Бизнес и Культура

О клубе имени Веричева и не только…

Сергей Шумков

Сергей Шумков

бк представляет рассказ Сергея Шумкова,
одного из первых воспитанников Александра Миллера,
двукратного бронзового призера первенств СССР,
бронзового призера чемпионата РСФСР и первого директора
спортивного «Клуба имени Григория Веричева».

Именно на Шумкова в самом начале 1990-х годов легла административная ответственность – организация и обеспечение достойных условий для борцов уже нового поколения в новой стране…

▼    ▼    1    ▼    ▼

Я закончил выступать в 1986 году. В 1983-1984 годах еще боролся на двух союзных турнирах, но тяжелая травма существенно укоротила мою личную спортивную карьеру. Однако от борьбы и от своих товарищей не оторвался. После окончания института физкультуры по распределению стал работать инструктором спортивного отдела во Всесоюзном добровольном спортивном обществе «Трудовые резервы». Вскоре возглавил отдел, а впоследствии и спортивную школу.

Фактически этот путь мне проторил мой первый и единственный тренер – Александр Евгеньевич Миллер. Но у него как раз был сложный момент в жизни, и ему пришлось на время оставить должность старшего тренера «Трудовых резервов»…

Поначалу нашей основной базой было профтехучилище № 101, где усилиями Миллера и заместителя председателя областного управления ВДСО «Трудовые резервы» Адольфа Николаевича Лобанова был создан мощный спортивный центр. Несмотря на формальный уход, Александр Евгеньевич продолжал активно помогать школе не только советами, но и конкретными делами. Он внимательно наблюдал, как происходило наше становление в самостоятельной работе. По крайней мере, я многое почерпнул от Миллера именно в организационных и управленческих вопросах. И по ходу активной самостоятельной работы сам набивал шишки и приобретал бесценный практический опыт.

ВДСО Трудовые резервы. Орел, 1982

ВДСО Трудовые резервы.
Орел, 1982

ВДСО Трудовые резервы. Орел, 1984

ВДСО Трудовые резервы.
Орел, 1984

В этой школе я проработал семь-восемь лет, вплоть до начала девяностых, когда всё вокруг стало крошиться и рушиться. Новая реальность оказалась суровой. На мне, как руководителе, лежала ответственность за сохранение школы, весь объем административной работы, отношения с тренерами и спортсменами. Но как их строить, если в одночасье нам практически обрезали финансирование?

В спорте совершенно конкретная, осязаемая цель – достижение реальных результатов в престижных турнирах. Для чего спортсменам необходимо обеспечить учебно-тренировочный процесс и возможность выступать в соревнованиях. А без бюджетного финансирования мы не могли платить тренерам зарплату, обеспечить систематические тренировки, а тем более ездить куда-то на сборы или соревнования.

Дети и оставшиеся в школе наставники крутились в спортзале в своем тесном мирке. Как администратор, я уже не мог сохранить тренерский состав, когда начались задержки по зарплате. Финансирование общества «Трудовые резервы» шло из Москвы, и оно уменьшалось и уменьшалось с каждым месяцем. Даже на директорскую зарплату я не мог содержать собственную семью. Фактически мы работали ради самого процесса…

Наконец, я понял: больше ничего не могу сделать ни для спортсменов, ни для тренеров. Утрачена сама суть спортивной деятельности – возможность полноценно тренироваться и выступать на соревнованиях. А ведь в советское время мне удавалось проводить в Челябинске турниры практически любого уровня: первенства и чемпионаты Россовета, ЦС «Трудовые резервы» – как по молодежи, так и по взрослым.

Александр Евгеньевич, как правило, меня хвалил за достойный организационный уровень проведения самых разных мероприятий. Я вполне освоил свою работу, и мне она нравилась. Были бы нормальные условия, так бы и остался в качестве спортивного функционера. Но тогда я нутром почувствовал бессилие и горечь, что не могу никому помочь и даже ничего не могу обещать.

Нам оставалось только вспоминать, как когда-то мы буквально в каждые выходные дни проводили соревнования по разным возрастам, а я постоянно куда-то бежал, выступал, поздравлял, награждал… И такая яркая, насыщенная жизнь, казалось, будет продолжаться до бесконечности. Но вот она закончилась.

▼    ▼    2    ▼    ▼

Федерация дзюдо Челябинской области на рубеже 1980-1990-х годов поначалу фактически оказалась бесхозной. У меня сложилось впечатление, что наши великие подвижники – Харис Юсупов и Григорий Веричев – и были единственными членами федерации. Но к активной деятельности вернулся Александр Миллер, и тогда же председателем областной Федерации дзюдо стал глава Курчатовского района Николай Шаламов. Моей задачей стало выполнение рутинной организационной работы: регистрация уставных документов, взаимодействие с Облспорткомитетом…

А. Миллер, Х. Юсупов, В. Федоров, Тбилиси

А. Миллер, Х. Юсупов,
В. Федоров.
Тбилиси

Заседание областной Федерации дзюдо. Стоит - Н. Шаламов, справа от него - Х. Юсупов, Г. Веричев, А. Миллер

Заседание областной Федерации дзюдо.
Стоит Н. Шаламов, справа от него Х. Юсупов,
Г. Веричев, А. Миллер

У нас появилась своя «штаб-квартира» на ул. Коммуны, 60 (здание позднее снесли и построили нынешний «Гостиный двор»), где висела табличка «Федерация борьбы дзюдо Челябинской области». В этом офисе площадью около 70 кв. метров я и хозяйничал практически в одиночку. Иногда ко мне наведывался Раф Шакурович Ямансаров, с которым мы пытались заниматься коммерческой деятельностью, чтобы зарабатывать какие-то деньги для проведения спортивных мероприятий. То была довольно примитивная коммерция, поскольку я только-только вышел из спортзала и в реальном бизнесе мало что понимал.

Но постепенно челябинская школа борьбы начала оживать, особенно когда у нас появились молодые мастера Виталий Макаров и Дмитрий Морозов, приглашенные Миллером из Туапсе. Мы стали заново выстраивать тренировочный процесс и даже готовить команды для участия в турнирах разного уровня. Именно такой оргработой я и занимался, выполняя конкретные поручения Миллера, а также Юсупова и Веричева.

В нашем борцовском кругу Гриша считал себя безоговорочным лидером, и кого-то это задевало. Но ведь без ярких проявлений своей порою необузданной натуры он бы и не стал великим борцом. Правда, по жизни такой характер может быть кому-то в помощь, а Грише, пожалуй, навредил. Недаром же говорят: «Посеешь характер – пожнешь судьбу». И он после ухода из большого спорта так и не сумел приспособиться к «большой жизни». На ковре Веричев всегда знал, что делать, но в «обыкновенной жизни» потерялся, а чужую правду принимать не мог.

С 1993 года мы затеяли в Челябинске новые турниры имени Хариса Юсупова и Григория Веричева. Они заменили ранее весьма популярный Всесоюзный турнир имени Рихарда Зорге, который проводился именно в Челябинске и где я сам боролся еще в конце 1970-х годов. Но в новой «рыночной и демократической» России имя героического разведчика уже никого не вдохновляло на подвиги. Когда традиционный турнир исчез из спортивного календаря, нам стало обидно: все-таки он родился именно в Челябинске и считался нашим символом.

И мы придумали новый турнир в честь основоположника челябинской школы борьбы Хариса Юсупова, который вскоре вошел во Всероссийский спортивный календарь и даже приобрел статус международного, поскольку на него стали приезжать мастера из Польши, Югославии, Казахстана и т.д. С теми же поляками в 1980-е годы мы провели ряд матчевых встреч, которые, кстати, почему-то случались именно в конце лета рядышком с днем рождения Юсупова и еще совпадали с татаро-башкирским сабантуем. Тогда я не участвовал в их организации, но в 1990-е годы, как говорится, приложил руку к проведению таких турниров, развитию традиции.

Наши в Кракове

Наши в Кракове

▼    ▼    3    ▼    ▼

Владимир Каплин

Владимир Каплин

В самом начале 1990-х годов в Европе стали популярными командные турниры между ведущими борцовскими клубами. В тех европейских городах, где активно развивалось дзюдо, целенаправленно формировались команды именно для состязания между клубами по схеме «стенка на стенку».

В календаре появился престижный командный турнир, в котором разыгрывался Кубок Европы. Но в России только Красноярск и Челябинск могли замахнуться на участие в клубных турнирах, поскольку тогда челябинцы и красноярцы составляли костяк сборной команды России, которую, кстати, возглавлял легендарный тренер Владимир Николаевич Каплин.

Александр Миллер, следуя «европейской моде», первым высказал идею создать в Челябинске собственный Клуб дзюдо, соответствующий принятым международным юридическим и организационным требованиям. И тут возник принципиальный вопрос: как назвать челябинский клуб, чтобы он сразу громко зазвучал и смог бы привлечь внимание специалистов и любителей дзюдо?

Григорий Веричев

Григорий Веричев

Все гордились заслугами Григория Веричева, целое десятилетие являвшегося безоговорочным лидером сборной СССР, которого знал весь мир дзюдо. Даже японцы, родоначальники дзюдо, считали нашего Гришу великим борцом! Мы не раз все вместе обсуждали: этично ли будет при живом человеке называть клуб его именем? Но раз мы первыми в России решаемся на такой шаг, нам захотелось чем-то козырнуть – и мы таки козырнули, чтобы все узнали: в Челябинске появился Клуб дзюдо имени легендарного земляка. Кстати, сам Гриша был однозначно «за», вопрос об его отказе не возник.

Рабочий костяк клуба составили: Николай Шаламов, Александр Миллер, Григорий Веричев, Харис Юсупов и я. Мне выпала честь готовить уставные и прочие документы и стать первым директором клуба. В связи с его статусом как общественной организации документы пришлось регистрировать в Министерстве юстиции. По рекомендации Шаламова первым главным бухгалтером стала милейшая Надежда Ивановна Панина, с которой мы начали работать рука об руку: зарегистрировали организацию, открыли расчетный счет в банке… В то время общественная организация могла заниматься коммерцией – нам разрешались все виды деятельности, и мы старались использовать любые доступные возможности, чтобы заработать какие-то средства на развитие клуба.

У меня стали складываться какие-то связи с деловыми людьми и первичное понимание, что может иметь спрос на рынке. После отказа от «плановой экономики» стихийно возникший рынок пытался удовлетворить спрос населения на те или иные товары и услуги.

Пожалуй, нашей первой «плодотворной дебютной идеей» стало открытие ювелирного магазина. Мне удалось познакомиться с директором Уральской золото-платиновой компании в Екатеринбурге, куда мы с Шаламовым отправились договариваться о сотрудничестве и решили вопрос о поставке ювелирных изделий на реализацию. Оставалось найти подходящее помещение в Челябинске… Так возник новый ювелирный магазин «Яхонт» в доме 33 на Комсомольском проспекте, где раньше была парикмахерская «Буратино».

«Яхонт» стал одним из первых постоянных источников финансирования «Клуба имени Веричева». Я занимался этим проектом с большим интересом и азартом: сам разрабатывал эскизы на интерьер, оборудование, решал все организационные, кадровые и хозяйственные вопросы. Мы наладили устойчивую поставку золотых изделий из Екатеринбурга, стали настраивать сбыт товара, стимулировать спрос населения…

Очень интересное было время! Нам удалось плодотворно отработать целых два года. Однако со временем возникли резкие колебания валютного курса, мы стали работать в ноль, и магазин пришлось закрыть, но на начальном этапе развития клуба он сыграл свою роль.

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram