Бизнес и Культура

«Хазарский словарь» Сергея Жаткова: «Еврейские источники о вопросе»

бк завершает публикацию замечательного
литературного фотоальбома Сергея Жаткова
третьей частью «Хазарского словаря»:
«Еврейские источники о хазарском вопросе».

hazar3-2

Андрей Северский в своей вступительной статье «Нескучный сад» размышляет о том, что
«всякая неодушевленная вещь на самом деле не менее одушевлена, чем человек»

Сергей Жатков

Сергей Жатков

Сергей Жатков служит не сюрреализму Павича, он позволяет своей графике летуче касаться поверхности текстов, где отражаются преломления световых бурь глубин. Здесь промытость простора, сквозящего скважинами того неведомого, что в нас, нас не спрашивая. Интеллекту неподсудна пересекаемость виртуального и реального измерений. Мы сами не знаем, где мы. Не ведаем своих границ. Входим в склепы чьих-то былых жилищ, где тайна судеб еще длится, скрытая в высоких сводах и темных коридорных аллеях, где стояли сундуки с книгами, переплетенными в грубую кожу и наполненными литерами неведомого языка.

Все мы хазары, выпавшие из времени. И старые вещи предков вроде подков, ржавых ножниц, вил, утюгов и громадных гвоздей, напоминающих о Голгофе, обретают визуальную реальность в мире, где кто-то пишет роман твоей жизни, а ты подсматриваешь за этим в щелку. Твой каждый день – новый абзац в романе, где не все записывается на языках, тебе понятных…

hazar3-3

…Но если чуть выйти за пределы визуального ряда Жаткова, к истокам, с которых он начинал читать «Хазарский словарь» – центровое произведение Милорада Павича; центровое, ибо его предмет – конечная бесконечность человеческого словаря, внутри которого мы живем.

Вырванный с корнем из почвы и соблазненный беспредметной свободой, человек начал чувствовать удушье от “навязанного” ему описания мира. И вакханалию этого экстатического танца внутри глоссы (танца, пытающегося расшатать ее и тем ослабить удушливую хватку), когда сдвигаются в дионисическом сплетенье сюжеты, символы и смыслы, изящно изображает Павич, словно бы провоцируя сознание читателя на перемены и на эксперименты со своей психикой, постоянно намекая, что человек – это всего лишь сон, снящийся пролетающей птице…

hazar3-4

…Современное фотоизображение, точнее тот его вариант, к которому склонен Сергей Жатков, сдвигается именно в эту сторону: увидеть в том, что так жестко нам предстоит, сновиденный мифологизм, словно бы только в нем вещи и предметы могут обнаружить свою размягченную, унеженную сторону, сближающую их с задумчивой недоуменностью нас самих, не ведающих о природе своего Ока.

Бытие одновременно и являет, и утаивает себя. Сокровенное измерение не дается восприятию внешнего человека. Любовь как вспышка влечения приходит и уходит. Однако есть нечто, что никогда не приходило, но всегда было и, следовательно, останется с тобой. Поэт, летавший на почтовых линиях, верно заметил, что главного не увидеть глазами. Фотограф должен помнить об этом как никто, потому что его око – механистично в основе. То есть оно отдает себя во власть машине. Следовательно, нам навязывается идея о существовании “объективного” зрения.


Однако тексты Павича безжалостно развенчивает эту иллюзию. В то же время они требуют признать, что всякая неодушевленная вещь на самом деле не менее одушевлена, чем человек. Философия Павича должна потрясти сами основы того, кто пытается механистически передоверить дело видения машине фотоаппарата. Феномен фотоаппарата должен быть переосмыслен и перепрочувствован. Эта таинственная игрушка извлечена из достаточно неведомых недр. А для начала работающий фотоаппаратом должен вживить его окуляр в свое око настолько, чтобы органика первого не подлежала сомнению. Ведь и Павич оперирует будто бы исключительно фактами – лингвистического и этно-исторического характера, однако от них начинает кружиться голова, настолько они порой наркотизированы той атмосферой между сном и явью, которой мы наслаждались в первой юности…

hazar3-6

…Ни красота, ни фабула, ни все горы интеллектуального остроумия не насыщают. Потому-то современный художник – в фазе задумчивости. Он тоскует по цельности. Как достичь ее? Что может связывать снимаемые на пленку фрагменты бытия? Ведь и стихотворение – всего лишь фрагмент, и никакого формального сюжета внутри стихотворной книги нет, и никто не пеняет поэту на это. Некое душевное событие должно происходить внутри этих фрагментов и меж ними. Обнаружит ли это событие читатель или зритель? Каждый раз он стоит перед этой возможностью, ибо он должен при этом нечто обнаружить в себе…

 

бк представляет своим читателям
третий том «Хазарского словаря» Сергея Жаткова:
«Еврейские источники о хазарском вопросе»

 
 

Фото: Аян Сергеев

 
Читайте еще публикации по этой теме:
«Христианские источники о хазарском вопросе».
«Исламские источники о хазарском вопросе».

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v