много, но все теперешнее благополучие малого и среднего бизнеса закладывалось Чубайсом. Если бы не провели приватизацию, не о чем было бы сегодня говорить. Только за один процент правоты реформаторов надо носить на руках. Нельзя не признать, что в процессе приватизации совершены такие огрехи, с которыми придется разбираться еще лет пятьдесят. Но завалы будут расчищены. Ведь все известные демократии строились столетиями.

Процесс приватизации осуществлялся через фондовые биржи, которые благодаря ваучеру выросли из товарных. Других ценных бумаг в начале девяностых в России не было. Ваучеры появились в обороте, начиная с девяносто третьего года сначала на базарах, а потом уверенно пошли на рынок через фондовые биржи.

Основными площадками являлись Российская товарно-сырьевая биржа (РТСБ) и Московская фондовая (МФБ). Товарно-сырьевые биржи переименовывались и становились фондовыми. Народ собирался на площадке и торговал ваучерами за наличный расчет. Хотя предпринимались попытки организовать торги, но подобные продажи использовались только как индикатор цены.

Смешно вспоминать, как в закоулках РТСБ, на крыльце или за углом обменивались сумками, под полой пересчитывая деньги и ваучеры. Драйзер такого бы не придумал. Тем не менее, именно тогда сформировалось несколько крепких брокерских компаний – «Тройка-Диалог», «Проспект», «Грант», некоторые работают до сих пор.

Проявились интересные личности: Манасов, Варданян, кстати, в основном русские иностранцы. Свою лепту внесла молодежная элита, выпускники МГИМО, с крупными связями за границей: папы, мамы, дедушки, бабушки. Например, к той плеяде можно отнести Бориса Йордана, ставшего широко известным из-за скандала с НТВ.

red-3

Шевелев: Даже не драма, а трагедия в том, что «за один процент правоты» реформаторов уже некому носить на руках. По данным Госкомстата, в период с 1992 по 1998 год избыточная смертность в стране составила два миллиона человек, то есть больше чем потери России в Первой мировой войне. Каждый год население России уменьшается на один миллион. Средняя продолжительность жизни россиян соответствует полудиким африканским племенам.

в период с 1992 по 1998 год избыточная смертность в стране составила два миллиона человек

С другой стороны, путинский режим потихоньку дожимает олигархов, опрометчиво посчитавших возможным жить открыто и на широкую ногу в нищей стране. Так что благодарными Гайдару и Чубайсу можно считать, наверное, только тонкую прослойку удачливых предпринимателей и эстетствующих особ вроде Тани Толстой и Дуни Смирновой, которые, должно быть, сумеют защитить своих благодетелей.

В начале девяносто четвертого года, работая завлабом в НИИ, я поддался на уговоры моих старших коллег и пошел учиться на курсы брокеров по ценным бумагам. Меня затащили буквально силой, рассчитывая на мою подвижность, активность. Лекции читали различные специалисты, мы усердно слушали, конспектировали.

И вот, будучи всегда отличником учебы, я стал ловить себя на мысли, что вообще ничего не понимаю, а потом впервые в жизни не сумел сдать экзамен. Более того, набрал меньше баллов, чем мои коллеги по институту. Сильно переживал, но в конце концов успокоился: мол, не мое это дело – рынок ценных бумаг.
Я так и не смог уловить специфику фондового рынка – как вообще все это работает и зарабатывает.

В январе девяносто четвертого после банальной коммерческой сделки я полетел в Москву обменять рубли на доллары. Накануне встречал гостей с Украины и вылетел не в воскресенье, а в понедельник. Пока летел, произошло резкое падение рубля. Тот январский понедельник потом окрестили предвестником «черного вторника».

Добираюсь из аэропорта до РТСБ, уже темнеет на глазах и в глазах, поскольку курс рубля стремительно падает, пока я иду по улице к бирже. Потерял миллионов пять, не успев на два-три часа. В потрясенном состоянии отправляюсь к своему старому другу в Крылатское. Вместе с ним едем на Юго-Западную в гости к его студенческому товарищу Андрею, или Энди, как мы его называли. Он мне представлялся каким-то увальнем, но при этом Энди всегда опережал нас в развитии.

Скажем, в 1985 году я приезжаю на ММММ – Московский международный марафон мира. Андрей замечает: «Зачем ты бегаешь, тебе тридцать лет, какой может быть спорт?» – «Ну а что? Мне нравится». – «Надо наукой заниматься, защищать диссертацию».

1988 год. Я в аспирантуре, снова встречаемся в Крылатском. Он мне опять пеняет: «Ты зачем возишься с диссертацией, вот ведь кооперативное движение, предпринимательство, надо свое дело делать». Причем говорит с таким искренним изумлением перед моим полным непониманием реальной жизни.

Наконец, январь 1994 года. Мы снова встречаемся после долгого перерыва. Андрей уже почти гражданин США. Семья в Америке, а он прилетел в Москву отметить рождение дочери со старыми друзьями на маленькой кухоньке своей однокомнатной московской квартиры.

Я ему говорю: мол, Энди, я же теперь тоже бизнесмен, предприниматель, а давай мы с тобой что-нибудь вместе «замутим». И он мне так просто отвечает: «Зачем?.. Главное – ты человек хороший».

Мы на четверых купили ящик шампанского, что-то еще и, как говорится, накатались в зюзю. Но Андрей, несмотря на пьянку, периодически названивает в Америку, что-то там происходит с курсом каких-то акций, которые он куда-то вложил. Я ему говорю: мол, Энди, я же теперь тоже бизнесмен, предприниматель, а давай мы с тобой что-нибудь вместе «замутим». И он мне так просто отвечает: «Зачем?.. Главное – ты человек хороший».

И начал я понимать: не быть мне крутым бизнесменом, не мое это. Что ж теперь поделаешь? Правда, подергался в коммерции еще несколько лет, но без толку. И все-таки удивляюсь людям, составлявшим мизерный процент от инерционного большинства, которые смогли осознать происходящее, сконцентрировать усилия и пойти новой дорогой.

Подавляющее большинство просто ничего не понимало. Я лично долго не мог объяснить себе: зачем вообще нужна собственность? Мой товарищ, учредитель частного предприятия, где я работал наемным директором, обещал, что, дескать, начну нормально зарабатывать — у меня появится своя собственность. Зачем?

А вот Энди, кажется, теперь гражданин Америки, но бизнес ведет в основном в России. Последний его подряд – взлетно-посадочная полоса в одном из московских аэропортов. И собственность у него есть в России, например, свой дом (или замок?) в Москве Энди построил на Николиной Горе.

Но в целом, возвращаясь к Гайдару и Чубайсу, замечу: при всей подготовке, начитанности, образованности, силе правоты и убеждения они не смогли «пробить» российский народ, в котором коллективизация, индустриализация и тотальный идеологический беспредел напрочь выжгли потребность в собственности.

Сменилось несколько поколений «совков», сложилась прочная система взглядов, закрепленная не только в «сером веществе», но и на генном уровне. Вот эту банальность так называемые «высоколобые» и не учли.

Продолжение следует…

Текст: Юрий Шевелев
Иллюстрация: www.dpua.info

См. НАЧАЛО Чубайс шагает впереди (часть 1)

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v