Бизнес и Культура

Gomosophia – 3. Отклик на отклик

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

Философ Александр Чупров
признался редактору бк, что
отклик Игоря Липатникова
на новогодний опус Gomosophia
вызвал у него улыбку, но ответить он решил серьезно…

●    ●    ●    ●    ●

Видит Бог, не хотел я вступать в полемику, однако редактор мягко, но настойчиво посоветовал мне не игнорировать отклики на мою статью. Да и то право, это было бы как-то невежливо с моей стороны.

В первую очередь, я хотел бы искренне поблагодарить Игоря Сергеевича за внимание к скромному плоду моей «провинциальной» философской мысли, пусть даже сомнительного, с его точки зрения, качества. Как говорил Черчилль, любое упоминание обо мне в прессе, кроме некролога, только на пользу.

Кроме того, хотел бы извиниться перед Игорем Сергеевичем за то, что не сумел вызвать у него вожделенного им «интеллектуального оргазма» – как говорится, «не дано-с». А учиться такому ремеслу мне уже годы не позволяют.

Вообще, я готов подписаться почти под каждым словом Игоря Сергееевича, но боюсь, он меня в соавторы не возьмет. Впрочем, несколько частных моментов вызвали у меня вопросы. О чем ниже по пунктам.

●    ●    ●    ●    ●

1. Я, в отличие от И.С., – не специалист в сексопатологии и поэтому об оригинальности шопенгауэровского объяснения мужеложества мне судить трудно. Хотя суть такого объяснения мне, как человеку защитившему докторскую диссертацию по философии Шопенгауэра, хорошо известна: природа, допустившая сбои в появлении здоровых организмов, сама же исправляет свою ошибку, наделяя отдельных представителей homo sapienc гомосексуальностью, чтобы впредь дурное семя не плодилось.

Эдакая природная самостерилизация. Правда, убедительность такой гипотезы отчасти подрывается, отчасти подтверждается уже тем фактом, что Шопенгауэр никогда не жил (во всех смыслах) с женщинами, предпочитая им узкий круг своих слуг мужского пола и собак. Конечно, это было его право. Но детей (даже внебрачных) при таком образе жизни у него быть не могло по определению.

2. Трудно мне принять и шопенгауэровскую, разделяемую И.С., концепцию любви. Точнее, ее полное отрицание. Как животное, мужчина, конечно, просто хочет женщину. Видеть в этом потребность рода, как это делал Шопенгауэр, совершенно правильно. Но мужчина – это еще и (извините, И.С.), хотя бы иногда, человек, который временами банально любит. Поэтому образцовый семьянин Гегель настаивал на том, что субстанцией, или основой, семьи является любовь, а не сексуальное влечение, которое, впрочем, не исключается при этом, а даже, наоборот, предполагается. Иначе говоря, в жизни семьи секс пред-полагается (через дефис), а любовь – полагается. Нет любви – нет и семьи. Есть скотское сожительство. Отправление естественных (или противоестественных) потребностей.

andrg-2

3. Необходимо различать две внешне похожие вещи: гомосексуальность и гомосексуализм. Первое – это частный, хотя и патологический, случай андрогинности существования мирского. Второе – это, собственно, и есть однополость сексуальных отношений (между мужчинами или между женщинами); отношений, которые могут: а) игнорироваться обществом в силу их ничтожности и частного характера (вообще, сексуально и психически здорового и притом воспитанного человека это просто не интересует); б) запрещаться и даже преследоваться или, напротив, в) рекламироваться.

Предлагаемое И.С. решение проблем гомосексуализма на социальном уровне – это развитие идеи стерилизации, которую сам Шопенгауэр – из-за присущего ему страха перед разоблачением его собственной гомосексуальности – не решился прописать до логического завершения. Суть идеи проста как пять копеек: «канализация отходов жизнедеятельности». Но это – эвфемизм, хотя и довольно витиевато сформулированный И.С. В переводе на простой человеческий язык, это означает восстановление 25 статьи Уголовного кодекса РСФСР, предусматривавшей наказание за мужской (женщин не обижали) гомосексуализм.

Впрочем, можно было бы пойти дальше, как это сделал в свое время горячий поклонник Шопенгауэра Гитлер (кстати, весьма склонный к садомазохистскому варианту гомосексуализма): не ограничиваться пятью годами колонии общего режима, а просто расстреливать. Как говорится, нет человека, нет и проблемы.

Хотя социально-культурная проблема тут на самом деле есть. И она гораздо глубже, тоньше и серьезнее, чем видится И.С. Тема Gomosophia – это философская проблема андрогинности как неистребимого свойства, атрибута существования всего мирского вообще. Но эту серьезную онтологическую проблему подменяют простым, но очень-очень доходным реалити-шоу про борьбу «гомофилов» и «гомофобов», якобы прогрессистов с якобы ретроградами. Шоу, которое раскручивают разные политические силы, партии, СМИ, интернет-блогеры.

Спектакль, в который (не заметно для потенциальных жертв) втягивают «широкую общественность» и самое печальное – подростков, создавая у них иллюзию свободы и самостоятельного выбора. А «выбор» этот (какой вариант ни выбирай) сводится к тому, чтобы заставить человечество самому себе свить веревку, на которой оно должно добровольно повеситься.

4. И в заключение об ангажированности философа А.С. Чупрова, который под шкурой безобидной овечки растлевает общество, кормясь от государственной кормушки и, в полном соответствии с «либеральными ценностями», наводит «тень на плетень» с помощью философической абракадабры.

Во-первых, очень трудно совместить непонятную абракадабру с проповедью даже сомнительных ценностей. Проповедник должен быть, как минимум, понятен. Во-вторых, пишу я бесплатно. Мне платят не за философию, а за преподавательскую деятельность, осуществляемую в соответствие с госстандартами. В-третьих, никогда я не был сторонником «либеральных ценностей», но и элементарная философская безграмотность, которую любят прикрывать «простонародной прямотой» и назойливым подчеркиванием своей 100% мускулинности, мне как-то не по душе.

Извиняться не собираюсь.

Текст: Александр Чупров

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.