Бизнес и Культура

Феномен Лаши Пипия

▼    ▼    5    ▼    ▼

Я долго ждал гонорар за «серебро» на чемпионате мира, но не дождался. Федерация Грузии обещала 20 тысяч долларов за первое место и 15 тысяч за второе, но постоянно темнила и юлила. В конце концов мне это надоело. Я уже получил военный билет, полгода послонялся без дела, без тренировок и уже думал совсем завязать со спортом и искать возможность зарабатывать на жизнь.

И все-таки я чувствовал, что потенциал во мне еще есть. Но проблема была в том, что я даже не мог прокормить себя на сборах. Никаких спонсоров у меня не было. А к дзюдо вообще никого нового близко не подпускали. Там всё было крепко схвачено. Оказалось, что совсем недостаточно просто быть сильным спортсменом – надо, чтоб за спиной стояли серьезные люди и большие деньги. Однако рисковать и вкладываться в меня никто не хотел. Наконец, весной 1998-го я решился и принял предложение Зураба перебраться в Челябинск. Мама насобирала мне 200 долларов на дорогу. В Челябинск я прибыл в апреле и временно остановился у друга, хотя у него уже была семья – жена и недавно родившийся сын.

Наша команда. Челябинск, Динамо, 1999

Наша команда.
Челябинск, Динамо,
1999

Когда я приехал, ведущие челябинские борцы под руководством Александра Евгеньевича Миллера находились на сборах перед чемпионатом Европы. Это были Юрий Степкин, Виталий Макаров, Дмитрий Морозов и другие – но я еще лично никого не знал. Через неделю все вернулись. Тогда я впервые и встретился с Александром Евгеньевичем прямо в зале «Динамо» – вежливо поздоровались друг с другом, он улыбался… Со временем я убедился, что его вообще очень редко можно застать в плохом настроении.

Миллер хотел посмотреть, как я борюсь. Мы с Салаватом Мингазовым устроили показательную тренировочную схватку в кимоно. Салават, конечно, очень серьезный спортсмен, но в 1998-м он уже был как бы «на пенсии». И поэтому, несмотря на сравнительно незнакомый и непривычный для меня вид борьбы, я отборолся достойно. Однако всерьез перестроиться на дзюдо оказалось очень трудным делом, поэтому Александр Евгеньевич сразу взял меня в оборот.

Я стал осваивать премудрости дзюдо и его тончайшие нюансы. Какая стойка мне удобнее, Миллер не спрашивал, но и так всё видел и понимал, что в моем арсенале в основном неклассические приемы. Поэтому он старался подбирать под меня соответствующих спарринг-партнеров и соперников, чтобы они не сломали мою технику, а помогли освоить новую. Вскоре у меня появились и первые «удобные» спарринги: Александр Теренгин и Валерий Трыков. А еще на первых порах у меня был и второй тренер – Олег Карпов, он, наоборот, хотел переделать мою технику. Не знаю, к чему бы привела эта разница тренерских подходов, если бы Карпов не уехал в Пермь.

Первый мой соревновательный опыт в дзюдо – международный турнир в Барнауле – оказался неудачным. Там я сильно травмировал ногу и проиграл. Но зато энергии было хоть отбавляй, поэтому я особо не расстроился и уже в следующем турнире раскрылся. Это был турнир в Челябинске, имени Веричева или Юсупова, уже точно не вспомню. Бороться пришлось с разными соперниками, в том числе и с Дмитрием Морозовым (у которого я выиграл), а в финале я победил Алексея Шарунова из Екатеринбурга. Приз – автомобиль!

На волне успеха мне удалось победить на Зоне Урала и попасть на чемпионат России, который проходил в ноябре 1998 года в Кстово. Видимо, тогда я еще недостаточно чувствовал дзюдо. Ведь привычное мне самбо, честно говоря, это ломовой, грубый вид борьбы, где, например, можно стоять тупой защитой и не дать сопернику ничего сделать. Зато в дзюдо надо непременно двигаться… К сожалению, я проиграл в первой же схватке Роману Маранину, хотя поначалу вел, имел инициативу, но получил четыре шидо и был снят.

Кстати, третьим там стал Алексей Шершнев, ученик олимпийского чемпиона Владимира Невзорова. Шершнева стали вести на Олимпиаду-2000 в Сиднее, но он даже не прошел отборочный этап. Тогда и у меня был шанс побороться за олимпийскую путевку, но Невзоров, ставший главным тренером сборной России, прямо заявил: «Лаша хороший парень, но мне он не нужен».

Мое поражение в Кстово Миллер воспринял спокойно. Более того, он даже добился, чтобы мне дали еще один турнир в январе 1999-го! Им оказался Московский международный турнир экстра-класса, где боролись все – первые, вторые, третьи номера сборной команды России. На этом турнире я стал вторым, а все наши сборники проиграли. Я уступил только украинцу Валентину Грекову. Вел схватку, сделал бросок – а защиту от удушений еще не знал. Закрутил, не хотел сдаваться и уснул. Ничего не чувствовал, просто уснул – и всё. Но и такой результат меня устроил, тем более что я получил хорошие призовые – десять тысяч долларов от спонсора Юрия Борисовича Федорова.

Александр Миллер и Юрий Семенов

Александр Миллер
и Юрий Семенов

В это время я жил уже не у Зураба, а в квартире на улице Кузнецова, которую мне выделил Юрий Вячеславович Семенов, соратник Миллера. Еще через некоторое время Семенов помог мне получить российское гражданство… И в мае 1999 года я смог выступить за Россию на международном турнире в Италии на острове Сардиния. Это удивительное, замечательное место, где у нас проходили сборы перед турниром. В качестве руководителя команды и тренера поехал Юрий Вячеславович. В моем весе от России выступили четыре человека, трое проиграли, а я стал вторым. То был единственный успех, поскольку в остальных категориях все наши проиграли. На Сардинии мы задержались после турнира еще на две недели и отдохнули как люди…

Следующий турнир ждал меня только в конце лета, в Минске. Тоже турнир экстра-класса, и тоже второе место. У меня был небольшой разрыв мышцы плеча – на сборах в Кисловодске Ваня Першин случайно его травмировал. Александр Евгеньевич посоветовал: «Если почувствуешь, что с плечом что-то не так, бороться не надо – ты уже в финале». Пришлось проиграть Виталию Крутоголову из Владикавказа. Я вышел в финал, поставил себе задачу – один раз бросить его и потом сняться. Так и поступил: бросил его на юко и снялся.

На чемпионат мира 1999 года в Бирмингеме меня заявили первым номером. Многим казалось, что это нереально и вообще неправильно. Но Миллер был во мне уверен. После умеренно успешных сборов в Кисловодске и Подольске мне казалось, что и на самом чемпионате мне удастся выиграть. Тренером команды тогда был Авель Николаевич Казаченков, а Александр Евгеньевич выступал секундантом. Но, несмотря на все его положительные прогнозы и надежды, меня ждала большая неудача.

В первой же схватке борец из Швейцарии Сергей Ошванден, будущий призер пекинской Олимпиады, сделал непонятный бросок – зашел на обратную спину, я перекатил его, перекосил, он упал на плечи – все кричат: «Иппон!» Всё, чистая победа – но… ее отдали в другую сторону. Я, конечно, очень расстроился. Миллер держался крепко, для этого нужны большие нервы. Он уже тогда понадеялся на меня, думал, что-то получится, но оказалось, нужно было еще подождать.
 

На приеме у мэра Челябинска В.М. Тарасова, 1999

На приеме у мэра Челябинска В.М. Тарасова, 1999

 
В декабре 1999-го я участвовал в чемпионате России (снова в Кстово) и тоже проиграл. На удержании попался одному пацану из Перми по фамилии Гребенкин. Кстати, сразу после чемпионата России мы с Юрием Степкиным были приглашены на закрытую тренировку с участием тогда еще премьер-министра России В.В. Путина… Там же обсуждалась идея создания сильного профессионального клуба дзюдо для участия в европейских клубных турнирах. Вот так и появился клуб «Явара-Нева», г. Санкт-Петербург. Нас со Степкиным пригласили в команду.
 

Тренировка с В.В. Путиным. Подмосковье, декабрь 1999 (фото 1)
Тренировка с В.В. Путиным. Подмосковье, декабрь 1999 (фото 2)

Тренировка с В.В. Путиным. Подмосковье, декабрь 1999

 
Клуб «Явара-Нева» финансировался основательно. Мы это почувствовали на себе: приличная стипендия, премии за турниры и даже специальные гонорары за победные схватки… Более того, нам даже намекали, мол, если вас что-то не устраивает, не стесняйтесь, говорите – прибавим. Но меня всё устраивало, я был абсолютно счастлив, как может быть счастлив 25-летний здоровый и удачливый парень. В основном мы продолжали тренироваться в Челябинске, в привычном динамовском зале, но нередко выезжали на учебно-тренировочные сборы и международные клубные турниры.

▼    ▼    6    ▼    ▼

Памятным событием 2000 года стала матчевая встреча ведущих челябинских мастеров и клуба «Явара-Нева», которая состоялась 31 марта в Челябинске. Мы были гостеприимными и проиграли соперникам из Санкт-Петербурга, правда, свою схватку я выиграл за три секунды. Присутствовавший на встрече Владимир Владимирович Путин пропустил этот момент и попросил меня в следующий раз быть как-то помедленнее…
 

Фото на память. Челябинск, март 2000

Фото на память. Челябинск, март 2000

 
В том же 2000-м в Магнитогорске состоялся клубный турнир на Кубок Президента России. Нам предстояло три встречи. Первая встреча с турецким клубом «Истанбул», вторая – венгерский клуб, третья – клуб «Либерти» из Румынии. Две схватки я выиграл, третью опять проиграл Валентину Грекову. Но все-таки в турнире мы победили и забрали основные деньги. Что интересно, уже перед турниром мы заранее начали делить шкуру неубитого медведя – настолько были уверены в победе.
 

Кубок Президента России. Магнитогорск, декабрь 2000 (фото 1)Кубок Президента России. Магнитогорск, декабрь 2000 (фото 2)

Кубок Президента России. Магнитогорск, декабрь 2000

 
Вскоре после Кубка Президента, в том же декабре 2000-го, я первый и единственный раз выиграл чемпионат России в Перми – чисто во всех схватках. К этому времени я уже освоился в дзюдо. У меня даже появился свой коронный бросок «уточка»: подбираешь ногу, отдаешься полностью сопернику – и в этот момент бросаешь его. Весной 2001 года я стал вторым на чемпионате Европы в Париже. Тренером тогда был Валерий Иванович Востриков.

Первая встреча – «как бог велел»: легкий македонец, самое то для разминки. Вторую схватку с олимпийским призером Атланты французом Дарселем Яндзы я выиграл боковым переворотом. В третьей схватке победил испанца Оскара Фернандеса, а затем в полуфинале одолел известного грузинского мастера Ираклия Узнадзе, который выступал за Турцию. К сожалению, в финале я проиграл сильному эстонцу Алексею Будылину. Перед финалом разминался с Александром Михайлиным, тяжеловесом – 125 кг. Он не совсем удачно скрутил меня, заболело ребро, а вся моя блокада оказалась неэффективной.

После Парижа открылся прямой путь на чемпионат мира в Мюнхен. Я усердно готовился, но… выступил ужасно… А всё из-за одной не очень приятной истории. Мы с Юрием Степкиным спали в одном номере. В ночь перед выступлением уже отборовшийся Юра решил не мешать мне спать и ушел в другой номер. Перед отбоем ко мне зашел Александр Евгеньевич, сделал гипноз: «Спи, Лаша, всё нормально…» Он как бы усыпил меня и вышел.

И только я уснул, как вдруг услышал сильный стук в дверь – ко мне кто-то ломится. Вскочил, открыл дверь – передо мною Вячеслав Тихонов со своим сыном. Что случилось? И Тихонов так жалостливо поет, мол, вот мы приехали автостопом приехали, надо переночевать где-то… Я в ответ буркнул: «Ничего не знаю, идите к Виталию Макарову в номер, он борется послезавтра, а мне утром на ковер!» Но они ничего не хотят слышать и понимать – буквально вломились в номер и завалились спать на свободную кровать.

Боже, как они храпели! До самого утра я не мог прийти в себя, никак не мог успокоиться. Таких наглых, бесцеремонных людей я никогда не видел. Пришлось идти к врачу, просить чего-нибудь успокоительного – не помогло. Часа в четыре утра я зашел к Миллеру, он опять попытался меня загипнотизировать, но мои нервы уже были на пределе. Вернулся к врачу, попросил снотворного, он мне дал какой-то чай, но всё бесполезно. Поспать мне немного удалось только по дороге в зал в автобусе. Приехал, вышел – и проиграл в первой же схватке Мартену Аренсу, очень сильному мастеру из Голландии. Он зашел с колен, бросил боковым, иппон не дали, но я уже не мог продержаться до конца схватки. Тут еще и снотворное подействовало…

В 2001-м в составе клуба «Явара-Нева» мы довольно успешно выступали в европейских клубных турнирах, но об этом надо рассказывать отдельно, есть что вспомнить. Зато на чемпионате России-2001 в Чебоксарах мне разрешили не бороться, чтобы я восстановился, набрался сил.

 

Клубный Кубок Европы. Орлеан, 2001

Клубный Кубок Европы. Орлеан, 2001

 

Челябинские мастера с Кубком Европы, Орлеан, 2001

Челябинские мастера с Кубком Европы, Орлеан, 2001

 

В мае 2002 года состоялся чемпионат Европы в словенском городе Марибор, где в команде мы заняли третье место, а в личном зачете я выступил неудачно – остался пятым. Правда, начинал хорошо – первые три схватки легко выиграл, причем в третьей буквально за секунды «разобрал» немецкого борца Ванера, чемпиона мира. За выход в финал встретился с хорошо знакомым Ираклием Узнадзе, выступающим за Турцию. Было очевидно, что перед полуфинальной схваткой турки четко «проинструктировали» судью – задача Узнадзе было просто отстоять на ногах. В самом начале схватки мне дают непонятное шидо, а затем и вовсе снимают. Узнадзе стал чемпионом, потому что его соперник эстонец Будылин отказался бороться в финале. А я в расстроенных чувствах проиграл поляку Роберту Кравчику в схватке за третье место. Но 2002-й запомнился и новыми победами в европейских клубных турнирах…

бк
 

 

Клуб Явара-Нева на встрече с В.В. Путиным, Барвиха, 2002

Клуб Явара-Нева на встрече с В.В. Путиным, Барвиха, 2002

 

Челябинские дзюдоисты и В.В. Путин. Барвиха, 2002

Челябинские дзюдоисты и В.В. Путин. Барвиха, 2002

Продолжение следует…

Фото из архива Лаши Пипия и Александра Миллера

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram