Бизнес и Культура

Десять лет Андрея Вострикова (часть 2)

 Текст  

ПРОДОЛЖЕНИЕ.
Читайте НАЧАЛО:

Десять лет Андрея Вострикова (часть 1)

▼    ▼    4    ▼    ▼

В один прекрасный день встречаю в аэропорту Юрия Степкина, вернувшегося с международного турнира. Садимся в машину, и вдруг он говорит: «Будешь хорошо бороться, порекомендую тебя в европейский клуб в качестве легионера». Я так заволновался, что пропустил привычный поворот и покатил по дороге на ЧМЗ, где никогда не ездил, и даже чуть не заблудился. По ходу пытаюсь выяснить, что за идея выступать за какой-то чужой клуб? Степкин объясняет, мол, это распространенная практика – с начала 1990-х наши дзюдоисты по контракту выступают за европейские клубы, а у него лично сложились добрые отношения с одним из немецких клубов.

У меня сразу такая эйфория – пожить в Европе, побороться за престижный клуб – такой бесценный опыт! Правда, быстро не получилось. В школе я учил немецкий, базовыми знаниями обладал, сам позвонил в клуб, объяснился, но что-то там застопорилось. Степкин успокоил: «Не расстраивайся, я все равно решу этот вопрос. Мой хороший друг, серб Славко Текич, работает в Гамбурге, клуб у них попроще, но они настроены активно развиваться. Вот туда ты можешь и поехать, правда, серьезных денег не заработаешь, но получишь практический опыт в международных турнирах. Тебе будут оплачены расходы на перелет, проживание и питание в течение месяца. Я в восторге: целый месяц жить в Германии, бороться в Бундеслиге – это великолепно!

Лаша Пипия и Андрей Востриков. Мюнхен, 2001

Лаша Пипия и Андрей Востриков. Мюнхен, 2001

Июнь 2002 года, я впервые самостоятельно приезжаю в Германию, недалеко от Гамбурга устраиваюсь в поселке у своего друга Павла Моложаева, который в 1999-м эмигрировал из России. Я у него бывал и раньше: после чемпионата мира 2001 года в Мюнхене пожил две недели, и мы с ним знакомились с Гамбургом, немного поездили по Германии, Голландии. Молодые парни, всё нам было интересно, хотелось двигаться, побольше увидеть, узнать… И вот снова в Гамбурге! Устраиваюсь, присматриваюсь, сразу получаю клубную карту на все виды транспорта, чтобы свободно приезжать из пригорода на тренировки…

До осени 2004 года я боролся в Бундеслиге за гамбургский клуб. Приезжал периодически на целый месяц, тренировался, выступал в клубных турнирах и был там на хорошем счету: за три года проиграл всего одну схватку. Кроме того, привлек в клуб двух земляков – Дмитрия Кулябина (66 кг) и Василия Турлаева (100 кг). У десантников есть правило при штурме высоты: берешь товарища, тянешь на себя, перебрасываешь его наверх – а дальше он тебя подтягивает и забрасывает еще выше… Мне же поначалу было трудно целый месяц вдали от дома, вот я и потащил ребят за собою. И жить стало веселее: мы вместе тренировались, выступали в турнирах, знакомились с Германией и Европой. И сам Гамбург – красивейший город, если оценивать его в целом: зеленый, великолепная инфраструктура, своеобразная архитектура, река Эльба, рядом Северное море, наконец, свой порт как мощный транспортный узел.

Международный турнир категории 'А'. А. Караханов, А. Востриков, Т. Айвазян, Ю. Остапец, Т. Тменов, А. Арсамаков. Минск, 2001

Международный турнир категории “А”. А. Караханов, А. Востриков, Т. Айвазян, Ю. Остапец, Т. Тменов, А. Арсамаков. Минск, 2001

Мы активно выступали в соревнованиях, время было насыщено интереснейшими событиями, страстями, впечатлениями. В 2002-м я выиграл студенческий чемпионат России в Екатеринбурге. Следом было несколько международных стартов: выиграл в Тунисе, стал третьим в Хельсинки, опять же был в тройке в Таллине, потом взял «серебро» в Алма-Ате на международном турнире памяти Джандосова, который сейчас обрел статус Гранд-шлема. Всё это случилось в 2002 году, получившемся особенно содержательным. А немного раньше я выступил на турнире категории «А» в Минске, где был пятым; прошел четыре круга в Риме и т.д.

В 2002-м прошел отбор на чемпионат мира среди студентов в Сербии. Главным тренером студенческой сборной был Сергей Евгеньевич Табаков – душевный человек, грамотный тренер. Как педагог, он отлично разбирался в людях, в психологии спортсмена. Перед выездом на чемпионат мы несколько дней жили в Москве в общежитии РГУФКа. В команде было два спортсмена из Подмосковья – Дмитрий Максимов (100 кг) и Иван Чащин (60 кг), которые учились в институте и жили в этом общежитии: один на 11-м этаже, другой на 13-м. Драма в том, что в многоэтажном здании не было лифта – старый демонтировали, а новый решили не ставить.

Поднимаюсь к ребятам в номер, спрашиваю: «Неужели вы так каждый день вверх-вниз?» – «Привыкли: один раз что-то забыл в номере – потом уже крепко подумаешь, прежде чем спускаться вниз. Правда, тяжеловато подниматься после вечерней тренировки – сам уже измочаленный, да еще мокрое кимоно под 7 кг…» Вот такое бывает отношение к спортсменам, выступающим на международных турнирах. Рассказал эту историю немцам – у них волосы дыбом встали.

Студенческий чемпионат мира проходил в сербском городке Нови Сад. К сожалению, выступил я неудачно и в личном, и в командном зачете. Уже первая схватка у меня была с японцем. Некоторые подумали, что для меня всё закончится уже после первого круга, поскольку у азиатов традиционно очень сильные студенческие команды, там ведь почти весь спорт вращается вокруг университетов. Молодые учатся и тренируются в своих же вузах. Тем не менее мне удалось бросить японца на ваза-ари, плюс противник получил замечание за неправильный захват – схватка осталась за мной: сого-гачи – сложная победа.

И тут уж меня все начали поздравлять, мол, раз прошел японца – победа в кармане! Но я отдал столько сил в одной схватке – пот с меня лил ручьями… и явно не хватило времени восстановиться. Правда, следующая встреча была со словенцем, казалось бы, проходной соперник, да еще у него была очень смешная прическа: как у Чипполино. Я даже подумал ненароком: дескать, с таким-то я справлюсь на счет раз. Прозвучал гонг, взяли захват, и я тут же понял, что внешний вид и прическа – это обманчивое впечатление…

Парень оказался очень крепкий. Более трех минут шла упорная равная борьба, а на последней минуте у меня будто горючее закончилось, и я просто свалился, почти ничего не соображая. И в итоге словенец стал вторым, уступив в финале белорусу, со временем он сделал неплохую карьеру: призер чемпионата Европы, участник чемпионатов мира и Олимпийских игр.

Следующая схватка с итальянцем Франческо Бруере стала для меня последней в личном зачете. Она была равной, но в конце я попал на удержание. У соперника был хорошо наработан переворот в партере – и со второй попытки я на него попался. Не могу сказать, что не любил бороться в партере, но это не было моей сильной стороной. Кстати, через три года Франческо взял «серебро» на чемпионате мира.

В командной встрече мы вышли на китайцев. Первую схватку я выиграл на иппон, причем мой соперник в личном зачете завоевал бронзу, то есть мне тогда было по силам войти в тройку. Но не судьба – помешали жребий и мои ошибки. После победы над китайцами мы вышли на белорусов и проиграли. Сам я проиграл чемпиону мира, который был объективно сильнее, но для меня это очень важный опыт, и вообще я горжусь своим участием в составе сборной страны на таком престижном турнире.

На чемпионате мира по дзюдо 2001 года. Косеи Иное, Андрей Востриков, Шинише Шинохара. Мюнхен, 2001

На чемпионате мира по дзюдо 2001 года. Косеи Иное, Андрей Востриков, Шинише Шинохара. Мюнхен, 2001

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

facebook
twitter
youtube
instagram
google plus
vk

▼    ▼    5    ▼    ▼

В 2003 году мы с Валерием Мисбаховым и Алексеем Ежовым при поддержке известного предпринимателя Бориса Иосифовича Мельника и президента областной федерации Анатолия Петровича Суркова открыли детский спортивный клуб дзюдо и единоборств «Символ» на ул. Курчатова, 34. По сей день в клубе под руководством Валерия Мисбахова занимается около сотни детей и юношей.

В 2004-м я стал понимать, что подходит время завершать личную спортивную карьеру и как-то определяться в жизни. И тут уже заканчивалось строительство Центра олимпийской подготовки по дзюдо. Мы всем коллективом участвовали в уборке строительного мусора, таскали неподъемные тренажеры в зал физподготовки. Его руководитель Юрий Иванович Гуськов навел в нем образцовый порядок и идеальную чистоту, сравнимую с операционной палатой.

В то время, будучи активно выступающим спортсменом, я состоял в штате Налоговой полиции, а потом Госнаркоконтроля «освобожденным» сотрудником спортивного общества «Динамо». Периодически принимал участие в организации соревнований среди сотрудников разных силовых структур: ГУВД, ГУФСИН, ФСКН, ФСБ, таможни и проч. На такую «непыльную» должность меня пригласил зампред общества «Динамо» Петр Вячеславович Костогоров по рекомендации вице-президента Федерации дзюдо России Дмитрия Алексеевича Черныха. И я уже в принципе начал настраиваться на эту работу после окончания спортивной карьеры.

В конце ноября 2004-го в Челябинске проводился чемпионат России, в котором я рассчитывал выступить, но осенью получил травму ребра на клубном турнире в Германии, где мы практически еженедельно выступали в соревнованиях. Вернувшись в Челябинск, я понял, что отбор на чемпионат России прошел мимо. В тот год выступало два состава: первый отбирался через Зону Урала или ведомственные турниры, а второй состав шел «от города», в который мне и довелось попасть, поскольку наш первый номер Виталий Макаров пропускал чемпионат, а в категории до 73 кг я считался «вторым номером» в челябинской команде.

Оставался месяц на подготовку, что для меня оказалось явно недостаточно, из-за лечения травмы пришлось корректировать объем нагрузок. Я сумел выйти на татами всего за десять дней до чемпионата. Тем не менее выступил и прошел четыре круга. Во второй схватке одержал тяжелую волевую победу над Исламом Мациевым. Понятно, он уже был «на закате», да и выступал не в своем весе. Кстати, много раз на сборах Ислам приглашал меня побороться, понимая, что я для него неудобный соперник и с этим надо что-то делать. В Челябинске мне удалось сделать контрприем на юко и удержать схватку.

Но в четвертом круге я проиграл парню из Сибири – его никто не принимал в расчет, и мне было очень обидно ему проиграть. Тем более после победы над таким именитым мастером, как Ислам Хамзатович. А порадовали челябинцы в абсолютной категории – почти весь пьедестал был нашим: Владимир Владимиров, Максим Брянов, Рахиб Бабаев и примкнувший к ним волгоградец Владимир Галкин. Да и вся челябинская команда выступила достойно, завоевав семь медалей!

Огромная нагрузка легла на Александра Миллера – он отвечал и за спортивные результаты, и за всю организационную работу при подготовке чемпионата. Кстати, накануне был достроен и сдан в эксплуатацию первый в стране Центр олимпийской подготовки по дзюдо, который опять же возглавил Александр Евгеньевич. У меня и сегодня не укладывается в голове, как один человек может вынести такую феноменальную нагрузку.

Я думаю, чемпионат России 2004 года стал предтечей будущих крупнейших международных форумов дзюдоистов в Челябинске – ЧЕ-2012 и ЧМ-2014. И именно тогда после моего довольно неудачного «дембельского аккорда» я получил от Миллера предложение поработать в ЦОПе заместителем по учебно-спортивной работе вместо уходящего Владимира Яковлевича Бороздина. Центру были нужны молодые кадры, а с Миллером мы очень тесно общались в последние два-три года и особенно в поездках. И я ведь нередко выступал как «играющий тренер»: выполнял административную работу, проходил мандатные комиссии, вел документооборот и т.п.

Например, на турнир в Таллин мы выезжали вообще без тренера – всё делали сами, устраивались в гостинице, готовили отчетные документы, проходили комиссии. Для меня такая нагрузка оказалась вполне органичной, у меня явно просматривались предпосылки к тренерской и организаторской работе. Но почему-то тренировать мне не хотелось, хотя я и чувствовал в себе какие-то педагогические наклонности, а вот заняться оргработой я согласился.

Однако вскоре в руководстве ЦОП произошли перемены: Александр Миллер перешел на должность государственного тренера, а директором Центра стал опытнейший спортивный руководитель Геннадий Никитович Чариков, который долгое время возглавлял областной спорткомитет. Он перевел меня на «хозяйство», то есть совершенно специфическую и незнакомую мне работу, которой занимался ветеран Николай Николаевич Баев. Хозяйство было хлопотное: достраивалась гостиница, оснащались залы, кабинеты и т.д. и т.п. Вместо меня должность заместителя по учебно-спортивной работе занял Юрий Степкин, а я за два месяца только успел разобраться в документах и сразу был переведен в завхозы.

Но для молодого человека, как говорится, всякое лыко в строку. На «хозяйстве» я получил бесценный жизненный опыт: мне ведь пришлось заниматься массой разных дел, вплоть до канализации или мелкосрочного ремонта. Скажем, привозят из Москвы разобранные трибуны для большого зала – и… приходится в спешном порядке демонтировать окна, чтобы с помощью крана перегрузить габаритные конструкции – ответственность на мне. А сколько было проблем по оснащению гостиницы, текущему ремонту и проч.

И я не стеснялся, садился с разнорабочими и слесарями за один стол и честно признавался: «Мужики, я мало что понимаю в каждом конкретном деле, но моя задача – в целом организовать ваш труд, обеспечить всем необходимым, рассчитаться за сделанную работу». Нам очень повезло с одним прекрасным специалистом – Мустафой Сулеймановым. Это был и слесарь, и сантехник, и электрик в одном лице – мастер на все руки! Мы и сейчас поддерживаем с ним отношения, хотя он работает в одном из магазинов «Магнит». Великолепный специалист и на редкость отзывчивый человек, который мог бросить все свои дела и даже ночью прийти на помощь, например, перекрыть прорванную трубу и прочее.

Второй директор Центра Геннадий Чариков – личность незаурядная. Матерый аппаратчик, прошедший большую школу жизни, после ухода на пенсию с должности председателя областного спорткомитета сумел быстро разобраться в специфике нового Центра олимпийской подготовки и настроить работу коллектива как отлаженный механизм. Он нас и учил уму-разуму: «Ребята, моя задача в том, чтобы научить вас работать!» Буквально за один 2005 год я очень многому научился у опытного руководителя, ну а уже в 2006-м директором Центра стал Юрий Степкин.

Послесловие

Матчевая встреча Челябинск - Санкт-Петербург. Первый визит избранного президента России В.В. Путина в Челябинск. СК 'Надежда', март 2000

Матчевая встреча Челябинск — Санкт-Петербург. Первый визит избранного президента России В.В. Путина в Челябинск. СК “Надежда”, март 2000

С начала 1990-х буквально у нас на глазах случился демонтаж советской системы организации физической культуры и спорта: в одночасье утратили влияние прежние институты и структуры, обеспечивающие финансирование и детских спортивных школ, и подготовки мастеров международного уровня. В этих крайне сложных политических и экономических условиях целый ряд крупных региональных школ дзюдо не смогли сохранить себя и адаптироваться к новым рыночным условиям. Однако наша южноуральская школа в целом сумела удержать свои позиции и даже после короткой временной паузы начать устойчивое развитие, опережая большинство конкурентов.

Исключительную роль в финансировании подготовки нового поколения наших мастеров сыграли всего несколько известных персон: руководитель областной федерации дзюдо Николай Шаламов, выдающийся атлет Григорий Веричев, меценат Юрий Семенов, предприниматели Юрий Федоров и Дмитрий Худяков. Стипендии борцам и обеспечение бытовых условий, финансирование поездок на тренировочные сборы и соревнования, оплата медицинских операций и многое другое требовали огромных затрат.

Крупный челябинский предприниматель Юрий Федоров, пожалуй, единственный в стране, кто создал уникальную систему стимулирования борцов, включающую весьма внушительные гонорары за победы на официальных турнирах и даже предоставление квартир для призеров чемпионатов России, Европы и мира. Удивительное было время – спортсмены получили возможность решить свои насущные материальные проблемы благодаря именно своим выдающимся результатам.

В начале 2000-х значительную роль в развитии южноуральского дзюдо стал играть предприниматель Дмитрий Черных, который в короткое время превратился в очень эффективного спортивного менеджера, генератора и проводника новых идей и начинаний. В 2001-м был создан клуб дзюдо «Магнитный пояс». Я вошел во второй его состав, и мы стали получать ежемесячные стипендии в 8000 рублей, что тогда считалось вполне нормальным заработком. Дмитрий Алексеевич существенно влиял не только на региональные спортивные дела: как вице-президент Федерации дзюдо России, он стал инициатором проведения крупнейших турниров в Челябинске, начиная от чемпионата России (2004) до чемпионатов Европы (2012) и мира (2014).

И первым его «звездным проектом» стало проведение чемпионата России по дзюдо 2004 года. Буквально вся административная и материально-техническая база являлась зоной его персональной ответственности как куратора от ФДР. Председателем оргкомитета был первый вице-губернатор Андрей Косилов, и ключевые совещания по подготовке к чемпионату проводились в областной администрации. До этого самым крупным подобным событием в Челябинске был чемпионат СССР 1985 года. Кстати, тогда сильный мастер из Курска Александр Шуров сумел «задушить» нашего богатыря Григория Веричева в весе 95 кг, правда, Веричев все-таки стал чемпионом страны в абсолютной категории.

С тех самых пор почти двадцать лет в Челябинске не было крупных турниров по дзюдо. Поэтому чемпионат России 2004 года стал важнейшим событием для города и реальным достижением его организаторов. Буквально все мероприятия: от встречи и размещения гостей, торжественного открытия, проведения соревнований, церемоний награждения и т.п. – соответствовали мировым стандартам, и наш чемпионат России в Челябинске был признан специалистами лучшим за всю историю их проведения. Это было реальное достижение. К нам прибыло много именитых гостей, которых встречали Александр Миллер, Дмитрий Худяков, Юрий Федоров и Дмитрий Черных – главные фигуры в современном южноуральском дзюдо.

▼    ▼    ▼    ▼

И вот сегодня, уже несколько лет работая профессиональным тренером, я пытаюсь объяснить себе, почему же я сам не сумел стать международником, чего мне не хватило для победы даже на чемпионате России, не говоря уже о чемпионатах Европы и мира? Казалось, мои психофизические кондиции вполне соответствовали требуемому уровню, и я не могу упрекнуть себя в несерьезном отношении к спорту, в недостатке воли к победе, тем более в трусости. У меня была качественная борцовская школа. Мой первый тренер Виктор Мосейчук вложил в меня все базовые навыки для спортсмена экстра-класса. Александр Миллер неустанно продвигал в сборную и на международный уровень. Бесценную помощь оказывал Юрий Семенов. Почему я не стал большим чемпионом?

Возможно, мне не хватило борцовского таланта – ведь без подлинного таланта великим спортсменом не стать, как и поэтом, музыкантом, художником и проч. Думаю, это главное. А еще отчасти «виновато» время. В девяностые годы спорт в одночасье оказался на какой-то периферии: и заслуженные тренеры, и знаменитые спортсмены вдруг оказались практически без средств к существованию. Все были озабочены элементарным выживанием, и только самые сильные духом держались спортивной колеи в надежде, что рано или поздно всё образуется. Многие начинающие мастера искали разные возможности, чтобы как-то заработать на жизнь, да еще и выкроить на выездные сборы и соревнования. Меня это коснулось непосредственно, причем ни Мосейчук, ни Миллер просто не могли ставить своим подопечным какие-то жесткие условия типа обязательных двухразовых тренировок в день.

Все прекрасно понимали: надо было крутиться, подрабатывать, тратить на это время и силы, которых просто не хватало на полноценную отдачу на тренировках. У нас не было времени и средств на восстановительные процедуры и т.д. Еще одна сложная особенность девяностых – в советское время спортсмены в первую очередь боролись за идею, собственное достоинство и честь державы, а в постсоветское стали превалировать материальные основания.

И все равно многие были фанатично преданы спорту и относились к своему делу профессионально, хотя и не были профессионалами в полном смысле слова – в лучшем случае мы трудились в зале, как говорится, «за еду». Мои товарищи, создавшие семьи, просто вынужденно бросали спорт. Однако оставались и те, кто стремились стать настоящими профи. К примеру, приезжаем на очередной турнир, а условия там оставляют желать много лучшего – в борцовском зале элементарно холодно, а ведь нам нужны разогретые пальцы для захватов – и у нас всё давно предусмотрено: термос, мазь разогревающая… Даже и сейчас подобное не всегда встретишь, но именно такие штрихи отличают профессионала от спортсмена-любителя. бк

бк
Фото из архива Андрея Вострикова

Читайте НАЧАЛО:
Десять лет Андрея Вострикова (часть 1)

Читайте также:
Архив рубрики «Победа любит нас. История южноуральского дзюдо». Том 2
Проект «Начало конца»
Проект «Социум и власть»
Проект «Медная история»

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram