Бизнес и Культура

Картинное дело

tehnolog-1

бк продолжает эксперимент с публикацией «вчерашних текстов» всё из той же книги Юрия Шевелева «Челябинские хроники» (сентябрь, 2005 – декабрь, 2006).

Правда, в отличие от трех предыдущих интервью с

Евгением Медведевым

Салаватом Курмановым

Владимиром Цукерманом

этот текст, посвященный отдельным событиям месяца мая 2006 года, так и не был опубликован на страницах челябинской периодики.

Тогда еще не родился такой рисковый редактор, который бы согласился на столь фривольное изложение актуальных событий из светской жизни нашей забавной губернии…

А мы таки вспомним тот пикантный текст, который дополняет рассказы о феврале, марте и апреле 2006 года,

См. Сущее – в прошлом

и в сотый раз поблагодарим старика Гегеля за его золотые слова: «Сущее – в прошлом»

●    ●    ●    ●    ●

Конечно, и летом у нас нередки политические эксцессы – один август чего стоит! Но все же вольно или невольно к концу весны в человеке и в обществе в значительной степени ослабляются внутренние пружины, нервная система ищет успокоения, тепла. Нормальный человек погружается в состояние пассивного созерцания набирающей силу и цвет живой природы. Такой биоритм закладывается с младых ногтей, со школьной поры. Правда, сам май, как правило, бывает стрессовым, непредсказуемым, болезненным…

●    ●    ●    ●    ●

В самом начале месяца челябинцы узнали о смерти Виктора Никифорова, найденного удавленным в своем автомобиле в районе улицы Доватора. Я запомнил его как автора статьи «Бюджет Челябинска потерял 4,2 миллиарда?» («Коммерсантъ», 11 декабря 2005 года). Суть публикации состояла в том, что новая администрация Челябинска распорядилась солидным куском городской земли (145 га) в пользу строительных фирм «Артель С» и «Стройком» без обязательного проведения аукциона согласно статье № 30.2 Земельного кодекса РФ.

Последние полгода своей жизни Никифоров посвятил активной борьбе с челябинскими властями. Он выступал заявителем ряда судебных исков от имени общественной организации «Инициатива». В первом майском номере «Аргументов и фактов» было высказано предположение о заказном характере убийства Никифорова, хотя поговаривали, что правоохранительные органы квалифицировали этот случай как самоубийство. Заметим, в крайней степени экзотическое и по большому счету беспричинное.

Но если в Москве или где-то в России случаются раскрытия заказных убийств, то у нас в Челябинской области трудно что-то припомнить. А мне, в силу особого интереса к девяностым годам, хотелось бы узнать, например, кто и за что убил Михаила Лежнева или Григория Фишера. Вообще, рискну предположить, настоящие менты знают практически все, что у нас творится, но политический режим в стране не позволяет им в полной мере реализовывать себя в своей многотрудной и особо опасной профессии.

●    ●    ●    ●    ●

К концу очередного и не самого удачного для себя политического сезона оформил свои матримониальные дела с Партией пенсионеров ее бывший лидер Валерий Гартунг. Последней точкой в «бракоразводном» процессе явился вынос имущества из офиса регионального отделения РПП, поскольку практически все материальные ценности находились на балансе предприятий, контролируемых Гартунгом.

Новое руководство передовым отрядом региональных «пенсионеров» не обнаружило свыше сорока тысяч «живых душ», числящихся в «ревизских сказках», которые куда-то запропали в суете сует. Новый лидер партии Владимир Дубровский получил возможность проявить свои недюжинные организаторские и прочие способности, начиная самостоятельную политическую карьеру практически с нуля. А его бывший патрон покинул авансцену публичной политики в надежде насладиться прелестями частной жизни, разумеется сохраняя необременительный статус депутата Госдумы.

Кстати сказать, наш нынешний однопартийный единый парламент, включая и верхнюю, и нижнюю палаты, – вообще уникальная биомасса. В этой богадельне нашли себе приют самые никчемные и бесплодные особи, а также рецидивисты разного калибра. Да, периодически отдельных зэков выщелкивают и пересаживают с парламентской скамьи в клетку для подсудимых, но, как говорится, сажать их – не пересажать.

Я бы рискнул предложить радикальные меры по устройству российского Законодательного собрания. Например, в нижней палате, в которой «единороссы» обладают конституционным большинством, вместо 450 депутатов оставить одного спикера Б. Грызлова, лидера партии власти и личного друга президента. А к нему приложить аппарат по производству законодательных актов.

Аппарат может быть биологическим или кибернетическим, но суть его работы – в том, чтобы, получив на входе кремлевские пожелания, на выходе иметь ощущение глубокого удовлетворения. И ежели возобладает идея формирования партийного правительства, то в конечном итоге мы получим настолько рафинированную «вертикаль власти», что, как выражается зловредный Виктор Шендерович, нас всех стошнит.

(Замечу в скобках, что в конце 2006 года в интервью местной прессе мудрый Гартунг изъяснился именно в таком духе: мол, мне нет места в политической жизни автократической России.)

●    ●    ●    ●    ●

Конец сезона фактически поставил точку в развернувшейся было атаке «бунтовщиков» на челябинскую мэрию. Если февральское и мартовское противостояние еще можно было квалифицировать как политическую борьбу, поскольку налицо был один из главных признаков реальной политики – «организация масс», то в мае уличная активность сошла на «нет». А начались судебные процессы о признании незаконными действий избирательной комиссии весной 2005 года и о досрочном прекращении полномочий Юревича на посту главы Челябинска.

Подобный перевод политической борьбы в так называемое «правовое поле» означает ее полное прекращение. Может, и были у нас в новейшей истории попытки обозначить некую квазисамостоятельность судебных инстанций (хотел написать «судебной власти», да остерегся), но эти потуги не могли увенчаться успехом. Ни федеральная, ни региональная, ни муниципальная власть в современной России не могут себе позволить такую из ряда вон выходящую роскошь, как отзыв главы миллионного города и проведение новых выборов, если в действиях избранного чиновника нет откровенной уголовщины.

Отзыв Юревича явился бы таким прецедентом, что всколыхнул бы всю Россию. А кому это надо? Тем более его разборки с оппозицией в одночасье побледнели в сравнении с тем, что в областной администрации случились пренеприятные события. Как только губернатор в середине месяца отправился в отпуск (или, по упорно циркулирующим слухам, на лечение в Германию), тут же случился «наезд» на вице-губернатора Константина Бочкарева. С санкции областной прокуратуры местные силовики провели обыски на рабочем месте нашего героя и в губернаторских апартаментах на Лесопарковой.

«Пинкертоны» искали и нашли очень интересные вещдоки – картины русских живописцев И. Шишкина, П. Верещагина, К. Коровина, К. Маковского… Эти предметы искусства были якобы приобретены у московской коммерческой структуры для украшения новой резиденции губернатора (припомнили к месту «дело о резиденции»).

Естественно, предметы искусства были приобретены на бюджетные деньги – свыше 180 миллионов рублей. Первые экспертные оценки, выполненные по заказу правоохранительных органов, свидетельствовали о существенном завышении стоимости шедевров – примерно на 110 миллионов.

(Позже мы узнаем, что ряд независимых экспертиз, заказанных спецслужбами, выявили в этой коллекции несколько поддельных полотен, за которые была уплачена сумма около 85 миллионов рублей.)

Очень забавно объяснял сию коллизию коллега Бочкарева первый вице-губернатор Андрей Косилов. Он стал заверять неравнодушную общественность, что картины предназначались не для злосчастной резиденции, а для нового краеведческого музея. (Замечу некстати, что ни один из авторов полотен не имеет к нашим краям никакого отношения.)
 

xan-1

 
Андрей Николаевич на голубом глазу убеждал домогающихся журналистов, что «сегодня есть предложения продать полотна по гораздо более высокой цене, чем их приобрело управление делами администрации…» («Челябинский рабочий», 26 мая 2006 года). При всем моем уважении к вышеупомянутым художникам, а тем более к первому вице-губернатору, чрезвычайно трудно обосновать сумму, которую выложил Бочкарев, даже если бы это были подлинные картины. Но еще более фантастично заверение Косилова, что кто-то за них готов дать больше.

Впрочем, нельзя исключить, что вся эта художественно-криминальная история разыграна с далеким коммерческим прицелом. Нередко в мировой практике именно скандальные обстоятельства привлекают общественное внимание и могут стимулировать интерес к произведениям искусства. Учитывая уникальные политические, экономические и пиар-способности выдающихся представителей нашей областной администрации, можно предположить, что «картинное дело» есть эдакий грациозный бизнес-проект с избыточной эффективностью, который позволит наполнить бюджет дополнительными финансовыми поступлениями. Просто надо дать возможность довести его до конца.

●    ●    ●    ●    ●

Позволю себе еще одну цитату из Андрея Николаевича: «Часто пресса активно обсуждает, в том числе по абсолютно незаконным утечкам из правоохранительных органов, материалы уголовного дела, а потом оно рассыпается на глазах». Знаковая «проговорка» маститого бюрократа. Вопрос в том, кто бывает заинтересован в закрытии громких дел.

Выше говорилось: политическое решение, безусловно, превалирует над любыми аргументами и доказательствами надзорных и силовых структур. Органы бессильны в принципиальных для власти делах. Это горькое обстоятельство вынуждает многих нормальных, честных профессионалов оставлять службу и изменять своему призванию. Понятно, почему ходатайство прокуратуры об аресте г-на Бочкарева было отклонено областным судом. Арест заменен подпиской о невыезде.

Впрочем, есть и положительные примеры. В конце мая Центральный районный суд Челябинска признал мошенниками и казнокрадами ответственных чиновников областной администрации – чету Сергеевых, кстати, непосредственных подчиненных героя «картинного дела».

Правда, супруги попались так, по мелочи. Сумма, которую они умыкнули как бы без ведома руководства, составила «всего» около 11,5 миллиона рублей. Прямо скажем, это мизерная часть, которую можно было отщипнуть от тех сумм, которые угрохали на строительство новой губернаторской резиденции.

Возможно, ввиду «мелкости» хищения уголовное дело в суде было рассмотрено в особом порядке. Подсудимые загодя полностью согласились с предъявленными обвинениями и тем самым минимизировали длительность судебного разбирательства и всякие утечки и досужие разговоры об этом, прямо скажем, тривиальном процессе.

●    ●    ●    ●    ●

А в целом май месяц оказался радостным. Случилось немало теплых солнечных дней, хорошо пробилась зелень, вовремя прилетели птички. И вообще, в живых организмах как-то веселее забродили соки и надежды на долгое теплое лето. Правда, оно оказалось безмерно дождливым и холодным…

●    ●    ●    ●    ●

p-s Вот так – «не взрывом, а всхлипом» – закончился очередной политический сезон в Челябинской области. Толку от в общем-то нетривиальной «февральской революции» оказалось, прямо скажем, немного. Но ощущения остались…
Также остались на своих местах Петр Иванович и Михаил Валерьевич.

Да и «бунтовщики» никуда не делись, далеко не разбежались, хотя у многих из них драйв заметно поубавился. Поэтому, вероятнее всего, главным содержанием нового сезона «осень-весна» станет не «свержение» действующей власти какой-то внешней силой, а ее дальнейшее неукротимое внутреннее разложение.

Текст: Юрий Шевелев
Иллюстрация: кадр из фильма «Гражданин Кейн», 1941

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v