Бизнес и Культура

Хочу в КГБ! (часть 1)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...
Евгений Савченко, июнь 2014

Евгений Савченко,
июнь 2014

Генерал-лейтенант полиции Евгений Савченко, начальник регионального Управления федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, рассказывает о своей боевой молодости и не менее суровой зрелости…

Неспешный, обстоятельный монолог Евгения Юрьевича поможет вдумчивому читателю полнее представить наше недалекое прошлое и, может быть, как-то иначе взглянуть на сегодняшний день.

✯  1  ✯

Создание школьного ОКОД, осень 1986

Создание школьного ОКОД,
осень 1986

Меня и сегодня поражает, как я, будучи еще подростком, выбрал свою дорогу жизни. Но этот выбор случайным не назовешь.

С раннего детства мне нравились фильмы про «людей в погонах», я мечтал стать разведчиком и борцом с преступностью. В старших классах школы, при поддержке райкома комсомола, мы создали «Оперативный комсомольский отряд дружинников», чтобы оказывать помощь сотрудникам милиции.

И в один прекрасный день мы вместе с товарищами по «ОКОД» пришли в Управление КГБ по Челябинской области, чтобы узнать условия приема в эту спецслужбу и, возможно, наладить формы взаимодействия с нашей комсомольской дружиной.

Первый состав ОКОД. Вручение удостоверений, осень 1986

Первый состав ОКОД.
Вручение удостоверений,
осень 1986

В те годы люди просто побаивались КГБ и, конечно, по собственной инициативе старались не наведываться в столь серьезное учреждение. Поэтому дежурный прапорщик был поражен, когда увидел на пороге группу юношей, которые прямо заявили, зачем они пришли. Он тут же доложил по телефону вышестоящему начальству о юных посетителях, и вскоре к нам вышел седовласый офицер.

Как и прапорщику, мы ему объяснили, что являемся настоящими дружинниками школьного комсомольского оперативного отряда и после учебы хотим непременно служить в КГБ. Наивные, мы тогда не осознавали, что в такую структуру по собственному желанию, как правило, не попадали.

Однако офицер, видимо оценив наш открытый, решительный настрой, поверил нам. Он спокойно и внятно пояснил, что продолжить разговор о приеме на службу в КГБ можно будет только после службы в армии, получения высшего образования, да еще требуется определенный трудовой стаж. А для нашего профессионального совершенствования, как дружинников, пообещал нас познакомить с руководством областного УВД.

Мы ему дали телефон приемной директора школы, и буквально на следующий день к нам в класс влетела директриса и испуганно сообщила, что меня и моего товарища разыскивают из КГБ СССР!

Вместе с комсоргом и бригадиром треста Уралремстрой монтаж, май 1988

Вместе с комсоргом
и бригадиром треста
Уралремстроймонтаж, май 1988

И вскоре нас действительно познакомили с руководителями комсомольской организации УВД, которые, вероятно, сами были под впечатлением от того, откуда прозвучала просьба, и поэтому самым ответственным образом отнеслись к тому, чтобы помочь нам приобрести первые навыки работы дружинников.

Напутствие офицера о необходимости выполнить ряд условий для приема в КГБ я воспринял серьезно, поэтому после успешного окончания школы не стал поступать в вуз, а настроился на службу в армии. Перед призывом устроился каменщиком в трест «Уралремстроймонтаж», где стал комиссаром ОКОД треста, да еще и на общественных началах возглавил комсомольскую организацию РСУ. Всю эту дополнительную работу я выполнял после трудовой смены.

Горжусь, что за неполный год работы на стройке бригадой из пяти человек мы с нуля построили капитальное здание профилактория на ул. Чоппа в Челябинске и проложили к нему дорогу.

Проводы в армию. Отец, мама, бабушка и одноклассники, 21 мая 1988

Проводы в армию.
Отец, мама, бабушка и
одноклассники, 21 мая 1988

В декабре 1987 года меня пригласили в военкомат на призывную комиссию, в которую, наряду с кадровыми военными, входили представители разных предприятий, партийные и комсомольские работники.

Как тогда было принято, перед лицом грозной комиссии я стоял в одних семейных трусах, а уважаемый Герой Социалистического Труда наставлял меня: «Сынок, тебе доверена великая честь служить на атомной подлодке “Челябинский комсомолец”, и мы, земляки, уверены, что ты станешь доблестным защитником нашего Отечества…» В этом месте, видимо, полагалось торжественно воскликнуть: «Так точно, клянусь честью!» Но я напружинился и твердо заявил: «Никак нет!»

Тут все члены комиссии буквально выпучили глаза. Но я не растерялся: «Хочу служить только в войсках КГБ СССР!» А в этой комиссии оказались секретарь и инструктор райкома комсомола, которые отвечали за работу комсомольских дружин и хорошо меня знали. Они-то и поддержали. Начались бурные дебаты!

Наконец, военком сдался: «Ладно, сынок, сейчас мы тебя призывать не будем, но скоро ты пойдешь служить в особые (!) войска». И действительно, весной 1988 года меня призвали на службу в отдельную мотострелковую дивизию особого назначения (ОМСДОН) Внутренних войск СССР имени Дзержинского…

✯  2  ✯

К концу 1980-х годов в стране «пошел процесс» – развернулась так называемая «перестройка». Одним из тяжелых последствий резких политических перемен стало обострение социально-экономического положения и возникновение «горячих точек» на Кавказе и в Средней Азии.

Боец Софринской бригады особого назначения, 1989

Боец Софринской
бригады особого
назначения,
1989

Мне хотелось разобраться в истоках конфликтных ситуаций, взбудораживших все общество. Что фактически привело к жестким и даже кровавым столкновениям – то ли «вдруг» обнажившиеся межнациональные противоречия, то ли экономические причины, то ли вообще какие-то неведомые обстоятельства, спровоцированные внешними силами?

Подразделения ОМСДОН многократно участвовали в локализации конфликтов в той или иной «горячей точке». И когда мы стали курсантами школы сержантов, нас направили в Армению, где как раз случились стычки противоборствующих сторон и даже массовые волнения.

Моя первая служебно-боевая командировка состоялась еще до трагических событий 7 декабря 1988 года, когда произошло страшное Спитакское землетрясение, унесшее сорок тысяч жизней. А после возвращения из Еревана и окончания школы сержантов меня распределили в одну из рот оперативного полка дивизии, где я вскоре узнал о наборе добровольцев в создаваемую Софринскую бригаду особого назначения (БРОН). Я сразу изъявил желание служить в бригаде, успешно сдал практические экзамены и был зачислен в ее состав.

Командировка в Нагорный Карабах. Аэропорт Кировобада,  осень 1989

Командировка в
Нагорный Карабах.
Аэропорт Кировобада,
осень 1989

Это была действительно уникальная бригада для оперативного разрешения вооруженных конфликтов на территории ряда республик СССР. В составе БРОН я дважды побывал в длительных командировках в Баку и ряде территорий Нагорного Карабаха, где, будучи еще сержантом, исполнял обязанности старшины роты.

Во время выполнения боевых задач мы постоянно общались с самыми разными людьми, посетили массу населенных пунктов, лазили по горам и принимали участие в охране участков государственной границы. В итоге я пришел к глубокому убеждению, что межнациональные вооруженные конфликты были спровоцированы внешними силами, грамотно использовавшими внутренние социально-экономические проблемы этих территорий.

Боевики в Нагорном Карабахе. Снимок из перехваченой пленки, осень 1989

Боевики
в Нагорном Карабахе.
Снимок из перехваченой
пленки, осень 1989

Нашей бригаде довелось участвовать в операции по задержанию провокаторов, переброшенных с Ирана. Они планировали объявить себя правительством одного из районов Нагорного Карабаха и сразу же попросить извне военную помощь.

К тому времени серьезные вооруженные формирования уже стояли в приграничных районах Ирана и фактически ждали сигнала для оказания помощи самопровозглашенным правителям. После задержания ряда несостоявшихся «вождей» мы вместе с подразделениями морской пехоты длительное время оказывали помощь пограничникам по обеспечению охраны государственной границы и пресечению довольно частых вооруженных провокаций.

Мы изымали оружие, боеприпасы, задерживали боевиков в разных районах Нагорного Карабаха, сталкивались с фактами минирования и подрыва дорог, водозаборов и т.д. и т.п.

✯  3  ✯

Длительное время находясь в непосредственном контакте с жителями конфликтующих территорий, я убедился, что, несмотря на высокое социальное напряжение, абсолютное большинство местного населения было категорически против кровавых столкновений. Многие коренные жители давно жили в смешанных браках, с уважением относились к соседям, и «национальная тема» никого особенно не волновала.

Почтовый блок Азербайджана, посвящённый беженцам карабахского конфликта

Почтовый блок Азербайджана,
посвящённый беженцам
карабахского конфликта

На мой взгляд, межнациональные распри раздувались сторонними силами искусственно, а главной причиной возникшего напряжения в обществе являлась коррупционность должностных лиц республик и бедственное материальное положение простых людей. В 1988 году даже в самом Ереване – красивейшем городе! – я был поражен нехваткой питьевой воды и электричества, многие жили в подвалах и на чердаках многоквартирных домов. Перенаселенность способствовала возникновению спонтанных бытовых, уличных конфликтов, которые связывались якобы с избыточным присутствием азербайджанцев.

Внимательно изучая на карте СССР населенные пункты в Нагорном Карабахе, я однажды нашел месторасположение нашей бригады и обратил внимание, что на карте нарисованы асфальтированные дороги. Однако на самом деле в этом месте была только грунтовка. Зато рядом находилась соседняя деревушка из десятка домов, которой даже не было на карте, но асфальт там был!

Карабах тогда входил в Азербайджанскую ССР, и местный чиновник – вот она, коррупционная составляющая, – подвел дорогу к своему родовому местечку, а крупный армянский населенный пункт Аракюль так и остался без нормальной дороги. Подобные «открытия» мы встречали нередко. И те «деятели», что понабивали себе карманы, стремились как-то легализоваться, в том числе и при помощи зарубежных связей. Фото 9

Аэропорт Кировобада, весна 1990

Аэропорт Кировобада,
весна 1990

Еще один характерный эпизод. Мы патрулируем на улицах Баку. К нам подходит обаятельная бабушка, славянка лет 80, в абсолютно здравом уме. Рассказывает любопытную историю: «Сынки, в сороковые годы я служила в Министерстве безопасности Азербайджанской ССР, министр наш был большой бабник (то же самое говорили и про Берию), но, когда Берию скинули, он сразу исчез вместе со своими соратниками. Люди говорили, будто они удрали за границу, но недавно я встретила бывшего министра на улице города…»

После всего увиденного и пережитого я демобилизовался с твердым намерением поступить в военное училище МВД СССР с последующей перспективой перевода в оперативные подразделения КГБ. Однако неожиданно выяснилось, что кадровые службы УВД, которые давали направления для поступления в училище Внутренних войск, уже прекратили выдачу документов. Почему? Я уходил в весенний призыв 21 мая, спустя ровно два года – 21 мая – меня как раз и уволили. Но тогда считалось, что в мае демобилизуют «залетчиков» – нарушителей дисциплины. Но мы же практически не вылезали из командировок! Непосредственно перед демобилизацией я только-только вернулся после очередной поездки в Закавказье. Зато на тех, что вернулись «вовремя», в военкомате оформили соответствующие документы, и они имели возможность поступить в элитные учебные заведения ВВ МВД и КГБ СССР. А я нет! Всё это было крайне неприятно…

✯  4  ✯

И тут судьба сводит меня с уникальным человеком – Михаилом Иосифовичем Чемодуровым, который стал первым руководителем областной налоговой инспекции. В 1990 году государственные налоговые инспекции появились в составе Министерства финансов СССР, и только в ноябре 1991 года Государственная налоговая служба обрела самостоятельность. При первой встрече Чемодуров объяснил: «Вот ты печешься по поводу коррупции, ее разрушительного влияния на экономику, а через два-три года в нашей службе появится правоохранительная структура, которая и будет бороться с этими проблемами». Однако в 1990-м редкие профессионалы верили в будущее самой налоговой инспекции. Опытные советские сотрудники финансовых отделов просто не хотели в нее идти, поскольку посчитали, что это какая-то прихоть, мол, через короткое время новую службу разгонят…

Но Чемодуров решился возглавить областную налоговую инспекцию и сразу определился со своей кадровой стратегией: приглашать на службу способных молодых людей, которые еще не научились врать и ловчить. Тогда появляется возможность правильно сформировать квалифицированного налоговика. В то же время открылись целевые наборы, привлекшие большое внимание самой разной молодежи. И особенно парней, только отслуживших в армии, на что и рассчитывал первый руководитель областной налоговой инспекции.

Параллельно с работой я стал заочно учиться – вначале в техникуме, а позже в университете. Мне пришлось практически «вгрызаться» в новую сферу деятельности и в особенности налогового законодательства. Соприкоснувшись с финансовыми архивами, я был поражен: насколько продуманной и выверенной оказалась советская финансовая система с ее детальной регламентацией и жестким контролем. Например, ответственный работник финансовой службы мог быть уволен или привлечен к строгой дисциплинарной ответственности за одну лишнюю тысячу рублей, выпущенную в оборот. Однако с началом рыночных реформ началась неоправданная вольница. Со временем я самостоятельно пришел к пониманию, как происходило разворовывание и растаскивание государства. Ведь первое, что придумали новоявленные «либеральные демократы», – не проверять вновь созданные кооперативы в течение трех лет и не устанавливать для них лимитов по работе с наличными средствами. В результате в короткий промежуток времени вся «наличка» сконцентрировалась в частных компаниях.

На рубеже 1980-х и 1990-х годов в стране вдруг стали пропадать самые простые товары повседневного спроса: нитки, зубная паста, мыло, стиральный порошок… А почему? Принятый ранее «Закон о кооперации», который должен был стимулировать производство, практически способствовал росту банальной спекуляции с примитивной перепродажей. Можно было на простую юбку нашить солнышко – и это уже считалось новым изделием. Причем финансовый оборот строился ровно так, как на базаре: преимущественно на наличных деньгах, за которые «оптовики» скупали товары со складов, а дальше всё шло в розничную торговлю. И обратно в банки деньги уже не возвращались. Поэтому в короткие сроки банки буквально опустели на глазах изумленных бюджетников, которым хоть что-то надо было платить. Тут же была спровоцирована искусственная инфляция, которая вообще свела всех с ума. Повторюсь, моя оценка субъективная, но бесспорно то, что ситуация в стране сложилась тогда крайне опасная.

К тому времени Запад, во многом за счет дешевой советской нефти, которую согласно подписанным в 1970-х долгосрочным контрактам мы обязались продавать по фиксированной цене, обеспечил себе рывок в новых технологиях, значительно повысив внешнюю конкурентоспособность. И во мне еще более и более укреплялось мнение, что Советский Союз разваливается по сценарию «внешних сил» с опорой на коррумпированных руководителей нашего государства.

Фото из архива Евгения Савченко

См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Хочу в КГБ! (часть 2)
См. ОКОНЧАНИЕ Хочу в КГБ! (часть 3)

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.