Бизнес и Культура

Не заступи за черту…

Анатолий Семенов

Анатолий Семенов

Еще одна наша южноуральская спортивная звезда, можно сказать, вспыхнувшая в одночасье, правда, не так долго светившая, как могла бы…

Это – Анатолий Семенов, мастер спорта международного класса, чемпион Европы 1973 года.


Его чистосердечная исповедь не может не вызвать глубочайшей симпатии к этому, казалось бы, простому человеку и очень непростому борцу…

Детство мое деревенское


Такое вот совпадение: мы одногодки с Геной Ившиным и Славой Поповым – все родились в 1953 году. Причем дни рождения у нас «по очереди»: у меня – в феврале, у Славы – в марте, у Гены – в апреле. А родом я из Оренбургской области. Мама – простая колхозница, всю жизнь работала в поле. Отец прошел всю войну и умер в 1957-м, когда мне было всего четыре года. Обидно, но я не могу его вспомнить, даже представить себе не могу.

Были у меня братья, сестра. Старшие – единоутробные от первого маминого брака – уехали сразу после окончания школы, а с матерью остались мы с братом Витей, 1950 года рождения, и двое младших детей. На нас и легли все заботы по хозяйству.

Мой брат Виктор

Мой брат Виктор

Когда я окончил три класса, мы продали дом. И мой самый старший (он 1938 года рождения) брат Михаил перевез нас в Башкирию, под Уфу, на станцию Тавтиманово, где мы купили другой дом. Там и стали жить. А Михаил жил в Уфе – это примерно час на электричке от нас. Он, кстати, был довольно далек от спорта, по образованию – юрист… Вот ведь умудрился из такой глубинки – и поступить в юридический.

Колодца у нас во дворе не было, и приходилось носить воду с колонки ведрами – едва научились их поднимать. Хочешь-не хочешь, а руки поневоле качаешь, плюс всякая сельхозработа. Мама была строгая, едва проснемся – с десяток заданий надает: это надо сделать или то… Ребята звали на улицу играть и, хотя дома всегда была работа, мы все равно находили время набегаться и набороться. Кстати, бороться пацаны очень любили, и у меня это получалось неплохо.


И вообще, я думаю, что деревенское детство однозначно развивает и физически, и психологически: прививает работоспособность и терпение. Ну и в деревне много всяких историй случается, например, чтобы прокормить единственную корову, нам с братом в крайнем случае приходилось воровать колхозное сено. Старожилы до сих пор вспоминают: ночь, тишина, и «идут» два маленьких стожка – брат и я… Долго прикалывались по этому поводу.


Ну а бойцовский дух и характер особенно закалились в юношеские годы уже в Тавтиманово. Там почти каждый второй был судимый – и не столько из-за какой-то особой агрессивности, а просто молодым и здоровым некуда было девать свою энергию: клуб не работал, никаких секций или кружков, абсолютно нечем было заняться. Вот и находили развлечения на свою голову – ходили по вечерам на станцию… подраться…

Первый тренер и «Геркулес»


Когда Витя окончил восемь классов, он уехал в Уфу, где поступил в профтехучилище учиться на каменщика. Там же стал заниматься штангой, да еще во время учебы (или практики) ему кирпичи приходилось таскать. Через некоторое время я обратил внимание, что он стал такой накачанный. А потом оказалось, что он уже не штангой занимается, а… самбо! Хотя и как штангист подавал надежды, тренер очень сожалел, что он ушел. Витя приезжал домой, показывал мне приемы всякие, а потом говорит: школу окончишь – и пойдешь ко мне. И после восьмилетки, в 1968-м, приезжаю к нему в Уфу, немного поработал – чтобы матери помочь, потом поступил в училище, на сантехника.

А в Уфе в то время был такой тренер-энтузиаст – Николай Данилович Попов, фанат борьбы. Он организовал школу под названием «Геркулес», где мой брат и занимался, причем был уже среди ведущих – тех, кто выигрывал соревнования, у кого был первый разряд или звание кандидата в мастера спорта. Брат и привел меня в «Геркулес», где меня хорошо приняли, и я сразу включился в тренировки. Жил я поначалу на съемной квартире, а когда стал тренироваться, то обосновался прямо в школьном спортзале, мне Попов разрешил. У меня к тому же появилась обязанность следить за залом, который находился в подвальном помещении. Беда в том, что его нередко заливало канализацией, и надо было вовремя вызывать аварийку и спасать от затопления драгоценный ковер!

Не отпущу

Не отпущу

Надо сказать, что Николай Данилович в Уфе был первопроходцем, тогда подобных спортивных школ единоборств вообще не было в стране. Даже школа знаменитого Давида Рудмана появилась в Москве позже, чем у нас. Так что школа Николая Попов стала, по сути, пионерским начинанием, поэтому к нам в Уфу за обменом опытом специально приезжал сам Рудман. И его визит очень поддержал Попова. Тогда были организованы показательные выступления, где демонстрировались самые разные приемы спортивного и боевого самбо. Это было захватывающее зрелище и для взрослых, и особенно для нас, еще мальчишек.

Включился в борьбу я довольно быстро: меньше года позанимался – и боролся уже на первенстве города, где стал призером по юношам. Через год уже по взрослым выступал на первенстве Башкирии, там был самый маленький вес 58 кг, а во мне было где-то 56… Ну и стал я вторым. Вот так и пошло, еще через год я стал третьим по юношам на первенстве России 1970 года в Коломне.


О Николае Попове могу говорить только с уважением. И его школа – это не просто какой-то кружок или секция. Он постепенно так наладил тренировочный процесс, что его лучшие ученики тоже включились в процесс как тренеры наряду с двумя приглашенными специалистами. Вот таким образом формировалась организационная структура школы.


А сам главный тренер стал мастером спорта одновременно со своим учеником – моим братом Виктором. Мастерский норматив они выполнили в Молдавии в 1969-м. Тогда они вместе с Робертом Ахметовым стали, наверное, самыми первыми в Уфе мастерами спорта по самбо – тогда очень молодому виду борьбы, а потому и норматив мастера спорта было очень трудно выполнить – только став призером на чемпионатах России, СССР или Союзных республик. Наша школа не принадлежала конкретному спортивному обществу, и выступали мы за разные общества: то за «Урожай» (сельхозинститут), то за «Динамо», то за Республику Башкирию.

Спортивные будни


Первые мои «выездные» соревнования состоялись в Кстово (Новгородская область), это был примерно 1970 год. Я боролся по юношам и выиграл. Потом, в 1971-м, выступал по взрослым на ЦС «Урожай» в Майкопе. И вот так начал накатывать, при этом почти всегда был в призах. В самом начале 1972-го я победил в Рыбинске на первенстве России по самбо среди молодежи, где познакомился с челябинскими ребятами. Там были Слава Попов, Витя Бетанов, Валера Федоров, Гена Ившин, Коля Искаков, всех и не вспомню… И там же, в Рыбинске, я остался на сборах и боролся на первенстве СССР по самбо, заняв третье место.

А летом 1972-го я выступал за сборную Башкирии в Туапсе на чемпионате России по самбо – уже по взрослым, где стал вторым, что давало право на звание мастера спорта. Здесь меня увидел Харис Михайлович Юсупов. Он всегда отличался способностью расположить человека к себе, мы разговорились, он ведь тоже из Башкирии, и я рассказал, что живу в спартанских условиях прямо в школе, денег иногда не хватает даже на еду… И он вдруг говорит: «Слушай, приезжай-ка ты в Челябинск, я тебя устрою в институт, в общежитие, на работу – будешь жить нормально». Я прикинул, посоветовался с друзьями, с братом, который уже служил в армии в Уфе. И все в один голос сказали: «Езжай, Толя, там классная школа, ты там быстрее вырастишь, тем более пригласил сам Юсупов…»

Суровый победитель

Суровый победитель

Харис Михайлович слово сдержал: меня приняли в институт физкультуры, предоставили общежитие, я стал получать стипендию, и вскоре он устроил меня на работу в милицию. Все получилось как нельзя лучше, и я по сей день испытываю к нему сыновью благодарность. В общежитии я жил вместе со многими известными в ту пору борцами: Бетановым, Кудзиевым, Бубенцовым, Веричевым, Искаковым, Коноплянником… Вначале жили по четверо в комнате, а потом открыли новое общежитие, и мы жили вдвоем с Робертом Залеевым, моим земляком из Башкирии.

Курировал меня сам Юсупов, тренировался я вместе с Ившиным, Бетановым и другими мастерами, переключившимися на дзюдо. Сначала было непривычно – новый вид борьбы, сложно было вкатываться, но учился, как все в то время: у кого-то что-то увидишь, возьмешь себе на заметку, к тому же самбо – близкий вид борьбы, это очень помогало переключиться. Из моих любимых приемов в дзюдо можно назвать выхват ноги, боковой переворот – «огнетушитель», «мельницу» и бросок через спину.


В это время явным лидером в дзюдо был Гена Ившин, уже чемпион Европы по юношам. Мы вместе с ним в 1972-м выступали на первенстве СССР по дзюдо среди молодежи в Электростали. Причем, оба в весе до 63 кг, а в этой категории было около семидесяти конкурентов! Но финал получился челябинский, как отметили в газете «Советский спорт». В этом памятном финале я проиграл Ившину, остался вторым, но меня включили в состав сборной страны для подготовки к чемпионату Европы в Бельгии.

О тех, кто был рядом


Я застал Анатолия Комелькова и Александра Брюханова, правда, они уже не боролись. Любил общаться с Комельковым. Он мне очень нравился, как человек, – скромный, отзывчивый, добрый. Его товарищ Брюханов был более жестким, но справедливым… Однажды он меня возил на турнир ВЦСПС в башкирский город Салават. Я там выиграл, остальные стали призерами – Владимир Сидоров, Михаил Климов и Александр Брылкин. Помню, мы ехали с соревнований на поезде, проезжали Тавтиманово. Вдруг Александр Васильевич поднимает всех ребят: «Так, встаем все, провожаем Толю. Шапку давай надень и завяжись шарфом, чтобы не заморозить уши!» Сам и завязал мне ее… А спорить с ним было бесполезно… Вообще, замечательный человек был.

С Витей Бетановым мы одно время жили в общежитии в одной комнате. Делились всем… Это был суперталантливый борец, и вообще красавец мужчина, женский любимец! Ко мне лично он относился тепло, можно сказать, заботливо, хотя и был младше меня. И Гриша Веричев был мне по душе – одаренный борец, пахарь, каких еще поискать. Правда, с ним я не был так близок, как с Виктором.

И сразу – международник!

В 1973-м мы с Бетановым в составе советской сборной поехали в Остенде (Бельгия) на первенство Европы по молодежи. Не знаю толком, но Ившина почему-то не туда взяли… Тренером сборной был Лукичев, который, кстати, особенно любил Бетанова и Ившина. А врачом – легендарный Минасян. Он мне даже помог в трудную минуту.

Семенов, СССР

Семенов, СССР

Первый выезд за границу, ответственность, волнение… и Минасян дал мне перед сном таблеточку, я так хорошо поспал… Всего я провел пять схваток, был, видимо, в хорошей форме – всех «порвал»: причем буквально все схватки выиграл иппонами. В основном проводил такие броски, как «мельница» и выхваты ног. Когда я в финале победил француза Верета, его тренер громко возмущался стилем моей борьбы: мол, это ведь у него не дзюдо, а самбо…

Потом надо мной ребята подшучивали: впервые за рубежом – и сразу стал международником, не получив еще даже звание мастера спорта по дзюдо. Правда, норматив мастера я выполнил раньше, став вторым на Союзе. А до этого, в 1972-м, на первенстве Европы в Ленинграде сборная СССР выступила неудачно: ни одного чемпиона, и только Ившин и Невзоров стали третьими призерами. И вот в Бельгии мы сразу взяли три первых места: я выиграл в весе до 63 кг, Волосов победил в категории до 80 кг, а Бетанов – до 93. Алексей Волосов из Электростали – классный борец, он превосходно исполнял переднюю подножку… Когда мы, три чемпиона, прилетели в Москву, нас прямо сразу из аэропорта повезли в Спорткомитет и всем выдали удостоверения мастеров спорта международного класса…

О сбоях и режимах


Уже после первенства Европы в Бельгии в Киеве состоялся самый первый чемпионат СССР по дзюдо среди мужчин. Там я занял 5-6-е место, хотя мог стать третьим призером. В схватке за бронзу я проиграл Ашинову из Майкопа хантей («по мнению судей»)… Просто не смог собраться, был вялым и скованным.

Наша победа на молодежном чемпионате Европы была большим событием и для Челябинска. Нам с Бетановым дали однокомнатные квартиры. Правда, эта самая квартира вышла мне немного боком – нарушился привычный спортивный режим, я стал меньше тренироваться… Сейчас все прошедшее понимаешь по-другому: я бы теперь многое делал иначе, пахал бы и пахал фанатично…

Мужское ожерелье

Мужское ожерелье

А тогда у меня произошел какой-то сбой режима. Пришел к врачу – он советует: надо спать побольше, у тебя явное переутомление. Да я и сам чувствовал. Утром встаешь – кто тебе завтрак приготовит? Только сам. А времени на это нет, идешь голодный – а там двойная тренировка… И я уже после двух-трех схваток стал уставать, хотя раньше подряд выдерживал шесть-семь схваток, просто быстро восстанавливался, а тут получилось явное функциональное нарушение.

И еще один психологический нюанс. После ряда громких побед я поначалу почувствовал большую уверенность в своих силах, но потом проиграл два турнира, и это сказалось отрицательно, появилась какая-то неуверенность… Но все-таки я продолжал выступать, и даже успешно, например, в составе сборной России в 1974-м выиграл Кубок СССР в Караганде…


В 1977 году я женился, мой режим жизни уравновесился, ко мне опять пришли победы. В том же году выиграл чемпионат России по дзюдо в Курске, победил на нескольких международных турнирах в Венгрии, Румынии, Австрии, Польше… И с 1977 года, когда меня призвали в армию, я стал выступать за ЦСКА. Выиграл чемпионат Вооруженных сил, чемпионат дружественных армий, а еще в 1978-м стал третьим призером на чемпионате СССР по дзюдо в Липецке. В 1979-м снова был третьим на 7-й Спартакиаде народов СССР в Москве, а в 1980-м опять взял бронзу на чемпионате СССР в Запорожье…

Травмы и неудачи


Однажды со мной такая глупая травма случилась. Я боролся за выход в финал на чемпионате Вооруженных сил по самбо в Киеве, куда приехал со сборов команды СССР по дзюдо. А по самбо я уже давно не выступал и в схватке за выход в финал встретился с Луцких, который выступал за Группу советских войск в Германии. Я сделал бросок через спину и вел четыре очка, оставалось меньше минуты, и я решил немного потянуть время. Лег на соперника сверху со спины, запустил ноги, стал его растягивать, а он переворачивается на спину и проводит мне болевой прием на стопы, про который я уже давно забыл, потому что в дзюдо это был запрещенный прием. И он мне так «выпрямил» стопы, что они сразу вздулись… А прием этот пошел от феноменального Александра Федорова из Свердловска – он таким образом всем руки-ноги ломал… Зверь, в общем. От этого приема пострадали многие ведущие дзюдоисты, в том числе Витя Бетанов и Володя Тимофеев.

Но моя травма усугубилась еще и тем, что после Луцких в интересах команды мне пришлось еще бороться с чемпионом Союза – Чисибиевым. Можно было бы сняться по рекомендации врача, но меня уговорил тренер, которому сильно нужны были очки для СКА, Свердловск. Чисибиев подворачивается с колен, а я свою ногу не могу вовремя убрать, так-то я бы перешагнул – и всё, а тут она у меня на месте осталась, и он подворачивается спиной и выбивает мне колено… Капец! Потом меня долго лечил наш спортивный врач Георгий Михайлович Степанов, несколько месяцев я ходил на физиотерапию и прочие процедуры. Потом постепенно начал нагружаться и снова набирать форму…

Фатальное невезение


Одним из самых памятных событий в моей спортивной карьере стал Тбилисский международный турнир по дзюдо в 1977 году. Это был турнир категории «А», в то время один из сильнейших в мире.

Категория М-5

Категория М-5

Главный тренер сборной СССР Иван Свищев перед началом турнира сказал мне, что включил меня в предварительный состав сборной на чемпионат Европы в Страсбурге. Но при условии моего успешного выступления в Тбилиси.

И вот я быстро выигрываю первую схватку, во второй борюсь с кубинцем, делаю ему бросков десять юко. В один момент даже сделал удержание на 20 секунд, но чуть ослабил – и он ушел. Боремся дальше, остается секунд 10 до конца схватки, я пошел за его ногой, он резко развернулся, и я вышагнул за красную зону. Тут же схватка останавливается, и мне дают кей-коку. Схватка заканчивается, победа присуждается кубинцу, потому что кей-коку выше юко. Тогда такое предупреждение было выше, чем техническое действие. Сейчас, кстати, наоборот: техническое действие выше, чем предупреждение.


Он ни одного броска не сделал, но я вышагнул за черту – и победу отдают ему! Было бы больше времени, я бы победил. Я у него все руки – точнее, ногти – оборвал. Потом он должен был бороться с Погореловым из Волгограда, но снялся. И по этой причине я уже не выступал в утешительных схватках за третье место. А Погорелову крупно повезло: он без борьбы идет дальше и борется сразу за выход в финал, побеждает и едет на Европу, где становится чемпионом. А мне не повезло! Вообще, невезения в жизни было много, столько из-за этого перекрылось…

Завершение карьеры


В 1980-м я выступал в основном за ЦСКА, выиграл Спартакиаду дружественных армий во Львове, а потом уже серьезно не боролся – разве что за МВД на чемпионатах России и СССР. Расставшись со спортом, я аттестовался лейтенантом и несколько лет отслужил в уголовном розыске. Но потом вернулся в родную стихию – работал тренером в детской спортивной школе «Локомотив», которую создал Александр Михайлович Брылкин и где работал тренером непобедимый борец Витя Мосейчук… Среди моих воспитанников немало кандидатов и мастеров спорта СССР и России по дзюдо.

В 2004 году я ездил в Вену на чемпионат мира по ветеранам в категории М-5, это «от 50 лет и старше» – спонтанно так получилось, просто интересно было себя попробовать. И я уверенно выиграл. Так завершился мой спортивный путь…

 

Текст: записала Татьяна Логачева
Фото: из личного архива Анатолия Семенова

 
 
 

Понравился материал?
Помоги сайту!
Яндекс-кошелек  
Яндекс-кошелек: 41001701513390
WebMoney  
WebMoney: R182350152197
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png