Бизнес и Культура

Надежда Заварова на ОМКФ: лекция “Разговорчивый Великий Немой” (часть 2)

 Текст  

ПРОДОЛЖЕНИЕ.
Читайте НАЧАЛО:
первая часть лекции Надежды Заваровой на ОМКФ

См. Проект «ОМКФ» на сайте «Бизнес и культура»

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

facebook
twitter
youtube
instagram
google plus
vk

Только представьте себе: у первых кинематографистов не было специальных приборов для освещения, не было грима, который бы естественно смотрелся на лицах… Пионеры кино, стремясь пройти бескомпромиссный путь от своего замысла к его экранному воплощению, придумывали совершенно изумительные и изощренные вещи…

Например, когда одному из пионеров американского кино Дэвиду Уорку Гриффиту нужен был нежный и легкий рассветный свет, который бы лился на героиню Лилиан Гиш, – он предложил использовать печную заслонку. И так очень медленно помощник оператора перед источником света раскрывал печную заслонку…

Лилиан Гиш в фильме 'Нетерпимость' (1916)

Лилиан Гиш в фильме “Нетерпимость” (1916)

Одним из знаменитейших произведений Гриффита был “Путь на Восток” (1920), экранизация одноименной пьесы. Это классическая мелодрама эпохи немого кино, и она нам интересна еще и потому, что режиссер всячески экспериментировал с киноязыком на съемках этого фильма, как и при создании его предыдущих картин – “Рождения нации” (1915) и “Нетерпимости” (1916)…

“Путь на Восток” – это классическая мелодрама о юной и красивой девушке Анне, влюбившейся в очень нехорошего человека, который ее вскоре предает и бросает беременную. Потом она встречает “принца на белом коне” – но ему уже не верит и даже пытается покончить жизнь самоубийством… Даже такой беглый пересказ сюжета может создать у вас понимание множества сюжетов первых немых мелодрам. Это лучше всего передается строками Осипа Мандельштама, который в 1913 году написал стихотворение “Кинематограф”. Как он описал атмосферу в зале и на экране – очень точно передавая то, что больше всего любили и хотели видеть первые зрители…

Кинематограф. Три скамейки.
Сентиментальная горячка.
Аристократка и богачка
В сетях соперницы-злодейки.

Не удержать любви полета:
Она ни в чем не виновата!
Самоотверженно, как брата,
Любила лейтенанта флота.

А он скитается в пустыне —
Седого графа сын побочный.
Так начинается лубочный
Роман красавицы графини.
<...>

В “Пути на Восток” Д.У. Гриффит выходит из павильона, где снимались первые картины, на натуру. Сейчас нам кажется, что очень естественно для современных кинематографистов снимать на интересующей их локации или натуре, а тогда это был шаг “навстречу северной Авроры”. Кроме того, Гриффит экспериментировал с параллельным монтажом, который сейчас используют все кинематографисты – и будут использовать впредь. Параллельный монтаж – как, впрочем, и любой монтаж – помогает наполнить историю динамикой, сделать ее драматичной, увлечь зрителя еще больше. Думаю, вам хорошо известна сцена из “Крестного отца” (1972): идет обряд крещения младенца – и в то же время коллеги Майкла Корлеоне по мафиозной жизни расправляются с его врагами и соперниками. Кстати, этот младенец тоже ребенок-звезда: не кто иной, как София Коппола, чей новый фильм “Фатальное искушение” (2017) попал в программу ОМКФ
 

“Сцена крещения” из “Крестного отца” (1972)

И тут мы возвращаемся к девушке Анне (Лилиан Гиш), которая доведена сюжетом и съемками на локациях до исступления. Ее возлюбленного, который пытается ее спасти во время весеннего половодья, играет Ричард Бартелмесс – эдакий “Джонни Депп десятых годов”. А мы смотрим на то, как чудесно использован прием параллельного монтажа – и как усиливается драматический накал, когда вот-вот оторвется льдина и Лилиан Гиш погибнет… Успеет ли Ричард Бартелмесс ее спасти?
 

“Сцена на леднике” из фильма “Путь на Восток” (1920)

Съемки на природе предполагают некую самоотверженность всех участников – и операторов, и режиссеров, и осветителей, и, конечно, актеров. Во-первых, Гриффит был очень тщательным, обстоятельным человеком, который крайне любил репетировать. Лилиан Гиш упоминала, что к моменту начала съемок фильм был практически готов – оставалось лишь его снять.

Бесконечно долго съемочная группа репетировала, было снято множество дублей, все время Гриффит искал кадр… А в это время Лилиан Гиш без каких бы то ни было дублеров лежала на льдине с опущенной в воду рукой! Лежишь вот себе на льдине – ни тебе кофе, нечем себя занять, – а тут еще все время приходится участвовать в этом драматичном и статичном кадре… Но Лилиан Гиш с удовольствием пошла на эту жертву ради искусства – и благодаря этому мы получили такие выразительные кадры… Конечно, в павильоне все это смотрелось бы не так…

Читайте также:
11 великолепных и очень продолжительных фильмов

                
Альфред Хичкок на съемках

Альфред Хичкок на съемках

Живое музыкальное сопровождение делает историю достаточно универсальной. Даже когда мы видим титры, то они достаточно информативны, просты, вполне помогают рассказывать историю – но и без них понятно, что происходит на экране и что чувствуют герои… Именно поэтому очень многие режиссеры немых фильмов – и Гриффит, и Чаплин в том числе – с настороженностью относились к приходу звука в кино. Им казалось, что звук лишит кинематографические истории такой ясности изложения, универсальности. Альфред Хичкок говорил, что именно немое кино – самая “чистая” кинематографическая форма, потому что только благодаря движению камеры, монтажу и игре света ты вовлекаешь в историю зрителей – и тебе не нужны разнообразные многословные диалоги и тексты. Хичкок, кстати, долгое время работал в отделе титров: первые немые фильмы часто сопровождались не только текстовыми вставками, но и рисунками, которые имели драматургическое значение.

Все, что мы любим в современном голливудском кино, тоже закладывалось в первые годы существования синематографа – в 1910-1920-х годах. Может, в прошлом году вы ходили в кинотеатры и смотрели “Бена Гура” (2016) Тимура Бекмамбетова – фильм звуковой, цветной, с такой же яркой гонкой на колесницах?.. Такой же – да не такой! А вот как знаменитую гонку на колесницах снимал режиссер Фред Нибло в 1925 году. Снимал для того, чтобы сделать один из самых значительных развлекательных фильмов в истории кино, заложивших основу в pure entertainment и в дальнейшем сделавших Голливуд тем золотым прииском в апельсиновом раю, каким он является сегодня…

Гонки на колесницах. Главный герой – в прошлом богатый иудей Бен Гур – участвует со своим протагонистом и другими соперниками в гонке. Ставка – его жизнь. Съемки проходят в декорациях древнеримского стадиона. Сцену снимали 45 операторов – беспрецедентно для того времени. И все вживую: настоящие лошади, настоящая гонка. Сначала гонка, правда, была достаточно вялой – лошади и персонажи гнались безо всякого энтузиазма, никто не хотел побеждать. И тогда Metro-Goldwyn-Mayer подошел к участникам гонки и пообещал заплатить победителю гонки пять тысяч долларов… А как все понеслись! На съемки этой сцены пригласили всех звезд той эпохи: Лилиан Гиш, Чарли Чаплина, Бастера Китона и многих других…
 

“Гонка на колесницах” из фильма “Бен Гур” (1925)

Прошли многие десятилетия – но и сейчас эта сцена кажется стремительной, динамичной, по-настоящему передает синкопированный ритм гонки на выживание. Кстати, во время съемок произошел несчастный случай, но процесс съемки не остановили, и данный эпизод был оставлен в финальной версии сцены. Кстати, одним из операторов был Уильям Уайлер – будущий режиссер “Римских каникул” (1953) с Одри Хепберн и Грегори Пеком и еще одной экранизации “Бена Гура” (1959) с Чарльтоном Хестоном в главной роли…

У киномагната Луиса Б. Мейера сначала было много денег на съемки “Бена Гура” – они даже организовывали экспедицию в Италию, т.к. хотели снимать на настоящем стадионе, амфитеатре… Но в 1920-е годы деньги имели свойство заканчиваться, так что всем пришлось вернуться в Голливуд на калифорнийские холмы. Но возникла проблема с массовкой: не было достаточного количества смуглых людей. И тогда пригласили одного хорошо известного дамам персонажа – Макса Фактора (которого раньше звали Максимилианом Факторовичем). Он был одним из основателей знаменитой косметической империи и сделал очень многое для развития грима в кино: специального, подходящего для киносъемок, изначально не было, был только подчеркивающий все черты лица театральный грим – хорошо подходивший для сценических историй, но неестественно выглядевший в кадре. Так Макс Фактор разработал именно кинематографический грим. Более того, обратите внимание на уровень “работы с клиентом”: Фактор долгие годы ездил по съемочным павильонам и лично наносил голливудским звездам грим, чтобы никто ничего не перепутал.

Непосредственно для съемок “Бена Гура” Макс Фактор придумал специальный крем на основе оливкового масла, который делал самого белокожего человека смуглым – чтобы можно было создать огромную массовку для съемок фильма. Но денег не хватало настолько катастрофически, что не было возможности пригласить тысячи статистов. И здесь помогли специалисты по спецэффектам…
 

Как снималась сцена с гонкой на колесницах в “Бене Гуре”
(фрагмент про “навесные трибуны” и толпу статистов-куколок с 3:04)

Читайте также:
«Вкус кино»: 10 самых значительных фильмов Фрица Ланга

                

При рассказе о немом кино нельзя не упомянуть Бастера Китона, чьи комедии ничуть не устарели – режиссер и актер утверждал всей своей творческой биографией, что “шутка – дело серьезное”… Он создал множество совершенно удивительных трюков и бесстрашно в них участвовал: прыгал с крыши дома, бегал по крыше поезда, врезался в стену на полном ходу, сидя в машине. Иногда даже коллег по съемочной площадке подменял для исполнения трюков…

Гарольд Ллойд на съемках фильма 'Наконец в безопасности!' (1923)

Гарольд Ллойд на съемках фильма “Наконец в безопасности!” (1923)

Гарольд Ллойд – возможно, вы видели его классическую сцену из фильма, где он висит на большой высоте на стрелке часов, – тоже бесстрашно снимался во всех придуманных им же постановочных сценах со спецэффектами. Он даже однажды пострадал от пиротехнического взрыва – ему оторвало два пальца на правой руке. После того, как ему сделали специальный протез, перчатку, – он продолжил съемки…

                
Посетители 'Театра Уорнеров' после премьеры фильма 'Дон Жуан', 9 августа 1926

Посетители “Театра Уорнеров” после премьеры фильма “Дон Жуан”, 9 августа 1926

Все, чему радуемся сегодня мы и что является неотъемлемой частью нашей кинематографической жизни: наряды звезд, их контракты, гала-премьеры, красные дорожки – все это уходит корнями в далекое и славное прошлое немого кино…

В Лос-Анджелесе есть так называемый “Китайский театр Граумана” (ныне “Китайский театр TCL”), где перед входом расположена аллея с отпечатками в бетоне рук и ног звезд. Один из первых кинопрокатчиков Сид Грауман придумал проводить пышные премьеры: одним из первых пригласил звезд в дорогих нарядах и сотни фотографов, постелил перед ними красную ковровую дорожку… По одной из легенд, однажды он прогуливался по окрестностям возле своего дома – и увидел, как звезда немого кино Мэри Пикфорд выгуливала собаку. Собака наступила лапкой в еще не затвердевший асфальт и оставила отпечаток. И Сид предложил кинозвездам оставлять отпечатки рук и ног – чтобы привлекать публику.
 

Дина Дурбин оставляет свои отпечатки перед “Китайским театром Граумана” (7.02.1938)

Дину Дурбин обожали во всем мире, она играла в музыкальных комедиях, замечательно пела. И настолько верили в ее всемогущество, что ей даже написал письмо Бенито Муссолини с просьбой уговорить президента Теодора Рузвельта не вступать в войну на стороне Британии…

Сид Грауман к тому же был замечательным выдумщиком: однажды он приехал на церемонию открытия нового театра своего конкурента в катафалке, нанял актеров-ковбоев, чтобы те остановили поезд, на котором ехал Адольф Цукор… Или история с Эрнстом Любичем, выдающимся режиссером эпохи Золотого века Голливуда, который очень боялся летать на самолетах. Однажды ему пришлось лететь на кинопремьеру – и Сид Грауман нанял актеров, которые во время полета выпрыгнули с парашютами с самолета, объяснив это тем, что самолет вот-вот рухнет… Другими словами, великий человек с большой выдумкой стоял у истоков кинопрокатной жизни в Голливуде

                
Съемка льва по имени Slats для заставки для Metro-Goldwyn-Mayer [использовалась в 1923-1928]

Съемка льва по имени Slats для заставки для Metro-Goldwyn-Mayer
[использовалась в 1923-1928]

Немыми фильмы были только формально. Постепенно приходил в кино звук и цвет – стоит отметить, что они туда стремились практически сразу. Не так давно в Британском киноархиве обнаружили первые эксперименты с цветом в начале ХХ века. Можно было придать разные оттенки пленке – и каждый цвет имел какое-то драматургическое значение. Например, синеватый оттенок – это сумерки, розовый – рассветные сцены, а желтоватый цвет говорил о том, что кто-то из героев задумал что-то недоброе… И зритель сразу понимал время действия и его смысл. Эксперименты со звуком тоже начались практически сразу же…

Киноязык развивался, зрители постепенно влюблялись в синематограф. Все это привело к тому, что – когда кино исполнилось 100 лет от роду – литературовед и кинокритик Сьюзан Зонтаг написала статью “Век кино”, где высказала надежду на то, что должна возродиться синефилия, которая была присуща кинематографистам и зрителям первого полувека. И в таком случае кинематограф продолжит существовать как произведение искусства.

И сегодня, в 2017 году, мы видим, что очень многие современные фильмы – даже любимые нами блокбастеры – являются попыткой возродить искреннюю любовь к кино. Например, такая игра с сентиментальными воспоминаниями в “Звездных войнах: Пробуждение силы” (2015) Джей Джей Абрамса, который практически признался в любви и к сюжетам, и построению кадра, и работе с камерой в классических фильмах Джорджа Лукаса – начиная с “Новой надежды” (1977), с которой началась межгалактическая сага…

Мы хоть и прожили 122 года с синематографом – до сих пор зрители очень живо реагируют на сентиментальную горячку на экране, о которой писал Мандельштам. Конечно, жанрово и стилистически кино очень многообразно. И каждый человек для любого состояния души и при любом уровне начитанности или насмотренности может найти фильм, который произведет глубочайшее впечатление.

Нельзя напоследок не сказать о Жорже Мельесе, одном из главных выдумщиков первого десятилетия существования кино, который построил свою собственную студию, писал сценарии, придумывал невероятные спецэффекты…
 

“Меломан” (1903)

Новая волна популярности Жоржа Мельеса возникла в 2011 году, когда вышел на экраны фильм “Хранитель времени” Мартина Скорсезе. Это такой чистый оммаж всей творческой и личной биографии режиссера. Мельеса там играет Бен Кингсли, и в картине так тонко и изящно показана местами трагичная и полная всякими приключениями, находками и разочарованиями жизнь великого выдумщика… Кстати, его правнучка путешествует по миру с его короткометражками и под живую музыку показывает и рассказывает о своем прадеде…

Жорж Мельес за работой

Жорж Мельес за работой

У первых кинематографистов, пионеров кино: Мельеса, Гриффита, Кулешова, Люмьеров и многих других – была удивительная страсть и тяга ко всему новому. Благодаря этому у синематографа изначально как у технической новинки и развлечения появилось право и возможность быть искусством. Был создан киноязык, который развивался многие десятилетия и привел к тому, что мы приезжаем на Одесский кинофестиваль в поиске новых кинематографических впечатлений…

Репортаж: Михаил Шевелев, Анастасия Шевелева.

Читайте:
первая часть лекции Надежды Заваровой на ОМКФ

См. также:
Проект «ОМКФ» на сайте «Бизнес и культура»
Проект «КИНО» на сайте «Бизнес и культура»
Проект «ВКУС КИНО» на сайте «Бизнес и культура»
Проект «Весь И.С. Бах» на сайте «Бизнес и культура»

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v