Бизнес и Культура

Кому нужны «опорные вузы»…

yakovlev-1

Откликаясь на
«Педагогическую поэму»
от Владимира Садырина,

проректор
по информационным технологиям ЧГПУ
Евгений Яковлев
рассказывает
о своем понимании
очередной шумной инициативы
в системе высшего образования по
созданию так называемых
«опорных вузов»

●    ●    ●    ●    ●

Москва. Университет им. М. В. Ломоносова

Москва. Университет им. М. В. Ломоносова

У меня складывается впечатление, что даже педагогическое сообщество пока довольно отдаленно представляет, что же такое «опорные вузы». Сегодня специалисты в основном довольствуются какими-то короткими публикациями в прессе и поверхностными комментариями в сетевых изданиях. И на этом фоне складывается ощущение, что «опорные вузы» есть нечто, недавно придуманное федеральным министром Дмитрием Ливановым, о чем только в сентябре этого года стало широко известно. А еще будто бы кто-то в России уже взялся за реализацию этой идеи.

В моем представлении эта история связана с задачей модернизации высшего образования, о чем говорится не первый год. И как бы мы, работники высшей школы, ни относились к модернизации, но определенные шаги в этом направлении уже предпринимаются. Сегодня в Минобрнауки России сложилось понимание, что надо сделать «ставку на лидеров». Поэтому из всего обширного и весьма сложного спектра учебных заведений начали выявляться вузы-лидеры, а именно федеральные университеты и национальные исследовательские университеты.

Правда, поначалу не было ясного понимания, что же с ними делать, кроме обозначения высокого статуса. Опыт создания федеральных университетов где-то был удачным, а где-то не совсем… Но сейчас с появлением программы «5-100» перед российскими университетами поставлена высокая цель – войти в первую сотню университетов мирового рейтинга. А значит, достичь конкретных показателей, чтобы опередить конкурентов в конкурсе соответствующих программ развития.

Поэтому на конкурсной основе отбираются программы развития университетов, способных достичь этой цели. На сегодня это 21 университет. Из нашего «ближнего круга» можно назвать ЮУрГУ, а также Уральский федеральный университет, Тюменский государственный университет. Для вхождения в программу «5-100» ими была проделана огромная работа: аккумулированы собственные ресурсы, разработаны перспективные программы развития, обоснованы права на дополнительные инвестиции и проч. Это вузы, нацеленные на мировой рынок.

Однако в нашем случае речь идет о вузах, условно говоря, «второго уровня». Они должны совершенствоваться по определенным направлениям в целях социально-экономического развития регионов согласно принятым стратегическим программам. И у ЧГПУ есть соответствующая стратегия, а также ряд конкретных программ по ключевым направлениям.

На мой взгляд, в процессе апробации вузовских программ развития пришло понимание в необходимости сильных вузов, способных обеспечить регион квалифицированными специалистами и научными разработками. Отсюда и возникло понятие «опорные региональные вузы». Лично мне оно не нравится, кажется притянутым за уши. Если оценить конкурс, о котором мы так бурно спорили всю осень, – то это конкурс на дополнительное финансирование программ развития, а не предметная борьба за непонятный статус «опорного вуза».

В чем суть этого конкурса? Есть некая идея, определенное видение, что нужно получить качественно новый вуз за счет привлечения дополнительных ресурсов, в том числе при объединении региональных вузов, созвучных по своим задачам. Эта идея в принципе не новая – например, в нашем коллективе об этом предметно задумались еще весною этого года в связи с завершением принятой ранее «Программы развития ЧГПУ до 2015 года».

У нас перед глазами эволюция Челябинского политехнического института в государственный технический университет и далее в ЮУрГУ, как национальный исследовательский университет. Однако в нем наиболее значимым остается инженерно-техническое содержание, определяющее исторически сложившиеся тесные связи с промышленностью.

Таким образом, ЮУрГУ занял свою совершенно определенную нишу в системе высшего образования. Теперь в связи с участием в программе «5-100» необходимо более четкое позиционирование и концентрация усилий на конкретных направлениях. Я предполагаю, что для нашего региона наиболее актуально укрупнение и усиление инженерно-технического образования. Но, возможно, у руководства ЮУрГУ есть и какие-то другие приоритеты.

Второй крупный блок в системе регионального образования – это социально-гуманитарный, предполагающий подготовку квалифицированных специалистов в гуманитарных дисциплинах. И для развития нашего педагогического образования такое направление является наиболее органичным. Исходя из такого понимания, мы начали прорабатывать возможные программы развития ЧГПУ, который мог бы стать основным ядром при создании крупного гуманитарного университета…

И как раз к осени этого года возникла федеральная программа создания региональных «опорных вузов». Однако в этой программе, предполагающей дополнительное финансирование для укрупнения региональных вузов, нигде не говорится о целях, о миссии подобных вузов и вообще о смысле затеваемых преобразований для регионов.

По крайней мере, сейчас это всё выглядит просто как дополнительное финансирование, необходимое для проведения процедуры сокращения количества вузов и их укрупнения за счет слияния более мелких институтов. В конкурсной документации ничего не сказано о цели, задачах и направленности новых образовательных структур. Ясно прописано лишь первое и основное условие: один вуз должен поглотить другой… А зачем?

Я полагаю, что возможные реформы в системе образования должны ориентироваться на вполне понятные и конкретные потребности того или иного региона. И если тот же ЮУрГУ «закрывает» потребности региона в подготовке квалифицированных кадров для промышленности и инженерно-технической области экономики, то гуманитарно-педагогическое образование, вероятно, может быть сконцентрировано в крупном гуманитарном университете со своей четко обозначенной платформой и парадигмой развития.

Однако для этого нет необходимости в каких-то спешных и резких действиях вроде поглощений и слияний разных вузов. Мы сами – коллектив и руководство ЧГПУ – пришли к пониманию, что нам необходимо усиливать нашу социальную функцию в регионе. Да, за 80-летнюю историю педуниверситета у нас сложились неразрывные связи в системе образования Челябинской области на всех уровнях – от дошкольного до высшего образования.

Сегодня ЧГПУ в принципе невозможно «выдернуть» из региональной системы образования с помощью каких-то надуманных искусственных манипуляций вроде слияний и поглощений. Дошкольное, начальное, общее, среднее специальное, высшее, послевузовское образование – большой и сложный «организм», который развивается по своим естественным, исторически сложившимся законам. Любой волюнтаризм в этой области чреват серьезными издержками, влекущими и экономические, и социальные потрясения.

Понимая сложность предстоящих преобразований, мы начали продумывать и формулировать свою миссию, задачи и направления развития гуманитарно-педагогического университета до 2020 года. Он должен (по аналогии с ЮУрГУ) «закрыть» нашу собственную нишу в региональной социально-экономической системе, поскольку сегодня налицо явный недостаток гуманитарного знания, позволяющего глубоко осмыслить реальную действительность.

●    ●    ●    ●    ●

Казанский Университет, конец XIX века

Казанский Университет, конец XIX века

В начале нового учебного года министр Дмитрий Ливанов пригласил в Москву ректоров вузов и объявил, что в Минобрнауки готовится конкурсная документация и вскоре будет объявлен конкурс на обретение статуса «опорных вузов». Он пообещал золотые горы тем, кто решится поучаствовать в конкурсе, поскольку «опорные вузы» получат дополнительную господдержку. Забегая вперед, замечу: в последующем именно такая риторика зазвучала из уст ректора ЧелГУ, мол, «если вы согласитесь на присоединение к нам – это будет хорошо, если нет – будет плохо».

28 сентября у нас состоялся плановый Ученый совет, который посетил заместитель губернатора области Евгений Владимирович Редин. Он выступил примерно в таком духе: «Я мечтаю увидеть в Челябинской области сильный гуманитарно-педагогический университет. Мы уже приняли активное участие в продвижении ЮУрГУ в программу «5-100» и теперь заинтересованы в том, чтобы у нас появился сильный вуз, участвующий в программах развития опорных вузов». С этим посылом присутствующие в принципе согласились. Во всяком случае никто не стал спорить и возражать. Мы тоже за все хорошее, за добрые и сильные начинания.

Но вдруг случился казус: наша профессура такая прямая и наивная – прозвучал вопрос: «Скажите, пожалуйста, а как именно будет создаваться опорный вуз?» На что Евгений Владимирович, ответил: «Вас присоединят к ЧелГУ…»

Естественно, после этих слов вспыхнуло бурное обсуждение. Прозвучало много всяких смелых и даже гневных высказываний, которые, по сути, сводились к тому, что предлагаемое присоединение ЧГПУ к ЧелГУ в конечном счете приведет к потере не только педуниверситета, как юридического лица со своим содержанием и 80-летней историей, но и вообще педагогического образования на Южном Урале.

Однако уважаемый Евгений Владимирович, будучи руководителем относительно «высокого полета», не стал вникать в конкретные подробности и поручил областному министру образования Александру Игоревичу Кузнецову создать рабочую группу по проработке модели опорного вуза и алгоритма его создания. Вот с этого всё и началось.

И, действительно, к началу октября была создана такая рабочая группа, состоявшая из представителей ректоратов ЧГПУ и ЧелГУ по четыре человека от каждого. От нас вошли ректор и три проректора, от ЧелГУ – ректор, первый проректор, юрист и молодой человек, занимающийся научно-исследовательским сектором. Кроме того, в рабочую группу был включен представитель профсоюза системы образования – Юрий Владимирович Конников, а также министр Александр Игоревич Кузнецов и его заместитель Елена Михайловна Зайко. Именно в таком составе мы и собрались в первый раз, когда нам была сформулирована задача разработать и внести свои предложения по модели будущего «опорного вуза».

Скажу прямо, что конструктивного диалога не получилось сразу. Руководство ЧелГУ изначально было настроено на однозначное решение – присоединение ЧГПУ к ЧелГУ. Мы пытались задавать вопросы, дескать, а с какой стати мы должны к вам присоединяться, в силу каких таких веских аргументов? Однако никаких вразумительных доводов мы не услышали… Всего так называемая «рабочая группа» заседала дважды. Уже ко второму совещанию мы разработали свою модель нового вуза на базе ЧГПУ и ЧелГУ и представили ее уважаемому собранию.

После чего наступила пауза для того, чтобы в министерстве образования осмыслили наше предложение по модели и сделали свои выводы и рекомендации. Тем более что от ЧелГУ не было конкретных пожеланий, например, по проработке механизма и алгоритма совмещения факультетов. Их «модель» заключалась в присоединении, точнее, поглощении педуниверситета с ритуальным увещеванием, мол, «мы гарантируем, что педагогическое образование сохранится…»

А вскоре после второго заседания рабочей группы – 20 октября – из Минобрнауки РФ поступила конкурсная документация по созданию опорных вузов. И если до этого ни разу не назывался предполагаемый механизм модернизации: скажем, присоединение или слияние, то теперь четко было прописано – только присоединение одного вуза к другому.

Буквально на следующий день в местных СМИ появилась информация, распространенная руководством ЧелГУ, что принято решение о создании «опорного вуза» на базе ЧелГУ в форме присоединения к нему ЧГПУ. То есть мы узнали именно из СМИ, что наша судьба кем-то решена… Прямо скажу, это было «пренеприятное известие» и весьма неожиданное! До сих пор не состоялось ни одного предметного и обстоятельного обсуждения всех принципиальных вопросов.

Сложилась удивительная, странная ситуация… Мы посчитали, что раз к нам никто не обращается, то и обсуждать нечего. А исходя из нашего видения проблемы, мы абсолютно не были готовы выходить на конкурс на таких условиях. И в принципе подобные вопросы не решаются на счет «раз». Какое-либо «совмещение и взаимная адаптация» двух исторически сложившихся вузовских коллективов, по нашему разумению, если и возможно, то сам процесс реорганизации должен быть тщательно проработан и выверен. А для этого, очевидно, необходимо достаточно длительное время и большие усилия.

Поэтому мы пришли к естественному решению: предложенные «условия конкурса» для нас неприемлемы, и мы отказываемся от участия в нем. Тем более торопиться нам некуда, у нас есть утвержденный план заседаний Ученых советов, где и принято обсуждать насущные вопросы. И ближайший из них как раз был намечен на 25 ноября, в повестку его внесли вопрос об участии либо неучастии в конкурсе по созданию опорного вуза.

Любопытно, что именно в этот день – 25 ноября – и руководство ЧелГУ в спешном порядке решило провести внеплановое заседание своего Ученого совета, на котором было единогласно принято решение о присоединении к себе педуниверситета. Далее, примерно за полчаса до нашего Ученого совета, мы получаем по почте письмо с протоколом Ученого совета ЧелГУ, где прямо говорится, что они нас присоединяют! Это было настолько трогательно, что мы сразу вынесли этот вопрос на голосование…

Однако наш коллектив, видимо, в силу сложившегося за 81 год здорового консерватизма, не оценил-таки душевный порыв коллег-авангардистов… Думаю, ряд членов нашего совета просто не поняли – а о чем вообще идет речь и как такое возможно в принципе? Университет ведь нормально работает, наверное, немногие обращали внимание на какие-то публикации в прессе и разговорчики. Да и поводов особых не было: рабочая группа по участию в конкурсе создания опорных вузов более не собиралась, руководство ЧелГУ ни разу к нам не обращалось ни с какими предложениями, хотя в прессе потом заговорили, что мы отказались от какого-то там мягкого, бережного варианта, – это не так. Никаких – ни мягких, ни бережных вариантов – нам не предлагали, с нами по существу вообще никто не разговаривал…

Всё это время руководство ЧелГУ вело себя непонятно, я бы сказал, вызывающе, но со стороны сотрудников и преподавателей ЧелГУ, по крайней мере в информационном поле, не было никаких обидных комментариев и вообще негатива. Коллективы обоих университетов совсем не рады возникшей шумихе с возможным объединением. На мой взгляд, в сложившейся ситуации преподаватели повели себя вполне достойно. Как бы им ни преподносилась эта затея, многие же давно работают в высшем образовании и понимают, какая это «тонкая» сфера…

Еще на первой рабочей встрече у министра Кузнецова наш ректор Владимир Витальевич Садырин сразу предложил отказаться от ведения «информационной войны» друг с другом, что бы ни происходило. Александр Игоревич, естественно, согласился с этим и в свою очередь предложил все комментарии по поводу процедуры создания опорного вуза давать только официально от министерства образования области. И мы в отличие от руководства ЧелГУ соблюдали принятые договоренности: наша позиция и мнения по текущим вопросам доводились до сведения руководителей министерства, и мы не позволяли себе никаких выпадов в сторону ЧелГУ.

Однако случилось то, что случилось, – 25 ноября стало тем днем, который существенно усложнил и без того непростую ситуацию. А буквально на следующий день мы узнали из первой публикации на сайте Ura.Ru о возможном возбуждении уголовных дел по поводу нарушений в финансовой отчетности в ЧелГУ. Правда, это не стало такой уж большой неожиданностью, поскольку в последние годы «правления ректора Шатина» уголовные дела как бы напрашивались

То было время серьезных потрясений для всего коллектива ЧелГУ. А потом состоялись весьма непростые выборы нового ректора. Каким-то непонятным мне образом их выиграла Диана Александровна Циринг, но за полтора года ее руководства, как мне кажется со стороны, волнения в университете не улеглись, а, быть может, даже и усилились. И вот уже из опыта работы нашей «рабочей группы» у меня сложилось впечатление, что «рабочий процесс» в ЧелГУ какой-то не очень управляемый…

А отсюда, естественно, возникает прямой вопрос к нынешнему руководству ЧелГУ: «Если в вашем “королевстве” далеко не всё ладно, то о каком присоединении и создании “опорного вуза” может идти речь? Вы уж для начала постарайтесь навести порядочек у себя, а мы за вас искренне порадуемся… Но со стороны…»

бк

Иллюстрации: открытки с историческими видами университетов

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram