Бизнес и Культура

О дуализме времени

бк публикует отклик профессора Благовещенского педуниверситета
Александра Чупрова
по поводу статьи его коллеги Сергея Борисова
из Челябинского педуниверситета
«Мировоззренческое измерение времени: экзистенциальный аспект»

Пожалуй, это наш первый опыт, когда на страницах сайта
случается открытый диалог двух авторов на заданную тему…

dualtime-1

Через время, как через открытые настежь ворота, всё возникает и исчезает в этом мире. Однако события происходят не во времени. Время – это изменчивость самого мира. Точнее, мера этой изменчивости, всего того, что происходит и случается в мире. А мера вовсе не нуждается в неком «счетоводе», обладающего душой, как полагал Аристотель [8]. Мера – это единство качества и количества.

Как пишет Сергей Борисов, после мифологических представлений в философских учениях время как бы раздвоилось на субъективное и физическое. В плане решения проблемы двойственности (дуализма) времени Борисов поставил в пример философию экзистенциалиста Мартина Хайдеггера [2]. Однако, на мой взгляд, Хайдеггер в своей книге «Бытие и время» (1927) не только не решил проблему двойственности времени, но даже должным образом не поставил.

Двойственно не время. Двойственна истина, ибо она, как писал великий русский мыслитель В.С. Соловьев (1853-1900), это, во-первых, то, что есть, а во-вторых, знание о том, что есть [6]. Поэтому, решая проблему дуализма времени, в первую очередь, необходимо различать знания о чем-либо и предмет этого знания.

Двойственно не время. Двойственна истина, ибо она, как писал великий русский мыслитель В.С. Соловьев, это, во-первых, то, что есть, а во-вторых, знание о том, что есть.

В своей «Исповеди» (400 г.) Августин Блаженный показал, как верующий христианин – благодаря наличию у него души с её способностью помнить, созерцать и надеяться – постигает через временность своего существования вечность бытия, постигает Бога [1]. Можно предположить, что само существование души – это индивидуальное воплощение духовности бытия вообще, иначе говоря, Бога, бытие которого человеческий разум способен только полагать и верить в него (либо не верить).

Кант же в «Критике чистого разума» (1781) исследовал, как человек – благодаря постоянству своего созерцающего «Я» – априорно (изначально, доопытно) организует свои внутренние ощущения. Это, в свою очередь, позволяет ему измерять (считать) временной характер чувственно созерцаемых явлений [4]. Однако, как утверждал Гегель, математика не может быть философской наукой, потому что имеет дело не с понятием времени, а с количественной характеристикой конечных вещей и процессов [3].

математика не может быть философской наукой, потому что имеет дело не с понятием времени, а с количественной характеристикой конечных вещей и процессов

Наконец, Хайдеггер показал экзистенциальный аспект времени. Другими словами то, как человек переживает временной (темпоральный) характер бытия и в первую очередь временной и временный характер личного существования. Речь идет о так называемых экзистенциалах: о страхе, заботе, присутствии, понимании, любопытстве, двусмысленности, падении и брошенности, наконец, о том, что Хайдеггер назвал «бытием к смерти».

Смысл последнего понятия прост: в каждое мгновение своего существования мы живем, умирая, то есть приближаясь к собственной смерти. Осознание же этого обстоятельства и порождает у человека те самые «экзистенциалы», о которых было сказано выше [7].

Но напрасно автор книги «Бытие и время» упрекал Гегеля в том, что он в своей «Механике» лишь повторил аристотелевское учение о времени, изложенном в «Физике». Просто у них (Аристотеля и Гегеля) одинаковый предмет философского осмысления (физическое время). Но способ осмысления различный.

Аристотель определяет время как меру вселенского (космического) движения, а Гегель – как отрицательность вне-себя-бытия пространства и одновременно для-себя-бытия времени. Затейливый язык Гегеля наглядно проясняет древний миф о Кроносе (Хроносе), который олицетворяет собой Время.

Кронос был порожден Ураном (небом) и Геей (землей), то есть пространством. По просьбе матери он оскопил своего отца и стал править миром. Это и есть то, что Гегель назвал а) вне-себя-бытием, или отрицательностью, пространства (акт оскопления); и б) для-себя-бытием времени (узурпация власти временем).

время есть истина пространства

Зевс же, в свою очередь, свергнув Кроноса, превратил его в пуп земли [5], символизирующий то, о чем спустя столетия сказал другим языком Гегель: время есть истина пространства [3]. Как мы видим, Гегель не Аристотеля копировал, а воспроизводил логику мифа.

Таким образом, проблема двойственности времени, то есть его объективно-субъективного характера, это проблема корреляции объективного (физического и, возможно, не только) существования времени, с одной стороны, и способности человека осознавать, познавать и переживать временной и временный характер своего существования, – с другой.

Текст: Александр Чупров

Литература:

1. Аврелий Августин. Исповедь. – М., 1992. С. 160-171.
2. Борисов С.В. «Мировоззренческое измерение времени: экзистенциальный аспект»
3. Гегель Г. Энциклопедия философских наук. – М., Т.2. С.51.
4. Кант И. Критика чистого разума. – М., 1994. С.54-60.
5. Мифы народов мира. Энциклопедия. – М., 1997. Т.1. С.327.
6. Соловьев В.С. Истина. – Философский словарь Владимира Соловьева. – М., 2000. С.151.
7. Хайдеггер М. Бытие и время. http://bookz.ru/authors/haidegger-martin/bytie/1-bytie.html
8. Чанышев А.В. Курс лекций по древней философии. — М., 1981. С.319.

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram