Бизнес и Культура

Круглый стол в Общественной палате

В прошедшую пятницу, 23 октября 2015 года, в Общественной палате города Челябинска состоялся круглый стол, посвященный предполагаемому строительству Томинского ГОКа в окрестностях Челябинска.

Это примечательное во многих отношениях событие и является предметом цикла публикаций в бк, поскольку именно его скрупулезное переложение в текст позволит спокойно разобраться «Кто есть Who?» в сложившейся ситуации.

Президиум Общественной палаты

Президиум Общественной палаты

Мы представим практически почти дословное (без литературной обработки) воспроизведение каждого выступления, как со стороны «виновников торжества» – представителей так называемой «Русской медной компании» (далее – РМК), так и акторов общественного движения «СТОП-ГОК».

Кроме того, позволим себе краткие комментарии речей выступающих
от главного редактора бк – Юрия Шевелева.

●    ●    ●    ●    ●

Юрий Владимирович Зацепилин,
глава Общественной палаты:

Начинаем заседание круглого стола «Строительство Томинского ГОКа: возможности и риски для развития Челябинской области». Мы, Общественная палата города Челябинска, собрали этот круглый стол по одной причине: вокруг строительства Томинского ГОКа возникла непростая ситуация, появилось много слухов – и оправданных, и неоправданных, очень много противоречивой информации. Но для того, чтобы решить какие-то вопросы, надо всё детально обсудить. Поэтому круглый стол мы собрали для того, чтобы поговорить о перспективах развития и рисках производства. Хочу отметить, что с учетом всего сказанного это не общественные слушания, выносить вердикт «за» или «против» мы не собираемся, более того, мы не имеем таких полномочий. Это просто разговор людей, настроенных на диалог.

Для нас имеет значение исключительно объективная информация, мы хотим услышать конкретные, четко сформулированные вопросы и получить на них четкие и конкретные ответы. И мы не планируем переводить наш диалог в политическую плоскость. Это принципиальное условие нашей работы. Заранее прошу прощения, если кого-то придется прервать. Еще хотелось бы сказать: этот круглый стол инициирован обращениями граждан города Челябинска, обращениями партий в Городскую думу, в частности фракциями КПРФ и «Единая Россия», что показывает заинтересованность в этом вопросе и властей, и большой массы людей. Дело в том, что муниципальные службы не имеют никакой возможности влиять на многие процессы, но граждане имеют право знать все нюансы происходящего.

В работе круглого стола принимают участие члены Общественной палаты г. Челябинска, депутаты Городской думы, представители средств массовой информации, представители Русской медной компании, представители научного экспертного сообщества и рядовые жители…

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Как говорил незабвенный Остап Бендер: «Лед тронулся, господа присяжные заседатели…» А дело в том, что прошел ровно год, как 21 октября 2014 года состоялось бурное обсуждение этого вопроса в Долгодеревенском с участием администрации Сосновского района. Кстати, представители РМК тогда позаботились о своих «сторонниках» и привезли на автобусах студентов ЧГПУ, чтобы они заняли максимальное пространство в зале назло «надменному соседу», то есть жителям Сосновского района.

подробнее см. Медная история

Но драма в том, что в Долгодеревенском случился открытый конфликт, а тут вроде как речь о диалоге. И в этом смысле вызывает уважение смелость Юрия Зацепилина, взявшего на себя функцию модератора между конфликтующими сторонами. Но его намерение завязать «просто разговор людей, настроенных на диалог» показывает явно избыточное благодушие крупного общественного деятеля. Наша жизнь жестче…

●    ●    ●    ●    ●

Юрий Король

Юрий Король

Юрий Александрович Король,
вице-президент по контроллингу за технологиями и инвестициями группы «Русская медная компания»:

В недавнем выступлении президент Владимир Путин в качестве одного из путей стабильного развития РФ назвал разработку природных ресурсов. Причем речь идет не только о недрах, но и о том, что появляется в процессе добычи, – о предприятиях, на которых создаются новые рабочие места и которые отчисляют налоги. Запасы медно-колчедановых руд на Урале истощаются, заводы обеспечены сырьем на 60-70%, и перед РМК стоит задача максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы. Перед нами, как победителем государственного конкурса на разработку месторождения, поставлена задача максимально эффективно и в максимально сжатые сроки освоить Томинское месторождение. Это не наше желание, это задача государства.

Наша цель – вместе с вами, вместе с контрольными органами, вместе с надзорными органами, вместе с группой экспертов, вместе с населением построить ГОК так, чтобы он был максимально выгоден для всех – для тех, кто живет рядом с этим ГОКом, максимально выгоден для жителей региона, для всей России. И при этом – наносить минимальное воздействие на окружающую среду, на тех людей, которые будут работать на нем и которые будут проживать поблизости от него.

Поэтому мы неоднократно участвовали в общественных слушаниях, во встречах с населением, мы стараемся максимально услышать мнение людей, максимально услышать вопросы и эти вопросы максимально отработать с точки зрения существующих технологий для того, чтобы минимизировать негативное воздействие производства, потому что без воздействия на окружающую среду и на людей производство пока еще не реально.

Последние наши встречи показывают, что группа товарищей задают одни и те же вопросы, на которые нами давались неоднократно и развернутые ответы, и письменно, и на общественных слушаниях, обсуждениях. Эти вопросы прошли экспертизу, поэтому если они снова будут возникать – можно посмотреть эти ответы, заметки и т.д.

Мы хотели бы услышать и сделать предметом обсуждения те темы, которые еще не поднимались и которые мы еще не видели. Конечно, не всё можно увидеть и услышать. Именно эти темы мы готовы в развернутом виде обсудить сегодня, здесь у нас два вице-президента компании, руководители департаментов и Томинского ГОКа. И мы готовы обсуждать любую тему. Если мы увидим, что есть какая-то тема, которая требует детальной проработки, дополнительных исследований, у нас есть полномочия разобраться в ней, ответить тем людям, которые задали и сформулировали этот вопрос, может быть, позже, если потребуется уточнить какие-то данные.

Хочу спросить – есть ли необходимость рассказывать о проекте подробнее или об этом уже все знают? Информации об этом было достаточно. Мы занялись реализацией проекта Томинского ГОКа в 2012 году. Прошли все процедуры, установленные законом, – как по проектированию, так и по экспертизам. Поработали у нас общественники, мы прошли по всем этапам. И мало того, что прошли, – у нас идет развитие проекта: наши геологи не стояли на месте, они прирастили запасы.

«Русской медной компании» – 10 лет. Это компания, которая начала с нуля, мы появились не в результате передела собственности. Мы сами строим заводы на новом месте или берем те заводы, которые были брошены, – мы их восстанавливаем и запускаем. В компании работают восемь тысяч человек. И за эти десять лет мы по выпуску меди поднялись до 280 тысяч … (не понятно чего) и занимаем второе место по выпуску медной катанки в России. Строим заводы в Казахстане, на Урале, в Новгороде, причем как горнодобывающие, так и металлургические предприятия.

В этот проект мы пришли в 2012 году, с тех пор кардинально изменились некоторые подходы, в том числе в тех вопросах, которые возникали в процессе обсуждения, – их возникло около тысячи, когда мы на всех этапах обсуждали проект. И ни один вопрос не остался без ответа. Все эти ответы приложены к пакету документов, который пошел на оценку уже третьего «лица», главного заказчика – государства, то есть на государственную экспертизу, которую осуществляют эксперты, профессионалы, люди, уполномоченные государством дать заключение. Они оценивают, насколько объективно или необъективно, насколько достоверно мы ответили, и соответствующим образом нас поправляют или делают замечания.

За этот период у нас изменились запасы: если вы знаете, мы поначалу согласовывали проект на 14 млн тонн, но наши геологи провели дополнительные разведочные работы и прирастили запасы почти в два раза, это потребовало изменения проекта, поэтому сейчас обсуждается проект не на 14 млн, по которому все процедуры пройдены, но мы даже не стали его начинать, потому что государство поставило вопрос по максимальному комплексному использованию сырья, потому что нельзя оставлять в недрах ту руду, которую разведали, и нужно извлекать всё. Это привело к тому, что мы потеряли еще полтора года. Мы по-новому сделали проект, мы снова вошли в процедуру согласования, потому что запасы выросли до 28 млн тонн. Чтобы их достать, нужно выполнить больше капитальных работ, и окупить их можно только более производительным трудом тех же 8000 работников.

Еще раз подчеркиваю: все процедуры мы прошли или проходим, действуем по закону. Но мы не отходим от вопросов общественности, от встреч с людьми. Мы категорически приветствуем нормальный, спокойный, эффективный разговор. Как, например, уникальный человек – Светлана Васильевна Князева сделала нам кучу замечаний по воде, и мы вынуждены были привлечь еще три научно-исследовательские и проектные организации, провести дополнительные буровые работы, в том числе по оценке влияния будущего ГОКа на поверхностный водозабор, на поверхностные стоки, тот же самый геологический разлом. То есть пойти на это нас побудили вот такие конструктивные предложения и замечания, когда спокойно задается проблема и мы так же спокойно с ней разбираемся.

И мы хотим – не только здесь, но и на всех уровнях – именно такого разговора по существу, по делу. Вопросы «строить-не строить» – это политика, это компетенция государства.

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

К сожалению, вынужден констатировать, что для топ-менеджера РМК Юрия Короля публичное выступление не является коньком. Но вполне допускаю, что у него есть другие достоинства, пока нам неведомые. Проблема в том, что было чрезвычайно сложно расшифровывать аудиозапись его речи, когда спикер элементарно не умеет обращаться с микрофоном, а также интонировать и акцентировать свои доводы.

Теперь по сути. От первых же слов Юрия Короля пахнуло глубоким застоем. Эх, было золотое времечко, когда каждый оратор даже на уровне сельсовета, например, во время обсуждения проекта ремонта забора на свиноферме начинал именно с упоминания святого имени Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Верховного Совета СССР…


Смею думать, что оратору, прежде всего, следовало бы представиться уважаемой аудитории и назвать: какую именно компанию он представляет – русскую или таки нерусскую. То есть перечислить всех акционеров, их местожительство, гражданство и т.п. И еще очень желательно объяснить челябинцам, каким образом все медные месторождения нашей области оказались под контролем свердловчан. Это первое.


Второе – мы уже не первый год живем в новейшей России и хорошо понимаем, что «государство» – понятие довольно условное. Как правило, этим громким словом прикрывают заинтересованных чиновников, способных протолкнуть в федеральную программу проекты избранных, дружественно настроенных «предпринимателей». А собственно «государственные конкурсы» отличаются от муниципальных или областных конкурсов разве что размером «откатов». Поэтому уж лучше всуе не упоминать про государство, а прямо заявить, что уставной целью РМК является извлечение прибыли – в данном случае в процессе строительства Томинского ГОКа, а уж потом, возможно, и в процессе переработки руды и получении меди.


Тут было бы интересно понять следующее: если субъектами хозяйственного договора являются как «Заказчик» – государство, а как «Исполнитель» – РМК, то платить по идее должен «Заказчик». Но неужели здесь предусмотрено финансирование из госбюджета? Еще труднее поверить, что крупный бизнесмен в здравом уме готов вложить огромные собственные средства в такой рискованный и долговременный проект – да еще в условиях сложнейшей геополитической и внутриэкономической ситуации. Что-то тут неясно, нечисто… Возможно, есть какой-то уж очень рисковый кредитор – например, первостатейный банк, но опять же трудно вообразить, что это может быть российский инвестор.


Ну и «вишенка на торте». Юрий Король честно признается: «без воздействия на окружающую среду и на людей производство пока еще не реально». Это уже «речь не мальчика, но мужа» (вспомним Пушкина). То есть человек открыто говорит, мол, мы будем на вас «воздействовать»! Спасибо, ситуация прояснилась…

●    ●    ●    ●    ●

Константин Нациевский

Константин Нациевский

Константин Олегович Нациевский,
депутат Городской думы:

Коммунисты, как и все остальные жители Челябинска, беспокоятся, тревожатся по вопросам, связанным со строительством и в дальнейшем с эксплуатацией Томинского горно-обогатительного комбината. Я, как депутат, реагирую на обращения граждан, как и те депутаты, которые связаны с этим районом и тоже не могут не реагировать на обращения избирателей. Поэтому мы проводим свои мероприятия уже более полугода, поддерживаем то беспокойство, которое выражается на митингах, выступаем по мере возможности.

Я бы хотел сказать о юридической стороне. Не вдаваясь в подробности, хочу сказать о том, что предлагает наше челябинское региональное отделение. На следующей неделе мы собираем бюро областного комитета КПРФ, которое должно принять решение о начале процедуры проведения референдума по нескольким вариантам. Или это будет проведение референдума в Челябинске, либо в Челябинске и в Сосновском районе, либо регионального референдума в области. Это станет известно на следующей неделе.

А пока отмечу: мы настроены на конструктивную работу, и те обращения, которые поступают к нам, говорят о том, что люди готовы выслушать оппонентов, в данном случае это представителей «Русской медной компании». Но в настоящее время этого голоса не слышно и доводы неубедительны. Поэтому на следующей неделе начинается юридическое оформление инициации референдума.

Второе направление, по которому мы работаем, – это московское направление. На прошлой неделе наши коллеги были в Государственной думе, там есть комитет по недропользованию, который возглавляет В.И. Кашин. Заместитель председателя этого Комитета – депутат от Челябинской области Никитчук Иван Игнатьевич, который тоже неоднократно обращался к президенту по вопросу строительства Томинского ГОКа, и в прокуратуру, и во все надзорные органы.

3 ноября должна быть выдана государственная экспертиза на безопасность строительства и дальнейшего функционирования Томинского ГОКа. Постараемся направить наших представителей на заседание экспертизы.

Работа с Москвой – это работа с теми ведомствами, которые и дали разрешение на начало строительства. РМК в данном случае здесь выступает тоже исполнителем. Они спросили: можно строить? Им ответили: можно. Но это ответили федеральные власти, поэтому на федеральном уровне работа нами тоже ведется, чтобы была поддержка со стороны «Единой России» в этой части, чтобы депутаты от «Единой России» тоже подключились к этому вопросу.

И третье направление – мы считаем, что обсуждения всех вопросов, связанных со строительством и всеми дальнейшими действиями, должны быть публичными. Нужно шире подключать средства массовой информации – телевидение, газеты, сайты. Поэтому мы настроены на проведение референдума.

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Конечно, очень трогательно, что коммунисты «тревожатся» и что они настроены на «конструктивную работу».
Спасибо!
Только пока неясно, что они понимают под словом «конструктивная»? Ну да жизнь расскажет…

Ю.В. Зацепилин:

Единственная просьба к следующим выступающим: не переводите это в политическую плоскость!

Сергей Гордеев и Юрий Зацепилин думают

Сергей Гордеев и Юрий Зацепилин думают

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Вот и Юрий Владимирович заволновался.
Он имеет солидный опыт общения с коммунистами…

 

●    ●    ●    ●    ●

Иван Добровольский

Иван Добровольский

Иван Поликарпович Добровольский,
ученый:

Что я скажу? Мне дали ознакомиться с заключением, согласно этому документу, ни один вопрос переработки отходов не решен! И зачем переворачивать тысячу гектаров земли, когда у нас с вами лежит 500 млн тонн в Карабаше? Там медь – 2%, а здесь – 0,4%! Какой смысл? Второе. Всё решается так — кто-то должен перерабатывать отходы. 70 гектаров земель – под шламами. Даже анализ шламов не приведен. Я, как химик, считаю: они токсичные, их надо перерабатывать именно в процессе производства, а не после!

Вся беда наша с вами – в том, что на предприятиях все отходы смешиваются, а в этом случае перерабатывать намного сложнее. Я много раз был в Карабаше, занимался этим вопросом, и даже провели промышленные испытания – эти шлаки и особенно шламы можно переработать. А самое главное, вода – «кислая вода» – ее легко можно переработать и получать ценные продукты. Я промышленные испытания провел на таких точно растворах в Златоусте. И получили продукт, который пригоден для строительных материалов.

Так как же можно строить комбинат, не решив главные вопросы, – они пишут: отдать все отходы, а какая организация у нас есть, которая взялась бы конкретно все эти отходы перерабатывать?

Я много делал промышленных экспертиз, в том числе на Магнитке и других предприятиях, но я первый раз встречаю такую неграмотность. Нельзя же допускать, что «мы ни в чем не разбираемся». Мы готовы показать безотходную технологию переработки отходов. Если компания возьмется, мы готовы дать все необходимые данные для проектирования – и не то, что в лабораториях отработано, а в промышленных условиях проработано.

Абсолютно все отходы: мазуты, шламы, кислоты, щелочи – можно переработать, получая промышленный материал!

Проект неграмотный. Это проект XIX века! А у нас XXI век! Если надо, ученые Челябинска готовы помочь.

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Трудно комментировать по существу авторитетного специалиста, который всю жизнь положил на алтарь своей профессии. Казалось бы, и ежу понятно, что лучше бы извлекать медь из породы, где ее содержание 2%, а не 0,4%! Тем более что всё карабашское добро опять же под контролем РМК. Но уважаемый специалист, прямо скажем, старшего поколения, вряд ли может понять в принципе, что только сам процесс строительства ГОКа может принести компании больше «навара», чем банальная переработка богатых отвалов.

●    ●    ●    ●    ●

Владимир Добрынин

Владимир Добрынин

Владимир Валентинович Добрынин,
судебный эксперт:

Уважаемые коллеги, уважаемые собравшиеся, спасибо, что вы позволили мне высказаться. У меня есть свое мнение. Я являюсь судебным экспертом по вопросам исследования проектной документации в целях выяснения соответствия проекта требованиям специальных правил и т.д. Я не буду погружаться в тонкости технологии производства и прочего, я хочу обратить ваше внимание на две вещи.

Первое. Что сейчас происходит? Мы путаем политическую и строительно-техническую часть. Надо убрать эмоциональную сторону. Давайте определимся: что мы рассматриваем? Мы на данный момент разговариваем о том, что сегодня еще не прошло Госэкспертизу. Начинать весь разговор надо тогда, когда мы получим на руки заключение Государственной экспертизы. Это не конец истории, это ее начало. Оспаривать можно всё!

Первое, что надо сделать, – посмотреть разделы, касающиеся безопасности граждан, проживающих на территории, которая будет находиться вблизи Томинского ГОКа. Что главное? Я бы со своей стороны хотел посмотреть не сам проект, а заключение Государственной экспертизы, на что они будут ссылаться.

Здесь есть три пункта, на которые я обратил бы внимание. Первое – это воздействие на окружающую среду: вода, воздух, земля, флора и фауна этой территории. Второе – промышленная безопасность, то есть как будут проводиться работы по строительству и дальнейшей эксплуатации. И третье – риски, связанные с чрезвычайными ситуациями, и последствия их для данной территории.

Поэтому на сегодня я предлагаю: когда будет получена Государственная экспертиза, собрать небольшой совет грамотных экспертов – и со стороны РМК, и со стороны «СТОП-ГОК», и со стороны независимой экспертизы.

Честно скажу: я не за ГОК и не против ГОКа, я за истину. Когда мы получим заключение и увидим там нарушения, которые не рассмотрены, тогда мы со своей стороны обратимся не в политбюро, не в партию, не к президенту, а в наш суд. И в суде нужно доказывать либо возможности строительства и разрешения на строительство, либо необходимость отменять данный проект.

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

С одной стороны, это духоподъемное выступление конкретного специалиста по судебным разбирательствам. «Оспаривать можно всё!» – это звучит гордо. А еще более веско звучит: «я за истину». Но что есть истина? До сей поры – это тайна за семью печатями для всего человечества. А с другой – практической стороны, я на личном горьком опыте знаю, насколько трудно выиграть в нашем суде даже заведомо правое дело. Мы хорошо помним, что «Советский суд – самый гуманный суд в мире!». Но это было так давно, да еще совсем не в жизни, а в кино… Что касается судебной практики в новейшей России, то еще не родился тот романист, который способен ее – эту самую судебную практику – переварить даже в первом приближении или в первой инстанции, как выражаются юристы…

●    ●    ●    ●    ●

Василий Московец

Василий Московец

Василий Викторович Московец,
представитель движения «СТОП-ГОК»:

Благодарю Общественную палату от имени челябинцев, от имени садоводов, от имени жителей пригорода Челябинска за то, что сегодня начали этот разговор. Лучше поздно, чем никогда. Нами собрано почти 80 тысяч живых подписей в обращении к президенту по этому вопросу, и вот, наконец, мы собрались здесь…

Что я хотел бы сказать? Кто-нибудь из вас видел материалы ОВОС? У нас не предусмотрено голосование, но, думаю, простой вопрос можно задать. Кто-нибудь знаком с теми пресловутыми 86 томами по ГОКу? Поднимите руки, пожалуйста…

Вот и ответ на наш вопрос. Мы обсуждаем то, чего никто в принципе не видел. И это как раз очень четко говорит о так называемой «прозрачности» РМК, о их конструктивности, о их согласительных комиссиях – и о том, к чему это всё приведет. ЗАО РМК и ее подразделение «Томинский ГОК» не обеспечили возможность органам местного самоуправления и жителям Челябинска ознакомиться с окончательными материалами ОВОС по проекту Томинского ГОКа.

Причем не просто частей – горно-транспортной части, такой-сякой части – а полностью в целом. Я напомню, что проект Томинского ГОКа состоит, как минимум, из двух участков – Томинского и Биргильдинского, и включает четыре части: горно-транспортную часть, обогатительную фабрику, хвостовое хозяйства и самое важное – гидрометаллургическое производство, которое в Долгодеревенском даже не обсуждалось. Вот мы с вами провели опрос – а по гидрометаллургическому производству ситуация еще хуже: его вообще никто из челябинцев не видел.

Безнадзорность, бесконтрольность, режим максимального благоприятствования со стороны чиновников привели к тому, что в разных пунктах было выложено для ознакомления (а по факту – для пролистывания) разное количество материалов: 86 томов – в Томинском и Полетаево, 90 томов – в городе Коркино. И 98 томов – в поселке Первомайском Коркинского района. Какая информация была скрыта в этой разнице: между 98 томами и 86 томами? Целых 12 томов неизвестной информации были недоступны для жителей.

Что мы сейчас обсуждаем – совершенно непонятно. Во-первых, считаю, что необходимо добиться опубликования окончательных материалов ОВОС – подчеркиваю: не проектной документации, а окончательных материалов – в сети Интернет. Чтобы все специалисты и граждане имели возможность ознакомиться с ними в полном объеме.

Вот здесь нам зачем-то Юрий Александрович Король привел в пример нашу уважаемую Светлану Васильевну Князеву, заключение которой все, наверное, знают и читали. И я хочу сказать, что это настолько бесцеремонно сказано: «Мы учли замечания Светланы Васильевны…» Замечание Светланы Васильевны всего одно: «Нет Томинскому ГОКу! Ни при каких обстоятельствах! Потому что это прямая угроза Шершневскому водохранилищу». А нам сейчас здесь рассказывают красивые сказки…

И вот для того, чтобы таких заключений было больше – а мы сейчас услышали Ивана Поликарповича – очень многие ученые Челябинска единодушны в том, что этот проект просто безумен. Он очень высокорисковый. И никаких доходов он Челябинску не принесет. А для того, чтобы эти заключения были более весомыми, – я считаю, что необходимо в резолюции, если она будет приниматься по итогам круглого стола, обязательно отразить: «Обязать РМК опубликовать в сети Интернет полностью все окончательные материалы ОВОС». Без этого мы просто дальше не двинемся. Без этого нам постоянно будут говорить, что это «политика», «истерика», «непрофессионалы» и так далее. Но если нет опубликованной информации – нет, соответственно, и квалифицированной оценки.

Мы считаем, что необходима организация общественных обсуждений проекта Томинского ГОКа непосредственно в городе Челябинске и в удобное для челябинцев время. Почему в Челябинске? Потому что реализация этого проекта несет серьезную, реальную угрозу единственному и безальтернативному источнику питьевого водоснабжения города Челябинска и городов-спутников – Шершневскому водохранилищу.

Кроме того, территория проектируемого Томинского ГОКа и его Биргильдинского участка окружена многочисленными СНТ (Садоводческое некоммерческое товарищество), владельцами которых являются в общей массе жители Челябинска. На всякий случай их перечислю – вы их все прекрасно знаете: СНТ «Глинка» – 500 участков. СНТ «Дубровский» – 2000 участков. «Дзержинец», «Птицевод», «Станкостроитель», «Железнодорожник» – 2000 участков. С учетом членов семей – это десятки тысяч челябинцев.

На каком основании общественное обсуждение проводилось в селе Долгодеревенском? От Челябинска это 20 км, а от Томино – под 50 км. От Архангельского, Коркинского, Первомайского – это под 70-80 км. Почему не провести общественное обсуждение здесь, в Челябинске? Что, у нас помещения нет, желания нет? Я считаю, что в нашей резолюции должно быть указано, чтобы органам местного самоуправления обеспечить проведение общественных обсуждений в городе Челябинске.

Третий момент, на который я хотел бы обратить внимание: нам всё время сейчас будут рассказывать, что проект Томинского ГОКа – это одна история, а Биргильдинский участок – это другая история. Это неправда. В экологическом обосновании Биргильдинского участка черным по белому сказано: «Транспортирование руды с Биргильдинского участка до площадки Томинского ГОКа осуществляется при помощи самосвалов «Комацу» грузоподъемностью 186 тонн». Представьте – грузоподъемностью 186 тонн! Расстояние транспортировки составит 5 км. Нам многое могут рассказывать – но эта информация скрывается.

На сегодняшний момент Биргильдинский участок медных руд находится посередине реки Биргильды, притока реки Миасс, в зоне санитарной охраны единственного источника питьевого водоснабжения Челябинска – Шершневского водохранилища. РМК трижды обращалась в Роспотребнадзор с просьбой дать разрешение на разработку этого участка – им трижды отказывали.

Сейчас РМК обратилась в Арбитражный суд. Если суд примет сторону РМК – то не будет ни одного препятствия для них. Поэтому мы считаем, что эти два момента – Томинский и Биргильдинский участки – необходимо рассматривать в совокупности. Один без другого рассматривать смысла нет, поскольку они непосредственно сказываются на питьевом водоснабжении Челябинска.

Поэтому мы считаем важным обращение Общественной палаты города Челябинска, органов местного самоуправления в Федеральное агентство по недропользованию. Тем более что лицензия была выдана без всякого учета мнения челябинцев, без учета мнения Полетаевского сельского поселения. И мы считаем, что необходимо инициировать обращение в Федеральное агентство по недропользованию с просьбой отозвать лицензию на биологическое изучение, разработку и добычу медных руд на Биргильдинском участке. А именно: в связи с тем, что разработка Биргильдинского участка во втором поясе санитарной охранной зоны реки Миасс несет реальную угрозу единственному и безальтернативному источнику питьевого водоснабжения Челябинска – Шершневскому водохранилищу.

И последнее мое предложение: уважаемый Юрий Владимирович, уважаемый секретариат, прошу его обязательно закрепить в протоколе. Мы считаем необходимым рассуждать не только об организации общественной экологической экспертизы, государственной экологической экспертизы – нам это, по сути дела, ничего особенного не дает, поскольку экологические экспертизы рассматривают документы, а не факты.

Я считаю, что необходимо рассмотреть вопрос о проведении комплексной экономико-эколого-социальной экспертизы всего проекта Томинского ГОКа в целом с учетом Биргильдинского участка. Квалифицированные независимые специалисты должны нам четко дать ответ на вопрос: что будет, когда несколько СНТ прекратят свою деятельность, к каким социальным последствиям приведет то, что минимум два населенных пункта: поселок Витаминный и деревня Томино – переселяются непонятно с какой стати – ведь люди там жили многие десятки и сотни лет.

И необходимо все-таки понять, о каких дивидендах для Челябинской области идет речь. Какие бюджетные деньги на это пойдут? Сейчас достоверной информации об этом нет. У меня всё, спасибо за внимание.

Журналисты на вахте

Журналисты на вахте

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Выступление Василия Московца в принципе не нуждается в комментарии, поскольку оно само по себе красноречивое и искреннее. Но мне таки особенно интересен экономический анализ проекта – одно дело рыть большущую яму где-то в степи, где могут пострадать одни суслики. Хотя всякую живую тварь жалко. Но совсем другое дело – выкопать несколько огромных ям вокруг миллионного города и возвести стометровые терриконы из ядовитой породы. Пожалуйста, желающие могут полюбоваться отвалами под Бакалом, с которых после дождя стекают мутные струи в местные речушки.

Я лично прожил десять лет в городе Сибае. Там как раз с южной стороны от города находится огромный разрез, где добывали медно-серный колчедан, а с восточной – обогатительная фабрика. Нас, школьников, порою водили на экскурсию полюбоваться пульпой с обогащенной рудой. И мне, честно говоря, очень нравился этот запах, поэтому я смело сдергивал респиратор, чтобы вдоволь надышаться. А еще от обогатительной фабрики в сторону аэропорта, по крайней мере в 60-е годы, было разноцветное маслянистое болото. Правда, в нем в основном ползали дошколята, а школьники уже не лезли.


Сибайцы очень хорошо знали, что по четвергам в 17.00 начинается «отпалка» – то есть взрывные работы в карьере. И мы, советские пацаны, мечтали увидеть взрывы, но этому мешали огромные черные терриконы отвалов. А нам просто недостаточно было того, что немного звенели стекла в окнах, – хотелось чего-то большего, например, огненного зарева. Но оттуда неслась только пыль. Мы твердо знали: это восток. А если шел сладковатый запашок с обогатительной фабрики – значит, ветер с юга. Такая вот география…


И, наконец, хочу сказать важное. Из представителей РМК я знаю только Олега Грачева, а об остальных могу только судить по их лицам, потому что лицо, особенно мужское, да еще в зрелом возрасте, говорит о многом. И мне почему-то вспомнился рассказ Чехова «В овраге», где он так описывает главных героев – семейство Цыбукиных: «…эти пропитанные неправдой лица…» Да, тут, кстати, и «овраг» оказался в названии рассказа… или некстати… И раз уж потянуло на лирику, в качестве виньетки мой старый стишок, написанный в конце 80-х годов…

Крысы бегут с парохода.
Люди снуют за рубеж.
Это не просто мода,
Это – крушенье надежд.

Жены рожают уродов –
В городе воздух несвеж.
Это не просто мода,
Это – крушенье надежд.


Мы так боимся ухода,
Миримся с сонмом невежд.
Это не просто мода,
Это – крушенье надежд.

бк
Фото: Михаил Шевелев

См. ВТОРУЮ ЧАСТЬ Круглый стол в Общественной палате – 2
См. ТРЕТЬЮ ЧАСТЬ Круглый стол в Общественной палате – 3

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram