Бизнес и Культура

Медная история

 6 

Дальше мы начинаем думать, что информации много, контактов много – и пора создавать свой сайт. Узнаем, что ВКонтакте существует «Рабочая группа по проблеме Томинского ГОКа». Я в нее добавился, смотрю: стена открытая. Многие ведь думают, что это я ее создал, но ничего подобного! Она была организована примерно в августе 2013 года ребятами из Благодатного. И я сразу загрузил туда протокол, потом еще что-то, вслед мне в «личку» приходит сообщение: «Здравствуйте, я администратор Вероника Ильясова. Хотите, я вас сделаю администратором – вы вроде разбираетесь». – «Давайте». И одним кликом она меня делает администратором сайта. Классно! В этой группе было человек 25 или 26 – шел декабрь 2013 года. А сейчас там уже то ли 15 600, то ли 16 500 человек.

Теперь о том, как организовалась петиция. Когда 7 декабря мы провели общественное обсуждение, по-моему, Олег Альбертович Магазов подготовил эту резолюцию. Начали думать, где ее разместить. Константин Жаринов предложил попробовать отправить на Сhange.org. По лесному бору уже был опыт подписания петиции. Поставили – и тоже потихоньку пошло: один голос, два голоса, три, четыре… И сегодня уже 108 тысяч подписантов. А потом я начал загружать все рабочие документы, и началось какое-то обсуждение.

После каждого собрания случалось такое скачкообразное повышение числа участников и в группе, и в Change.org. И мы приняли такую тактику работы – откликаемся на все приглашения заинтересованных людей и просто приезжаем к ним. Причем тут нет никаких затрат на рекламу и проч. Я что-то пишу у себя в блоге, правда, там читают всего человек пятьдесят в день. Мне пишет кто-то из коркинцев, что в Первомайском есть популярный ресурс – «Цемзавод». Я связываюсь с его редактором – Алексеем Гневышевым. Молодой парень, лет тридцати, он сейчас депутат Первомайского совета.

Мы с ним встретились в феврале 2014 года. А ведь в декабре 2013-го РМК как бы запускает Михеевский ГОК в присутствии тогда еще губернатора Юревича. Но ребята выясняют, что на Михеевский ГОК не получено положительное заключение госэкспертизы. Возникают вопросы: а как же они запускают? Я думаю, там все нормально договорились, раз никто не протестуют. И мне рассказывают, что есть такой парень из «Школы гражданских лидеров» – Евгений Бугаенко, который вроде в теме.

Знакомимся, он представляется: «Так я из Кулевчей. У нас в Варненском районе было наводнение – вообще караул!» – «И как туда, можно съездить?» – «Вообще никаких проблем. У меня там родители живут. Я часто туда езжу». А он тогда ремонтировал свой дом после наводнения, помогал родителям.

Мы опять с Черкасовым на машину, приезжаем в Кулевчи. Местные жители показывают, где живет мама Жени Бугаенко, а она самая настоящая представительница казачьей интеллигенции – преподаватель средней школы и заведующая Кулевчинским музеем. У нее такая привычка – всё документировать и фотографировать. И она нам показывает фото: «Вот наше затопление…» – «А почему оно случилось?» – «Так прорвало же дамбу Михеевского ГОКа». Ну ничего себе! «И можно туда съездить?» – «Почему нельзя? Пожалуйста…»

И вот мы впервые побывали на Михеевском ГОКе. Посмотрели: конечно, Михеевский и Томинский ГОКи вообще нельзя сравнивать. Разница принципиальная. Светлана Васильевна Князева нам объясняет, что в Михеевском производится только добыча, но вообще нет гидрометаллургии, то есть процесса выщелачивания породы.

Мы приехали в Катенино и зашли прямо к главе поселка – он такой спокойный, вежливый человек. Спрашиваю его: «А чем вам помог ГОК? Какие социальные блага?» Нам уже было видно, что как был это обыкновенный казачий поселок, таким он и остался. Никаких следов современной цивилизации: ни «небоскребов», ни работающих экскаваторов – никаких тебе «Нью-Васюков». Ни одного плюса не разглядеть от присутствия в районе большого бизнеса.

Начинаю расспрашивать главу, и он, совершенно простой человек, рассказывает: «А что? Я вот бульдозер у них попрошу улицы расчистить – и они мне дают бесплатно». Дальше мы подъехали к проходной комбината – а там много машин, разной техники… Поискали кого-то, чтобы нам что-то объяснили, показали, но никого не нашли. Но нам и так стало понятно, что это бескрайняя степь, а сам карьер довольно далеко от всех населенных пунктов. И теперь я любому могу объяснить: нельзя сравнивать густонаселенный пригород мегаполиса и малонаселенный район возле Михеевского карьера. Различие принципиальное.

 7 

15 января 2014 года внезапно убирают Михаила Юревича и исполняющим обязанности губернатора становится Борис Александрович Дубровский, про которого мы узнали только, что он всю жизнь «давил металл». Уполномоченный по правам человека Алексей Севастьянов приглашает меня на встречу с Дубровским. Это случилось довольно скоро после отставки Юревича. На встречу были приглашены правозащитники, среди них Андрей Талевлин, Юрий Гурман, Наталья Коркина, еще кто-то, и я тоже.

Каждый из приглашенных гостей выступал по своей теме. Мое выступление было вторым после Коркиной. И я начинаю: «Борис Александрович, у нас в принципе серьезный непорядок с организацией общественных обсуждений. Люди своевременно не информируются, не предоставляются необходимые для обсуждения документы, нет интернет-трансляции…» У меня уже были подготовлены предложения для принятия соответствующего закон в Челябинской области, и я прямо шпарил по тексту и всё время приводил примеры из опыта обсуждений по Томинскому ГОКу.

Дубровский спрашивает: «А что там за проблемы по Томинскому ГОКу? Вроде бы там всё нормально… Хотя, конечно, людей все равно надо слушать». Потом выступила, кажется, Валерия Юрьевна Приходкина, дальше Андрей Талевлин, который опять заговорил о Томинском ГОКе. И мне показалось, что эта тема запомнилась Борису Александровичу. Потому что после следующего выступающего он предложил вернуться к Томинскому ГОКу: «Мы что, не доверяем экспертам, что ли?» Я отвечаю: «Почему не доверяем? Но сложилась такая ситуация – никакой документации нет, а люди же должны принимать участие в решении вопросов, которые непосредственно касаются их жизни и здоровья». – «Ну да, понятно. Хорошее предложение».

После этого ко мне сразу подходит Вячеслав Николаевич Скворцов и просит наши предложения, мол, мы их сейчас сразу начнем продвигать в закон Челябинской области. Я удивился и пообещал отправить электронной почтой. Тут же подошел депутат Законодательного собрания: «Василий, молодец, хорошо выступил, давай – что там у тебя?» – «Спасибо, я и вам отправлю…» Но я эти предложения и сейчас всем раздаю направо-налево. А воз и ныне там. Реакции – ноль!

Собрание в поселке Первомайский, 01.03.2014 (фото Е. Камкиной)

Собрание в пос. Первомайский,
01.03.2014 (фото Е. Камкиной)

Наконец, я выхожу из резиденции губернатора – и тут звонит Алексей Гневышев с просьбой встретиться: он как раз оказался в Челябинске. Я приглашаю его в свой офис. Начинаю выяснять, возможно ли в Первомайском провести собрание по ГОКу. Он заверяет, что реально, и обещает переговорить с главой администрации. И вскоре сообщает, что нам предоставляют зал на 500 мест во Дворце культуры и добавляет: «Только у нас одно условие: пригласить сотрудников РМК». – «Ну, это ваше дело. Вы хозяева, кого хотите – того и приглашайте». Это было в самом конце февраля или в начале марта.

А из РМК опять никого не было. Но приехал некто Маслак из «Аргументов и фактов». И вскоре появилась первая публикация, что «СТОП-ГОК» – заказная «движуха», правда, неизвестно кем заказанная. Кстати, мы догадываемся, что «АиФ» работает по контракту с РМК. А все остальные СМИ просто молчали – будто бы нас вообще нет. А ведь тогда в Первомайском собрался полный зал! И с Цементного завода подошли, и с Депутатского люди подъехали. И они прямо сказали: «ГОК для Депутатского и Березников – это беда. Какая-то авария произошла, коровки попили из пруда – и стада нет». Многие же работают на Коркинском разрезе и не понаслышке знают, что это такое. Поэтому очень живо отреагировали…

Мы с Магазовым всё рассказали, а потом выступила глава поселения Татьяна Александровна Лопатинская: «Да, мы тоже серьезно озабочены. Большое спасибо, что вы приехали, нам объяснили, что к чему…» Такое довольно нейтральное выступление. И тут сразу девушка из Шумаков – Татьяна Поспелова – спрашивает: «Скажите, а у нас в Шумаках можно такое же собрание провести?» – «Наверное, можно. Только школа относится к району. Но, наверное, можно. Почему бы нет? Люди обсуждают…»

И мы опять в такой эйфории… Ну ничего себе… Там зал такой огромный. Мы жмем руку Алексею… Он четко всё организовал – было презентационное оборудование, мы уже смогли сделать слайды. У нас уже был мой любимый слайд… А как получилось? Ну что такое РМК? Откуда мы можем взять информацию про эту компанию? Только из Интернета.

Захожу на сайт РМК, смотрю разделы, нахожу Томинский ГОК! О, здорово, сейчас найду всю информацию! А там было написано: «Томинский ГОК – это предприятие, которое будет построено там-то и там-то. Что оно будет производить? Оно будет производить то-то и то-то, в такие-то сроки». Это буквально дословно всё, что сказано о проекте на сайте компании. Всё! У меня даже есть скриншот – снимок экрана монитора. И я понял, что программисты сделали сайт, его никто не проверил и как он был черновиком – так и остался! Видимо, там должно было быть наполнение, и сейчас оно уже случилось, но тогда, в марте 2014-го, там вообще ничего не было, абсолютно! Но там говорилось, что весной 2014-го начнется строительство…

Нас в это время были уже не единицы, а десятки, но все равно – что мы можем сделать? Через неделю звонит из Шумаков Татьяна Поспелова: «Василий Викторович, мы договорились в школе – можете приехать на собрание». Отлично! Приезжаем – смотрю: стоят крутые джипы с номерами 66-е, 174-е… это прикатили из РМК. И мы тогда впервые увидели Виктора Павловича Барона, который заявил: «Я технический директор Томинского ГОКа, заслуженный шахтер, я столько земли перекопал…» А еще там была Наталья Гончар. То есть всего прибыли два представителя РМК.

Первая схватка с РМК, пос. Шумаки, 15.04.2014

Первая схватка
с РМК,
посёлок
Шумаки,
15.04.2014

Жители поселка Шумаки на собрании, 15.04.2014

Жители
поселка
Шумаки
на собрании,
15.04.2014

Технический директор ТоГОКа В.П. Барон (на переднем плане) погрузился в раздумья

Тех. директор
ТоГОКа
В.П. Барон
(впереди)
в раздумьях

Всё происходило в середине марта 2014-го в школе поселка Шумаковского Первомайского городского поселения. Можно показать на карте, как шумаковский лес будет поглощать хвостохранилище. Здесь обычная дорога между поселками, рядом кладбище, и хвостохранилище падает прямо на кладбище и полностью на лес. Сейчас у шумаковцев на околице лес, а будет – не дай Бог, конечно, – 96-метровая дамба с какой-то ядовитой ерундой.

В Шумаках мы первый раз встретились с представителями РМК. И Барон заявил нам: «Так, всё, что вы говорите, – чепуха». Но у нас появилась возможность задать вопросы напрямую, и Юрий Борисович Черкасов спрашивает Барона: «А вы как будете делать ложе хвостохранилища?» – «Что там делать-то? У нас будет столько-то метров глины. Нормально будет».

А Черкасов – профессиональный геолог-изыскатель, который в свое время сам исследовал Михеевское месторождение, и он хорошо понимает, что они не то делают, и возражает Барону: «Там же яды, а в глине постоянно происходят сложные процессы, всё протечет…» – «Да нормально будет, не парьтесь. Я заслуженный горняк, я знаю, как будет. Я разрыл Коркинский разрез до пятисот метров и здесь разрою». Вот такой примерно диалог состоялся.

Но в конце мы предложили проголосовать – в зале было примерно сорок шумаковцев. Среди них: учитель школы, полицейский, один товарищ из ФСБ, который предложил приехать к нему и всё оформить. Но мы-то ребята стреляные, и я попросил прислать повестку, но товарищ удивился, мол, зачем повестка: «Мы же просто поговорим, и вы нам всё расскажите…» Но мы уже и так буквально по полочкам рассказали наше видение проблемы, и добавить, по сути, нам было просто нечего.

 8 

Я, как юрист, представляю, что надо, прежде всего, понять, с кем ты имеешь дело. Кстати, откуда возникло сочетание – «Кипрская медная компания»? Мы нашли выписку из реестра. Учредитель РМК – «Тилиа Холдингс Лимитед», 99%. Я понимаю, в акционерном обществе учредители – это одно, а акционеры – это другое. То есть кто-то учредил, а потом всё может тысячу раз перемениться. И мы им направляем официальный запрос, а сами начинаем изучать, что аналогичное происходит в стране. Узнали про Хопёрский протест, про историю в Красноярске с ферросплавным заводом, про «СтопКроношпан» в Уфе …

То есть в принципе мы примерно представляли себе алгоритм действия. И я нашел, что хопёрские казаки направили запрос прямо в УГМК. А по моему представлению, УГМК – это родная сестра или, может быть, мачеха РМК. Я не различаю их по сути. А казаки написали: «Хорошо, учредители УГМК такие-то, а кто ваши акционеры? Предоставьте список – и мы будем разговаривать с ними, потому что пока мы не знаем, кто вы…»

Мне эта идея понравилась, значит, надо спросить у РМК, чтобы они предоставили нам реестр акционеров, можно без адресов, просто поименно. Отправил такой запрос – и тишина… Потом они спрашивают: «А почему мы вам должны предоставлять реестр?» – «Ну извините, вы же на нашу землю пришли. Мы-то должны знать, кто вы и что вы?» – «Это наша тайна». – «Как тайна?» – «Вот у нас есть Алтушкин». – «И что? Вы мне объясните – кто у вас акционер?»

В этот момент они заговорили: это всё Госдеп, это всё Талевлин… Я возражаю, мол, Талевлин – это одна история, Московец – другая история, Черкасов – третья история: «А вы-то сами кто?» И тишина. Они до сих пор не ответили.

Потом люди от РМК стали заходить в нашу группу, участвовать в обсуждении и говорить, что всё будет хорошо. Я им объясняю: «Уважаемые товарищи, давайте так. До тех пор, пока вы не представитесь, не предоставите открыто список акционеров и не опубликуете его, мы вас заблокируем и не будем общаться с анонимом. А там у одной дамы был значок «РМК» и буквально написано – «Мария Иванова». Понятно, что это никакая не Мария Иванова, а так – от фонаря. Мы их записали в черный список – и до свидания! Такая была история… И с тех пор мы засомневались, а что это за «Русская медная компания»? И с какой стати она русская? Мы же не знаем. Может, русская, а может, и нерусская.

Объявление

Собрание в пос. Первомайский,
01.03.2014 (фото Е. Камкиной)

Ближе к апрелю 2014-го у нас в группе было уже около двухсот человек. После каждого собрания люди подтягивались. Оповещение простое: каждый на принтере распечатает по 30 листочков – и раздает людям. У нас тогда уже появился очень хороший текст. Его предложил человек, который работает руководителем отдела маркетинга в крупной компании. Я-то юрист и не могу составлять тексты, которые за душу хватали бы. У меня всё сухо и строго. А он подсказал, что нужно по классическим канонам назвать семь причин, и так у нас появилась листовка «Семь бед – один ответ: нет!», которая теперь всё время в ходу.

И когда люди стали прибывать – сразу разнеслась информация… Возникла еще идея подключить садоводческие товарищества. Надо напроситься к ним на собрания и всё рассказать тем людям, которых это особенно цепляет. Понятно, что в Челябинске иногда сложно кому-то что-то объяснить. А тут сад «Железнодорожник» в Бутаках – это же конкретно Биргильдинский участок.

Я попросил Любовь Яковлевну дать контакты председателей садоводческих товариществ. А у них годовые собрания как раз в марте, апреле и мае. И тут к нам повалили приглашения – мы даже не на все приглашения смогли отреагировать. Но в моем саду в Глинке побывали, садоводы меня выслушали и тут же провели довыборы в члены правления и избрали меня. Так у меня появился этот гордый «титул» – «член правления СНТ «Глинка», и мне поручили заниматься проблемой Томинского ГОКа от имени нашего сада.

 9 

Что нами двигало и двигает? Надежда, что мы сможем отменить это строительство. Отсюда азарт, энергия, желание проявить какие-то свои способности. Например, я в отличие от Черкасова совсем не лидер – но мне очень близки эти люди, которые оказались в беде. А всякие технологические и экономические аспекты я не очень понимаю. До сих пор – пусть хоть пытают – но я не скажу, что за химсостав будет в хвостохранилище. Зато многие уже разобрались в этом – и четко могут сказать, что там и как. Понятно, что и профессиональные химики подключились…

Первый пикет в Челябинске, апрель 2014

Первый пикет
в Челябинске,
апрель 2014

Пикет в Челябинске, апрель 2014

Пикет
в Челябинске,
апрель 2014

 

Да, но меня в первую очередь интересует – с какой стати мы должны уходить со своей земли? Нам говорят, что здесь месторождение меди – ну и что? И мы тоже здесь есть…

Наконец, РМК соглашается провести настоящее общественное обсуждение: «Мы должны, мы открытая компания – и всё сделаем, как положено!» Появился первый материал под названием «Оценка воздействия на окружающую и социальную среду…» Мы открыли, почитали, там аж 126 страниц – но всё какая-то ерунда. Однако появились данные, которые можно анализировать.

Поселок Полина,  20-е числа апреля 2014

Поселок Полина,
20-е числа апреля 2014

Звонит Кривопалова, предлагает очень хорошего специалиста по воде – Светлану Васильевну Князеву. Она оказалась инженером и участвовала в проектировании металлургических заводов. Светлана Васильевна называет себя «простым советским инженером», но досконально всё знает в своей профессии. Почему у нас самые мощные доводы по воде? Потому что «водник» Кривопалова вышла на Князеву, которая в свою очередь подключила Сергея Егоровича Денисова и Раису Владимировну Казанцеву. Именно по воде у нас самые железобетонные доводы, на которые в РМК так и не могут ответить: что строительство ГОКа приведет к прямому риску заражения Шершневского водохранилища и угрозе Шеинскому месторождению подземных вод – а это питьевой источник Первомайского.

У этих инженеров есть свои связи. Тут всплыла карта – ситуационный план с тектоническими разломами. И Князева показала все отметки – куда и как потекут одни стоки вод, куда другие… Я ее спрашиваю: «Вот вы мне говорите, что здесь будет депрессионная воронка от ГОКа, допустим, на пять километров. Но наш сад в Глинке всего в трех километрах от Коркинского карьера, а вода у нас есть… Как так?» – «А очень просто. Именно здесь идут два тектонических разлома: Коркинский стоит на одной плите, а Томинский – на другой. И потому, что вы пока на одной плите, – у вас вода есть. Но если еще и в Томино разроют – ваша вода может уйти». Я опять к председателю своего сада. Она в шоке: «Как, я за скважину отдала 70 тысяч!»

Собрание в деревне Томино, на переднем плане - последний уральский ковбой Игорь Харитонов

Собрание в д. Томино,
на переднем плане —
последний уральский ковбой
Игорь Харитонов

Началась процедура оценки воздействия на окружающую среду. Мы начали составлять замечания, вопросы, предложения. У меня, например, был простой вопрос: «Расскажите нам про налоги – федеральный/региональный/местный». Такой же информации не было в принципе. Магазов сделал запрос в «РосНедра» – и пришел ответ, на который мы постоянно ссылаемся. Нам же сразу сказали, что налогов будет 30 млрд рублей. А из «РосНедра» приходит информация, что по методике, утвержденной таким-то министерством, доходы бюджета составят около 9 млрд рублей.

Так у нас стала появляться информация, документы… В РМК говорили, что будет 30 млрд рублей за весь период и 1000 рабочих мест, а на проверку оказалось, что не 30, а 9. А что такое тысяча рабочих мест? У нас в одном «Роднике» больше тысячи работников. Да, может, уже с торговыми центрами перебор, но зачем нам такие глобальные проблемы? В конце концов, инвесторы могут вложиться в какие-то автомобильные или аэрокосмические производства, да вообще какие угодно… Но зачем же всё разрывать и уничтожать?!

Первая пресс-конференция, КП-Челябинск, июнь 2014

Первая пресс-конференция,
КП-Челябинск,
июнь 2014

Обсуждение ОВОС в пос. Томинский, 07.08.2014

Обсуждение ОВОС
в пос. Томинский,
07.08.2014

Олег Магазов сделал типовые замечания на материалы ОВОС. И мы еще решили собрать замечания от людей, причем начали даже не с Челябинска, а с поселков, где уже были ячейки, со всеми мы перезнакомились, попили чаю… И так у нас собралось около 500 замечаний, которые мы все сдали под роспись.

 10 

И вот появляется объявление, что в октябре 2014 года в Долгодеревенском состоятся слушания. Стоп, но мы-то совсем в другой стороне! Вот Челябинск, на север 20 км – Долгодеревенское, а на юг 30 км – Томино, Вознесенка, Полетаево, Витаминный – еще 30 км, а Первомайский – вообще другой район! С какой стати люди должны добираться через всю округу?

Мы решаем провести в Челябинске митинг. Нам его без всяких проблем согласовали. И 6 сентября 2014 года в сквере на перекрестке Доватора и Воровского мы объявили митинг, на который собрались около 300 человек. Очень хорошо, позитивно всё прошло. Даже из Орска приехал Александр Мишин из группы «Орск-экология». Он нам рассказал, что они хорошо знают Юрия Александровича Короля из РМК, мол, у него своя история, свой багаж – и свои скелеты в шкафу. Он работал в УГМК директором какого-то рудника, который они бросили…

Первый митинг в Челябинске, 06.09.2014

Первый митинг
в Челябинске, 06.09.2014

На митинге в Челябинске, 06.09.2014

На митинге
в Челябинске, 06.09.2014

Наконец, 14 октября 2014 года состоялись слушания в Долгодеревенском. Это был очень важный рубеж. И здесь мы поняли, что можем что-то сделать. Мы туда приезжаем, а там полиция, собаки, ОМОН, и подходят автобусы с молодыми людьми, как оказалось, это были студенты-волонтеры из ЧГПУ, которых организовали пиарщики РМК. Их было примерно полторы сотни, а еще «молодогвардейцы». И был один парень из Златоуста, где уже закончилась эпопея на Веселой горке, на которой мы и познакомились… Там в октябре 2013 года люди палаточный лагерь организовали и всю зиму простояли в палатках – до апреля 2014 года. И защитили свой лес!

Мы заходим в зал, а там полицейские с металлоискателями лезут в каждую сумку… так, эти плакаты убрать, это убрать! Мероприятие проводил Владимир Романович Вальтер, замглавы Сосновского района. Он заявляет: «Так, кто будет «выступать» – сразу выводить. Никакого беспорядка не допущу!» И тут Алексей Гневышев забегает в зал: «Мы из Первомайского приехали на автобусе – и нас не пускают в зал, а запихивают на второй этаж, чтобы по мониторам смотреть! Почему так?»

Обсуждение материалов ОВОС, село Долгодеревенское, 21.10.2014

Обсуждение
материалов ОВОС,
с. Долгодеревенское,
21.10.2014

Люди начали скандировать: «Пропустить! Пропустить!» Вообще – фантастика. Вальтер посмотрел, полицейские тоже… И понеслось… Пиарщики РМК сделали большую ошибку! Сразу вышел Король и вместо того, чтобы что-то рассказать, объяснить и ответить на вопросы, – запустил 30-минутный фильм «Путешествие Саши и Маши на Михеевский ГОК».

Это чудесный фильм про то, как два подростка приехали на экскурсию на Михеевский ГОК – и им там всё понравилось. Там их посадили на большие машины, они посидели, порулили – ну, классно! И это всё показывалось людям, которые приехали в рабочее время со всей округи! Начался ропот: чего вы издеваетесь? Ропот-ропот-ропот. Тут Вальтер кричит в микрофон: «Кто будет мешать смотреть этот фильм – выводить из зала!»

Я такого вообще никогда в жизни не видел: ряды людей – и у каждого ряда справа и слева стоят сотрудники полиции, и мы будто в оцеплении находимся, под конвоем. И, тем не менее, люди протестуют, протестуют, протестуют! А последней точкой кипения стал момент, когда в самом конце они вставили в ролик фотографию Путина, просто картинку, без какого-либо звука.

Собрание в селе Долгодеревенское, 21.10.2014

Собрание
в с. Долгодеревенское,
21.10.2014

Люди возмущаются: «При чем здесь Путин, чем прикрываетесь?» И понеслось! Тут начал говорить Вальтер – а люди кричат, мол, «сколько можно слушать, вы нам уже показали какую-то ерунду!» Король берет слово: «Я все равно скажу, что захочу, а весь шум мы из записи уберем, вырежем…»

Тем не менее, надо отдать должное, после того, как Король нас целый час морозил, морозил, – нам дали возможность выступить. А мы сделали очень четко: этот порядок знаем лучше, чем сосновские ребята. Мы заранее зарегистрировали в приемной администрации все наши выступления. Вот Московец записался, ему и слово.

И я выступил, как только смог, потом еще говорили: отлично выступил Михаил Николаевич Лонщаков, Николаев «зажег» про Карабаш, про вечный огонь… И мы чувствуем, что настроение – в нашу сторону…

Директор ТоГОКа г-н Улановский загрустил...

Директор ТоГОКа
г-н Улановский загрустил…

Я поначалу очень расстроился насчет полицейских – думал, что они нас просто отмолотят дубинками. Но смотрю: ОМОН остался на улице, а в зале были только ребята из Сосновского РУВД. Парни стоят и слушают внимательно… То есть не на нас смотрят, кого бы стебануть дубинкой, а слушают выступающих! Потому что всё начальство уедет в процессе ротации – а РУВД здесь останется, и мы все здесь останемся.

Короче говоря, по формату этих слушаний все выступили – и на этом закончилось… Мы все вышли, кровь бурлит. Но всё нормально, всё классно, все живы-здоровы, никто не пострадал… Мероприятие состоялось. Еще один важный рубеж, после которого добавилось еще много активистов…

бк

См. ВТОРУЮ ЧАСТЬ Медная история – 2

Фото: Юрия Черкасова
и из архива Василия Московца

 

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram