Бизнес и Культура

Эдуард Мильман: после РМК – мертвая земля

 Текст  
Круглый стол в Общественной палате Челябинской области, 9 февраля 2018

Круглый стол в Общественной палате Челябинской области, 9 февраля 2018

В нашей «Медной истории» очередной эксперт – замечательный горный инженер Эдуард Натанович Мильман. Он прошел долгий трудовой путь от десятника ВШТ до главного технолога шахты № 29-Капитальная, запасы которой в последние годы отрабатывал Коркинский угольный разрез. С 1970 года заведующий сектором разработки мощных пологих пластов и профилактики эндогенных пожаров в НИИ открытых горных работ.

В свои почти 84 года Эдуард Натанович не пропускает ни одного митинга и публичного обсуждения проекта Томинского ГОКа, являясь одним из ключевых экспертов, профессионально оппонирующих его разработчикам. Он обожает единственный в стране город, в центре которого сохранился городской бор и большое озеро.

Представляем редакционный текст по мотивам публичных выступлений нашего героя (в Доме ученых 08.02.2018 и Общественной палате Челябинской области 09.02.2018), посвященных обсуждению проблем так называемой «рекультивации» Коркинского разреза.

Проект «Медная история» на сайте «Бизнес и культура»

 1 

Митинг Стоп ГОК, 4 марта 2018

Митинг Стоп ГОК, 4 марта 2018

Я тщательно изучил фолиант, озаглавленный «Проект ликвидации отработанной выработки угольного разреза Коркинский», выполненный ООО «НТЦ Геотехнология», – и остался весьма доволен. Сей труд – превосходный атлас по природоведению и человеческой глупости, но к сложнейшей инженерной проблеме имеет лишь косвенное отношение.

Начну с формулировки – «ликвидация отработанной выработки угольного разреза», по сути, означающей «масло масляное»! Да, конечно, словосочетание «ликвидация отработанной выработки» – звучит очень гордо, но… глупо! При чтении манускрипта невольно натыкаешься на такие перлы и дефиниции, которые невозможно обнаружить ни в одном специальном справочнике или словаре по горному делу – и я просто диву даюсь уровню этого «произведения»!

Из 203 страниц текста лишь 7 посвящены тушению эндогенных пожаров в карьере, что для жителей Коркино, Челябинска и пригородов является первостепенной проблемой, а тут представлено три совершенно нелогичных и некорректных варианта ее решения. Например, можно потратить 10 тысяч рублей – и пообещать начать тушить пожары через десять лет или потратить 10 миллионов и начать работать сегодня, чтобы через год завершить все работы!

Представители РМК и проектных институтов, включая ВНИИМ, допускают принципиальную ошибку, о которой я предостерегал два года назад. Разработчики проекта не рассматривают взаимодействие воды с горными породами, сложенными над и под пластами, – аргиллитами, алевролитами и песчаниками. Но хорошо известно, что влагоемкость таких пород достигает 15-20%, то есть в каждом кубометре подобного грунта его пятая часть является водой.

Аргиллиты и песчаники при увлажнении теряют прочность, и далее при давлении на них вышележащей толщи породы начинается разрушение и сползание бортов разреза. Поэтому не нужно рассказывать сказки о некоем озере где-то на высоте 250 метров от дна карьера – это нереально, поскольку все борта пойдут ходуном.

Недавно я побывал на борту Коркинского разреза, поскольку хорошо знаю, как обойти посты «хороших мальчиков» из ЧОП-РМК, и убедился, что сегодня там вообще не ведутся самые необходимые обеспечительные работы! В свое время регулярно со дна карьера проводилась откачка воды, чтобы минимизировать взаимодействие воды с породами. Если куски песчаника, аргиллита и алевролита поместить в воду, они рассыплются в прах в течение нескольких часов. И незачем сейчас обсуждать эту ерунду. Два года назад на подобном совещании я объяснял: если в карьере будет вода, то с одной стороны он дойдет до озера Бектыш, а с другой – до Калачевского аэродрома.

По Коркинскому разрезу написана масса научных работ, есть даже учебник доктора технических наук В.Н. Корнилкова, где на стр. 276 показано состояние пород на месторождении. Защищено несколько диссертаций, в том числе челябинцами: В.И. Фоминых, Ю.Г. Гайдуковым, Г.Т. Грищенко, гендиректором ПО «Челябинскуголь» Н.Н. Сытниковым, да и мною тоже. О нем писал доцент Ленинградского горного института Л.Е. Каменецкий, бывший главный инженер шахты № 29-Капитальная и еще ряд исследователей.

Э.Н. Мильман всегда открыт для СМИ

Э.Н. Мильман всегда открыт для СМИ

Таким образом, наука давно всё испробовала и перепроверила, а в РМК думают, что угольный разрез – «фарфоровая чаша», в которой можно проводить всякие манипуляции с мифическим закладочным материалом. Достаточно одной манипуляции с водой – и карьер поползет!

Меня до глубины души поражает, как Уральский горный университет мог выдать заключение о возможности переноса отходов Томинского ГОКа в Коркинский разрез. Я весьма сожалею, что кафедра открытых горных работ университета даже не знает о научных исследованиях своих коллег с кафедры подземных горных работ.

И поэтому со всей ответственностью заявляю: не будут качать воду из разреза – поползут борта! Мы на два года опоздали с принципиальными решениями, поскольку еще до окончания работ в разрезе необходимо было принять постановление областного правительства и утвердить проект ликвидации предприятия.

Читайте также:
«Что такое РМК…» Комментарий редактора

 2 

Сегодня рассматривается несколько возможных способов тушения эндогенных пожаров в Коркинском разрезе. РМК настаивает на том, чтобы по ходу разработки медного месторождения засыпать угольный разрез токсичными отходами Томинского ГОКа, причем без всякого обоснования стоимости подобного проекта.

В таком подходе очевидна нарочитая привязка ТоГОКа к челябинской земле и совсем уж примитивный пиар: мы добрые, бескорыстные – мы не только добываем медь, но еще попутно из любви к искусству и экологии беремся за рекультивацию старого угольного карьера! Здесь надо бы добавить: до этого никто в мире еще не додумался!

Ни у кого нет сомнений, что РМК цепляется за проект рекультивации, прежде всего, в надежде выцыганить огромные деньги из федерального бюджета, буквально на пальцах обосновав свои затраты на рекультивацию и пролоббировав финансирование с помощью коррумпированных чиновников и депутатов. В прессе прозвучали какие-то заоблачные суммы, которых бы хватило еще и на строительство ГОКа, поскольку ни один банк не соглашается кредитовать компанию с весьма подмоченной репутацией и токсичными активами.

Конечно, можно продолжить тушение пожаров традиционными способами, как это делалось работниками ЧУК при разработке карьера, но, как я понимаю, после образования некоего совместного предприятия «Промрекультивация» (РМК и ЧУК по 50%), в Коркино больше нет прежних специалистов-угольщиков. ЧУК ликвидируется, распускает штат, а на что способны медные рудари, никто не знает – они никогда не тушили эндогенные пожары.

Коркинский разрез в дыму пожаров, февраль 2018

Коркинский разрез в дыму пожаров, февраль 2018

Я склоняюсь к тому, чтобы тушением пожаров занимались профессионалы, а рекультивация разреза проводилась с использованием отвалов, протянувшихся вдоль Троицкого тракта. Порода в этих отвалах за последние полвека полностью перегорела и представляет собою обыкновенный горелик, используемый при строительстве автомобильных дорог и производства шлакоблоков.

Выбор ясный: либо перекачка токсичных хвостов обогащения с площадки ТоГОКа по пульпопроводу длиной 14 км – либо доставка сухой породы по транспортерной ленте длиной 1,4 км. В первом случае необходимы фундаментальные затраты на прокладку пульпопровода в густонаселенной местности, что требует массу необходимых согласований при пересечении транспортных путей и жилых зон.

Во втором случае финансовые затраты значительно ниже и никаких препятствий при транспортировке сухой породы – вдоль шоссе нет ничего, кроме кустарника. Ставь экскаватор, три транспортера – и гони породу в разрез. Транспортерную ленту можно накрыть пластиком для круглосуточной работы. Такой способ практически безопасен, поскольку «материнская» порода вернется туда, откуда она была изъята. И природа нас за это отблагодарит!

Сейчас мы видим, насколько озеленились борта Коркинского отвала благодаря тому, что еще тридцать лет назад в лаборатории экологии НИИОГРа была разработана технология их укрепления. Причем посадка деревьев и кустарников проводилась во время субботников – на такое благое дело не было затрачено ни одной бюджетной копейки. Работники разреза во главе с директором И.А. Тынтеровым сами высаживали кустарники. Да, около 70% саженцев погибло, но треть прижилась – и природа откликнулась!

Присоединяйтесь к нам в Telegram

facebook
twitter
youtube
instagram
google plus
vk

Наконец, я рискну предложить способ решения проблемы тушения эндогенных пожаров в течение одного года. Правда, он может показаться удивительным, но известно, как в 1936 году в Коркинском разрезе был произведен мощный направленный взрыв, в результате которого образовалась траншея шириной 35 метров, длиной 1000 метров и высотой 20 метров. Этот взрыв планировали «на выброс», но, к сожалению, половина породы осталась в траншее, поскольку она была горизонтальной.

Я предлагаю специалистам-горнякам собраться вместе и обсудить возможность проведения подобной буровзрывной операции. Если от края карьера одним махом пробить траншею, то вырванный массив породы сойдет на дно и накроет все очаги пожаров. Конечно, восточный борт трогать нельзя, там жилые дома, в том числе когда-то там стоял и мой дом, из окон которого я любовался разрезом.

Эксперименты с направленными взрывами возможны на западном и северо-западном бортах, где была шахта № 30. Современные технологии буровзрывных работ доведены до совершенства, в частности, короткозамедленное взрывание. И я надеюсь, что всё пройдет успешно. Но непременно надо искать возможные способы тушения пожаров, а воду необходимо откачивать – иначе произойдет трагедия!

Читайте также:
«Встать, суд идет!»

 3 

Э.Н. Мильман с соратниками на митинге Стоп ГОКа, 4 марта 2018

Э.Н. Мильман с соратниками на митинге Стоп ГОКа, 4 марта 2018

Кто-то может сказать, что у меня совсем устаревшие представления о горном деле и о самом Коркинском разрезе, но вот цитата из книги, написанной директором Коркинского разреза:

«Несмотря на относительно небольшую обводненность месторождения, опыт эксплуатации разреза показывает необходимость осушения вмещающих пород и угля путем прибортового дренажа и открытого водоотлива. Так как иначе наблюдается переувлажнение угля, скопление воды в нижних местах разреза, что может привести к оползням бортов <…> Большое влияние на появление оползневых явлений оказывает обводненность уступов».

Издание вышло в 2000 году и явственно показывает, что наша «история с водой в угольном разрезе» сродни тушению пожара бензином. Что лучше: пульпа с ГОКа или родные породы, которые стоят без угля, не горят и гореть не будут? Приступить к рекультивации сейчас – или ждать три года, пока будет построен пульпопровод? И наконец: кто финансирует проект?

Возникает масса подобных вопросов. Вице-губернатор Челябинской области С.Ю. Сушков заверяет, мол, деньги на рекультивацию карьера отвалит РМК. Однако эксперты-экономисты свидетельствуют: у Алтушкина нет ни свободных средств, ни длинных кредитов – и поэтому придется клянчить деньги у правительства России. Но если и есть возможность бюджетного финансирования, то эти средства необходимо адресовать Министерству экологии, чтобы привлечь мощную структуру и эксплуатационников, раньше работавших на Коркинском разрезе.

Следить за разрезом и проводить рекультивационные работы придется до тех пор, пока борта не станут пологими. И еще придется постоянно откачивать воду, а на всё это нужны деньги. Очевидно, если бюджетные деньги попадут в руки владельцев Томинского ГОКа – мы так и останемся с пожарами, зато компания начнет рыть еще две ямы в непосредственной близости от Челябинска.

По закону подобные разрезы должны быть рекультивированы, но надо понимать – это не означает полную засыпку гигантской воронки. Подразумевается, что сам карьер останется, но на его площадях возможна какая-то производственная, хозяйственная, научная или даже культурная деятельность. Коркинский разрез – единственный угольный карьер в мире такой глубины! Это удивительная жемчужина социалистической индустрии! И так просто плюнуть в него, засыпать токсичными отходами медного производства – это преступление!

В истории горного дела нет ни одного примера, чтобы рукотворный карьер подобного масштаба был засыпан какой-то породой. Для этого необходимы колоссальные временные и финансовые затраты, соизмеримые с потраченным временем и средствами на его разработку – то есть многие десятилетия! В сотый раз повторяю: в мире нет примера, чтобы гигантские угольные или рудные разрезы разрабатывались вблизи городов-миллионников, да еще практически в водоохранной зоне единственного питьевого источника для полуторамиллионной агломерации.

Вместо 3000 га защитного леса в юго-западном пригороде Челябинска  могут разрыть две гигантских ямы

Вместо 3 тысяч гектаров защитного леса в юго-западном пригороде Челябинска
могут разрыть две гигантских ямы, подобных Сибайскому медному разрезу

Сегодня я прихожу к убеждению: цель РМК в том, чтобы привязать разработку Томинского медного месторождения к проблемам Коркинского разреза. Причем эти самые рудари в принципе не имеют практического опыта тушения эндогенных пожаров в угольных карьерах. И откуда вообще взялись на нашу голову столь сомнительные деятели? Вероятно, глава РМК Игорь Алтушкин и владелец Коркинского разреза Константин Струков посудачили между собою и решили довести ситуацию до абсурда: не тушить пожары и дать им разгореться, чтобы Коркино и Челябинск задохнулись в дыму.

Это ли не преступление? Где были контролирующие органы – Роспотребнадзор, Росприроднадзор, природоохранная полиция и прочие надзорные ведомства – как можно допустить столь масштабное горение в разрезе? Еще 2 февраля 2015 года в газете «Челябинский рабочий» я опубликовал статью, в которой предупредил: если начнутся пожары в Коркинском разрезе – это станет катастрофой для Челябинска! Тогда надо мной хихикали, а теперь плачут! И вот только сейчас – спустя три года! – началось обсуждение проекта, который надо было разработать до окончания работ на карьере!

Причем разбор и анализ, по сути, катастрофической ситуации проводятся в Общественной палате Челябинской области – весьма безответственной организации, не имеющей реальных полномочий и возможностей компетентного профессионального анализа сложнейшей проблемы. Впрочем, такая площадка могла бы стать полезной, если бы на ней занялись препарированием именно Алтушкина и Струкова, которые фактически взбудоражили всех челябинцев и жителей окрестных населенных пунктов.

Долгие годы Коркинский разрез работал нормально, здесь трудились профессиональные угольщики, вменяемые руководители, которые своевременно докладывали и даже отчитывались в прессе о тушении пожаров. Помню одну заметку: «…было 27 пожаров, а осталось всего 3». И вдруг, начиная с 2016 года, всё разгорелось. Тут же убрали опытнейшего горняка – гендиректора Челябинской угольной компании Валерия Кальянова, который собственными руками и головой тушил пожары в шахтах и на разрезе. Выдающийся специалист, руководитель, но его прогнали, а РМК вместе с ЧУК родили некое детище – ООО «Промрекультивация». И это при том, что компания Струкова тут же вступила в процедуру банкротства! Какой с нее может быть спрос, если там угольщиков не осталось?

Теперь РМК вынуждена свалить проблему тушения пожаров на МЧС, а весь процесс так называемой «рекультивации» в Коркино растягивается до 2041 года, пока будет вестись разработка медного месторождения в Томино. Но пожар на то и пожар, что его надо потушить в кратчайшие сроки, а не растягивать на десятилетия до полного умопомрачения!

Читайте также:
Челябинск после звонка Владимира Путина: Борис Дубровский

 4 

milman-7

До 2014 года многие челябинцы даже не знали, что в 30 км от города огромный угольный разрез, но, начиная с февраля 2015 года, – вдруг все заговорили об этом. А почему? Да потому что в рабочем режиме угольщики, естественно, тушили эндогенные пожары, а с вмешательством РМК возникла идея привязать сюда Томинский ГОК в роли спасителя от чадящего карьера – мол, «без нас никак».

Ни в коем случае нельзя принимать проект рекультивации с помощью так называемого «закладочного материала» и «продукции Томинского ГОКа», как намедни выразился федеральный министр С.Е. Донской, путающий вскрышные породы с отходами обогащения медной руды. Последние высказывания министра во время визита в Челябинск 6 марта свидетельствуют, что он абсолютно не владеет вопросами рекультивации и не способен прогнозировать будущее Коркинского района. Я глубоко сожалею, что у нас такой министр. Поймите, наконец: Томинский ГОК – это технология XIX века, это сырьевая экономика, это кошмарное экологическое бедствие. И именно после него здесь останется пустыня, а не от того – о чем печется Донской – что мы откажемся от этого злосчастного ГОКа.

Предложенный «Проект ликвидации отработанной выработки угольного разреза Коркинский» не имеет ничего общего с реальной действительностью, и он никогда не будет претворен в жизнь. Грубо говоря, это лапша на уши некомпетентных чиновников, депутатов всех мастей и членов Общественной палаты Челябинской области, под вывеской которой затеяно бессмысленное (а по сути, вредное) обсуждение сложнейших инженерно-технических проблем для имитации какого-то диалога между обществом, властью и медной компанией, крайне агрессивной и бесчестной.

Для серьезной оценки сложившейся в Коркино ситуации необходимо пригласить тех специалистов и научных сотрудников, которые могли бы в своем профессиональном кругу поспорить между собой и выработать выверенное и ответственное решение. Только нельзя этот процесс отдавать на откуп РМК, которая и так уже наприглашала в Челябинск каких-то лукавых «экспертов» типа журналиста Баженова или жириновца Шингаркина, которые пытаются учить нас уму-разуму. В Челябинске достаточно квалифицированных научных сотрудников и инженеров, чтобы разобраться с нашими проблемами.

Сегодня даже сторонним наблюдателям становится ясно, как безответственно ведет себя челябинская власть, явно подыгрывая оффшорной компании. А жителям Коркино могу напомнить, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Вся эта мишура от РМК делается для отвода глаз – Алтушкину надо скорее начать разработку месторождения в Томино и наладить «серый экспорт» медного концентрата (как это делается на Михеевском ГОКе), а на угольный разрез ему просто наплевать.

Коркинцы должны понять, что и сейчас очень немногие из них могут получить работу в РМК, а через 25 лет Томинский ГОК будет отработан, закрыт и уже не будет никаких рабочих мест для детей и внуков. После РМК останутся, кроме угольного разреза, еще две гигантские ядовитые медные ямы в самой непосредственной близости от Коркино и Челябинска – вот и весь будущий итог криминального проекта. Наяву будет выглядеть ровно так же, как «лунный пейзаж» под Карабашом.

Коркинский угольный разрез – жемчужина социалистической индустрии

Коркинский угольный разрез – жемчужина социалистической индустрии

Два года назад я предлагал сделать Коркинский разрез столицей экстремального туризма – и мы уже могли бы по копеечке собирать деньги. Посмотрел на карьер с обзорной площадки – заплатил, тут же купил в киоске сувениры, поработал на рычагах на экскаваторе, провел ночь на глубине 300 метров и т.д.

Сверху вниз на разрезе можно даже разбить ботанический сад; организовать площадку с выставкой горного оборудования; построить мини-гостиницу на внутреннем отвале на южном борту с концертной площадкой для молодежи, кафе с шахтерскими завтраками! Здесь можно организовать горно-медицинский центр для лечения гипертонии, проложить спортивные трассы для зимних и летних видов спорта.

Вот тогда и появятся у нас постоянные рабочие места на весь XXI век. Но если всё это богатство отдать на произвол медной компании и коррумпированной власти, то в окрестностях Челябинска вместо лесов, полей, озер и рек останется, по сути, мертвая земля до конца света в прямом и переносном смысле слова.

***

Я недавно шел по улице Гагарина в Ленинском районе, проходил мимо детской поликлиники и подумал: исполнительной власти следовало бы спуститься на землю, обратить внимание, как на самом деле живут люди, чем они дышат. У меня просто слезы льются: молоденькие мамы стоят с малышами – а у них то ли ангина, то ли бронхит, то ли аллергия… Задыхаются! Это же кошмарный ужас!

Будут ли люди еще верить «нашей власти»? По итогам совещания 9 февраля на проплаченном РМК 31-м канале сообщили: «В Общественной палате представили доклад…», а про то, о чем выступили оппоненты, – молчок.

С этими всеми «докладами» мы еще три года будем ждать, а потом услышим со стороны РМК и «Промрекультивации», дескать, «у нас не получилось, мы не специалисты по тушению эндогенных пожаров». А когда сейчас настоящие специалисты берут слово – над ними посмеиваются.

Извините, если что-то я сказал не так…

бк
Фото Сергея Лихватских и из архива группы Стоп ГОК

Читайте архивы спецпроектов:
Проект «Медная история»
Проект «Кино»
Проект «Социум И Власть»

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v