Бизнес и Культура

Марко Мюллер: мастер-класс «Создание фестивалей»

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...
Марко Мюллер, ветеран кинофестивального движения

    К слову, фестивальным движением
и производством кино
я занимаюсь уже более 35 лет…

Никогда не изучал украинский язык, но немного знаю русский, благодаря общению с русскими режиссерами и кинокритиками. А еще я наполовину швейцарец, наполовину итальянец – и частично еврей – так что выгляжу идеальным гостем Одессы…

…Так поприветствовал аудиторию Одесского кинофестиваля
Марко Мюллер,
ветеран кинофестивального движения,
авторитетный профессионал и страстный мастер своего дела.

За свою продолжительную творческую карьеру он был руководителем множества знаковых кинофестивалей: в Локарно, Роттердаме, Венеции, участвовал в организации смотров в Турине и Пезаро, меньше года назад ушел с поста арт-директора Римского международного кинофестиваля…

А еще именно благодаря Марко Мюллеру в Америке и на европейском континенте узнали про азиатское кино: он открыл миру глаза на таких знаковых режиссеров, как Ким Ки Дук, Пак Чхан Ук, Цзя Чжанкэ…


Вероятно, совсем немного времени о нем будут писать в энциклопедиях, как о человеке, связавшем культуру Европы и Азии, который помог неискушенному зрителю узнать силу азиатского кино…

   

В 1980-х годах я начал регулярно посещать Советский Союз, а где-то в году 1982-83-м впервые побывал в Одессе. В то время большую известность имел кинокритик Валерий Фомин – он выделялся очень необычным взглядом и прочтением кино своего времени. Благодаря ему и таким людям, как он, я начал близко знакомиться с кино, которое производилось в этой части мира – советским кино.

Наверняка вы слышали о Конфликтной комиссии, существовавшей в перестроечное время, которую возглавлял Андрей Плахов. Комиссия состояла из режиссеров и кинокритиков – они вместе с Союзом кинематографистов вернули на экраны забытые или запрещенные советской цензурой фильмы. Здесь же, в Одессе, я познакомился с гениальной Кирой Муратовой… Ей, как представителю нового советского кино середины 1960-х, я помогал продвигать фильмы на международные фестивали. В настоящее время я преимущественно занимаюсь азиатским кино: отвечаю за официальную программу пекинского кинофестиваля, а также сотрудничаю c китайским правительством – мы работаем над созданием еще одного нового проекта…

Свое выступление я предложил бы назвать «Создание фестивалей». На протяжении всей карьеры мне приходилось основывать новые кинофестивали, или восстанавливать старые. Конечно, в самом начале у меня не было никакого опыта по организации таких мероприятий: по образованию я антрополог и музыковед.

Ученую степень я получил 1977 году – как раз завершилась китайская культурная революция – и ощутил, что китайское кино это своеобразная terra incognita для остального мира. Первый китайский фильм был снят в 1905 году, а значимые фильмы стали появляться в 1920-х годах, но скоро были цензурированы и забыты. Да и в современном Китае существует квота для иностранных фильмов: только 54 фильма в год. Долгое время китайская аудитория знала только китайское и американское кино. А сейчас Китай – это не просто одна из экономически сильнейших стран, которая претендует на руководящую роль на мировом рынке. У большей части американских фильмов 70% бюджета спонсируется китайскими инвесторами. Так что можно сказать, что фильмы из Америки стали китайскими.

В Китае, как и у вас, существовала и существует проблема пиратства кино. На протяжении 15 лет можно было найти что угодно: и dvd великолепного качества, а позже и blue-ray. Китайские пираты оперативно скупали только что вышедшие dvd, переводили субтитры с помощью google translate – и выпускали на рынок. Сейчас, впрочем, все стараются делать качественные субтитры. Так вот: на протяжении этих 15 лет в больших городах сформировалась культурная среда, состоящая в том числе из художников и режиссеров, которые смотрели много иностранных фильмов. Сейчас же правительство стало очень активно борется с пиратством, и мы вернулись с чего начали, к старым ограничениям.
 

Кадр из фильма "Любовь" Гаспара Ноэ

Кадр из фильма «Любовь» Гаспара Ноэ (2015)

 
Кинофестивали важны в том числе и потому, что в большинстве своем не регулируются цензурой. Я расспрашивал Юлию Синькевич, исполнительного продюсера ОМКФ, есть ли что-то похожее на цензуру здесь. Но она отметила, что, напротив, в этом году в Одессе даже пройдут показы скандального фильма Гаспара Ноэ «Любовь». Мне всегда нравилась эта черта фестивалей: что это территория без границ или контроля. Разумеется, они должны придерживаться определенным обязательствам, как-то: создание диалога между национальным и зарубежным киноискусством, созданием диалога между людьми… Конечно, далеко не все безоблачно – есть масса характерных проблем и вызовов: недостаточное финансирование, неудачное место проведения… Также случаются явные или неявные попытки манипуляций со стороны государства…
 

Логотип Венецианского кинофестиваля

Логотип Венецианского кинофестиваля

 
Я был руководителем Венецианского кинофестиваля восемь лет – дольше, чем кто-либо другой. И не потому, что у меня это лучше всех получалось – просто никто не соглашался работать в той политической ситуации. На протяжении очень короткого времени правительство менялось пять раз. Представляете? В принципе, это не должно было нас, организаторов, коснуться. Не было такого, чтобы какой-нибудь министр поручал своему секретарю что-то вроде: «Позвони Марко, я хочу чтобы в программе был такой-то фильм…» Но политики все-таки находили способы лоббировать определенные проекты или продвигать отдельных продюсеров, пытаться влиять на программу, если она им не нравилась. Так что мы так или иначе находились под давлением.
 

Золотая пальмовая ветвь – главная премия Каннского кинофестиваля

Золотая пальмовая ветвь,
главная премия Каннского кинофестиваля

 
Конечно же, существует соперничество между большими фестивалями. Понимаете, есть такой важный составляющий элемент международного фестиваля, как выбор даты его проведения. Все фестивали с ней сталкиваются, кроме может быть фестиваля в Торонто. У Каннского кинофестиваля, которым руководит мой хороший друг и коллега Тьерри Фремо, это вторая половина мая. Потом уже начинается лето и уже нельзя выпускать фильмы, которые обычно стремятся на фестивали. Все потому, что перед официальным прокатом должна пройти рекламная компания, а летом она скорее всего провалится – так что нужно использовать возможность выступить на кинофестивале.

Еще одна особенность: при выборе даты проведения мероприятия нужно учитывать погоду, если планируется красная дорожка. Хотя, в то же время, у Берлинского кинофестиваля есть своя красная дорожка – несмотря на то, что он проводиться в феврале, и погода в это время весьма прохладная. Когда я был директором фестиваля в Роттердаме, признаться, был рад холодному времени года, ведь это гарантирует полные залы. Отельные лобби заполнены гостями: им просто некуда идти, так что они много и активно общаются друг с другом.

В свое время у меня была возможность открыть Hubert Bal, сейчас это называется Cinemart Rotterdam – специальные семинары по кинопроектам. Роттердамский фестиваль как раз отличается концентрацией локаций для профессионального общения. Кстати, напоследок еще один немаловажный пункт: это местная еда, которая не идеальна, скажем прямо. Так что сразу отпадает проблема длинных ланчей, просто нет смысла есть по три часа…
 

Логотип Международного кинофестиваля в Роттердаме-2015

Логотип Международного кинофестиваля в Роттердаме-2015

 
Многие международные фестивали в своем роде открывают окна в мир, являются платформой для диалога между странами, но также играют роль синематеки – подпитывают уже исчезающую кино-культуру. И должны успеть сделать это любыми способами – за те 10-11 дней, пока продолжается мероприятие. Так что в определенном смысле являются очень продуманным маркетинговым инструментом.

   

Что такое аудитория? Я не верю в аудиторию, как абстрактное понятие. Как, используя суровые «сталинские» термины, переобучить, воспитать, изменить вкусы зрителей в целом? Предпочтения людей ведь не находятся в каком-то вакуумном пространстве – они открыты и поддаются влияниям. На фестивалях аудитория находится под постоянной атакой определенных типов кино. Это – наглядный пример для всех дистрибьюторов, что для каждой категории фильмов найдется свой зритель. Особенно для Западной Европы, где сейчас постоянно происходят процессы смены идентичности. Кураторам фестивалей приходится прилагать значительные усилия, чтобы найти произведения, понятные как на местном уровне, так и на общемировом…

Организация фестивалей – это больше, чем просмотр фильмов и выбор лучшего из них. Иногда организаторы выступают в роли продюсеров, в особенности, этим «грешат» американские киностудии. Будто смотрители «ворот» в другие культуры – они помогают открывать их более широкой аудитории. В некотором смысле, такие мероприятия помогают бороться с доминирующими культурами.

Позвольте привести пример с недавнего фестиваля в Каннах. Два года тому назад несколько кинематографистов написали открытое письмо жюри Каннского кинофестиваля.

Мне показался интересным один абзац: «Мы обращаемся к Каннскому кинофестивалю и другим мировым фестивалям обеспечить большую прозрачность в выборе фильмов. Мы судим, как люди, основываясь на нашем личном опыте и предпочтениях. Это чрезвычайно важно, чтобы процесс отбора отвечал принципам равенства и честности…»

Я ощутил что-то подобное, когда возглавлял фестиваль в Локарно почти десятилетие. Мои предшественники демонизировали американское кино. Возможно, они не верили в высокобюджетные американские фильмы. Кроме того, некоторые продюсеры иногда решались шантажировать фестиваль. К примеру, могли заявить: «Я имею права на четыре фильма из программы фестиваля. И хотелось бы показать на нем пятый фильм…» Не могу сказать, что я никогда не поддавался на это – но так или иначе пытался как-то ранжировать картины. Показывать один фильм в одном зале, другой – в другом зале поменьше…
 

Демонстрация фильмов на Пьяцца-Гранде, кинофестиваль в Локарно

Демонстрация фильмов на Пьяцца-Гранде,
кинофестиваль в Локарно

 
Я неоднократно представлял на Пьяцца-Гранде в итальянском городе Модена фильмы – и аудитория принимала их великолепно! Пьяцца-Гранде – это как смотреть «Человек с киноаппаратом» на Потемкинской лестнице – огромный кинотеатр под открытым небом, который вмещает по 10 тысяч зрителей каждую ночь. Однажды студия-мейджор, которая прокатывала большие американские фильмы, даже изменила время релиза своего проекта, когда увидела, как 10 тысяч человек смеялись и хлопали, смотря фильм одного из моих друзей, режиссера Джо Данте

   

Удивительное свойство фестивалей заключается не в том, что небольшая группка людей смотрит тысячи картин и выбирает пару десятков из них – а что они разделяют этот опыт с разномастными группами зрителей. Когда сталкиваешься с тысячами разных доводов и тезисов – выбор какого-то одного фильма – больше, чем просто серьезная ответственность. Работа куратора может создавать разносторонний взгляд на свободу. Причем, не только для тех, кто готов наслаждаться ею, но и для всех остальных.

Фильм попадают на фестивали двумя путями: либо они просто подаются инициативной группой и продюсерами, либо являются результатом продолжительного поиска вне рамок фестиваля. В свою очередь, программный директор и отборочный комитет должны быть открыты к очень разным режиссерам и территориям… Если повезет – у комиссии бывает в распоряжении DCP-копия, но чаще всего работы приходят в dvd-качестве или в виде ссылки на файлообменник. Вы знаете, что такое DCP? Это технический стандарт для представления цифровой копии фильма в кинотеатры. Когда нет возможности показать отборочному комитету картину на 35-мм пленке, нужен способ передать в цифровом качестве так, чтобы оставался эффект оригинала. Безусловно, это требует времени на подготовку…

И техническое состояние копии может быть самым разным. Впоследствии, каждый член комиссии получает свой экземпляр фильма на диске с внедренными водяными знаками. Как раз на этой стадии картины могут быть слиты в Сеть пиратами – но в каком же качестве тогда его увидят? Все равно придется подключать воображение, чтобы представить, как выглядит фильм в оригинале…
 

Кадр из фильма "Ничья земля" Даниса Тановича (2001)

Кадр из фильма «Ничья земля» Даниса Тановича (2001)

 
Работа на фестивалях в Роттердаме и Локарно мне помогла начать разбираться не только в совместном продюсировании проектов, но и в совместном их финансировании. Потом на протяжении пяти лет я оказался вне фестивальной жизни – и был полностью занят продюсированием фильмов. И был счастлив – потому, что один из тех фильмов – «Ничья земля» Даниса Тановича – получил премию Оскар, а некоторые картины попали в конкурсную программу Канн. Заодно было здорово увидеть, как функционирует фестиваль с другой точки зрения. В некотором смысле, я знал, как нужно представить фильм, чтобы его приняли в фестивальную программу…

   

Но мы все же говорим о кино. У меня есть рецепт работы с отборочным комитетом. Я всегда во время просмотров занимаю место немного сбоку – и наблюдаю за поведением членов отборочной комиссии – как они смотрят фильмы. Конечно, если кино меня чем-то заинтересовало ранее – то я его и предварительно смотрю самостоятельно. Но мне важно видеть в коллегах из отборочной комиссии некоторый отклик.

Марко Мюллер

И вот: спустя 25 минут кто-то начинает набирать сообщение на телефоне, кто-то безвольно разваливается в кресле, а кто-то вообще засыпает – обычно такое случается под конец фильма. А когда эти члены комиссии после титров заявляют, мол, «О, это потрясающий фильм! Мы должны его взять в программу!» – я удивляюсь: «Да ладно, ты же не был увлечен этой работой! У тебя не было никакой реакции на картину! Ты не можешь в таком случае хотеть поделиться этим опытом с другими…» Для чего же мы организовываем фестивали, как для того, чтобы делиться эмоциями и чувствами, представлять фильмы, которые нас действительно понравились и заинтересовали?

Иногда происходит обратная история: все понимают, насколько фильм прекрасен – но он представляет какую-то другую, далекую культуру – и комиссия пребывает в постоянном беспокойстве только из-за того, что нет человека, который сел бы рядом и объяснил, что же происходит…

Во время просмотра и отбора фильмов нужно стараться быть заинтересованным прочувствовать те эмоции, те усилия, которые вкладывал в свою работу режиссер. Еще и немаловажно удержаться от того, чтобы быть ангажированным идеологически. Например, вы не можете отобрать какую-то картину только из-за того, что считаете заложенный в ней политический подтекст очень важным и актуальным. Идите лучше почитайте какую-нибудь политическую статью: это будет и полезнее, и менее затратно…

За время проведения фестиваля в Пезаро была возможность посмотреть забытые многими фильмы советского периода. У меня есть очень много друзей, которые обсуждали со мной эти фильмы, так что в дальнейшем мне не обязательно было объяснять какие-то нюансы в советском кинематографе и советской действительности. Также в рамках этого фестиваля была представлена целая серия современных польских фильмов. И мне тогда пришлось даже побороться с цензорами, чтобы они допустили даже мысль представить один из важнейших фильмов Кшиштофа Кеслевского «Без конца». Помимо этого, мы показали несколько политически спорных картин. Помню, как рядом со мной на просмотрах сидел польский критик, который каждые 15 минут живо объяснял, типа, «Вот видите – этот капитан корабля – это метафора на Войцеха Ярузельского… (президент Польши 1989-1990)». А эти метафоры на меня никак не действовали, я их не чувствовал…
 

Кадр из фильма "Трудно быть богом" Алексея Германа-старшего (2013)

Кадр из фильма «Трудно быть богом»
Алексея Германа-старшего (2013)

 
Еще один случай: в Риме мне посчастливилось организовывать мировую премьеру фильма Алексея Германа-старшего «Трудно быть богом». Этот удивительный киношедевр, адаптация одноименного произведения братьев Стругацких, снимался на протяжении 15 лет. Почти четырехчасовой черно-белый фильм… Я был готов к тому, что часть людей уйдет с показа. Иногда на фестивалях можно оценить успешность картины по количеству хлопков спинок кресел, с которых зрители встают и уходят. С фильмом Германа этого не произошло. В фильме есть сцена с летящими черными воронами… А кинотеатр на Римском кинофестивале располагается в красивом парке – и одна птица влетела на сцену как раз в этот момент. Понятно, что после такого уже никто не ушел с показа. Все ощутили, что произошло какое-то чудо… А я признаю существование чудес…

Текст и фото: Анастасия Тарина, Михаил Шевелев.
В материале использованы исторические фото,
кадры и постеры из фильмов, участвовавших в кинофестивалях

 

См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Марко Мюллер: «Смотрите фильмы глазами героев!»

 

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 


Присоединяйтесь к нам!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png