Бизнес и Культура

Медная история – 2

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

Василий Московец
продолжает свое повествование
о «живой истории» общественного движения «СТОП-ГОК»

См. Медная история

которую мы прервали после обсуждения
проекта Томинского ГОКа в Долгодеревенском 21 октября 2014 года…

Мы все вышли, кровь бурлит. Но всё нормально, всё классно, все живы-здоровы, никто не пострадал… Мероприятие состоялось. Еще один важный рубеж, после которого добавилось еще много активистов…

Общественное обсуждение ОВОС 21.10.2014г.

Общественное обсуждение ОВОС 21.10.2014г. В зале

В зале

cuprum-story-2

ОМОН на входе в РДК

 1 

Да, тогда сотни людей взяли себя в руки и начали действовать. И я уверен, всё это движение приведет к победе, хотя я даже не знаю, что будет считаться победой. Будет ли являться победой окончательный отзыв лицензии у Томинского ГОКа – или какая-то другая ситуация? Но сейчас сотни людей активно этим занимаются, и они никуда не денутся – они обретают опыт защиты своего права, опыт самоорганизации. Люди будут знать, что можно и нужно делать в сложившейся ситуации. В принципе, мы уже многих успехов добились.

И еще о 21 октября 2014 года. Нам сразу было понятно, что мы победили. Сразу, с ходу. Ведь когда мы зашли в зал – мы тут же были окружены полицией. И я думал, что нам никому и слова не дадут сказать, а кто пикнет – начнут дубинками бить… А в итоге получилось немножко по-другому. Мы сделали правильно, что заранее (дней за десять) привезли заявления на выступления. И поэтому организаторам некуда было деваться.

Поначалу от РМК долго выступал Юрий Король: говорил, говорил, Путина приплел ни к селу ни к городу. А потом нам дали слово – и все пошли по порядку «против-против-против»: Андрей Талевлин, дальше Михаил Николаевич Лонщаков отлично выступил и просто зарядил зал, потом Владимир Владимирович Николаев, житель Полетаево, тоже из казаков. Он человек знающий, был начальником Сосновского узла связи, который все пригороды обеспечивал связью. Это грамотный, квалифицированный инженер, умеющий хорошо работать с информацией, с документацией. Он только-только вышел на пенсию, все газеты выписывает, читает, анализирует.

Николаев берет газету и читает: «В Карабаше (видимо, от выбросов медеплавильного производства) проржавели даже мраморные плиты на памятнике героям войны, фронтовикам…» И он прямо спросил: «Вы, елки-палки, что нам рассказываете, что тут будет хорошее производство, а в Карабаше такое творится… даже Вечный огонь не горит…» И тут же процитировал статью.

В итоге Король признался: мол, да-да, это очень неприятно, я разберусь… А люди скандировали: «Стоп ГОК!», подняли и держали на вытянутых руках газету движения «За природу», где белыми буквами на красном фоне было написано «СТОП-ГОК!». И мы увидели, что привезенные волонтеры из педуниверситета чувствовали себя очень неуверенно и в основном «сидели» в телефонах. Правда, потом они отписались в комментариях, что просто ничего не понимали, поскольку им толком-то не сказали, куда и зачем везут.

Затем я обратил внимание, что работники полиции смотрели не на нас, чтобы кого-нибудь отдубасить при случае, – а все Сосновское РУВД смотрело и внимательно слушало выступающих. И мы поняли, что всё сложилось благополучно. Мы спокойно вышли из зала, все были живы-здоровы, обошлось без каких-либо происшествий: никто не был ни арестован, ни избит, и вообще никаких неприятных последствий. Это была крупная победа. Конечно, мы еще на нервах, на эмоциях возмущались, почему был подвоз, как не стыдно студентам! Но это всё вторично, хотя я поначалу хотел написать большую жалобу в МВД – на каком основании нас окружили полицией?

Мы вспомнили, как за год до этого проходило обсуждение проекта строительства межмуниципальной свалки твердых бытовых отходов в Копейске. Это вопрос жизненный, который касается всей нашей агломерации. Причем тогда в зале не было ни одного полицейского: 150-200 человек – и ни одного полицейского. А здесь что-то вопиющее. И первое, что я испытывал, когда приехал домой, – «хорошо, что мы все живы», а второе – сильное желание написать министру МВД. Но потом выспался, отдохнул, посидел, подумал и понял – это же хорошо! Вся полиция Сосновского района внимательно выслушала все наши доводы и аргументы РМК. Ну и ради бога! И в итоге мы никуда не стали жаловаться…

 2 

А вскоре мы собрались 4 ноября в День народного единства. После шествия и митинга на площади Революции одна из наших женщин-активистов пригласила нас к себе домой – и мы, человек десять-пятнадцать, посидели, попили чай, обсудили 21 ноября, и все пришли к тому, что это тоже вышло очень удачно. Мы высказали всё, что хотели, и это было зафиксировано в протоколе и отправлено на экспертизу ОВОС в Москву. Многие горожане увидели, что есть сопротивление строительству ГОКа, – и об этом заговорили в СМИ.

РМК проводила обсуждение в Долгодеревенском, потому что без него нельзя обойтись при передаче документов на экспертизу – они обязаны выполнить процедуру оценки воздействия на окружающую среду. Она предполагает опубликование всех материалов, предоставление доступа к этим материалам – и обязательное общественное обсуждение в виде очного собрания.

До этих слушаний мы еще думали: участвовать ли нам в них или нет? И даже была идея – бойкотировать это мероприятие, дескать, не пойдем, да и всё. Я сам выдвигал такое предложение в порядке дискуссии. Но в итоге мы решили: наша задача – выступить на слушаниях, чтобы документы в Росприроднадзор были отправлены с учетом наших мнений. Мы этого добились, и можно считать, что мероприятие в Долгодеревенском для нас оказалось успешным: ни у кого из активистов не возникло никаких проблем и при этом пройден какой-то очередной «этап».

На пл. Революции 4.11.2014

На пл. Революции 4.11.2014

А 4 ноября 2014 года на общегородское мероприятие в День народного единства, как и в предыдущие годы, собрались люди из различных движений, партий, в том числе жители из пригорода Челябинска. От Алого поля колонна шествовала до площади Революции, где состоялся митинг. Открывал его Борис Александрович Дубровский, кто-то еще выступал… И выступил наш казак Игорь Васильевич Михайлов, депутат Еткульского совета, – я его знаю и очень уважаю.

Почему для нас это было важной датой? С моей точки зрения, которую, думаю, многие разделяют, «СТОП-ГОК» – это движение не только против строительства Томинского ГОКа. В нем объединяются жители Челябинска и его окрестностей – в том числе Коркинского, Сосновского районов и города Копейска. Поэтому у нас организовывается такая общая группа из городских и сельских жителей.

«День народного единства» не считали именно «единороссовским» праздником, хотя и были дискуссии по этому поводу. Кто-то высказался в том смысле, что мы просто хотим быть ближе к власти. Да ничего подобного! Мы считаем, что это действительно «день народного единства», и он важен для нас, поскольку мы тоже объединяемся, чтобы бороться с проектом строительства Томинского ГОКа. И мы должны быть едины. А само шествие 4 ноября – нормальное мероприятие, и почему бы не принять в нем участие?!

В итоге всё получилось как бы наскоком, мол, давайте соберемся – и там на месте определимся… Сначала думали присоединиться к челябинским казакам, и я с ними предварительно договорился. Они шли в первых рядах, судя по фотографиям. Но уже на месте нас поначалу собралось человек 20-25, и одна женщина по имени Ольга со станции Дубровка-Челябинская заказала за свои деньги и принесла 300-400 зеленых шариков. И тут сразу вокруг нас образовался «водоворот»: всем стало интересно взять именно шарики, потому что в основном люди шли с флагами, баннерами, растяжками, а шариков ни у кого не было.

Вот как-то так к нам начали подтягиваться разные люди. Мы, естественно, начали агитировать их против Томинского ГОКа, за сохранение природы и так далее. Я вижу, как вокруг нас народ собирается, и говорю Юрию Черкасову, что надо бы найти организаторов, может быть, нам разрешат пойти отдельной группой. Мы выскакиваем на проспект Ленина, ищем организаторов – нам показывают на Дениса Рыжего. Поздоровались, представились: «Можно нам встать отдельной группкой?» – «Да, пожалуйста, вставайте вот сюда…»

Участие в общегородском шествии 4.11.2014

Участие в
общегородском шествии
4.11.2014

И у нас получилась, наверное, самая яркая колонна, хотя нас было совсем мало, из-за того, что мы раздали шарики, вокруг собрались разные люди. Да, а еще у нас была одна большая растяжка, а у нее с каждой стороны по букету шариков по 50-60 штук. Тут же около нас начали крутиться молодогвардейцы и просить шарики. Мы им всем раздали. И в итоге на фотографиях видно, как наша группа выделяется в потоке людей как такое зеленое облачко…

Мы очень хорошо прошли в общей колонне демонстрантов, никто нам слова не сказал, поскольку организатор разрешил. Уже на площади Революции все старались встать поближе к Борису Александровичу, а мы встали с фланга около памятника Ленину. Нам было хорошо видно и трибуну, и всех демонстрантов. На фото видна наша большая растяжка «За стабильное развитие пригородов», которую держат несколько человек, и шарики кругом.

А еще у нас, как всегда, были с собою термоски, мы тут же разливали чай. Рядом ребята-казаки подзамерзли, подтянулись к нам, и вокруг опять организовался небольшой хороводик. Потом мы поднялись наверх, посидели, поговорили и пришли к тому, что это отличное мероприятие! Мы всегда прямо говорим, что вовсе не противопоставляем себя власти, – и тут как раз показали: мы вместе со всеми на празднике, и мы едины – тут же ребята из Дубровки, Вознесенки, Благодатного, челябинцы… Вот оно, единство челябинских пригородов.

 3 

«Противник» никак не действовал. Марат Хуснуллин, наш активный участник, очень любит Ганди и часто повторяет его слова: «Сначала нас не замечают, потом над нами смеются, потом с нами борются, потом мы побеждаем…» И тогда – поздней осенью 2014-го – была стадия, когда нас еще не замечали, не придавали значения. И вообще весною и летом, как правило, бурные события, а зимою, осенью немножко потише.

После обсуждения в Долгодеревенском 21 октября 2014-го мы поняли, что РМК отправляет документы на экспертизу, а наша задача заключается в работе над экспертизой, где тоже есть куча всяких возможностей. Плюс мы должны продолжить организационную работу и продумать свои очередные шаги.

А в середине ноября состоялся фестиваль экологических фильмов, который организовало Министерство экологии Челябинской области во главе с Ириной Александровной Гладковой. И мы там тоже выступили, потому что не было жестких требований к формату и допускались не только настоящие фильмы, а даже видеоролики – главное, чтобы они были про природу Южного Урала. Фестиваль проводился в «Гипромезе» в рамках ежегодной конференции «Экология промышленного города».

II фестиваль экофильмов 13.11.2014г. Создатели фильма А.Гневышев и Ю. Черкасов

II фестиваль экофильмов
13.11.2014г.
Создатели фильма
А. Гневышев и Ю. Черкасов

А как раз летом Юрий Черкасов и Алексей Гневышев съездили в Карабаш, чтобы увидеть его своими глазами, – и на обычный фотоаппарат сняли небольшой сюжет, из которого смонтировали 15-минутный видеофильм и заявили его на конкурс. И в РМК не растерялись – они заявили тот самый рекламный ролик про путешествие Маши и Саши на Михеевский ГОК, который мы видели на слушаниях в Долгодеревенском.

В итоге получилось так, что мы опять схлестнулись в публичном обсуждении. Причем в жюри была дама – заместитель министра экологии, еще режиссер и автор передач Павел Сумской и другие. Первым показали рекламный фильм РМК, который представили две девушки-пиарщицы РМК, а вторым пошел наш ролик про Карабаш. Я не знаю, случайно это вышло или организаторы специально так выстроили, но в итоге мы снова столкнулись друг с другом на глазах у зрителей, их в зале было около сотни.

Но в РМК не знали, какой у нас будет ролик, а мы их фильм уже видели и понимали, что можем сказать. Первым встал я и объяснил, что и как, в том числе сказал, что непонятно, зачем они приплели президента Путина. Следом выступили Юрий Черкасов, Олег Магазов, автор фильма Алексей Гневышев, который сказал, что сам побывал в Карабаше и всё увидел своими глазами… И тут пиарщицы РМК сели и замолчали. У нас тогда собрался самый-самый актив, а у них всего две женщины – то ли они опять нас недооценили, то ли само это мероприятие, но не подготовились серьезно. И в итоге весь зал был на нашей стороне.

На фестивале произошла (как я называю в шутку) «легализация» движения «СТОП-ГОК». При вручении диплома нашему автору Алексею Гневышеву (сейчас он избран депутатом от Первомайского совета) была выражена благодарность за участие, представителю общественного движения «СТОП-ГОК»… Причем диплом был подписан министром экологии Челябинской области. Бумажечка бумажечкой, и она нам ничего не стоила, кроме того, что ребята съездили в Карабаш и на компьютере сделали ролик.

 4 

Ноябрь месяц, ближе к декабрю, мы просто работали и обдумывали происходящее. Мы точно знали, что ушли материалы в Госэкспертизу. Понятно, здесь мало что зависело от волеизъявления всей массы жителей, которых касается эта беда. Но зато нужна серьезная экспертная работа над документами, которые ушли в Госэкспертизу, – мы ею и занялись.

Светлана Васильевна Князева написала с десяток разных писем в Росприроднадзор, в Главгосэкспертизу, где мы сообщали, что слушания 21 октября прошли с нарушениями, поскольку документация не была нам предоставлена, а еще не были учтены наши конкретные замечания. Но в итоге на тот момент РМК и АО «Томинский ГОК» получили-таки положительное заключение Государственной экологической экспертизы на разработку 14 млн тонн руды в год. Таким образом, у РМК уже был полный пакет документов, чтобы они могли начать работать.

Но, видимо, тут и власти поняли, что противостояние все-таки налицо, и есть реальная, мотивированная оппозиция, высказавшая свои замечания, – и в РМК, видно, пришли к решению, что производительность можно увеличить до 28 млн тонн, а поэтому надо заново начинать процедуру ОВОС на 28 млн тонн. И где-то в начале декабря они объявили, что из-за увеличения производительности придется заново проводить ОВОС…

А для меня что-то обсуждать – всегда пожалуйста, это же не в Томино по полю гулять. В январе РМК опубликовала проект технического задания на материалы ОВОС, после чего было 30 дней на подачу замечаний. И мы спокойно, в плановом порядке, начали работать с экспертами, изучать техническое задание, ставить новые вопросы, которые должны быть в ОВОС. Эту работу мы сделали. Они часть наших замечаний учли, часть не учли. Но, во-первых, наши эксперты еще раз посмотрели материалы, во-вторых, разные люди по-новому оценили ситуацию – я подавал замечания, наш сад «Глинка» подавал замечания, и вообще очень многие люди стали разбираться в теме.

Интересно, что замечания нашего сада учли и записали в проекте техзадания, мол, надо записать оценку воздействия на СНТ «Дубровский» и СНТ «Глинка», хотя там гораздо больше садоводческих хозяйств: «Дзержинец», «Цементник-1», «Цементник-2» и т.д. Но раз мы одни заявились, нас и включили. А потом в оценке воздействия на окружающую среду про наш сад никакого упоминания не было, но в материалы техзадания мы вошли.

В январе прошло обсуждение проекта технического задания, в феврале они его утвердили, опубликовали, и наступило какое-то затишье. В середине марта были опубликованы предварительные материалы ОВОС – и опять началась тридцатидневная суета и огромная работа. Надо было распечатать все материалы, передать их экспертам, потом от них получить заключения, зарегистрировать их в РМК, наконец, опубликовать, чтобы все люди ознакомились…

Наш доклад на курсах общ. Контроля, февраль 2015 (фото 1)
Наш доклад на курсах общ. Контроля, февраль 2015 (фото 2)

Наш доклад на курсах общ. контроля,
февраль 2015

Мы эту работу сделали хорошо, и к моменту истечения срока подачи замечаний – 24 апреля – у нас были готовы и поданы замечания от ряда экспертов: Светланы Васильевны Князевой; профессора Сергея Егоровича Денисова, заведующего кафедрой водоснабжения ЮУрГУ; директора Южно-Уральского института водного хозяйства Раисы Владимировны Казанцевой; Александра Георгиевича Тюрина, доктора химических наук, профессора ЧелГУ; Олега Альбертовича Магазова; Юрия Борисовича Черкасова; СНТ «Глинка»… И плюс тысячи мнений жителей, которые вносились в специальную формочку, что мы предлагали заполнять разным людям во время проведения информационных пикетов. А еще вместе с водниками работала Зинаида Федоровна Кривопалова – авторитетный ученый, правда, своего отдельного заключения она не делала.

Но еще до этого – в январе 2015-го – мы подготовили открытое письмо к Борису Александровичу Дубровскому. Это письмо нам помог опубликовать Айвар Рустамович Валеев. Тоже была большая работа, к которой мы отнеслись очень серьезно – текст проверяла кандидат филологических наук. И подписанты были солидные: Иван Никандрович Шундеев, почетный гражданин Челябинской области, бывший директор Коелгинского совхоза. Нам все говорят, что сельское хозяйство – дыра, зона рискованного земледелия, а значит, вообще бесполезно за него браться. Но Коелгинский совхоз был реально прибыльным предприятием при Шундееве.

Это очень интересная история: с Иваном Никандровичем созванивалась Наталья Германовна Сандакова, чтобы договориться о встрече. И вот мы с нею поехали в Коелгу, причем я ожидал, что у хозяина будет какой-то суперкоттедж из красного кирпича с высоким металлическим забором и т.п. – ну как у нас принято в какой-нибудь Тарасовке или на Калининградской…

Приезжаем в совхоз – никаких коттеджей не видно, проехали раз, развернулись, еще раз проехали… не видно шикарной усадьбы. Позвонили, уточнили, нам назвали улицу… ладно. Крутанулись, крутанулись – ничего такого нет, обычные домишки стоят, четырехскатки, беленькие, всё нормально… Спрашиваем у одного парня: где, мол, Шундеевы живут? Он показывает: вот сюда. Подъезжаем – абсолютно обычный дом, простая казачья усадьба Коелгинской станицы.

Мы зашли, я думал, там старичок Иван Никандрович, а нам навстречу вышел такой абсолютно бодрый человек… И он нам четко по полочкам всё разложил: первое, второе, третье, четвертое, пятое, шестое, седьмое… Светлая голова! Все-таки это те люди, которые нашу страну развивали. Или я просто сейчас не вижу таких людей, но тут было сразу понятно – какой это человек! Великий!

Шундеев тоже подписал обращение к губернатору – открытое письмо. И в итоге его опубликовали в «Челябинском рабочем» 27 января 2015 года. Это, конечно, была фантастика – ничего себе: в областной газете опубликовали! Письмо получилось очень большое – листов восемь-девять. Редакция «Челябинского рабочего», конечно, его подсократила. Но зато они нашли еще нескольких ученых, специалистов, которых мы не знали, и сделали на целый разворот большой материал: наше письмо плюс еще заключения специалистов.

Мы уж потом приехали в редакцию «Челябинского рабочего», выкупили остатки тиража и раздали в поселке. В редакции газета была подешевле, чем в киосках Роспечати. Вначале я забрал сто штук, и все раздали в поселке. Потом еще приезжал, и еще, наконец, забрал уже все мятые, бракованные экземпляры. В общем, вычерпали весь тираж, и всё ушло в поселки. Это тоже было непросто.

Сейчас-то мы уже избалованы вниманием прессы. Вот вышел 20-минутный фильм «Уральский цугцванг» на «Вести. Южный Урал», плюс иной раз информация размещается на сайте 74.ру, в газете «Комсомольская правда», на разных радио-эфирах… А всего лишь десять месяцев назад публикация в «Челябинском рабочем» стала для нас настоящим событием! Поэтому вклад «Челябинского рабочего» и лично Айвара Валеева переоценить невозможно. Вот так прошла зима.

 5 

«Противник» никак не отреагировал – со стороны РМК была тишина. И со стороны Дубровского тишина: ни ответа, ни привета. Я особенно на этом даже внимания не акцентирую – меня потом спрашивали, отнесли ли мы письмо Дубровскому, зарегистрировали ли. Нет – просто напечатали в газете открытое письмо, и достаточно. Но потом кто-то из администрации губернатора где-то в какой-то строчке сказал, что «Борис Александрович в курсе, озабочен…» Ну и всё.

Информационный пикет в Челябинске 25.04.2015 г

Информационный пикет в Челябинске 25.04.2015 года

В итоге к весне 2015 года мы подошли уже довольно «стройными рядами». В движении «СТОП-ГОК» около 3000 человек было в группе ВКонтакте, около 700 – в Фейсбуке и в «Одноклассниках» – около 1000 человек. У нас была сформирована группа экспертов – и мы прекрасно знали, к кому и по каким вопросам нужно обращаться.

Журналисты пишут, мол, «это всё эмоции…» Но люди, включая журналистов, просто не читают документы и не слушают экспертов. Да какие это «эмоции»? Посмотрите выводы и экспертное заключение Раисы Владимировны Казанцевой!

Еще важно, что мы не допустили ни одного нарушения закона и ни один наш активист не был привлечен к ответственности. И я с чистой совестью говорю людям, которые остерегаются каких-то репрессий, – вы посмотрите на нас, мы все живы и здоровы. Если мы будем действовать по закону, если будем обращаться с квалифицированными, компетентными обращениями – их все равно будут рассматривать, и они сыграют свою роль. До сегодняшнего момента так и происходит.

Мы продолжали укрепляться, встречаться с разными людьми и записывали ролики с их мнениями. А Иван Никандрович Шундеев поставил свой фотоаппарат на видеорежим, наговорил бодрую речь на четыре минуты. И сейчас это видео можно посмотреть в любой момент. Съездили в Копейск, где живет очень уважаемая Татьяна Алексеевна Подмарева, которая занимается защитой Копейска и своего поселка Горняк от межмуниципальной свалки…

Познакомились со школьным учителем, кандидатом наук Натальей Владимировной Статиной, которая занимается генеалогией уральских фамилий и издает шикарные книги по краеведению, например, справочник «Фамилии Еткульской станицы». А ведь Томино, Шумаки – это казачьи поселки, сначала они входили в Еткульскую станицу, потом произошло разукрупнение: часть станицы отошла к Еманжелинскому юрту. И к 1917 году тут уже были Томинский, Коркинский, Тимофеевский, Шумаковский поселки Еманжелинской станицы Оренбургского казачьего войска.

Наталья Владимировна дала нам полную раскладку, кто и откуда оказался в Томино… Томинский поселок, 1831 год, такие-то и такие-то фамилии. Шумаковский поселок, 1832 год, такие-то фамилии… Она тоже записала свой ролик, причем в традиционном наряде казачек Оренбургского войска. Кстати, сама она оказалась с Шумаков и прекрасно знает эти места. Там даже сохранился дом ее прадеда или деда, в котором сейчас живет совсем другая семья.

Почему Иван Никандрович из Коелги откликнулся? Это тоже Еткульский район, близкий к Еманжелинску, и соответственно Томинские и Шумаковские поля он все прекрасно знает. Он-то как раз сказал: «Зачем нужен карьер? Почему нельзя сельским хозяйством заниматься? Почему в Коелге можно организовать прибыльное производство сельхозпродукции, а почему в Томинском нельзя? Можно!» И еще как будет хорошо!

 

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 


Присоединяйтесь к нам!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png