Бизнес и Культура

Капитан Росгвардии Максим Брянов

 Текст  

Взявшись за написание истории южноуральского дзюдо в октябре 2013 года, редакторы журнала «Бизнес и культура» не могли в полной мере представить, что фактически эта работа не только будет касаться героев и событий в региональном и отечественном масштабе, но и поможет полнее представить феномен национальной японской борьбы в мировом спорте. И объяснение этому факту вполне ясное: ведущие южноуральские мастера дзюдо нередко начинали свою спортивную карьеру в самых разных борцовских центрах России, а главное – наши сильнейшие борцы сумели завоевать международное признание на мировом татами.

Капитан Максим Брянов и командующий Уральским округом войск национальной гвардии РФ генерал-лейтенант Игорь Голлоев. Екатеринбург, апрель 2017

Капитан Максим Брянов и командующий Уральским округом войск национальной гвардии РФ генерал-лейтенант Игорь Голлоев. Екатеринбург, апрель 2017

Одним из них является уроженец Черкесска Максим Брянов – мастер спорта международного класса по дзюдо и самбо, мастер спорта России по рукопашному бою и боевому самбо. Первым его тренером в родном городе стал замечательный наставник Кавказской школы борьбы – заслуженный тренер России Вячеслав Иванович Пчелкин, воспитавший целую плеяду мастеров. Некоторые из них в свое время перебрались в Челябинск под крыло к самому титулованному отечественному тренеру – Александру Евгеньевичу Миллеру. И уже именно с «южноуральского плацдарма» они стали покорять международный пьедестал. Одним из таких незаурядных атлетов является наш новый рассказчик…

 

Читайте также
Архив рубрики «Победа любит нас. История южноуральского дзюдо». Том 2

▼    ▼    1    ▼    ▼

В родном Черкесске.  1999

В родном Черкесске. 1999

Я родился в День космонавтики – 12 апреля 1979 года – в городе Черкесске Карачаево-Черкесской Республики. Все родные оттуда – и с маминой стороны, и по отцу, и близкие родственники уже по моей жене. Мне удалось застать своего деда по матери – Ивана Васильевича Калядина, кубанского казака, сильного, волевого человека. Говорят, в физическом плане я в него и пошел. Дед воевал, как и все мужчины его поколения. После тяжелого ранения был отправлен в тыл, где продолжал трудиться на благо родины.

Дедушка и бабушка по отцовской линии родом из Облучья Еврейской автономной области – оттуда, вскоре после рождения моего отца в 1956 году и его старшего брата (два года разница), они перебрались в город Черкесск. Хорошо помню их всех: когда учился в средней школе, они жили неподалеку от нее – и я частенько к ним заглядывал.

Моя мама родилась в 1953 году в г. Усть-Джегута Карачаево-Черкесии. В свое время училась в медицинском институте в Свердловске, вернулась в родные места и работала в детской больнице Черкесска. А отец – инженер, окончил энергетический факультет Карачаево-Черкесской технологической академии. Работал на комбикормовом заводе, а в дальнейшем – заместителем директора автоцентра «Лада» по продаже и ремонту автомобилей, впоследствии став руководителем организации.

Родители были физически крепкие, спортивные: мама в студенческие годы играла в волейбол, участвовала в турнирах – и вообще вела активный и здоровый образ жизни. Отец занимался самбо и дзюдо, боролся на уровне мастера спорта, поэтому в армии попал в спортроту, выступал за Вооруженные силы в командных соревнованиях.

В 1979-м в Черкесске с разницей в полчаса родились мы с братом – двойняшки. Вместе ходили в садик, поначалу, с первого по третий класс, учились в школе № 1, а после переезда в другой район перешли в школу № 3 города Черкесска. В школе и в институте – я всегда и везде рвался в лидеры, держался строгой дисциплины, не боялся никакой ответственности. Меня задевала несправедливость и на любую агрессию отвечал сполна, заступаясь за более слабого.

В начальной школе родители привели меня в бассейн к хорошему тренеру, и уже в первые месяцы систематических занятий я стал выступать в соревнованиях – до сих пор мои первые грамоты бережно хранятся. В четвертом классе я выполнил норматив кандидата в мастера спорта по плаванию, но мой возраст тогда не позволял получить спортивную квалификацию, хотя я и выиграл юношеское первенство республики.

Сейчас понимаю, что у отца, видимо, изначально были мысли со временем отдать нас с братом в борьбу, но прежде надо было заложить «общий фундамент»: укрепиться психологически, физически, наработать первичные функциональные навыки с помощью плавания. А еще ребенку важно почувствовать вкус спортивного состязания, драйв от соперничества. И только потом уже можно пробовать себя на ковре в единоборстве. Так я думаю.

▼    ▼    2    ▼    ▼

В школе самбо Черкесска с тренером В.И. Пчелкиным и друзьями-соперниками. 2000

В школе самбо Черкесска с тренером В.И. Пчелкиным и друзьями-соперниками. 2000

Нам с братом было одиннадцать лет, когда мы переехали в другой район и устроились в новую школу. Тогда же отец привел нас в секцию самбо к замечательному тренеру Вячеславу Ивановичу Пчелкину, выдающемуся специалисту, у которого в свое время занимался сам. Спортивный зал располагался в подвальном помещении средней школы № 5, где был реконструирован силами воспитанников и тренеров цокольный этаж и оснащены два зала: тренажерный и борцовский. Но подвал есть подвал: потолки низкие и старенькое зеленое татами, проверенное временем. Однако от желающих заниматься отбоя не было: например, в нашей группе тренировались человек 30-40. Занятия поначалу проводились три раза в неделю, позднее перешли на пятидневку. Для новичков программа строилась с упором на игровую технику, акробатику и общую физическую подготовку.

Старшие воспитанники Пчелкина – настоящие мастера спорта, включая девочек, – стабильно показывали самые высокие результаты на зональных, союзных и международных турнирах. С нами тренировалась мастер спорта международного класса по дзюдо и самбо Фатима Аджиева, одна из лучших учениц Вячеслава Ивановича.

Жили мы в ту пору без особой нужды, вполне обеспеченно по советским меркам: у родителей всегда был стабильный заработок и своя квартира. Я никогда никому не завидовал, мы каждый год выбирались всей семьей на море, и, когда я уже стал выступать на турнирах, в первые поездки вкладывались родители, поскольку в те времена на детский и юношеский спорт денег недоставало. Практически везде местные федерации едва сводили концы с концами, а чтобы выйти на уровень сборной страны, необходимо капитальное финансирование.

Поначалу я особенно не задумывался о спортивной карьере – благодаря отцу, который регулярно подгонял нас в спортзал, я добился успехов в спорте. А нам в том возрасте, конечно, куда интереснее было бы пропадать на улице. Однако отец был последовательным, и я шаг за шагом прошел все весовые категории, начиная с 38 кг, и в каждой провел около двух лет.

С детства у меня обозначилось одно важное «конкурентное преимущество» – трудолюбие, что отмечали тренер и родители. Естественно, нас, братьев, всегда сравнивали друг с другом: младший технические приемы схватывал на лету, а мне всё давалось трудом, приходилось упираться, и только благодаря полной самоотдаче я в конце концов добивался результата. И моей первой осознанной целью стал норматив мастера спорта.

С первых месяцев занятий тренер непременно включал в тренировочный процесс соревновательные схватки между учениками и командные состязания между секциями, а немного позже мы стали активно участвовать и в первых юношеских турнирах. Уже в 1989-м я боролся на чемпионате республики в категории 38 кг.

Карачаево-Черкесия – небольшая республика с населением немногим более 400 тысяч человек. У нас достаточно часто проводились самые разные соревнования по единоборствам – городского масштаба и республиканского. В то время в моем весе было три-четыре парня, которые шли со мной параллельными курсами. По мере роста мы почти одинаково набирали вес и постоянно конкурировали друг с другом, как правило, встречаясь в полуфиналах и финалах очередных турниров.

С моим братом мы оказались в разных весовых категориях уже в детстве, а сейчас у нас разница в весе около 40 кг! Родились в один час, но абсолютно разные и внешне, и по характеру.

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png

▼    ▼    3    ▼    ▼

Сборная РВСН по рукопашному бою.  Чемпионат  России, Иркутск, 2000

Сборная РВСН по рукопашному бою. Чемпионат России, Иркутск, 2000

С регулярными занятиями спортом у меня выстроился довольно жесткий режим дня: школа в первую смену, потом тренировка, а дома уроки и практически никакой улицы – свободного времени просто не было. Я учился хорошо, стабильно, от программы не отставал, даже когда спорт стал занимать значительное время. Пчелкин в работе с каждым из нас поначалу уделял одинаковое внимание и самбо, и дзюдо, но если ученик добивался лучших результатов в конкретном виде, то далее делался акцент на выбранном направлении. И все-таки в зале доминировала этика и эстетика дзюдо, независимо от того, в чем ты выходишь на ковер – в самбовке или кимоно. А в целом и самбо, и дзюдо для Пчелкина имели равное значение – каждый его воспитанник мог достойно выступить в этих видах борьбы.

Норматив мастера спорта по дзюдо я выполнил, выиграв молодежное зональное первенство России в 1998 году в Курске, а по самбо стал мастером сразу после окончания средней школы – на зональном первенстве в Армавире. И весь этот период спортивного и личностного становления рядом неизменно был Вячеслав Иванович. И вообще мы, его ученики, всегда и везде находились под неусыпным контролем наставника. Для меня в те детские, юношеские годы ощущение постоянного внимания, заботы было очень благотворным. Я уже не говорю о том, что, настраиваясь на бескомпромиссное соперничество перед каждым стартом, для любого спортсмена крайне важно иметь за спиною надежный тыл – понимание и любовь своего тренера.

По большому счету Вячеслав Иванович был нам наставником и в спорте, и в жизни. Мы ведь не только учились бороться и побеждать на ковре, но и впитывали в себя какие-то базовые уроки поведения в жизни вообще. Для Пчелкина не существовало никаких мелочей – например, он раз-два в неделю проверял наши дневники! И если натыкался на двойки или какие-то казусы в поведении, то предпринимал некоторые методы «мягкой воспитательной силы», скажем, заставлял провинившихся вместо тренировки читать вслух городскую газету. И естественно, тренер был в самой тесной связи с нашими родителями…

После школы я поступил в Карачаево-Черкесский государственный технологический институт на механико-технологический факультет, продолжая тренироваться и выступать уже на уровне юношеских и молодежных европейских и мировых первенств. Поездки на сборы и соревнования стали занимать гораздо больше времени, что заметно усложнило учебу. Отдельные преподаватели шли навстречу, допускали снисхождение к спортсменам, но иногда приходилось сталкиваться с весьма категоричными, требовательными педагогами. И мне нередко приходилось готовить семестровые и курсовые задания непосредственно во время турниров в перерывах между тренировками.

Вот почему красный диплом технологического института стал для меня очень дорогой наградой. А потом я практически сразу продолжил учебу на заочном отделении Краснодарской юридической академии при МВД России, где на базе высшего образования можно было за три года получить и юридическое образование. Но драма в том, что в этот период спортивный календарь стал особенно насыщенным – выездные сборы и турниры наслаивались друг на друга, а я стремился всюду успевать.

В ту пору в самбо выход в финал на чемпионатах России гарантировал право выступить либо на мировом первенстве, либо на европейском. В 1998-м я стал лишь третьим на юношеском чемпионате страны и пролетел мимо Европы и мира. Но в 1999-м я уже боролся в финале на России, где проиграл один балл пермяку Юрию Аликину, который получил путевку на мировой турнир, а я отправился в Софию – на европейский. Мой первый выезд на престижные соревнования особенно знаменателен тем, что в день нашего прилета в Софию НАТО бомбили Белград и случайно залетели на территорию Болгарии. Естественно, родители и родственники очень переживали за нас и непрестанно звонили…

В Софии я стал третьим по юниорам в весе до 90 кг, а уже в 2000-м, в 21 год, стал бороться среди взрослых, но остался в прежней весовой категории. На очередном чемпионате России по самбо мы вновь встретились с Юрой Аликиным. Здесь я у него выиграл в полуфинале, но в финале уступил неоднократному чемпиону мира и Европы Сергею Лоповку из Нижнего Новгорода. Борьба была равная, я проиграл по замечанию. В том же 2000-м я выиграл чемпионат Европы в Мадриде и выполнил норматив мастера спорта международного класса по самбо. В 2001 году на чемпионате России по самбо я стал третьим уже в весовой категории 100 кг.

Награда от президента В.В. Путина. Чемпионат России по самбо. Санкт-Петербург, 2001

Награда от президента В.В. Путина. Чемпионат России по самбо. Санкт-Петербург, 2001

Максим Брянов победитель Кубка России по самбо в весе 100 кг. Пермь, 2001

Максим Брянов победитель Кубка России по самбо в весе 100 кг. Пермь, 2001

И в 2002 году на чемпионате России в весовой категории 100 кг занял второе место, что дало право на участие в чемпионате Европы по самбо этого же года в Италии, на котором я занял первое место.

Читайте продолжение на следующей странице >>

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram