Бизнес и Культура

Лариса Кадочникова на ОМКФ-2013: о любви, театре и Параджанове

kadochnikova-paradganov-11

бк продолжает публикацию материалов
о прошедшем в июле Одесском международном кинофестивале.
В день открытия выставки коллажей
знаменитого советского кинорежиссера и сценариста
Сергея Иосифовича Параджанова
в Литературном музее нашим корреспондентам удалось пообщаться с
kadochnikova-paradganov-3исполнительницей роли Марички в фильме «Тени забытых предков», снятом в честь столетия со дня рождения М. Коцюбинского, автора литературного источника.
Лариса Валентиновна Кадочникова поделилась с бк
своими мыслями о цикле театральной жизни, работе в кино
и о том, благодаря чему гении продолжают творить…

mask

Георгий Александрович Товстоногов говорил, что «театр – это организация одного призыва», видимо, намекая на то, что пока «отцы-основатели» не уйдут (это может касаться и режиссеров, и актеров) театр будет оставаться тем же, что и раньше – как в день открытия.

«Новые актеры» нуждаются в новых, молодых и талантливых режиссерах. К примеру, то, что сейчас происходит с Гоголь-центром. Туда пришел Серебренников – старая труппа побунтовала, пособирала подписи за отставку – и все в итоге разрешилось. Появились новые лица, зародился новая субкультура. Можно по-разному к ней относиться – и хорошо, и плохо – но это какое-никакое движение, это развитие. Примерно такой же финт совершил сам Товстоногов, когда пришел в Большой Драматический Театр – разогнал треть старой труппы – и через некоторое время, как говорил Анатолий Смелянский, сцена БДТ стала «первой сценой страны».

Вы с 1964 года на театральной сцене – можете сказать, что поняли, что есть Театр, кто в нем Актеры – и вообще описать цикл театральной жизни?

 
kadochnikova-paradganov-10
— Без сомнения, существуют гении, которые могут себе позволить себе настолько преобразовать театр. Например, Товстоногов. Не довелось с ним поработать, но я видела его прежние спектакли – это чудо. Еще слышала, что Товстоногов на сцене был деспотом – но все простительно, если, в конце концов, работа воплощается в действительно великую постановку.

Что до ситуации с «Гоголь-центром»: там же очень много было выгнано, чуть ли не с каждым вторым Серебренников расстался. Как он выбирал – по возрасту или еще почему?.. С одной стороны – это очень жестоко, нужно время, чтобы как-то разобраться с актерами. Но и необходимы новые актеры – этот отбор очень сложен и важен.

Я вспоминаю время, когда работала в Современнике – это было уникальное совершенно место, это был театр единомышленников. Недаром даже ночью люди в очередях стояли, чтобы купить билет. Олег Ефремов собрал своих единомышленников – и тех, кто вместе с ним закончил курс, или же просто друзей – их было порядка 20-25 человек. И эта разномастная и талантливая группа людей загорелась одной идеей: созданием «современного театра». И в действительности этот «запал» продолжался 15 лет. Правду говорят: «Театр существует 15 лет – после этого начинает гнить».

Жестокость… Жестокость главных режиссеров, которые поначалу создают что-то новое, а потом закономерно наступает период, когда они начинают повторяться, останавливаются в развитии. Но в то же время продолжают требовать от актеров чего-то незаезженного, хотя в свою очередь ничего предложить не в состоянии. И театр оказывается в тупике, топчется на одном месте.

Вот еще один популярный, но неверный метод: выпускается курс очень хороший – и режиссер начинает работать на этот курс: ставит спектакли, взращивает молодежь. А остальные в воздухе плавают, слоняются без работы. 5 лет проходит – он набирает новый курс, опять 5 лет проходит – и он увлекается уже новым курсом. 15 лет прошло – все – театр должен распускаться, путь создается новый. Новый режиссер, новые актеры. Чтобы никто из труппы и руководителей не зацикливался и не останавливался в развитии.
 

mask

Бытует слух, что Сергей Иосифович Параджанов
запрещал своим ученикам читать книги,
чтобы их воображение не цепляло
чужие образы, так называемый
«непроизвольный плагиат» —
чтобы работы были индивидуальными, шли «от души»…

 
kadochnikova-paradganov-44
— Этот запрет относился исключительно к самому Сергею.
Он, по-моему, у Савченко поначалу учился, потом Игорь умер – и Параджанов у Довженко заканчивал курс. Александр Петрович увидел в этом нем такое, что начал убеждать: «Тебе не надо читать. Ты настолько наполнен всем… Тебе это только помешает…»

И хоть Параджанов вроде бы ничего не читал – он знал все книги. Что ни спросишь – все тебе расскажет. Ну, за исключением стихотворных каких-то произведений.

Правило «Не читай!» Параджанов пытался перенести на остальных людей, необразованных, совершенно с другим внутренним миром. Хотя Сергея было невозможно предугадать: на следующий день он мог спросить: «А ты чего не читал?»

У него перепады были такие, как были показаны в фильме-открытии ОМКФ-2013. Он походил на шторм из «Не угаснет надежда».

( Подробнее об этом фильме наш сайт бк писал тут:
Открытие ОМКФ-2013: красная дорожка, Редфорд в океане и Кустурица )

kadochnikova-paradganov-2

Сергей Параджанов


Сегодня затишье, а завтра такая буря, что ты не знаешь, как к нему подойти. Может, я и преувеличиваю, но факт в том, что он был в высшей степени непредсказуемым.

В то же время, все его ученики – вернее, те, кто был с ним рядом – его обожали. Потому, что он был наполнен такой энергией положительной, такими находками, неуловимым образом мышления…
Думаю, даже не просчитанными какими-то действиями, а в большей степени спонтанными.

Параджанов волей-неволей объединял всех художников. Хоть многие его ненавидели, злились, завидовали. Но все были в каком-то роде «скреплены» Параджановым. И когда его не стало – все разъединились, разъехались. Упали в пропасть. Почему это произошло – сложный вопрос. Тут и Союз распался, казалось, что все было потеряно, все явнее чувствовалось отсутствие денег в кинематографе…

Я попала на съемки к Параджанову уже после «Современника», в котором отрабатывала совершенно другую школу работы над собой, над созданием образов. Параджанов не хотел даже слышать о каких-то специальных техниках и заявил сразу: «Станиславского мы перечеркиваем, в нашем кино его не существует. Существует природа, красота мира… Существует образ девушки Марички, которую я бросаю в природу, в журчание ручья, в растения, в траву, в окружение Ивана Палийчука» (его играл Иван Васильевич Миколайчук – прим. ред.). А Иван ведь сам оттуда – с села, так что все было ему родным, близким и дорогим.

Кадр из фильма "Тени забытых предков"

Кадр из фильма «Тени забытых предков»


Как бы то ни было, у Параджанова уточнить что-то конкретное по поводу фильма было невозможно – никто не представлял, что выйдет в итоге. Мы все думали, что фильм будет состоять только из каких-то красивых ландринных картинок…

В монтажную привезли первый материал – и Параджанову даже в голову не пришло, что мне как актрисе нельзя ни в коем случае ничего показывать… Когда я увидела этот рабочий материал – была в ужасе. Потому, что привыкла к системе Ефремовской: к правде, к будничной жизни, приземленности. А тут я увидела неподвластную Красоту. Все было приподнято ландринно, что просто претило мне. Я была так возмущена! Подошла к нему и сказала: «Я не буду у вас больше сниматься».

Параджанов был в шоке, он считал эти пленки уникальными! Он вообще не мог помыслить, что кто-то ему откажет и уйдет из картины, а потом Юра Ильенко запросился – ему тоже не понравился материал… Стали пробовать других.

Однажды приехал директор студии, приехал другой оператор, и начались пробы актрисы на главную роль. А съемка проходила вечером в гуцульском доме – мы с Юрой на втором этаже сидели. Тут я выглядываю на улицу – и вижу безумной красоты женщину, которая приехала – то ли из Львова, то ли из Питера… и еще свет такой упал, я увидела ее огромные пронзительные глаза… Посмотрела и подумала: «Боже, какой красоты…» Как же все-таки этот фильм должен быть красив.

"Тени забытых предков"

«Тени забытых предков»


Когда на следующий день пришел новый материал – нас Сергей опять пригласил, типа «будем работать или нет»? Мы увидели новую пленку…

Тогда-то я поняла, что увидела нечто новое – того, чего в кино никогда не было. Это невозможно описать… И я сказала: «Юра, это, по-моему, что-то потрясающее. – Да, это явление. Остаемся!»

Сергей был настолько счастлив и доволен: «Ой, Господи, ну наконец-то!» И после этого эпизода у нас никогда не было конфликтов, мы стали понимать друг друга. Видимо, необходимо было такое конфликтное притирание.

Хоть у меня была другая актерская школа, Параджанову удалось привить мне восприятие совершенно другого мира. И теперь я смотрю кино его глазами. После прикосновения к миру прекрасного, сложного, поэтического, неземного, не пошлого. Он даровал нам всем то, что было присуще от природы только ему.

Смотреть фильм «Тени забытых предков»
на языке оригинала с русскими субтитрами:

 
 
mask

Как вам кажется, Параджанов был
скорее творцом иллюзий
или создателем нового
осязаемого мира?

 
kadochnikova-paradganov-26
— Творец нового мира. Иллюзий? Нет. Нового мира понимания искусства. У него же еще был культ Тарковского. Но исключительно насчет творчества. «Его работы – это высочайший пилотаж» — он всегда говорил о Андрее Арсеньевиче так. Вообще, на Тарковского, Высоцкого, Феллини он молился…

Думаю, когда он посмотрел «Гамлета» Григория Козинцева – ему не очень понравился, хотя Смоктуновский гениально сыграл свою роль. Но Сергей обратил внимание именно на Офелию в исполнении Насти Вертинской. Женщина, закованная в корсет металлический – ох, этот образ его потряс. Закованная и сидящая в тюрьме!

Собственно, вскоре и сам Параджанов попал в застенки. Мысли о тюрьме, закованности, свободы не покидали в дальнейшем Сергея, он был очарован образом Вертинской.
 
mask

Хотелось бы
вновь вернуться
в его мир?

 
Сергей Параджанов
— Я работала с Параджановым всего лишь раз, но он часто приезжал в Киев, так что мы постоянно поддерживали контакт. Почти что по три раза в неделю я приходила с Ильенко к нему домой – у него же всегда были открыты двери, и там мог сидеть кто угодно – и дворник, и генерал, профессор и академик… Герасимов и Бондарчук бывали… И все гости в итоге находили между собой общий язык. Алкоголя не было – а если и был – то я Параджанова никогда не видела пьяным.

Он, как восточный человек, умел хорошо принять, угостить… Умел дарить. Он одаривал всех: все, что у него было, он обязан был кому-то еще подарить. Уникальный человек!

Вот сейчас бы он здесь на площади появился – и все остановились и смотрели бы на него. Как бы он шел, во что бы он был одет, в какой кепке, в каком шарфе (найденным наверняка на базаре каком-нибудь) – вроде тряпка тряпкой, но так завязанная, что окружающие не могли отвести глаз.

Что-то в нем было такое противоречащее… всем законам природы. Такое «анти-всё». При этом оно было прекрасно и удивительно. Мне кажется, что хоть его сейчас нет – но вокруг него театр все продолжается. Театр его жизни – сплошной театр!
 
mask

Случались ли в творческой жизни
какие-нибудь эпизоды,
когда вы не могли перешагнуть
некую грань –
морального или иного плана?

 
— Мне повезло. Довелось поработать и Анатолием Эфросом, с Юрием Ильенко, с Михаилом Швейцером – с очень талантливыми людьми. Они все сложные. Но когда ты чувствуешь, что человек исключительно талантлив, то с ним всегда найти общий язык.

А встреча с бездарностями – это страшно. Мгновенно полное непонимание. Особенно часто это в работе в сериалах случается – даже не хочется об этом вспоминать, потому, что никакого отношения к искусству подобное времяпрепровождение не имеет. А эти новые «режиссеры»?… Что они вообще знают об этой профессии?

Очень человека портят звания. Хотя, кажется, у меня есть все звания, которые только могут быть – я ими битая и перебитая со всех сторон… Уничтожается личность, уничтожается свобода. Такого не должно происходить ни с актером, ни с режиссером. Он должен иметь возможность в любой момент высказать свою мысль, идею, обозначить личную позицию. А звания ему не дают такой возможности. Уходит талант – и ничего не остается.
 
mask

А кем, по-вашему,
является режиссер?

 
kadochnikova-paradganov-19
— Режиссер подобен архитектору. Он – един. Он – создатель. Он – врач, который или лечит, или калечит. Это потрясающая профессия, но только очень мало людей способны по-настоящему овладеть ей.

И научить этому, чаще всего, не удается. Хотя, Михаил Ромм – гений, гений-педагог, возможно, и мог бы…

Не знаю, сложно сказать. А с другой стороны – можно к этому начинать готовиться с 30 лет.
 
mask

Чтобы к 33-летию
подойти уже с «чем-то»?

 

— Потому, что до этого момента человек еще как растущий ребенок, у него только появляется понимание, принятие жизни… Хотя Лермонтов написал в 20 лет «Маскарад» — и уже настолько зрелое произведение. Для гения – 37 лет – предел. Правда, Чехов ушел в 44 года, а чаще всего уходят великие в 37, 35, 32… Театры, между тем, живут лишь 15.

 
mask

Какое у вас осталось
самое счастливое воспоминание
о детстве?

 
— Новый год. Мама и Новый год. Елка… Когда я была маленькой, игрушек не было – мы сами что-то рисовали, проделывали дырочки, вешали на елку. Использовали вату, свечи, которые прикреплялись на веточки. Было ощущение зимы, мороза – и огоньки будто магические покачиваются… Это было необыкновенно.

Вешались на елку мандарины, хотя обычно достать их было невозможно. И конфеты шоколадные. Мы ими так наедались, что нас тошнило… Мандарины, запах корочек мандаринов… Дети со всего дома собирались в одной квартире – у нас же был киношный дом – играли спектакли. Мигом придумывали сценки и разыгрывали их. Такой праздник, такое веселье…

И елка должна была быть настоящая, не искусственная. И сейчас у нас такая традиция поддерживается. Запах мандаринов – это Новый год.
 
mask

И последний вопрос.
Что такое любовь?

 
kadochnikova-paradganov-4
— Это самое прекрасное чувство, которое только может быть. Я считаю так: если есть любовь настоящая – то это колоссальный жизненный импульс. Ты способен на все, ты прекрасно выглядишь…

Любовь всякая может быть – к родным, естественно, и к другим людям…

А для актера любовь обретается в творчестве. Для режиссера – в постановке картины, спектакле. Вот тогда человек становится истинным волшебником.

Недаром Пушкин, переходя от одной влюбленности к другой, и создавал свои гениальные произведения. Он все время находился во влюбленном состоянии.
Думаю, что все великие люди этим живут…
 
mask

А вы?

 
— Да. В принципе, да.

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v