Бизнес и Культура

«Красная область» (часть 1)

Виктор Кузенков

Виктор Кузенков

Вслед за «Ялтой вместо ордена» и «Синей властью» представляем еще одну историю от генерала в отставке Виктора Кузенкова. И это очередной шок для простодушного читателя, который мало знаком с темной, криминальной стороной реальной жизни.

Судя по откликам на вышеупомянутые публикации, читателей бк можно разделить на две неравные части. Первая буквально сходит с ума от столь пронзительных откровений и предельно обнаженной «преисподней» нашего общества. Зато «более продвинутые» снисходительно замечают: тут нет ничего особенного, мы знаем много больше…

✯  1  ✯

Серия громких убийств криминальных авторитетов, про которые говорилось в «Синей власти», привела к неожиданным последствиям. После каждого убийства, вроде расстрела Николая Сухушина в реанимации Дорожной больницы, потрясенные «братаны» горько и долго переживали тяжкую, невосполнимую утрату. Как правило, они пытались принуждать к «трауру» и обыкновенных горожан. Крутые «быки» нагло заваливались в любой ресторан типа «Уральские пельмени», «Южный Урал» или «Кавказская кухня» и строго-настрого наказывали персоналу, что в течение 40 дней во всех кабаках запрещены любые праздники, веселье и музыка – «в стране траур», и только настоящие «пацаны» могут проводить свои скорбные трапезы.

Таким образом, буквально на глазах Челябинск стал превращаться в Чикагинск, как тогда горько шутили. Могилки для «братанов» – в лучшем месте, памятники – шедевры кладбищенской эстетики, рядышком хоронить никого нельзя. Дальше – больше… Практически весь нарождающийся частный бизнес вроде мелких кооперативов, мастерских, торговых точек и проч. стал прихлопываться криминальными «крышами».

Именно в это время по всей стране начались серьезные нападки на правоохранительные органы, которые стали подвергаться безудержным реформам. И МВД, и КГБ, и прокуратура претерпели серьезные реорганизации, причем в самые кратчайшие сроки. КГБ только переименовывался несколько раз! Нас называли «Агентством федеральной безопасности», «Министерством безопасности», «Федеральной службой контрразведки», дошло до того, что КГБ и МВД на целых три месяца объединили в одну структуру – «Министерство безопасности и внутренних дел».

Кстати, у меня в трудовой книжке занято аж три страницы, где перечислены все мои места работы в связи с очередным переименованием. Каждый раз кадровики были вынуждены оформлять новые документы, заново составлять штатные инструкции и так далее. Мы упорно продолжали трудиться на одном месте, а по документам нас всё время тасовали и куда-то переводили.

Фактически система безопасности великой державы оказалась совершенно беззубой. Работники правоохранительных органов и спецслужб едва выживали: кадровые офицеры были вынуждены подрабатывать – кто таксистом, кто сторожем или подсобником на стройке… К концу 1980-х положение органов безопасности стало невыносимым. Нас это касалось непосредственно, мы многое видели, понимали, обсуждали в своем кругу, пытались разобраться в возникшей катавасии.

Добавляло волнений и то, что кто-то там, «наверху», в Политбюро ЦК КПСС, упорно старался вбивать клин между МВД, КГБ и прокуратурой. Сегодня я это вредительство воспринимаю как продуманные действия политического руководства. Во второй половине 1980-х даже руководители спецслужб не могли себе предположить, какие перемены грядут в самом ближайшем будущем. Никто не представлял последствия радикальных рыночных реформ, связанных главным образом с разделом государственного имущества.

Думаю, только первые руководители партии и правительства в общих чертах понимали алгоритм предстоящей приватизации и свой корыстный интерес в этом процессе. И они вполне могли быть заинтересованы в том, чтобы в стране появилось как можно больше всякой мути, чтобы было легче «ловить рыбку» в грязной воде. Продумывалась и законодательная база, позволяющая облечь результаты передела собственности в удобоваримые юридические и законодательные формы, чтобы окончательно заморочить головы простодушному советскому народу.

✯  2  ✯

red-county-1

 
В процессе практической работы, то есть систематического проведения боевых операций, у нас сформировался небольшой коллектив (около 12 человек) в основном из работников милиции и прокуратуры. В этой «силовой группе» я фактически один представлял КГБ. Мы начали целенаправленно объединять все имеющиеся средства и возможности, чтобы хоть как-то противостоять разгулявшимся бандитам и ворью. Вскоре мы уже были способны практически с помощью одного телефонного звонка собрать до 20 человек для проведения захвата криминальной группы.

С каждым днем нам становилось всё более очевидно, что наступление криминальной власти происходит на высшем государственном уровне. «Синяя власть» буквально на глазах овладевала командными высотами. Все ниши, которые теряли правоохранительные органы, мигом заполнялись братвой. Большинство экономических и финансовых споров между хозяйствующими субъектами стало разрешаться уже не в правовом поле, а «по понятиям» на «стрелках» и «терках» с помощью лидеров организованных преступных группировок и вооруженных бойцов.

На таком вызывающем фоне наступления «синей власти» на наши жизненные приоритеты у нас и возникла своя идея – идея превращения Челябинска в «Красный город», а области – в «Красную область», где должен царить закон, а не воровские понятия. По простоте душевной мы придерживались древнего духоподъемного лозунга из «Коммунистического манифеста» Маркса-Энгельса – «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!». Правда, наши ехидные оппоненты сразу его передернули: «Мусора, объединяйтесь!». Ну что тут скажешь! Однако наша «красная идея» потихонечку начала претворяться в жизнь.

Когда в столицу ушли наши первые справки, первая аналитика, когда состоялись первые результативные операции, в Москве к ним отнеслись достаточно серьезно. И «красная идея» стала трактоваться в качестве самобытного новаторства «снизу». Такой осмысленный, целенаправленный процесс борьбы с оргпреступностью подтолкнул руководство правоохранительных органов к формированию новых силовых структур.

В 1988 году был создан специальный 10-й отдел при 2-м Главном управления КГБ СССР. А ведь 2-й главк – это контрразведка. То есть тут уже стал учитываться наш реальный опыт, наглядно продемонстрировавший, что от бандитизма до шпионажа буквально три шага. А накануне именно во 2-й главк перешел на службу бывший начальник Управления КГБ по Челябинской области – генерал Юрий Николаевич Соколов, уже переехавший в столицу. Думаю, отчасти и поэтому у нас в области были созданы благоприятные условия для организации отдельного подразделения по оргпреступности.

В 1989-м в нашем управлении было сформировано небольшое подразделение, куда принимались наиболее инициативные сотрудники, причем исключительно по собственному желанию. Поначалу предполагалось, что я должен был бы возглавить новое подразделение, но для этого просто недоставало формальных оснований, в частности, специального образования и соответствующего диплома. К тому же я был еще очень молод и горяч для такой ответственной должности. И тут в положение вошел Виктор Владимирович Бочин, согласившийся перейти с более высокой должности заместителя начальника отдела на должность начальника отделения, чтобы возглавить новое подразделение. А за Бочиным потянулись и самые лучшие опера. Так идея «Красной области» обрела свою управленческую точку опоры.

Немногим раньше (в 1988-м) в МВД СССР было принято решение об организации 6-го Управления по борьбе с оргпреступностью. В 1989-м буквально вслед за нами (с разницей в месяц) в УВД Челябинской области был создан соответствующий 6-й отдел, который возглавил Михаил Васильевич Серюков, в прошлом боевой офицер, воевавший в Афганистане. Материалы моего первого дела («Ялта вместо ордена»), связанного с операциями во Львове, Москве, Ленинграде и Челябинске, легли в основу информационно-аналитической базы для постановки работы.

Так началась повседневная, кропотливая работа. Ребята из МВД приходили к нам консультироваться, а мы использовали их информационную базу и оперативные наработки. Наш небольшой, но крепко сбитый коллектив был искренне вдохновлен идеей «Красной области». Мы старались объединять управленческие и силовые возможности МВД и КГБ. А уж работы навалилось на нас сверх всякой меры. Сейчас просто невозможно вспомнить все конкретные дела, которые, как правило, пересекались друг с другом и накладывались самым замысловатым образом. А сколько было ярких криминальных «героев»!

Чтобы сегодня восстановить более или менее полную картину происходящего в нашей области на рубеже восьмидесятых и девяностых годов, необходимо привлечь самых разных экспертов, участников и свидетелей тех событий, чтобы по отдельным фрагментам собрать общее полотно и поставить исторический диагноз эпохе перехода нашего «переразвитого социализма» в ублюдочный «дикий капитализм». Это принципиально важная и насущная задача, решение которой может позволить в целом оценить крупнейшую геополитическую катастрофу второй половины ХХ века.
 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram