Бизнес и Культура

Композитор Евгений Гальперин. “Святая к музыке любовь”

 Текст  

“Бизнес и культура” продолжает публикации по итогам VIII Одесского международного кинофестиваля…

Читайте:
первая часть публикации
по творческой встрече с кинокомпозитором Евгением Гальпериным на ОМКФ

Кинокритик Андрей Алферов: …После того, как прозвучало слово “эпоха”, грех было бы не вспомнить и не посмотреть фрагмент фильма “Бойцовая рыбка” (1983) Фрэнсиса Форда Копполы. Фильм – реквием по всему поколению “нового Голливуда”, где сыграли яркие роли Микки Рурк, Мэтт Диллон и совсем молодой Николас Кейдж. Здесь важно музыкальное оформление – о нем мы будем говорить…
 

Эпизод из фильма “Бойцовая рыбка” (1983)

Композитор Евгений Гальперин

Композитор Евгений Гальперин: …Старший брат в исполнении Микки Рурка – легенда своего района, motorcycle boy, смелый, отважный, бесстрашный хулиган и очаровательный молодой человек, а младший хочет на него равняться. А потом в отрывке, который мы не видели, герои идут по улице, вокруг кружат какие-то тени, и вдруг слышится звук проходящего поезда… С самого начала картины мы слышим почти незаметное тиканье часов – “звук времени”, которое сочтено для главного героя, – и вскоре оно превращается в абсолютно разрушающий грохот поезда, который показывает, что у motorcycle boy, несмотря на то, что у него все есть и он может иметь все, что захочет, – что-то внутри сломлено, и он жить больше не хочет и не может. Младший брат пытается понять, что происходит, – и, конечно, ему это не удается… Музыка в том знаменитом эпизоде с поездкой на мотоцикле начинается в попсовом стиле – просто ребята на байке едут по городу, но очень быстро начинают проявляться диссонансы, странные интонации… Вдруг мы понимаем, что это не просто прогулка по городу, а что-то произойдет такое, что никак не будет связано с невинным времяпрепровождением двух братьев с девочками, сигаретами и алкоголем.

Я очень советую этот фильм, это один из лучших фильмов Копполы. Он начинается с тиканья часов, а в момент, когда герой Микки Рурка появляется в кадре, это тиканье часов передается другим шумовым эффектом – что, естественно, находит отражение в музыке. Далее мы слышим звуки ударных молотков, стройки – и это идет так ритмично, неотразимо, и все нарастает и нарастает, и становится шумом поезда, грохотом колес по рельсам… И это происходит буквально за несколько минут до того, как одному из главных героев суждено погибнуть… Смерть он практически провоцирует сам. В чем-то “Бойцовая рыбка” напоминает психологически форму “Как трусливый Роберт Форд…” Там главный герой картины – легендарный американский бандит, “Робин Гуд” своего края – у него, как у рок-звезды, куча фанатов, которые приезжают к нему отовсюду. Но мы замечаем, что он как-то в свою жизнь не верит. Мы постепенно чувствуем, что время его сочтено, – в основном благодаря прекрасной музыке. Хоть и нет никакого тиканья часов – но суть та же. Мы на протяжении картины наблюдаем, как человек сам организует собственную смерть…

Андрей Алферов: Мы живем в глобализированном мире, и уже не имеет значения, где ты находишься – в Лос-Анджелесе или Париже, в Киеве или Берлине. Тем не менее есть ли какая-то разница в работе с американскими авторами и французскими? Взять Жака Одиара и Барри Зонненфельда – какой у них подход?

Евгений Гальперин: Я думаю, разница видна из-за того, что это разные люди, разные режиссеры. И безусловно, когда работаешь на крупных голливудских картинах – там значительную роль играет продюсер, чего не встретишь во Франции, где чтится авторская школа, так что режиссер в основном решает практически все. Конечно, чем более коммерческий проект, тем больше продюсер может вмешиваться в фильм… Так что разница заметна, думаю, в очень крупном голливудском кино, на котором я не работал, – а в проектах, которые я делал с легендами американского кино Зонненфельдом и Барри Левинсоном, режиссеры решали все сами.

Андрей Алферов: Фильм “Девять жизней” (2016), к которому ты писал музыку, главную роль играет Кевин Спейси.

Евгений Гальперин: Нет, там кот играет главную роль…

Андрей Алферов: Но ведь под личиной кота прячется Кевин Спейси… Расскажи, каково было работать там, какие задачи перед тобой ставились? Тебе показывали какие-то фрагменты или дали сценарий?
 

Саундтрек к фильму “Девять жизней” (2016)

Евгений Гальперин: Уже был готов фильм. В Америке, особенно в коммерческом кино, зовут композитора, когда картина закончена и практически утверждена. Весь фильм перед глазами – и ты начинаешь писать музыку. Там процесс очень разделен. А в авторском кино он часто сильно перемешан: ты можешь писать музыку еще на этапе сценария, монтажа – когда даются первые склейки. С “Девятью жизнями” процесс был разделен: Барри Зонненфельд – профессионал, который очень четко знает, чего хочет и чего не желает. Мы предложили ему несколько вариантов музыкальных тем, и он выбрал то, что показалось ему самым интересным, – дальше мы шли по такой комедийной, иронической линии, ведь в его фильмах такая странноватая ирония присутствует всегда. Так что, зная предыдущие фильмы режиссера, всегда проще найти язык его новой картины.

Андрей Алферов: А ты до этого смотрел “Людей в черном” (1997)?

Евгений Гальперин: Еще как! Даже не представляешь, сколько раз! “Люди в черном” были одним из моих любимых фильмов, во всяком случае, из зрелищных. В Париже у нас был период, когда мы с друзьями на каждой вечеринке – когда все уже не были в состоянии разговаривать, но расставаться не хотелось – включали “Людей” и до 6 утра в той или иной степени его досматривали. Это была культовая абсолютно картина – причем этот статус она приобрела не опосля, а сразу в момент выхода. Ну и “Семейка Аддамс” (1991) – когда мы ее посмотрели с братом в первый раз, то были приятно удивлены: все-таки привыкли к американскому кино как к такому форматированному, немножко одинаковому, а тут такой политически некорректный юмор, неожиданный, циничный, куча странных персонажей… Такой свежий глоток воздуха для Голливуда и надежда на то, что он еще может все-таки удивлять, развиваться по таким параллельным каналам…

Конечно, мы с братом очень хотели поработать с Зонненфельдом. Хоть и ожидали, что “Девять жизней” будут подаваться немножко с другого ракурса, более детского… Но работать было очень просто: показали музыку режиссеру, он отметил, что нравится, если нет – то почему. Напротив, Жак Одиар, с которым довелось поработать чуть-чуть – буквально пару композиций наших он взял для фильма, – он “ищущий” режиссер, постоянно меняет свое мнение… Думаю, самая большая разница в подходе к кино – в личности каждого режиссера и в том, что он ищет в музыке, что от нее ждет, а не в странах, где мастера живут и работают.

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

facebook
twitter
youtube
instagram
google plus
vk

Читайте также:
«Вкус кино»: 10 фильмов, которые научат вас всему в кинопроизводстве

Андрей Алферов: Ты работал с Асгаром Фархади, дважды обладателем Оскара, – когда тот во Франции снимал картину “Прошлое” (2013). В «теле» самой истории не звучит ничего, кроме интершумов, а к финалу начинает звучать твоя музыка. Вот такая двойная задача, двойное экспонирование: как работать с иранским режиссером, который приезжает в чужую культурную среду, во Францию – и ставит тебе задачу показать историю такого же героя, иранца, оказавшегося во Франции?

Евгений Гальперин: Непросто работалось. Ты правильно заметил, что, когда происходит столкновение двух культур, это всегда сложно. Фархади – особенно известны его фильмы “Развод Надера и Симин” (2011) и прекрасный, более камерный “Коммивояжер” (2016), который в этом году получил Оскар, – приезжает со своими вкусами, своими идеями, при этом понимая, что что-то из этого ему придется изменить, переделать под вкус европейской публики. Во всяком случае, в “Прошлом” двое из трех героев – французы. Взять свою стилистику и принести ее в Европу тяжело.

А вы знаете, что Моцарт, когда писал свои симфонии, все самое важное, что хотел сказать, помещал во вторую, более медленную часть произведения? А финал он переписывал в зависимости от вкуса публики в Германии, Италии, Франции… Во Франции любили виртуозность, в Германии драматичность – и финал очень сильно преображался, в зависимости от той страны, для которой было написано произведение. Так же, естественно, поступает и Асгар Фархади
 

Евгений Гальперин — “Les Adieux” (inspired by The Rose of Jericho, by Youli Galperine)

И это тот редкий случай, когда режиссер хочет музыку только в конце картины. Он хочет, чтобы музыка была авторским комментарием, но абстрактным – чтобы его можно было интерпретировать по-разному. Было интересно, что он постоянно показывал мне примеры какой-то иранской музыки: “А можно нам что-то такое?” А я Фархади объяснял, что “это слишком романтично, слишком плаксиво, слишком сладко для публики…” И он тут же соглашался – мы пробовали что-то еще, а потом он снова возвращался к иранской музыке… До тех пор, пока режиссер не смог “отделить” ее от себя и понять, что необходимо двигаться к какому-то другому языку.

Это был такой двухнедельный путь – и в конце концов музыка была им выбрана: композиция, основанная на одной из фортепианных пьес моего отца Юлия Гальперина. Когда я посмотрел фильм, мне показалось, что это сочинение в какой-то вариации может прозвучать. Асгару оно понравилась, далее мы поработали над ее развитием – и “отходом” от всех красок иранского кино, которые бы в Иране прозвучали замечательно, а во французском фильме звучать не могли. То, о чем мы говорили раньше: очень важно знать кино и понимать все тонкие различия…

Андрей Алферов: “Лжец, Великий и Ужасный” (2017) – первая за много лет сильная работа Роберта де Ниро, где он не использует весь свой арсенал, к которому мы привыкли и, безусловно, любим, – здесь же он дает какую-то новую актерскую интонацию, прежде невиданную…

Евгений Гальперин: Очень было интересно работать над этим фильмом: здесь выражается еще одна манера использования музыки в кино – когда музыка не одна, а переплетается с диалогом. В этом случае она должна писаться только с “картинкой” и постоянно с ней сверяться. Музыка, в свою очередь, должна находиться как бы обособленно, но в то же время вплетаться в общую ткань фильма, где присутствует достаточно насыщенный монолог: журналистка рассказывает о судьбе Бернарда Мейдоффа. Он знаменитый американский финансист, который вдруг сошел с ума – во всяком случае, только так можно объяснить произошедшее: Бернард решил устроить “пирамидальную” аферу, как когда-то делал Мавроди. Только последний брал деньги у бедных, а Мейдофф обманул самых богатых людей Америки – в конце концов украденных денег набралось на $60 млрд. До сих пор непонятно, действительно ли он собирался их украсть, – что звучит очень наивно, или, скорее, просто хотел “обещать”: он обещал 20% годовых с минимальным вкладом в $500 млн. В кабинет к финансисту невозможно было попасть, к нему ломились миллионеры и миллиардеры… Бернард был очень избирательным – и “иллюзия” финансового счастья была создана идеально. Непонятно – может, он хотел предложить людям то, что никто другой не мог, и этим быть абсолютно особенным…
 

Трейлер к фильму “Лжец, Великий и Ужасный” (2017)

Такой сложный, таинственный и очень закрытый персонаж – вся история, с ним произошедшая, послужила началом распада семьи: жена с ним больше не разговаривает, один из сыновей покончил жизнь самоубийством, другой умер от рака… И фильм “Лжец, Великий и Ужасный” – про то, как один шаг человека, у которого все есть, вдруг разрушает вокруг себя все, в том числе самое близкое… Режиссер Барри Левинсон, легенда американского кино, очень тонко разбирается в музыке: для этого фильма идея была в том, что музыка должна будет выражать сложный, непонятный внутренний мир главного героя. Даже близкие не знали, что происходит с Мейдоффом, – никто не знал! И музыка – глиссирующие струнные, препарированное фортепиано с глухим звуком, странные инструменты, которые мы не сразу можем разобрать, – все это было составляющей общего музыкального ключа, где мы чувствуем, что что-то происходит… Кстати, Мейдофф до сих пор в тюрьме и, как я слышал, там вполне процветает – организовал какой-то бизнес, кажется, сигареты продает…

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png