Бизнес и Культура

«Георгий Эфрон: человек между двумя нациями»

belyakov-1

Еще один гость III фестиваля «Открытая книга» – Сергей Беляков, литературный критик, историк, заместитель главного редактора журнала «Урал» (г. Екатеринбург).

Имя Сергея Белякова зазвучало на всю Россию после выхода в свет написанной им биографии Льва Николаевича Гумилева – «Гумилев сын Гумилева», ставшей финалистом литературной премии «Большая книга».

бк представляет урок
незаурядного литератора
в 31 физико-математическом лицее,
который был посвящен Георгию Эфрону…

Есть два наиболее распространенных подхода к нации. Первый называется примордиальным, который сейчас мало кем в науке поддерживается – хотя было время, когда он был очень распространен. Этого подхода придерживается, по-моему, каждый первый обыватель. Смысл его заключается в том, что принадлежность к нации определяется якобы происхождением, передается по наследственности – как часто говорят, используют метафору «кровь»: «по крови такой-то…» Например, Владимир Иванович Даль – в нем нет ни капли русской крови, он, кстати, не русский ученый, но ассоциировал себя только с Россией. Есть множество бытовых и исторических примеров, опровергающих эту точку зрения. Тем не менее, почти каждый неспециалист будет вам говорить о происхождении примерно так: «по происхождению такой-то… например, поляк…»

Есть другой подход – его называют социально-конструктивистский – который сегодня господствует в науке. Его история берет начало с 60-х годов ХХ века, но, пожалуй, решающим временем его утверждения стали 80-е годы, когда вышли монографии Эрнесто Гелмера, Андерсона и других ученых, наиболее цитируемых сегодня исследователей. Я, конечно, огрубляю, но смысл примерно такой: что нация – это конец времени исторического, более того – она не существует в реальности. Это либо коллективное заблуждение, либо самоубеждение. Что в принципе почти одно и то же.
belyakov-2
Неслучайно самой цитируемой в современной науке стала книга «Воображаемое сообщество». Она была издана впервые в 1983 году, а русский перевод – стыд и позор – вышел только в 2001-м. Видите, насколько наша гуманитарная наука отставала от регламентов подготовки переводов. Тем не менее, если уж быть честными, то советские этнографы еще в 80-е годы стали постепенно подходить к тем же убеждениям, что и их западные коллеги, просто они использовали другую систему понятий. Вместо «национального воображения» использовали термин «национальное самосознание». Сознание, самосознание определяет бытие нации. Кем человек себя считает, тем он и является. Весьма спорный тезис, но он широко распространен.

К сожалению, гуманитарии лишены самых разных методов, приемов и возможностей, которые есть у естественников. Поэтому гуманитарные знания и не претендуют на точность. Но кое-что мы таки можем понять, что-то можем изучить и исследовать. И находится материал, пожалуй, самый идеальный для исследования идентичности – это интимный дневник. В особенности интимный дневник человека, который волею судьбы оказался на перекрестке культур, наций, на перекрестке миров.

Таким человеком и был Георгий Сергеевич Эфрон, сын Сергея Яковлевича Эфрона и Марины Ивановны Цветаевой. Родился он в Чехии и первые месяцы жизни провел в небольшой деревне. А когда ему было 8-9 месяцев, его родители переехали в Париж. И воспитывался он во Франции. Кто он был по происхождению? Ну, его мать вы хорошо знаете, читаете ее стихи. Она, бесспорно, русская женщина, хотя среди ее предков были и поляки, и немцы. Это к вопросу о происхождении… А Сергей Яковлевич – с ним, на мой взгляд, тоже все просто. Он был русским офицером, а происхождение его такое: отец был евреем из Литвы, он влюбился в русскую аристократку Екатерину Дурново и ради нее покинул родину предков, вышел из общины – и, как считается, с того времени и начались все несчастья этой семьи…

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram