Бизнес и Культура

Хочу в КГБ! (часть 3)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

ОКОНЧАНИЕ.
См. НАЧАЛО Хочу в КГБ! (часть 1)
См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Хочу в КГБ! (часть 2)

✯  7  ✯

Первые годы службы в ГНК (с 2004 года ФСКН) меня слегка разочаровали. Поначалу никак не просматривался системный подход к изучению оперативной обстановки с координацией действий со стороны центрального аппарата по выявлению преступлений, совершаемых организованными группами. Да еще предпринимались какие-то неловкие попытки организовать соревнование с МВД. Но постепенно погружаясь в проблематику наркомании, я стал понимать, что каналы наркотрафика в направлении постсоветского пространства имеют явные признаки внешнего системного руководства. Однако ни у кого еще не было четкого понимания масштабов наркотизации населения. Не было и объективных механизмов для установления фактической численности зависимых от наркотиков лиц и общего представления о факторах, влияющих на спрос и предложения.

Годовщина ФСКН, лето 2004

Годовщина ФСКН, лето 2004

И тогда, да и сегодня тоже, ответственные чиновники грешат тем, что судят о масштабах наркотизации по данным массивов наркологических наблюдений. При этом не учитывается тот факт, что, пойдя на уступки западных консультантов, в России законодательно закрепили сугубо добровольный порядок постановки зависимого лица на учет к наркологу. А посему, если у наркомана или его родственников есть деньги, то можно на законных основаниях лечиться анонимно без постановки на учет. И только в отсутствие средств желающий пройти курс лечения ставится на учет. В результате такого лукавства большая часть наркоманов оказалась «в тени», и нам пришлось внедрить ряд федеральных законодательных актов, чтобы их вытащить на свет. Правда, тут же во многих СМИ зазвучало, что благодаря работе полицейских число наркоманов только увеличилось.

Другой пример. Лечение наркомании дает положительный эффект только в 2% случаях, а использование наряду с ним форм медицинской и комплексной социальной реабилитации повышает эффект до 40% и выше. Причем свыше 90% всех средств у нас направлялось исключительно на лечение, а процесс социальной реабилитации даже не был нормативно отрегулирован на федеральном уровне. Здесь надо отдать должное Кузенкову, способному на нестандартные подходы в работе, которые всё же вписывались в рамки правового поля, но о их содержании пока еще не пришло время рассказывать. Впоследствии этими наработками заинтересовалось новое руководство ФСКН, и многое из тех методов было принято на вооружение.

С приходом нового директора ФСКН – Виктора Петровича Иванова (в мае 2008-го) у меня появился дополнительный драйв в работе. Кузенков предложил мне войти в руководство Управления, став его помощником. Кстати, тут же СМИ стали называть меня руководителем пресс-службы УФСКН, чем я никогда не был, просто в новой должности мне пришлось много сотрудничать с активом гражданского общества и прессой. Из опыта службы в налоговой полиции я вынес, что в любом деле надо четко распознать союзников и противников, а еще стараться использовать потенциал СМИ в благих целях. Иначе «сильные мира сего» непременно навяжут свой административный ресурс, после чего и дело пострадает, и сам столкнешься с большими проблемами. А уж с этим самым административным ресурсом против себя и своих коллег я столкнулся не раз.

Однажды, когда я служил еще рядовым оперативником в налоговой полиции, мы вскрыли многомиллионную схему сокрытия налогов и таможенных платежей в ходе выполнения контрактных обязательств крупной челябинской компании перед зарубежными партнерами. Преступление было совершено весьма известными в области лицами, и далеко не каждый руководитель правоохранительного блока, включая прокуратуру, готов был вступить с ними в борьбу. Прокурор, впервые увидев мои материалы, буквально опешил и предложил к утру принести ему обвинительное заключение, чтобы убедиться, что на стадии оперативно-разыскных мероприятий я собрал действительно полные доказательства совершенного преступления. Наутро я ему принес написанное от руки заключение. Изучив документы и мои записи, прокурор вызвал следователя, распорядился зарегистрировать материалы и возбудить уголовное дело. Сразу после этого мы провели следственные мероприятия на предприятии, изъяли ценные документы и задержали лицо, подозреваемое в подделке документов для сокрытия налогов. Задержанный не стал отпираться и дал признательные показания. Вся следственная группа была в восторге от предварительных результатов расследования.

Однако уже на следующее утро меня в срочном порядке вызвали в прокуратуру и ознакомили с постановлением вышестоящего прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. Профессионалы прекрасно знают, что после выполнения хотя бы одного следственного действия – допрос, выемка, задержание – вынесенное ранее постановление не может быть отменено в принципе – оно может быть только прекращено. И тот прокурор, что вынес первое постановление, пояснил мне, что он не может ничего изменить. Более того, ему уже намекнули на возможное увольнение.

Всё случившееся потрясло меня основательно. Владея всеми деталями разработки и понимая влияние этого деятеля, я в нарушение всех инструкций и приказов пришел к нему лично (правда, поставив в известность своего непосредственного начальника) и сказал в лицо, что «он поступил по-скотски». Тот удивился такой наглости и дал послушать аудиозапись, как некоторые должностные лица из руководства Управления налоговой полиции рассказывают о моей невменяемости и что со мной они ничего сделать не смогут. А поэтому он нашел выход «на самом верху» и решил проблему так, как решил. Поразительная откровенность объяснялась просто: все документы, свидетельствующие о нарушениях, были уже уничтожены, в том числе и у зарубежных партнеров.

В моей жизни рядового опера такой разговор случился впервые. «Сильный мира сего» признался, что оценил мои способности и предложил отблагодарить меня за принципиальность. Буквально опустошенный таким цинизмом, я все-таки попросил его использовать свои связи и не трогать прокурора, которого должны были уволить. И он не обманул, выполнил эту просьбу, а смелый прокурор со временем сделал хорошую карьеру. А я после разговора с «хозяином жизни» пришел и написал рапорт на увольнение. Мой начальник отдела, выходец из внешней разведки, порвал его: «Мы и не такое видели, тебе надо успокоиться, прийти в себя, не так всё просто. Если уйдешь, то дальше уже не сможешь им мешать – значит, они тебя сломали». И впоследствии я еще дважды попадал в подобное положение и писал рапорты на увольнение, но рядом неизменно оказывались мудрые командиры, которым удавалось меня переубедить.

✯  8  ✯

В должности помощника начальника УФСКН я начал выстраивать комплексную систему мониторинга наркоситуации в тесном сотрудничестве с общественностью и СМИ и одновременно формировал «защитное лобби» для предотвращения возможных провокаций и давления со стороны «сильных мира». С приходом в ФСКН Виктора Иванова и его команды многое изменилось в организации работы. Появилось четкое целеполагание и системность во всесторонней оценке оперативной обстановки и выработке конкретных мер. А еще заметно возросла координирующая роль центрального аппарата, с которым установилась круглосуточная связь. Прояснились все приоритетные направления в работе: борьба с организованными формами наркопреступности; выявление внешних и внутренних каналов распространения наркотиков; подрыв финансовых основ наркобизнеса… Здесь мы стали безусловными лидерами среди всех правоохранительных органов страны, но хорошо понимали, что наши результаты являются следствием совместной работы с коллегами из других силовых ведомств.

С 2006 года ФСКН стала активно использовать предоставленное президентом России право делегировать наших сотрудников в российские посольства. Это было особенно актуально в странах с мощным наркооборотом (вроде Афганистана). Офицеры ФСКН, командированные в посольства, отвечали за взаимодействие с коллегами из национальных правоохранительных органов. При Викторе Иванове наша служба стала весьма активно влиять на формирование единой национальной системы мониторинга наркоситуации и вообще антинаркотической политики государства. Это была объемная, сложная, но очень интересная работа.

В 2008 году Виктор Кузенков предложил мне стать заместителем начальника областного УФСКН. После согласования в центральном аппарате и собеседования с высшими должностными лицами в 2009 году я был утвержден на эту должность. К моим прежним обязанностям добавилась организация оперативно-розыскной деятельности межрайонных отделов УФСКН по приоритетным направлениям. Эта работа позволила пресечь деятельность ряда организованных преступных сообществ (ОПС – высшая форма преступности, согласно УК РФ), создавших сетевой сбыт наркотиков на территории Челябинска, Магнитогорска, Копейска, Златоуста и Троицка.

А уже в 2010-м Виктор Анатольевич принял крайне непростое для себя решение уволиться со службы. Он пригласил меня и сообщил о своем предложении высшему руководству назначить меня и.о. начальника УФСКН. И еще подчеркнул, что постарается добиться в Москве именно моего назначения на эту должность. Я к этому отнесся философски, поскольку понимал особенности кадровой политики в силовых органах: местного полковника (а я коренной челябинец) никто не поставит на генерал-лейтенантскую должность начальника территориального управления. И еще я представлял, что поскольку моя кандидатура внесена в федеральный кадровый резерв, то при условии достойной работы в должности и.о. начальника в принципе у меня есть перспектива возглавить одно из других территориальных Управлений в России.

У меня за плечами уже была и учеба в закрытых учебных заведениях спецслужб России, и профессиональное реноме… Но пока суд да дело, я просто приступил к исполнению своих новых обязанностей и стал реализовывать те идеи и потенциал, что были наработаны за все предыдущие годы службы в ФСКН. И в первую очередь сосредоточился на исследовании внешних и внутренних факторов воспроизводства наркомании и побудительных мотивов вовлечения в наркоманию… А в январе 2011 года Указом президента России я был назначен на должность начальника УФСКН РФ по Челябинской области.

✯  9  ✯

Мировой опыт работы силовых ведомств наглядно свидетельствует: для уничтожения практически любого государства, прежде всего, необходимо развалить его культурные и ментальные основы, что в конечном счете приводит к уничтожению генофонда страны… Уже в первые годы горбачевской перестройки в Советском Союзе возникло резкое расслоение уровня жизни населения вследствие стремительного обрушения прежних социальных институтов, связанных с бесплатным образованием, здравоохранением и культурно-массовыми учреждениями. Пресловутая «гласность» обернулась спонтанной активизацией СМИ, массированными информационными потоками, которые стали навязывать простодушному населению, и особенно молодежи, якобы новые «потребительские смыслы», стимулирование собственной конкурентноспособности и настойчивое акцентирование на примате личности, но не общества…

Промывка мозгов «западными ценностями» проводилась на фоне жестокой, бесчеловечной дискредитации отечественной истории. На теле- и киноэкранах пышным цветом расцвели похоть, бандитская романтика, культ денег… А ведь наркомания – один из классических видов психического заболевания, развитие которого стимулируется характером и уровнем депрессивности личности. Человек, не обладающий навыками деятельного, ответственного поведения, природной стрессоустойчивостью, волевым характером, может легко потеряться при столкновении со сложными жизненными реалиями. Такой человек часто не выдерживает «испытаний жизнью» и нередко стремится отрешиться от возникших трудностей с помощью самых примитивных средств – табака, алкоголя, наркотиков…

Наркотики – один из важнейших факторов современной мировой финансово-экономической системы. Так называемое «цивилизованное общество» – это общество потребления, в котором доминируют производители товаров и услуг, нацеленные на активное формирование спроса с помощью маркетинга и рекламы. Экономические субъекты, как правило, широко используют возможности кредитных организаций, однако значительная часть кредитов не погашается, а проценты за пользование заемными средствами нередко не покрывают возникающие убытки. Поэтому мировые финансовые группы постоянно заинтересованы в пополнении денежных средств, в том числе и за счет средств криминального происхождения: от работорговли, проституции, незаконной продажи оружия и наркооборота. Известно, что в условиях мирового финансового кризиса 2008 года часть кредитных учреждений США избежали банкротства, благодаря использованию значительных средств, полученных именно от наркоторговли.

Вхождение боевых подразделений НАТО в Афганистан в 2001 году способствовало созданию мощного плацдарма для развития масштабного производства наркотиков, что позволило поддержать финансовые институты стран, входящих в военный блок. С того времени в Афганистане существенно расширились плантации, занятые опийным маком, и более чем в 40 раз увеличилось воспроизводство героина. Причем значительная часть наркопотоков была направлена именно в сторону постсоветского пространства. Почему? Один из ответов на этот вопрос такой: в среднеазиатском и дальневосточном регионах сосредоточены огромные запасы углеводородов, для их добычи необходимы значительные капиталовложения, а драйвером этого процесса может быть резко возросший наркооборот с его безмерными финансовыми потоками. Ведь наркозависимый пойдет на любое преступление ради необходимой дозы, а слабая техническая оснащенность государственных границ стран Средней Азии, российско-казахстанской и российско-китайской границ, как правило, не создает серьезных препятствий для скрытой перевозки наркотиков. Плюс к этому анонимные электронные платежные системы могут даже способствовать активному проведению международных расчетов за перевозку и сбыт наркотиков.

Наряду с обеспечением комплексной безопасности мировых финансовых групп их хозяева заинтересованы и в обеспечении устойчивости своих политических режимов. В современном мире налицо масса проблем, связанных, в частности, с природными ресурсами: очевиден дефицит пресной воды; всё более тяжкими становятся последствия от частого затопления ряда западноевропейских стран или еще каких-то природных катаклизмов. С другой стороны, наша великая Россия обладает крупнейшими в мире запасами пресной воды и огромными территориями, скажем образно, с устойчивой, твердой сушей. Всё это вызывает очевидный избыточный интерес ряда политических сил и режимов к возможному переделу геополитической карты мира, а наркооборот выступает одним из самых действенных инструментов атаки на Россию. Поэтому борьба с этой чумой становится сегодня, быть может, самой актуальной государственной задачей…

Перед боем... Е. Савченко справа. Нагорный Карабах, весна 1990

Перед боем… Е. Савченко справа. Нагорный Карабах, весна 1990

Фото из архива Евгения Савченко

ОКОНЧАНИЕ.
См. НАЧАЛО Хочу в КГБ! (часть 1)
См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Хочу в КГБ! (часть 2)

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.