Бизнес и Культура

Мир борьбы Александра Миллера (продолжение)

ПРОДОЛЖЕНИЕ. См. НАЧАЛО Мир борьбы Александра Миллера

miller-world-otbivka
В советское время и даже в самые так называемые «застойные годы» большой спорт являлся зоной пристального внимания политического руководства страны. В условиях «железного занавеса» именно ведущие спортсмены и артисты представляли Советский Союз и на «диком Западе», и на Востоке. Победы наших хоккеистов, фигуристов, гимнастов, легкоатлетов и, конечно же, борцов были предметом гордости всего советского народа в целом и членов Политбюро ЦК КПСС в частности.

Поэтому и организационные структуры по управлению спортом, и бюджетное обеспечение спортсменов экстра-класса было вполне достойным по советским меркам. Например, на уровне области главной организационной структурой являлся Комитет по физической культуре и спорту при облисполкоме. Правда, для участия в международных турнирах некоторое значение имели комсомольские и партийные органы, а также Комитет государственной безопасности… Ну, это понятно, поскольку облик советского спортсмена должен был строго вписываться в «Моральный кодекс строителя коммунизма».

Кроме вполне определенной государственной структурной вертикали, в основных видах спорта на областном уровне создавались соответствующие «федерации». Это были общественные организации с каким-то минимальным бюджетом для содержания небольшого кадрового состава спортивных функционеров. Однако подобные структуры, включая Федерацию дзюдо Челябинской области, носили скорее номинальный характер, то есть они, как правило, должны были четко исполнять решения, спущенные сверху.

И вот привычная конструкция управления большим и массовым спортом рухнула буквально на глазах вслед за стремительным развалом Советского Союза. Фактически потеряли дееспособность все государственные организационные структуры, кадровые, финансовые и прочие институты, а далее начали «сыпаться» спортивные школы практически по всем видам спорта и во всех регионах России.

Ровно в это время, на рубеже 1980-1990-х годов, у нас в области «капитанский мостик» покидает ключевая фигура – Харис Юсупов… Прощаются с большим спортом ведущие мастера: Владимир Тимофеев, Григорий Веричев, Сергей Горичев, Дмитрий Худяков… Правда, Худякову удалось несколько раз выступить за границей в европейских клубах, но здесь в области полностью свернулось почти все бюджетное финансирование. Значение областной Федерации дзюдо обнулилось. Ее председателем был Юсупов, но без привычных схем взаимодействия с властью он оказался безоружным.

Что делать? И мы втроем: Юсупов, Веричев и я – хорошо подумали и пришли к выводу, что надо каким-то образом уговорить главу Курчатовского района Николая Владимировича Шаламова возглавить Федерацию дзюдо Челябинской области. Хотя к дзюдо он не имел никакого отношения, но в молодости занимался боксом, а значит, спортивная жилка в нем была. И наш замысел оказался реальным – после капитального мужского разговора Шаламов согласился…

Это было в самом начале 1990-х годов. Прошло четверть столетия, и я убежден, что мы тогда сделали правильный выбор, потому что Шаламов оказался человеком, способным, во-первых, принимать решения, а во-вторых, отвечать за свои слова и добиваться реального результата. Он сумел в рамках возможного как-то акцентировать административный ресурс, привлечь финансовые и материальные средства от спонсоров на поддержку тренировочного и соревновательного процесса в еще сохранившихся детских школах, например СДЮСШОР «Локомотив».

А еще Николай Владимирович умудрился предоставить восемь квартир (!) спортсменам международного уровня, что стало для них серьезнейшим стимулом не оставлять большой спорт. И когда уже осенью 1991-го мы с ним вместе впервые выехали на клубный чемпионат Европы в Бельгию и выиграли его, он был потрясен, восхищен, удивлен. Этот престижный турнир посетил российский посол в Бельгии, которого тоже впечатлило наше выступление.

Мы заняли первое место и получили приз – аж три тысячи долларов! Сборную Челябинска представляли Александр Тверитин, Вячеслав Шишкин, Александр Полторак, Вячеслав Прохоров, Николай Лебедев. Мы прошли 4-5 встреч и в финале выиграли у итальянцев. А еще у нас там случилась радостная встреча с земляком Валерием Двойниковым, который уже жил в Льеже и тренировал бельгийских дзюдоистов.

Победа над поляками - О. Карпов, В. Шишкин, В. Войдан, С. Горичев, В. Прохоров, Г. Гаургашвили

Победа над поляками:
О. Карпов, В. Шишкин, В. Войдан, С. Горичев, В. Прохоров, Г. Гаургашвили

В то время костяк челябинской команды составляли мастера спорта международного класса – Игорь Жучков, Олег Карпов, Вячеслав Шишкин, Гиви Гаургашвили и такие сильные мастера, как Леонид Бедарев, Талгат Аубакиров, Николай Лебедев, Андрей Мисягин… А наши славные лидеры Сергей Горичев, Дмитрий Худяков, Салават Мингазов уже завершали свою спортивную карьеру. Думаю, Шаламов, как председатель Федерации, в принципе понял, что «игра в дзюдо» стоит свеч.

Кстати, он оценил наши способности по организации поездки в Бельгию – ведь там были серьезные проблемы с визами. И когда мы их решили, он увидел, что мы что-то можем. Ну а потом он уже увидел наших борцов на татами. И тогда окончательно убедился: дзюдо надо развивать, просто жалко терять накопленное богатство.

И после этого мы плавно перешли на новые отношения… Как раз в это время на высокую орбиту вышел Гиви Гаургашвили, ученик Виктора Мосейчука. А еще в нашу команду стали вливаться новые силы в лице Дмитрия Морозова, Виталия Макарова, Владимира Дегтярева и Юрия Степкина. И в этот, можно сказать, исторический период роль Николая Шаламова была огромной – фактически он помог нам выжить.

miller-world-otbivka
Как профессиональный тренер, я последовательно прошел все ступеньки развития.
В 1975 году начинал работать с подростками в профтехучилище, ряд которых буквально за считанные годы стали мастерами спорта: Василий Киселев, Сергей Шумков, Александр Андреев, Сергей Киселев, Юрий Галкин, Салават Мингазов, Владимир Попов, Алексей Пономарев…

Позже, в середине 1980-х, я практически помогал Харису Юсупову работать с ведущими мастерами и впитывал навыки подведения перспективного атлета к высшей ступеньке мастерства.

Василий Киселев
Сергей Шумков
Салават Мингазов


Василий
Киселев


Сергей
Шумков


Салават
Мингазов

Еще я внимательно изучал, анализировал подходы Юсупова как внимательного селекционера, способного увидеть в начинающем атлете потенциал для качественного скачка. Практически с первых шагов тренерской карьеры Харис Мунасипович зорко высматривал будущих звезд на разных турнирах и, как только улавливал, что из того или иного молодого борца будет толк, тут же, не мешкая, предпринимал необходимые усилия, чтобы пригласить его под свою опеку и создать лучшие условия.

Трудовые резервы - С. Шумков, А. Андреев, С. Мингазов, Ю. Галкин

Трудовые резервы: С. Шумков,
А. Андреев, С. Мингазов, Ю. Галкин


Так было с Виктором Бетановым, Анатолием Семеновым, Григорием Веричевым, которых Юсупов вовремя заприметил, уговорил переехать в Челябинск и не только создал им все условия для совершенствования спортивного мастерства, но и помог устроить их быт и получить высшее образование. А ведь обустройство иногороднего спортсмена – дело весьма хлопотное. Кто за него брался, сумел это прочувствовать.

С первых лет тренерской работы я старался ездить на все возможные турниры. Естественно, присматривался к интересным молодым соперникам, а они в свою очередь тоже относились к челябинцам с повышенным вниманием. Все-таки наша школа пользовалась уважением, и уже в 1970-е годы в борцовской среде считалось престижным «зацепиться» за Челябинск.

В 1986-м на юношеском первенстве Советского Союза в Алма-Ате я обратил внимание на Олега Карпова из казахского городка Рудный. А не заметить его было никак нельзя, потому что Олег после, видимо, очень обидного для себя проигрыша, никого не стесняясь, забрался под судейский стол и жалобно заплакал. Это меня так тронуло! Я вообще считаю подобную чувствительность особым достоинством. Мне она дороже, чем, например, какое-то железобетонное равнодушие.

Я сразу понял, что парень талантливый, как борец удивительно резкий, стремительный в движениях. Он оказался сиротой, рос без родителей. Мы с ним хорошо поговорили и все решили. Более того, в том же Рудном оказались еще двое талантливых юношей – Вячеслав Шишкин и Талгат Аубакиров. Вот эта моя «первая тройка», которую я пригласил и устроил в Челябинске. Практически сразу были включены все необходимые ресурсы и обеспечены нормальные условия для жизни, учебы и, выражаясь штампом, для совершенствования спортивного мастерства. По крайней мере, в спортивном отношении я тогда не ошибся – каждый из них стал мастером спорта международного класса.

А «вторая волна» приглашенных мною молодых борцов началась с Дмитрия Морозова. Во время отборочного турнира на первенство Европы среди юниоров в 1993 году, где выступал наш Владимир Дегтярев, я познакомился с Дмитрием Морозовым, родом из Туапсе. В то время уже в Ельце его тренировал Константин Лямкин, который со временем стал заслуженным тренером России, правда, ушел из жизни совсем молодым. И вспомним к месту первого тренера Морозова в Туапсе – Александра Ашкенази.

Но в том суровом 1993-м в Ельце практически невозможно было создать условия для подготовки спортсменов экстра-класса. Начинающие талантливые мастера как-то вояжировали по стране в поисках тренировочной базы. Честь и хвала Лямкину, что он искал, цеплялся за любую возможность организовать ученикам спарринги, турнирные выступления. И фактически получилось так, что он сохранил Морозова и его друга Виталия Макарова для серьезной работы в Челябинске.

Я прочувствовал ситуацию, понял, что Морозову в Челябинске будет лучше, и у нас с ним состоялся открытый разговор. Я ему сказал прямо: «Дима, если тренер тебя отпустит – мы создадим все условия для жизни, для работы и достижения высоких результатов…» Морозову тогда было 19 лет.

Подчеркну важный момент: в России в эти годы уже не лукавили, как в советские времена, называя наших ведущих спортсменов «любителями». Я, как профессиональный тренер, и перспективные атлеты вполне понимали новые рыночные реалии. Два «субъекта договора» принимают взаимные обязательства: с одной стороны, гарантируются условия – материальные, финансовые и проч., а с другой стороны, на чашу весов ставится талант, упорный труд и конкретные спортивные результаты.

Виталий Макаров и Дмитрий Морозов

Виталий Макаров и Дмитрий Морозов

Тогда же Морозов рассказал мне о своем земляке Виталии Макарове, одаренном молодом борце, у которого тоже не было условий для полноценной работы. А талант его был всем очевиден, и на него «положили глаз» московские армейцы. Возникла идея призвать Макарова в армию и забрать в ЦСКА, но мне удалось снять его с военного учета в Москве и поставить на учет в Челябинске…

Как это случилось? Поначалу я думал обратиться к армейскому спортивному начальству, но вовремя остановился: если им прямо признаться, как я хочу заполучить этого парня, то они наверняка упрутся и не дадут: мол, самим надо. Поэтому я пошел другим путем – как бы «снизу», то есть сошелся с клерками военкомата, заинтересовал их мелкими подарочками – и они пошли мне навстречу… Только потом до армейцев дошло, как они промахнулись. Я был уже довольно опытным тренером, получил хорошую школу под крылом Юсупова, а к этому времени мне всё приходилось решать самостоятельно. Если возникало сильное желание что-то сделать, то я тут же принимал решение и старался добиться результата.

Макаров перебрался в Челябинск на рубеже 1993 и 1994 годов. Они вместе с Морозовым активно и успешно выступали за Челябинск на престижных молодежных турнирах. Морозов начал выступать раньше, уже в 1993-м он выиграл молодежное первенство Европы в Голландии, а на следующий год повторил свой успех. В 1994-м Морозов и Макаров вместе боролись на молодежном первенстве мира в Каире. А поддержать их туда отправилась целая компания «высокопоставленных болельщиков»: председатель областной федерации дзюдо Николай Шаламов, заместитель главы города Сергей Козлов, председатель облспорткомитета Геннадий Чариков…

Вот так нам удалось пробудить интерес к дзюдо у представителей власти. Они по-хорошему загорелись борьбой – тем более успех был налицо: Макаров стал чемпионом мира, а Морозов – бронзовым призером. И в том же 1994-м в процесс включился Дмитрий Худяков, который первым прямо заявил: «Чемпион мира получит гонорар 2000 долларов!» Морозов уже завоевал свою «бронзу», следом выступал Макаров, который, готовясь к своему выходу, вдруг заявил: «А я ведь поборюсь за первое место, за свои 2000…» Вот какой стимул появился!
 

 

 

 
 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v