Бизнес и Культура

Круглый стол в Общественной палате – 3

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

бк завершает публикацию выступлений
участников круглого стола
в Общественной палате Челябинска,
состоявшегося 23 октября 2015 года

Начало здесь Круглый стол в Общественной палате
Продолжение Круглый стол в Общественной палате-2

Тексты выступающих приводятся с минимальной литературной обработкой…

Заседание

Заседание

Председательствующий Юрий Зацепилин просит выступать коротко, поскольку обсуждение не укладывается в регламент.

●    ●    ●    ●    ●

Надежда Вертяховская

Надежда Вертяховская

Надежда Ивановна Вертяховская:

Я окончила Московский химико-технологический институт в 1984 году. Стаж работы на предприятиях первого класса опасности 18 лет, работала начальником производства на химическом предприятии (неразборчиво) завод, который является одним из поставщиков химических реагентов для всех оборонных предприятий города Челябинска. Была руководителем проекта по закрытию объекта загрязняющих веществ… по защите от озоноразрушающих веществ… За свою трудовую деятельность выдала не одно техническое задание, в том числе техническое задание на закрытие опасного производства (неразборчиво) хладона.

Всё, что можно нарушить при проектировании Томинского ГОКа, – нарушено. Мне достаточно было посмотреть три тома, которые выложили в Интернете. Первое: это вещества пятого класса опасности. Все свои доводы я привожу в соответствии с ГОСТ… Это – общесанитарные гигиенические требования по рабочей зоне; гигиенические нормативы и предельно допустимые концентрации вредных веществ; гигиенические нормативы вредных веществ в атмосфере населенной местности; ориентировочные безопасные уровни воздействия вредных веществ в атмосфере воздуха; предельно допустимые концентрации вредных веществ в воде и водных объектах хозяйственного и бытового (неразборчиво) водопользования и ориентировочно допустимые уровни химических веществ в объектах (неразборчиво) хозяйства.

ГОСТ 12.1.007-76 «Вредные вещества, классификация общих требований безопасности» – классифицирует опасность веществ на четыре класса. И утверждение, что у нас класс опасности – бытовой, это просто – скажу грубое слово – вранье!

Продукт, который хотят выпускать – КМ-5, концентрат медный, технические условия ГОСТ 52998208, уже показывает то, что в самом концентрате содержатся тяжелые металлы – по свинцу 4-5 процентов! Неизбежны образования тяжелых металлов, причем водорастворимых! Они попадут в источник и создадут огромные риски для нашей зоны.

По материальному балансу – до 30% сульфидов останется в хвостах. Эти сульфиды будут окисляться, превращаться в сульфаты, которые являются растворимой формой, – потом это всё обратно будет превращаться в сульфиды с выделением серной кислоты.

По розе ветров – я сравнила ОВОС этот и ОВОС свой, по которому я работаю технологом на фармацевтической фабрике, занимаюсь водоподготовкой, получением очищенной воды. О проблемах воды в городе знаю «из первых рук», что называется. Выбрано самое распространенное направление по розе ветров: преобладание юго-восточного и юго-западного ветра в нашем регионе. Это единственные направления, по которым к нам идет свежий воздух.

И еще я хотела бы показать: за последние годы я неоднократно обращалась в местные региональные власти по состоянию Шершневского водохранилища. Сейчас я отправила в «Роспотребнадзор» РФ сообщение о том, что вода пахнет дустом: там три-хлор, дихролфинил и метан (неразборчиво) – знаменитые вещества, которые запрещены международной конвенцией. Мы в течение нескольких недель пили воду с этим запахом.

В городе вообще никому нет дела до состояния Шершневского водохранилища! Здесь выступал товарищ, который говорил про ФСБ. Когда стоит угроза безопасности жизни миллиона жителей – это вопрос государственной безопасности. И действительно, этим проектом должна заниматься ФСБ. Не гоняться за ребятами, которые довели до нас всю эту информацию, а заниматься этой проблемой. Мы себе роем могилу! Нам заплатят за то, что мы выроем эту могилу, а потом нас в этой могиле и похоронят…

Аплодисменты…

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Очень жаль, что Юрий Владимирович как бы «подстегнул» Надежду Ивановну, и ей явно пришлось перейти на скороговорку, чтобы успеть хоть что-то донести до аудитории. А ведь эту даму, выпускницу еще советского МХТИ, надо бы послушать особенно внимательно. Полагаю, что в РМК вряд ли есть специалисты такого уровня. Впрочем, им этого и не надо – почему они должны беспокоиться о ПДК вредных веществ в воздухе, которым не дышат, и в воде, которую не пьют? с

Я думаю, что эти деятели, начиная Томинский проект, в принципе не задумывались о социальных последствиях. Ну могли бы они попросить, например, Сергея Григорьевича Зырянова провести социологический опрос, в котором честно поставили бы прямые вопросы:


«Как поведут себя люди в окрестных поселках, которых с бухты-барахты начнут выселять из своих домов или садовых усадеб?


Что скажут челябинцы, уже донельзя замордованные выбросами с севера и востока от металлургических и энергетических предприятий, а также грязной водой в Шершнях, когда им перекроют последнюю «форточку» с южной стороны?

И что почувствуют, например, обитатели сытой Тарасовки и коттеджных поселков на западном берегу Шершневского водохранилища, над которыми с севера с грохотом пролетают бомбардировщики, взлетающие с Шагола, а с юга будет доноситься эхо реальных взрывов? Да еще с юга потянутся бездомные беженцы…»

●    ●    ●    ●    ●

Представитель партии «Яблоко»:

Добрый день, уважаемые собравшиеся. Я представляю партию «Яблоко» и общественный фонд «За природу». У нас позиция краткая. Было сказано многое. Я лишь задам несколько вопросов.

Первый вопрос: где альтернативный источник питьевой воды в случае строительства Томинского ГОКа для полутора миллионов жителей Челябинска и Челябинской области? Пока я не услышал ни одного ответа об альтернативном источнике воды.

Второй вопрос: ГОК займет 15-20 кв. км земли, пригодной для сельского хозяйства. Что будет с ней? Как вы собираетесь эту землю рекультивировать и делать ее пригодной – в условиях деятельности Томинского ГОКа?

Третий вопрос: куда пойдет основная прибыль, которую обещают нашей области – если главная компания РМК зарегистрирована на оффшорной территории? Области обещают баснословные миллиарды – я же думаю, что появятся два-три очередных миллиардера, герои журнала «Форбс», а Челябинская область получит выбросы и отбросы первой и второй степени опасности.

Аплодисменты…

Мы хотим довести до сведения, что сейчас экономическая ситуация в России находится в глубокой стагнации. Это говорит о том, что мы не можем пойти на строительство такого опасного промышленного гиганта. Потому что нет технологий, нет никаких очистных сооружений, позволяющих нам сегодня в таких условиях строить этот комбинат.

Мы считаем, что необходимо время для того, чтобы стабилизировалась экономика – раз и появились новые технологии для строительства – два. И, конечно же, хотелось бы пожелать, раз уж мы говорим о каких-то бонусах для нашей области

Хотелось бы пожелать нашему правительству заняться сельским хозяйством на территории, где планируется строительство ГОКа. Может быть, высадить подсолнухи и кукурузу – и добывать, в конце концов, экологическим образом подсолнечное и кукурузное масло? Таким образом мы будем поднимать сельское хозяйство – а не делать завод-гигант с выбросами вредных веществ.

И партия «Яблоко», конечно, присоединяется к более чем 130 тысячам уже подписавшихся жителей города Челябинска и Челябинской области – и выступает против строительства ГОКа. И как можно активнее призывает наших жителей не допустить строительство ГОКа. Всё, спасибо! СТОП-ГОК! СТОП-ГОК! СТОП-ГОК!

Аплодисменты…

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Все вопросы уважаемого «яблочника» заданы по существу и призыв в последней фразе вполне себе ясный. Только непонятен пассаж «о каких-то бонусах для нашей области». Зато дана правильная политическая оценка экономического состояния России. И думаю, что в РМК многое понимают про экономику – денежки там считать умеют, особенно инвестиционные. По инсайдерской информации, у них нет лишних свободных средств – сегодня они в принципе не готовы к вскрышным работам. Я полагаю, там думают еще выжидать два-три года в надежде, что народ успокоится, «СТОП-ГОК» загнется и вдруг «нарисуются» какие-то инвестиции. Ну это лично мое – оценочное – суждение…

Юрий Зацепилин: Спасибо всем выступавшим. Теперь давайте дадим слово представителям РМК для ответов на вопросы.

●    ●    ●    ●    ●

Юрий Король:

Уважаемые товарищи, во-первых, хочу сказать, что по сравнению с тем, что было до этого, – можно было услышать много новых вопросов. Есть вопросы абсолютно новые для нас, над которыми мы очень хорошо подумаем. …(неразборчиво) Забегая вперед, хочу сказать, что вопросов получилось много. Во-первых, выступающие много их задали – и ни один вопрос не хочу оставлять без ответа. Если мы не уложимся в регламент, я предлагаю найти место – и всем, кто хочет задать вопросы, мы готовы сесть с каждым, обсудить. И если потребуется, мы потом ответы на вопросы дадим в письменном виде (еще раз): после этого мы готовы сесть с каждым, поработать со всеми, кто задавал вопросы, ответить письменно.

крайне сложно разобрать аудиозапись

По проведению референдума: мы запретить и повлиять на это решение никак не сможем. При подготовке референдума мы будем какие-то точки зрения отстаивать. Поэтому я думаю, что мы примем участие в дискуссиях, тех встречах с людьми, которые будут проходить.

Про то, что нужно подождать заключение экспертизы, – в принципе, разумное предложение. Если оно придет и там будут все замечания – и специалисты, и не специалисты увидят, какие замечания делались, как мы на них отвечали, какая часть из них была принята – и на каком основании решение было принято. Мы абсолютно приветствуем

По второму выступающему – о переработке отходов. Мы не занимаемся переработкой отходов, мы занимаемся добычей руды. Пример Карабаша не совсем корректный, потому (неразборчиво) Главная причина, почему эти шлаки нельзя переработать, – это экономика. Потому что самое ценное там не медь, а железо. На отдельных участках шлакоотвала до 60% железа, в среднем 28-32%. Поэтому когда пользователи железных руд столкнутся с тем, что руд останется слишком мало, – думаю, что все эти отвалы будут перерабатываться с целью извлечения железа.

Но в любом случае мы готовы после совещания, если у вас есть конкретные предложения, как перерабатывать, – мы очень заинтересованы в обсуждениях этого вопроса. Давайте подходите, мы с вами это обсудим, обменяемся мнениями. Этот вопрос не связан с Томинским ГОКом, а связан с Карабашом. И нам он интересен. Если есть из зала предложения – мы их реализуем.

Если мы говорим про Томинский ГОК, наши отходы – это хвостохранилище. Я как бы забегаю немножко вперед – но после завершения всех работ хвостохранилища будут закрыты соответствующими скальными рудами, почвой, будет высажена растительность. Это будет проведено с целью минимизации ущерба нашей среде …(неразборчиво)

Касаясь хвостохранилища… Во-первых, очень радует, что человек знает о таких объектах, о которых не все специалисты знают. Молодец. Но в Чили не используют мокрую укладку хвостов, потому что там нет столько водных ресурсов, поэтому применяется сухая укладка хвостов. И они используют технологии пусть не XIX века, но XX. (неразборчиво) В нашей ситуации мы используем мокрую закладку для того, чтобы исключить опыление отвалов …(неразборчиво) удержание хвостов под водой исключает последующее распыление шламов…

Далее по четвертому докладчику. Документы ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду) были выложены на первом этапе обсуждения в 26 томах. …(неразборчиво) Все, кто хотели, – имели доступ. Окончательный пакет документов – 90 с лишним томов… (неразборчиво)

Весь пакет документов был предоставлен для рассмотрения, и он доступен сегодня на предприятиях Томинского ГОКа. Это по закону определено. Я лично сам вам говорил на очередной нашей встрече: приходите, знакомьтесь, читайте. Приходите в Управление Томинского ГОКа – адрес предприятия везде есть.

Теперь пойдем дальше – по поводу гидрометаллургии. …(ничего не понятно, полная каша во рту). Для экологической экспертизы… а для государственной общей экспертизы, которая проводит экспертизу в том числе в экологической части… туда идут все тома. Когда они пройдут государственную экологическую экспертизу, тогда мы дальше приступим к проекту, в соответствии с Градостроительным кодексом… (неразборчиво)

Мы выполним новые проекты уже на основании экспертизы – и мы пойдем на государственную экспертизу уже общую. И там эти вопросы будут рассмотрены. По гидрометаллургическому заводу есть еще одна особенность: после того, как мы запасы… (неразборчиво) и доля окисленной руды снизилась с 5-7% до менее 4%. Мы теперь, как специалисты, сомневаемся, нужен ли гидрометаллургический завод?

Потому что такую невысокую долю окисленной руды можно перерабатывать совместно с сульфидами – о чем сейчас идут технологические испытания на Михеевском ГОКе. Поэтому я думаю, что сейчас, когда мы прорабатываем эти темы и изучаем технологические документы, проводим работы, – может возникнуть ситуация, что завод строить не будем. Мы изучаем эту тему со специалистами.

По вопросу обсуждения в Челябинске… Тут нет проблем. Такого разговора, как сегодня, не было раньше. Ни шума, ни гама – нормальный разговор. Желательно, еще бы лучше. …(неразборчиво) Мы готовы – нет проблем для конструктивного разговора в Челябинске – да где угодно. Мы позавчера узнали, что будет это заседание. Главный акционер сказал, чтобы мы были здесь. Вот мы здесь. Приглашайте – будем обсуждать. И снимать все вопросы, которые есть у Челябинска.

По Биргильде несколько докладчиков выступали. Томинский ГОК – проект, который реализуется, находится в стадии обсуждения, стадии экспертиз. На Биргильде идут геологоразведочные работы… (неразборчиво) На мой взгляд, пока еще эффективных технических решений, как грамотно взять Биргильду, – нет! Мы пока еще смотрим, разрабатываем технику. А чтобы разрабатывать месторождение – нужно разобраться, а сколько там вообще меди есть? Мы там занимаем геологоразведкой. То есть тем, что государство не довело в свое время до конца.

Сейчас никто не может сказать, сколько там меди, сколько там чего? Для этого надо закончить геологоразведочные работы до конца. И после этого мы можем рассуждать как экологи, конструктора, производственники – и обсуждать реализацию: есть ли техническая возможность заниматься Биргильдой или пока лучше серьезно подумать. Поэтому я сразу отсекаю: Биргильду с Томинкой – не путать. Никого мы оттуда не выселяем. Это абсолютно другой проект, который идет в рамках собственного проектирования. И там другой отдельный разговор.

Василий Московец: 12 ноября уже будет по этому поводу третье заседание, а вы тут говорите…

Вы можете сослаться на мои слова, как вице-президента компании. Биргильда – очень сложный объект. Хорошей, грамотной технологии, которая гарантированно обеспечивала бы не заражение Шершневского водохранилища, на мой взгляд, – пока нет! Тут надо думать и смотреть… (неразборчиво) В целом при разработке Томинского ГОКа за эти почти десять лет, с учетом раскопки и (неразборчиво) … мы ожидаем при цене меди в 6 тыс. долл. (за тонну) почти 81 млрд рублей налоговых отчислений. Куда они пойдут?

Голос из зала: За сколько лет?

Почти 9 млрд рублей – это в Федерацию …(неразборчиво) И около 4 млрд рублей – …(неразборчиво) в бюджетный фонд. Вся остальная сумма пойдет в региональный бюджет – это бюджет Челябинской области, это местный бюджет. Как депутаты будут делить, как бюджет будут делить – это не наше дело. Наше дело разработать – и принести эти деньги. А мы не вправе указывать: кому сколько денег…

Голоса в зале…

Я закончу мысль. По технологиям ХIХ века: …(неразборчиво) Во-вторых: мы построили Михеевский ГОК – это самый последний объект и самый современный объект на территории бывшего СССР…

Голоса в зале…

Иван Добровольский: вы здесь сделаете безотходные технологии?

На сегодняшний день – нет.

Иван Добровольский: Нет? Тогда не беритесь за работу!

Аплодисменты заглушили голос Короля…

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

«Да уж, иногда лучше молчать, чем говорить. Бедная страна Чили – там нет воды! Зато у нас ее – завались, то есть залейся! Поэтому можно залить любое дерьмо, чтобы оно не пылило, а просто испарялось в высокие слои атмосферы и даже в космос, чтобы там ангелы прочувствовали: каково людям жить на планете Земля?

И вот, наконец, прозвучала знаковая проговорка: «Мы теперь, как специалисты, сомневаемся, нужен ли гидрометаллургический завод?» Славно, славно! Любопытно, как эти слова вице-президента оценит сам президент? А может стоит задуматься, что если не будет гидрометаллургического завода, то и сам ГОК без надобности?


А тем более «пока еще эффективных технических решений, как грамотно взять Биргильду, – нет!» Ну, правда, круто звучит – «взять Биргильду»? Так чисто конкретно, по-пацански… эдакая стилистика из 90-х. Но вот беда – нет таки эффективных технических решений! Так надо работать над собою, учиться и учиться, в том числе и в МХТИ…


Тем более что «хорошей, грамотной технологии, которая гарантированно обеспечивала бы незаражение Шершневского водохранилища, на мой взгляд, – пока нет!» Ну золотые слова – правдивые ведь! А раз нет, уважаемый Юрий Александрович, то зачем вообще городить огород?


Насчет налогов – я не комментирую: в РМК по этой части найдутся блестящие специалисты. Желающие могут поразбираться, что наша область уже имеет от прочей хозяйственной деятельности этой компании в Карабаше, Варненском районе и проч. Примерно те же копейки планируются и здесь. А с другой стороны, кто может предсказать, что будет твориться с ценою на медь на Лондонской бирже через годик или два, тем паче – через десять лет?


И про Михеевский ГОК я промолчу – просто там не был – но предполагаю: если это действительно самый современный объект на территории бывшего СССР, то это еще не значит, что он «действительно современный»!

 

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.