Бизнес и Культура

Медная история – 2

 
 

 6 

И к весне мы были полностью готовы к работе. Когда РМК выкатила предварительные материалы ОВОС – у нас уже было понимание, какова структура документов, как происходит сбор подписей, как готовить на бланках уведомления на пикеты и проч. И всё пошло, пошло, пошло…

В течение 30 дней с момента опубликования предварительных материалов ОВОС мы сделали свои замечания. Потом Светлана Васильевна предложила обратиться к губернатору Дубровскому: «Что толку от нашей экспертизы? Процедура-то такая: мы сдаем в РМК свои замечания – а там, может быть, засунут их в корзину или вообще выкинут… Нам надо еще раз обратиться к Борису Александровичу!»

И мы сделали это самое обращение от 19 мая, как раз в День пионерии. Я это письмо завез в областную администрацию в канцелярию губернатора. По сути, в нем приведена сводка всех заключений, этакое «заключение общественной экспертизы». Там нет ничего нового, мы просто свели по разделам: вода, люди и так далее. Это очень удобный, хороший материал для того, чтобы люди могли представить основные претензии и вопросы к проекту Томинского ГОКа. Текст обращения мы разослали всем, кому могли…

И далее пошли подписанты: председатель Совета депутатов Томинского поселения Мария Николаевна Бывших; депутат Полетаевского поселения Юлия Николаевна Кудашева; депутат Вознесенского поселения Надежда Стеклова; жители поселка Первомайский; СНТ «Дубровский», 2000 участков; СНТ «Глинка», 500 участков; жители Челябинска…

Серьезный получился документ, мы хорошо потрудились, я неделю гонял по всей нашей округе – надо было со всеми встретиться, собрать «живые подписи» и т.д. Но реакция опять же почти нулевая – никакого официального ответа на обращение к губернатору не последовало. Правда, потом пришел ответ из Министерства экологии, мол, «большое спасибо, всё учтем».

Но именно после этого обращения риторика все-таки изменилась. Если раньше говорили, что «строительство комбината планируется в Сосновском районе, на это есть лицензия и всё хорошо…», то вскоре после письма прозвучало: «Губернатор разделяет озабоченность проектом строительства в непосредственной близости от Челябинска…» Это было очень важно, потому что многие челябинцы до сих пор считают, что Томино где-то далеко, но теперь в публикациях стала появляться мысль о «непосредственной близости к Челябинску». Второе последствие (в чем я уверен) – это идея независимого экологического аудита. Правда, где именно эта идея родилась – я не знаю.

19 мая мы сдали письмо и уже знали, что 21 июля будет какое-то обсуждение материалов ОВОС в селе Долгодеревенском, и начали готовиться к слушаниям. Каким образом мы готовились? По закону и по положению, которое должно быть, – все материалы необходимо выложить для ознакомления в разных точках Сосновского, Коркинского районов и Челябинска. И мы начали обычную процедуру общественного контроля, что предусмотрено законом.

Приезжаем на место, просим ознакомиться – пожалуйста, листайте. Спрашиваем: сколько здесь томов? И выясняется, что в одном месте 86 томов, в другом 98, в третьем 88 томов… Странная ситуация. Ну, ладно, материалы есть. «Нам можно их сфотографировать?» – «Нет, нельзя, вот вы садитесь и пишите». – «В какое время можно?» – «Мы же на работе – так что приходите с 9 до 18. В будние дни нельзя. Все администрации закрыты…» – «Но мы же все работаем!» – «А это ваше дело…» Мы это всё зафиксировали, заактировали – и акты нам сейчас пригодились и очень хорошо начали «выстреливать».

Во-вторых, мы начали вновь обращаться в областную администрацию, только к Гладковой ушло три или четыре письма. Алексей Гневышев обратился в суд. Это уже был конец мая – начало июня. К Дубровскому мы обращались из-за того, что материалы не были опубликованы в интернет-сети. Нам просто не давали как следует ознакомиться с документами. Обратились – тишина, обратились – тишина…

В середине июля пришло письмо из Министерства экологии. В очень вольном пересказе, дескать, «вы нам сильно надоели, поэтому мы попросили у РМК опубликовать эти материалы». Это нас возмутило: как это Министерство экологии области «просит» РМК? Оно должно потребовать! И губернатор должен потребовать: не валяйте дурака, а опубликуйте материалы!

Уже прошло сколько времени – но они до сих пор держат глухую оборону и выглядят просто дураками… И вот 23 октября на круглом столе Общественной палаты им опять задали те же самые вопросы… Я этого вообще не понимаю. У них какой-то совершенно нелепый довод: это «коммерческая тайна», здесь «наши супернаучные разработки…», а если вы получите доступ к ним и сфотографируете, то кто-нибудь недобросовестно ими воспользуется. Я-то думаю, что как раз самый недобросовестный конкурент сам придет, всё переснимет – и никто в РМК так и не узнает. Сейчас у них просто какая-то нелепая позиция.

 7 

Таким образом, материалы так и не были опубликованы. Тогда же еще параллельно формировалась комиссия по подготовке и проведению общественных обсуждений – мы официально в установленные сроки подали все заявки. Нам всем отказали, причем, на мой взгляд, власти Сосновского района повели себя непорядочно.

В газете «Нива» Сосновского района было напечатано объявление: «Все, кто хочет принять участие в работе комиссии по организации и подготовке слушаний, – пожалуйста, до 10 июня подайте заявки». Наш сад, СНТ «Глинка», проголосовал на правлении – и меня назначили своим представителем.

Мы официально обратились в администрацию Сосновского района: СНТ «Глинка» просит включить в состав комиссии В.В. Московца. И администрация устроила такое возмутительное шоу! Они позвонили всем, кто подал заявки, и попросили приехать. Люди в рабочее время приехали в Долгодеревенское, а им сказали: «Вы, видимо, поздно подали – или вы как-то не соответствуете нашим требованиям, поэтому мы вас не включили, покиньте, пожалуйста, зал!..»

Ну ладно бы по телефону сказали, что не включили, отказали, но они людей собрали и отфутболили. Я, к счастью, не мог туда поехать, потому что мне надо было съездить по храму в Казак-Кочердык, поэтому не сильно расстроился, а Юрий Борисович сильно возмущался – оставил свою работу, приехал, три минуты посидел, и его выгнали из зала.

В Сосновской администрации такая интересная ситуация: все документы подписывает Владимир Петрович Котов, а, например, обсуждения уже дважды вел Владимир Романович Вальтер, и комиссией он тоже руководит. Такой «веселый парень». Он меня насмешил в последний раз 30 сентября, когда мы с ним поговорили на повышенных тонах. Он мне заявил: «Вы только на Запад смотрите!» – «Я – Московец, а вы – Вальтер, мне говорите, что я на Запад смотрю, что я – западный агент? Совесть-то у вас есть вообще?» Тут он сдержался, и я сдержался, но в самом конце он мне публично заявил: «В вашем выступлении 21 июля – 70% лжи!»

Потом я к нему подошел, когда все уже начали расходиться: «Вы чего так языком-то мелете, куда это годится? Это же дойдет до судов…» Конечно, нельзя такое оставлять, и надо бы по нему шарахнуть: давай-ка посмотрим – вот мое выступление, оно есть в стенограмме, и еще есть видео. А докажите в суде, где у меня 70% лжи? Но… руки не доходят…

В июле параллельно шли такие процессы. Материалы ОВОС не опубликовали, в комиссию из нас никого не включили. Но, с другой стороны, люди собирались, общались, обсуждали ситуацию. На 21 июля, в 16.00, в Долгодеревенском были назначены слушания, а утром прошли пресс-релизы от губернатора прямо на сайте областной администрации: «Борис Александрович разделяет беспокойство жителей, и правительство области приняло решение провести независимый экологический аудит этого проекта». И я думаю, что это и была реакция губернатора на наше обращение от 19 мая.

Шла подготовка к слушаниям. Во-первых, мне сразу показалось: что-то не то в этой идее с аудитом. Вроде бы, с одной стороны, это хорошо, но еще не было никаких подробностей, а я же понимаю, что аудит проводится в отношении чего-то действующего, когда есть конкретные измеряемые показатели. Скажем, аудит деятельности предприятия: предприятие работало, работало, пришел туда независимый человек и спрашивает – ну, чего вы тут наработали? Но рассказывайте не так, как вы отчитываетесь перед налоговой, а по-честному…

И здесь ведь то же самое. Но, с другой стороны, если губернатор говорит: «есть озабоченность»… надо открыть тот пресс-релиз и почитать. А там очень хорошо расставлены акценты: сказано, что Алтушкин не соглашался с аудитом, а губернатор настоял на его проведении – пусть за счет области. Это очень важная история!

 8 

У нас все время проходили информационные пикеты. Их смысл заключался в том, чтобы оповестить жителей, что 21 июля будут слушания. Это идея Юрия Черкасова – провести серию пикетов, поскольку они абсолютно не затратные и не нужно много народу: отправили уведомление в администрацию – и проводи, пожалуйста.

Эти пикеты прошли в Саргазах, Полетаево, Витаминном, Шумаках, Первомайском, Коркино, на городском пляже. Наши активисты туда приехали, всё рассказали, показали подписные листы, да еще и искупались. В одном подписном листе такой вопрос: «Уважаемый Борис Александрович, не хотели бы вы приехать в Долгодеревенское и своими глазами посмотреть, что происходит, и высказать свое мнение?» Второй лист – те же самые замечания, что мы категорически против реализации проекта. У нас никаких затрат – на принтере распечатали 10 листов, а один-два человека всё развезли.

21 июля прошло общественное обсуждение опять же в Долгодеревенском. Но сразу почувствовалось, что всё устроено совершенно по-другому, чем было 21 октября 2014 года. Видимо, прошла какая-то работа.

Общественное обсуждение ОВОС в с. Долгодеревенском 21.07.2015
Общественное обсуждение ОВОС в с. Долгодеревенском 21.07.2015 (фото 2)
Общественное обсуждение ОВОС в с. Долгодеревенском 21.07.2015 (фото 3)

Общественное обсуждение ОВОС в с. Долгодеревенском 21.07.2015

Наши пикеты привели к тому, что люди многое знали, все-таки не зря мы распространяли информацию. К тому же – лето, а не глубокая осень – солнечный день, 16 часов… Смотрю – полиции нет. На входе стояли два человека у рамки – и всё. В зале никакой полиции. От РМК – заведующий службой безопасности, который в прошлом году нам указывал, кому заходить, кому не заходить на сцену, – тут уже сидел спокойно в зале. Но наши ребята, приехавшие туда пораньше, увидели, что «подвоза» было больше – порядка двухсот человек, тоже студенты…

Общественное обсуждение ОВОС в с. Долгодеревенском 21.07.2015, В.Р. Вальтер и Н.В. Гончар

«Общественное обсуждение ОВОС
в с. Долгодеревенском
21.07.2015,
В.Р. Вальтер и Н.В. Гончар

Сразу после этих слушаний я уехал в отпуск – и уже на берегу моря рассматривал в интернете фотографии этого события. Тут случилась очень интересная история с автобусами. В конце концов, мы полностью разобрались: кто заказчик, какие были точки, откуда забирали людей, кто ответственные от РМК, счет… То есть у нас есть стопроцентное доказательно подвоза – без всяких вариантов. Опять же руки не доходят опубликовать, но нам достоверно известно, кто и откуда приехал.

А получилась опять та же самая история: во-первых, мы заранее привезли все уведомления, и в этот раз еще больше людей выступило против строительства Томинского ГОКа. Вальтер вел себя прилично. Думаю, что в администрации тоже прошла подготовка. Дубровский уже сказал о независимом аудите, полицию попросили успокоиться и не окружать людей, не беспредельничать, и, наверное, эрэмкашникам тоже наказали вести себя прилично.

Эти слушания прошли так, как в принципе и должны проходить. Началось с презентации РМК, но они заменили Юрия Короля на Наталью Гончар. Король-то в октябре нам прямо сказал: вы говорите, что хотите, но мы все равно вырежем и оставим только то, что нам нужно. А Гончар – во-первых, просто красивая женщина, и она вела себя по-другому, по-женски.

И в РМК уже сделали выводы: они убрали ролик с Путиным, может быть, им на это из Москвы указали – нечего приплетать президента к своей истории. И они поставили более-менее нормальный ролик, такая обычная презентация проекта, уже без того, что президент нас полностью поддерживает, ночами не спит, думает, как нам Томинский ГОК построить…

А дальше пошли наши выступления. Выступил я, потом Алексей Шандыбин, Вадим Булатов, Юрий Черкасов, Андрей Талевлин… Андрей вообще классно сделал: «У нас регламентом не предусмотрено голосование – за или против? Но давайте все-таки проголосуем – пусть неформально». И большинство зала было против реализации проекта. Факт? Факт. Документ? Не документ. Причем против ГОКа проголосовали и те, кого подвезли… Подвоз – это дело такое… Люди послушали, посмотрели – есть сопротивление, есть какая-то точка зрения.

И нам дали возможность спокойно высказаться. Мы, конечно, по регламенту шли – и сразу договаривались, что нам надо выступить, зафиксировать для протокола, сделать свое дело – и поехать по домам. Мы так и сделали. Зал был где-то на 450 мест, но люди стояли во всех проходах – народу было очень прилично. В этот раз была и пресса: от «Комсомольской правды» приехала известный журналист Лидия Федоровна Садчикова. В общем, произошла огласка. В зале была всего парочка полицейских, они никуда не вмешивались – это нормально. Всем, кто записался, дали слово, все прошли по регламенту. Высказались – ушли. Я был очень доволен мероприятием.

 9 

После 21 июля произошел самый настоящий толчок. В ЖЖ пошло очень много комментариев. Люди стали гораздо активнее обсуждать эту тему. Многие челябинцы съездили в Томино, посмотрели своими глазами, потому что, может, кто-то нам не доверял. Съездили – и хорошо. Кто-то в ЖЖ написал, мол, подумаешь, приехали 10 стопгоковцев воду мутить… А ему кто-то ответил, что, дескать, видел этих людей, вы зря так их недооцениваете, они четко и организованно выступили…

И Олег Магазов тоже оценил слушания 21 июля как определенный перелом. Мы не потеряли ни одного человека, мы заявили свои требования, мы увидели, что власть к нам прислушалась – и обсуждение было выстроено совсем по-другому по сравнению с 21 октября 2014 года. Прозвучала идея независимого экологического аудита – вроде бы непонятная история, но, тем не менее, плюс, потому что Дубровский сказал: «Пока не пройдет независимый экологический аудит – никакое строительство не начнется». Это я считаю очень важным.

Дальше продолжились информационные пикеты – мы просто растиражировали эту технологию. Люди же всегда видят, когда устраивается какая-то скандальная акция, с шумихой и арестами – для красивой картинки. Ну, есть «любители» таких мероприятий. Но мы так не делали, а всегда действовали четко по закону.

Информационный пикет в Челябинске, ЧМЗ, 01.08.2015


Информационный пикет
в Челябинске, ЧМЗ,
01.08.2015

Открытое собрание СТОП-ГОКа- 28.08.2015


Открытое собрание
СТОП-ГОКа,
26.08.2015

Кто-то пытался возражать, мол, зачем уведомлять об одиночных пикетах. Я объяснял: «А в чем сложность – сходить в администрацию и оставить уведомление?» – «Зачем эта бюрократия?!» – «Почитайте закон: когда вы оставляете уведомление, администрация берет на себя ответственность организовать вам безопасность, полиция обязана обеспечить общественный порядок». Нам за уведомление не надо платить госпошлину, мы пришли в администрацию, сдали уведомление – и все дела. Не было ни одного факта, чтобы нам воспрепятствовали. Да, пикет могли сдвинуть в ту или другую сторону, два случая таких было, но нам это неважно.

Тут и в РМК поняли, что дело-то серьезное, не шуточное. Примерно в это же время они были вынуждены обратиться в Арбитражный суд Челябинской области с иском к Роспотребнадзору – что для меня было крайне удивительным. Мы же думали, что у них всё решено, всё подвязано и всё благополучно. И вдруг выясняется, что у РМК есть какие-то претензии к Роспотребнадзору.

Но я юрист – и мне было очень легко это узнать. Есть картотека арбитражных дел, которая ведется Верховным судом. Там информация полностью открыта – и в принципе невозможно скрыть ни один судебный процесс. И в определении я читаю, что РМК подала в суд на челябинский Роспотребнадзор и требует признать незаконным отказ в разработке Биргильдинского месторождения! Интересно, у них, оказывается, по Биргильде проблемы! Аж до суда дело дошло. Первое заседание суда прошло в сентябре 2015 года. Очень интересная ситуация.

В общем, Томинский ГОК получил лицензию на разработку Биргильдинского участка, где предусматривается три карьера. А на Томинском участке два карьера – Томинский и Калиновский. И по проекту предусматривается транспортировка руды самосвалами с Биргильдинского участка на Томинский участок.

Роспотребнадзор пишет: «Это второй пояс зоны санитарной охраны Шершневского водохранилища, здесь нельзя разрабатывать». РМК упирается: «А у нас лицензия!» Они что-то меняют в проекте – и опять подают. Роспотребнадзор еще раз отказывает. РМК в третий раз что-то меняет. В итоге Роспотребнадзор категорически отказывает в третий раз.

И РМК пришлось обратиться в Арбитражный суд. И уже позже на круглом столе в Общественной палате 23 октября представители РМК нагло врали, что Томинский и Биргильдинский участки – это два отдельных проекта. Мне ведь после того суда передали пакет документов – а там было экологическое обоснование разработки обоих участков – это, естественно, один проект! Представляете: через М5 пойдут из Биргильдов самосвалы в Томинское, а поэтому увеличится хвостохранилище, увеличатся мощности и проч.

Колмар, Венгрия, 2010

cuprum-story-31
cuprum-story-32
cuprum-story-33
cuprum-story-34
cuprum-story-35

В Венгрии в 2010 г. прорыв хранилища жидких отходов алюминиевого производства вызвал крупнейшую экологическую катастрофу.
Семь человек погибли, полторы сотни получили химические ожоги, тысячи были эвакуированы, заражены притоки Дуная.

Итак, мы узнали об этом процессе. Я, соответственно, себе «галочку» поставил, написал в ЖЖ у себя группе, что есть такой процесс и нужны журналисты. Мы пришли в арбитраж обычными слушателями – «открыли рты» и смотрим.

И тут выяснилось, что Роспотребнадзор категорически против разработки Биргильдинского участка, но Томинский ГОК настаивает на том, чтобы ему дали разрешение – потому что у них уже есть лицензия…

На этот процесс пришли Инна Кумейко из «Комсомолки» и съемочная группа 74.ру, которые взяли интервью у РМК и Роспотребнадзора Они сделали репортажи… И этот Биргильдинский участок сыграл решающую роль в изменении ситуации.

Почему-то до людей как-то не доходило, что Томинский – это очень близко… Вот интересная особенность нашего сознания. Между Томинским и Биргильдинским участками по документам всего 5 км, но на Томинский большая часть челябинцев почему-то не обращала внимания, а на Биргильдинский – обратила. С чем это связано? С тем, что все ездят по М5 и видят реку Биргильду? Я не знаю, это загадка.

Тем не менее именно после этих событий произошел коренной перелом. И непосредственным следствием опубликования информации по Биргильдинскому участку стали многочисленные митинги на Алом поле 10 и 27 сентября…

бк

Продолжение следует…

Фото Юрия Черкасова
и из архива группы «СТОП-ГОК»

 

 

См. также:
Медная история
Медная история-3

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 

Читайте нас в Telegram