Бизнес и Культура

Мировоззренческое измерение времени: экзистенциальный аспект

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

Темой очередного номера бк является «Время» .

Наш постоянный автор,
философ Сергей Борисов ,
откликнулся на этот вызов своей статьей,
в которой главное внимание уделяется
характеристике экзистенциального аспекта времени.

В итоге своих рассуждений автор приходит к выводу,
что для каждого типа мировоззрения
характерен определенный концепт времени…

●    ●    ●    ●    ●

Человечество выработало множество способов манипуляции со временем. Время можно измерять; с помощью времени можно ориентироваться в пространстве; время можно покупать и продавать; время можно ускорить или замедлить и тому подобное.

Все это – примеры объективации времени, когда осуществляется перевод онтологической проблематики в гносеологическое русло, что есть, по Мартину Хайдеггеру, – «забвение бытия».

Происходит подмена тезиса, как в известной сказке Евгения Шварца, если «теряешь» драгоценное время, то оно начинает нам «мстить», забирая наши лучшие годы и превращая нас в немощных стариков.

если «теряешь» драгоценное время, то оно начинает нам «мстить», забирая наши лучшие годы и превращая нас в немощных стариков

По сути, проблема моего переживания временности подменяется проблемой «своевременности», когда мое время превращается в чуждую мне объективированную силу, навязывая мне свой жесткий и неумолимый ритм.

С такого рода объективированным представлением о времени живут многие люди. Этой объективации времени человечество обязано, прежде всего, науке и пропагандирующей ее достижения позитивистской сциентистской философии.

Ведь именно сциентизм порождает модерн. То, что раньше находилось в области чувств и переживаний, перешло в область объективного «измерения» посредством геометрических моделей этих чувств и переживаний в виде градуированных шкал и математических функций.
time-1
Разум склонен больше доверять математическому расчету, нежели смутным и противоречивым чувственным данным. Это дает новое представление о времени. Можно, например, спросить: «какое сейчас время?» и услышать ответ, исходящий из мироощущений человека: «время сбора урожая», «смутное время», «время поста и молитв».

Модерн же вкладывает в этот вопрос совсем иной контекст, который ныне стал для всех привычным: «сколько сейчас времени?» Жизнь покинула время, исчезла его качественная составляющая, время превратилось в простое исчисляемое количество.

Конечно, субъективный аспект переживания временности остается. Гуманитарное знание упорно отстаивает свое право на специфическое понимание времени посредством понятий «историческое время», «культурная эпоха», «времена» и т.п. и борется против любых сциентистских нападок на историю, когда историческое время сводится к простой хронологии и хронометрии.

Итак, можно констатировать, что некогда единое время распалось на две фактически изолированные области: объективное и субъективное. Такой дуализм мучителен для целостного восприятия мира. В этих условиях всегда актуальным будет хайдеггеровский призыв вернуть утраченное единство бытия и времени.

●    ●    ●    ●    ●

Время необходимо рассматривать в мировоззренческом измерении, поскольку для того или иного типа мировоззрения характерен определенный концепт времени или темпоральная программа, с помощью чего упорядочиваются события жизнедеятельности индивида или социума.

В любом типе мировоззрения
присутствуют следующие инварианты концепта времени

Направленность времени: цикличность-линейность; обратимость-необратимость; конечность-бесконечность.

Цикличное время: «то, что будет завтра, уже когда-то было».


Линейное время: «то, что будет завтра, никогда не было».


Обратимость: «можно воспроизвести (повторить) ситуацию прошлого».


Необратимость: «прошлое уходит безвозвратно».


С конечностью все ясно, а бесконечность представлена:


     или а) «бесконечность в одну сторону» (например, есть начало, но нет конца);


     или б) «бесконечность в обе стороны» (нет ни начала, ни конца; точка отсчета относительна).


Время инициации. Это характеристика включенности индивида в социальное целое, полноправность, полноценность, взрослость, свобода и ответственность.


Время воздаяния. Оно характеризуется самореализацией, заслугами, наградами, успехами, общественным признанием.


Историческое время. Это социальная память и ее избирательность с точки зрения тех или иных ценностей и целей.


Синхронизация времени. Это способ задания временной шкалы, дающий возможность совместного действия, определения последовательности и длительности событий, «сверки часов».

Итак, для мифического мировоззрения направленность времени характеризуется цикличностью, поскольку предполагается наличие некого сакрального начала, в которое возможно, а в некоторых случаях необходимо возвращаться.

Временем инициации является приобщение к этому сакральному началу, что дает в дальнейшем возможность вести взрослую полноценную жизнь, то есть сохранять и репродуцировать родовую общность.

Время воздаяния актуализируется посредством мифа и ритуала, дающих возможность постоянного «поддержания жизни» родового сакрального начала.

Историческое время мифическому мировоззрению не свойственно, поскольку светское (бытовое) время не обладает никакой ценностью.

Синхронизация времени производится в соответствии с природными (космическими) циклами.

●    ●    ●    ●    ●

Для религиозного мировоззрения направленность времени приобретает линейный, необратимый, конечный характер. Исключение составляет только литургическое (обрядовое) время.

Для религиозного мировоззрения направленность времени приобретает линейный, необратимый, конечный характер

Время инициации связано с обретением религиозного опыта через приобщение к религиозному ритуалу и символу (крещение, конфирмация, обрезание и т.д.).

Время воздаяния обретается после фактической смерти тела через искупление грехов и спасения в вечности.


В плане исторического времени, религиозная история объединяется с природными (космическими) циклами, а индивидуальная и социальная истории как бы «вписываются» в религиозное (сакральное) время и тем самым обретают ценность.

В плане синхронизации времени появляется летоисчисление, построенное на принципе соотношения космического календаря со священной историей.

Для научного мировоззрения направленность времени линейна, необратима, время бесконечно, однако на время распространяется принцип относительности и время становится множественным в зависимости от способа измерения.

Время инициации связано с получением образования, длительным процессом обучения, обретения научных знаний и социального опыта.

Время воздаяния в рамках научного мировоззрения можно представить как возможность прогнозировать будущие события в мире природы и социума.


Историческое время приобретает исключительную значимость, появляется множественность историй, выстраиваемых либо по линейному (древовидному) принципу (например, формационный подход), либо по сетевидному (ризомному) принципу (например, культурно-цивилизационный подход).

Для научного мировоззрения направленность времени линейна, необратима, время бесконечно, однако на время распространяется принцип относительности и время становится множественным в зависимости от способа измерения.

В современном календаре наблюдается синхронизация священной истории со светской (государственной) историей (государственные праздники, рабочие и выходные дни).

Однако есть еще и другое – экзистенциальное, внутреннее осознание времени, которое лучше всего может быть охарактеризовано посредством экзистенциала «современность».

В принципе, существует только одна граница, которая актуализирует вопрос моего существования – это граница времени

Как я встроен в современность? Через осознание себя во времени, точнее во временности своего существования.

Как возникает во мне это осознание? Посредством столкновения с проблемами в «пограничных ситуациях» (К. Ясперс) жизненного опыта.


В принципе, существует только одна граница, которая актуализирует вопрос моего существования – это граница времени: настоящего, насыщенного моим существованием или требующего моего осуществления-присутствия, и «ненастоящего», небытия – прошлого или будущего.

Я начинаю ощущать острый дефицит своего существования, когда осознаю себя на этой границе. Меня «нет дома», то есть в настоящем, я либо убежал из него в будущее в своих мечтах и фантазиях, либо застрял в прошлом в своей памяти.

И в том и в другом случае я становлюсь несовременным. Я гоню от себя настоящее, я не могу в нем себя почувствовать, потому что оно мне кажется чужим, «не моим».

Однако в состоянии пограничности есть и положительные моменты. Это состояние дает мне шанс осознать, что ничего другого, кроме настоящего, нет, ничего нельзя изменить, поэтому единственным выходом из этой ситуации будет возврат к себе, к своим глубинным личностным структурам.


Таким образом, в осознаваемом мной временном разрыве слышится «зов» моей экзистенции. Где я себя потерял? Где я себя оставил, предал, проявил пренебрежение к себе, не позаботился о себе? Я должен найти себя здесь и сейчас, в этой ситуации, я должен стать современным и в этом мое спасение.

состояние пограничности дает мне шанс осознать, что ничего другого, кроме настоящего, нет, ничего нельзя изменить, поэтому единственным выходом из этой ситуации будет возврат к себе, к своим глубинным личностным структурам.

Модерн выработал множество «технических» решений проблемы «экзистенциального вакуума» (В. Франкл). Но опять-таки здесь наблюдается та же подмена тезиса, что и в определении времени: экзистенциальное, субъективное содержание вопроса замещается на опосредованное, объективированное содержание.

Например, «позаботься о себе!» и тут же под рукой оказывается «глянец» с услужливыми советами: измени свою внешность, позволь себе те или иные удовольствия, соверши путешествие, устрой себе отдых и т.п. Однако это только симуляции решений. Отсрочка приговора не означает его отмены.

Или другой распространенный случай – это стремление быть современным, понятое буквально, как погоня за модой будь то стиль одежды, образ жизни или технические усовершенствования. Все это симулякры, которые не дают возврата к себе, наоборот, они ведут по пути забвения, приятного сна наяву.

Быть современным в подлинном смысле слова означает принять фактичность ситуации и выйти из нее не путем ее игнорирования или забвения себя, а путем изменения своего отношения к происходящему и к себе самому.

Быть современным в подлинном смысле слова означает принять фактичность ситуации и выйти из нее не путем ее игнорирования или забвения себя, а путем изменения своего отношения к происходящему и к себе самому.

Например, это может быть поводом расстаться с прошлыми обидами и тем самым прорваться из небытия-прошлого к бытию-настоящему.


Или это может быть поводом покончить со страхами перед непредсказуемым и стремительно надвигающимся небытием-будущим для того, чтобы целиком и полностью сосредоточиться на бытии-настоящем.

Или это может быть поводом покончить со страхами перед непредсказуемым и стремительно надвигающимся небытием-будущим для того, чтобы целиком и полностью сосредоточиться на бытии-настоящем.

При этом внешне, скорее всего, наше поведение будет представлять собой реализацию советов из «глянца», разница будет заключаться только в осознании мотива: или мы всеми силами убегаем от себя или, наоборот, к себе возвращаемся.

Осуществить тот или иной жизненный выбор я могу только исходя из определенной осознанной или неосознанной мной системы ценностей.

Конечно, с осознанными ценностями жизнь переживается гораздо полнее. Осознание временности делает ценности актуальными, поскольку не нарушает их безусловного статуса, не позволяет им перейти в обусловленное.

В «пограничной ситуации» временности обусловленным являюсь я сам со своими прежними представлениями, теперь они поставлены под сомнение, потому что в этой ситуации они не работают.

Осознание временности показывает мне всю несостоятельность моих прежних суждений о жизни. Возникает потребность в опоре или во внутреннем стержне. Именно тогда осознание ценностей становится самой важной жизненной потребностью.

Осознание временности показывает мне всю несостоятельность моих прежних суждений о жизни. Возникает потребность в опоре или во внутреннем стержне. Именно тогда осознание ценностей становится самой важной жизненной потребностью.

Осознание безусловного характера ценностей спасает в буквальном смысле этого слова. Мое пробуждение в настоящем, то есть в подлинном понимании ценности как чего-то безусловного, абсолютного будет длиться до тех пор, пока я сам не нарушу этого достигнутого мной единства.


В таком случае быть современным означает здесь и сейчас, в каждый миг своего существования утверждать и реализовывать то, что является для меня ценным.

Забвение ценностей, их перевод в разряд обусловленного есть, таким образом, свидетельство моего выпадения из бытия, выпадения из современности. Конечно, забвение ценностей не происходит в одночасье.

Для того чтобы научиться забывать требуется длительное привыкание. Сначала все наше существо сопротивляется этому. Мы не можем мириться с обманом, мы не можем быть равнодушными и безучастными, мы стараемся быть мужественными.

Но потом появляется «ленивая» мысль: а что я смогу изменить? обстоятельства выше нас. Так некогда безусловное для нас переходит в обусловленное. Более того, для этого «перехода» сразу же находится «разумное» оправдание: я ничего не могу изменить, потому что в мире есть зло.

Конечно, мы при этом понимаем, что не в состоянии так просто судить о наличии «мирового зла». Более того, если мы познакомимся с философской литературой по этому вопросу, то увидим, что большинство философов дают на него отрицательный ответ, то есть никакого объективного зла не существует.

Тем не менее, осознание безусловного характера ценностей может быть надолго утеряно, поставлено под сомнение. Придумывая же для себя это оправдание, мы можем с уверенностью констатировать лишь одно – мы предали свои ценности, мы лишили их безусловного статуса, а, следовательно, мы предали себя, наше существование в настоящем превратилось в проблему, мы стали несовременными.

●    ●    ●    ●    ●

Реальность, согласно Карлу Ясперсу, имеет свойство исчезать, а обретается между Богом и экзистенцией. Мы не можем «прибить» реальность к какому-либо времени и месту, придать ей четкую фиксацию в пространстве-времени, потому что само пространство-время текуче и непрестанно меняется.

«Объективированная реальность» – это скорее атрибут нашего интеллекта, нежели свойство самой реальности. Быть современным означает обретение реальности в пространстве-времени между двумя намеченными выше полюсами.

Один полюс – трансценденция, безусловные ценности, Бог. Другой – экзистенция, уходящая корнями в бессознательное.

Реальность, согласно Карлу Ясперсу, имеет свойство исчезать, а обретается между Богом и экзистенцией.

Постичь эти полюса человеческому разуму не дано, ему открывается лишь «просвет бытия» (М. Хайдеггер) в ситуации «между». Это и есть современность.

Присутствие в реальности – это неповторимый жизненный опыт. Его уникальность человек пытается запечатлеть всеми доступными ему интеллектуальными или художественными средствами. Однако данные средства весьма несовершенны, дважды войти в одну и ту же реку не удастся никому.

Присутствие в реальности – это неповторимый жизненный опыт.

Моменты настоящего со временем превращаются в поблекшие забытые фотоснимки: на знакомых нам лицах запечатлелись моменты неведомого нам счастья.

Однако именно переживания жизни во всей ее полноте, наш жизненный опыт, подвергаемый постоянному анализу, это и есть, по сути, единственная открытая для нас реальность. Существование же всего иного сомнительно.

Ощущение полноты жизни дает нам возможность философствовать, исходя из самой жизни, и в эти мгновения рождается то интеллектуальное богатство, которое придает настоящему его неповторимый уникальный смысл.

Поэтому быть современным означает видеть в жизни смысл. С одной стороны, смысл трансцендентен, вездесущ, но, с другой – нет такой жизненной ситуации, которая была бы лишена смысла, следовательно, смысл имманентен, экзистенциален и открывается он только в момент настоящего, поэтому смысл всегда современен.

быть современным означает видеть в жизни смысл.

Таким образом, направленность времени с позиции экзистенциального мировоззрения идет не «вширь», а «вглубь» настоящего момента.

Временем инициации являются «пограничные ситуации» жизненного опыта. Время воздаяния переживается как «возвращение к себе» через преодоление «экзистенциального вакуума» и нахождения смысла в настоящем.

Историческое время имеет только индивидуальный характер и связано с неповторимым жизненным опытом переживания «присутствия в реальности» во всей его полноте.

Синхронизацией времени в рамках экзистенциального мировоззрения является современность.

time-3

Текст: Сергей Борисов

 
 
 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.