Бизнес и Культура

Один день Геннадия Эдуардовича

 
Геннадий Бурбулис в Челябинске

   бк комментирует один из дней состоявшегося на этой неделе рабочего визита в Челябинск Геннадия Бурбулиса, который сыграл чрезвычайно важную роль в истории новейшей России в период общественно-политической трансформации государства в начале 90-х годов ХХ века.   

 
 
ezhednevnik-7

Утро понедельника 10 июня наш гость начал в издательстве «Автограф» со знакомства с издательским проектом «ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА РОССИИ» (Энциклопедия в 3-х томах 1906-2013).

Инициаторами проекта являются «Институт федерализма и гражданского общества» (директор А.Н. Аринин) и «Институт общественной мысли» (гендиректор В.В. Шелохаев). Научное редактирование за издательством РОССПЭН (главный редактор А.Н. Сорокин, директор «Российского государственного архива социально-политической истории»), а собственно все материальное воплощение проекта взяло на себя челябинское издательство и типография «Автограф» (директор И.Р. Духовный).

   бк публикует фрагмент разговора, состоявшегося между Геннадием Бурбулисом и Игорем Духовным…   

 

Бурбулис: Игорь, мне надо понять, какие трудности возникли в процессе работы, и подумаем вместе, как их можно преодолеть.

Г. Бурбулис и И. Духовный

Г. Бурбулис и И. Духовный


Духовный: Хочется сделать все качественно, чтобы не было стыдно за свою работу. Сегодня важно привлечь к работе персон, которые создавали историю, в том числе и Вас, и Геннадия Селезнева… Думаю, для авторов энциклопедических статей это была бы бесценная помощь.

Бурбулис: Драма в том, что сегодня налицо девальвация энциклопедических и справочных изданий – во многом утрачена культура текстов, нет того самого энциклопедического всезнайства, нет какой-то осмысленной мировоззренческой линии, системного объективизма, учета прогрессивных тенденций.

У нас полки переполнены изданиями под грифом: «Энциклопедический словарь», «Энциклопедия того — сего», а все это выглядит доморощенно, примитивно и где-то даже вульгарно и небрежно. Такая вот болезнь уже застарелая в последние десятилетия. Я правильно понимаю, что концепция энциклопедии – это персоны и адекватные тексты и иллюстрации к ним?
1 burbulis-duhovny-22
Духовный: Не только персоны, здесь будет говориться и про политические партии, и про основные законы, которые были приняты депутатами разных созывов…

Бурбулис: То есть мы сможем увидеть, как менялась за эти годы культура парламентской деятельности от качества избирательных кампаний до результатов работы каждого состава. Наверное, можно сделать с моим участием раздел о мониторинге и качестве законодательства в практике, чем я 7 лет занимался в Совете Федерации. Тогда будет более понятно конституционное предназначение высшего законодательного органа. Обязательно в этой энциклопедии должна быть отражена идея представительства законодательной власти и исполнительной.

Было бы интересно посмотреть, как маневрировали, а точнее, манипулировали законами о выборах в Госдуму: меняли мажоритарные округа, как объявили Думу чисто партийным образованием, как партии превращались в квазиполитические структуры.
1 burbulis-duhovny-33
Весь вопрос в том, какой сегодня существует принцип, концепция и сверхзадача.

Есть три типа юбилейных изданий.
Первый – это такое хвалебно-радостное ликование: «Нам 20 лет! Как здорово!»

А есть издания, которые сочетают в себе историю идей, историю людей и историю событий. Как формировалась идея нового парламента, как она была закреплена в базовых статьях Конституции и с какими людьми и результатами она себя проявила. Или как наша Дума отвечала на программу принятия федеральных и конституционных законов, что является естественным способом развития конституционализма в России, как блокировались депутатские группы и т.д.

Очень интересная будет работа: глубокая, познавательная, как хороший и доступный учебник с невидимыми на поверхности нетривиальными выводами.
1 burbulis-duhovny-4
Такое впечатление, что мне надо встретиться с Арининым и обсудить текущее состояние работы, узнать наиболее актуальные проблемы и понять, чем можно быть полезным.

Возможно, мы найдем вдумчивого спонсора и в зависимости от того, сколько денег будет выделено, усилить проект и по содержанию, и по смыслу, и по сверхзадаче. Тогда энциклопедия превращается в уникальный труд, который будет сочетать в себе признаки исследования, учебного пособия и культурно-политического события. Не какая-то там дежурная отписка, чтобы закрыть юбилейную страничку, а адекватная масштабу и значению формирования новой российской государственности.

А что у вас по срокам издания?

Духовный: Ноябрь – готовность тиража.

Бурбулис: Получается, что этот проект приурочен к 20-летию Федерального собрания и принятию Конституции Российской Федерации. Главное, на каком уровне это все будет представлено. Юбилей сам по себе такой организующий, стимулирующий мотив к самопознанию. Я постараюсь сегодня же созвониться с Арининым…
 

   А далее между гостем и издателем состоялся примерно часовой разговор по поводу организации издания Полного академического собрания сочинений П.И. Чайковского, о котором уже не раз писалось на страницах бк.

И здесь возможно участие Геннадия Бурбулиса в связи с тем, что масштаб и значимость этого издательского проекта бесспорно имеет не только национальное, но и мировое значение. Игорь Духовный подробно рассказал гостю о всех нюансах взаимодействия чиновников Министерства культуры РФ и инициаторов проекта – Главного дирижера и художественного руководителя Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского, народного артиста СССР Владимира Федосеева и ведущего научного сотрудника Государственного института искусствознания и Государственного дома-музея Чайковского в Клину Полины Вайдман.


Но о том, о чем договорились Геннадий Бурбулис и Игорь Духовный,
бк пока промолчит. Мы будем внимательно следить за развитием процесса…
  

 
ezhednevnik-7

Из типографии «Автограф» гость отправился пообедать в ресторан «Сова», где его ожидали Александр Попов и Сергей Ефремцев из физико-математического лицея № 31, участники другого проекта, патронируемого Геннадием Бурбулисом. Это межрегиональное общественное объединение АНКОР – «Ассоциация новых конституционалистов России».

Предметом разговора стала книга Сергея Ефремцева «Твоя Конституция», которая, как выяснилось, уже готовится к печати…

Г. Бурбулис и А. Попов

Г. Бурбулис и А. Попов


Попов: Приветствую Вас, дорогой Геннадий Эдуардович! А Вы знаете, что хозяином этого ресторана является мой ученик, которого я учил математике, а он стал ресторатором. Впрочем, и тут без арифметики не обойтись.

Бурбулис: Здравствуйте и Вы, дорогой Александр Евгеньевич, я наслышан о ваших подвигах… на конституционной ниве, ведь молодой преподаватель вашего лицея Наталья Волокитина заняла третье место на конкурсе, приуроченном к 20-летию Конституции РФ. А еще мне известно, что ваш преподаватель литературы Сергей Ефремцев работает над книгой.

Попов: Рукопись готовится к печати, а автор уже думает над другими сюжетами, погружен в себя: он сейчас букварь пишет.

Бурбулис: Что за букварь?

С. Ефремцев

С. Ефремцев


Ефремцев: Правильный букварь. Сейчас у нас все буквари неправильные.

Попов: Мы пришли к тому, что надо две книги читать: Букварь и Конституцию. А на чтение третьей книги большое разрешение получать – в Москву ехать, просить, чтобы тебе позволили. Вот представьте: ты едешь в столицу за разрешением что-то почитать и сладостно предвкушаешь, что тебе еще что-то дозволят…

Бурбулис: А вот такой мальчишеский, но в то же время предельно серьезный вопрос: если мы осознаем, что Россия сегодня находится в опасном состоянии для духовного развития и методично культивируется платформа конфронтации, раскола… И так получается, что все известные типы мировоззрения и внутренней идеологии утратили какую-либо привлекательность, регулирующую роль для общества.

Возможно ли в рамках этой сознательно организованной толпы, а скорее всего, методично оформленной конфронтации, перенести разорванное сознание с акцентами на самоанализ и самооценку на другую, более ответственную перед поколениями площадку? Чтобы идея конституционности, базовых ценностей и жизненных смыслов – со временем, с процессом определенных работ, в разных социальных формах и институциях реализуемых – оказалась бы консолидирующей, объединяющей.
burbulis-popov-1
Другими словами, может ли Конституция, ее ценности, конституционализм стать той желанной основой для каких-то надежд на более или менее достойное будущее России на ближайшие десятилетия?

Ефремцев: В 1908 году был такой сборник «Вехи», в котором поучаствовали наши философы и государственники Николай Бердяев и Петр Струве. И ключевая мысль, даже скорее лозунг там прозвучал, который у нас сейчас не то что бы не популярен, а фактически позабыт: «Спрос с себя». Вот вы говорили о чем – что своих личных ошибок люди не видят, пытаются вне самоанализа естественно видеть ошибки других. По сути – понятно, тут центробежная сила какая-то подключается. Но как переломить это явление? В начале ХХ века сформулировали: «Спрос с себя». Вот поспрашивали-поспрашивали и – хлобысь! – семнадцатый год…

   И этот разговор продлился около двух часов.   

Гостя уже поджидала машина, чтобы доставить в редакцию областного радио в объятья очаровательной Натальи Карпенко.

ezhednevnik-7

Карпенко: Хочется поговорить по поводу «Дня России». Это такой праздник, что мне пришлось мужу два раза напоминать, что не надо идти на работу. И кажется, что примерно так все люди его и воспринимают. Конечно, спасибо родному государству за лишний выходной день. Но официальный праздник «День России» у нас как-то не приживается. И еще событие – в этом году 20 лет исполняется Конституции РФ. Как сейчас, по прошествии двух десятилетий, вы оцениваете в том числе и свое собственное творчество?

Бурбулис: Это наша душевная грусть – что «День России» вроде бы и праздник, а праздничного настроения мы в себе не чувствуем. Наверное, это наша общая беда и, может, даже вина. Потому что сам день 12 июня 1990 года в истории новой России – действительно уникальный день. Во-первых, тогда прошел Съезд народных депутатов РСФСР, который принял декларацию о государственном суверенитете России…

Карпенко: Так поначалу же и праздник назывался!

Бурбулис: Это был документ, который объединил на съезде практически всех депутатов: и демократов, и коммунистов, и представителей национальных республик, и промышленные группы депутатские – всех без исключения. Все потому, что сформировалось самосознание россиянина, он получил возможность реально себя ощутить носителем некой национальной целостности. Ровно через год, через тяжелейшие испытания, через разного рода потрясения, через референдум – мы 12 июня 1991 года впервые в тысячелетней истории избрали главу государства – Президента России. Причем выбор был демократический и всенародный. Это означало, что у страны, у республики появилась новая жизненная перспектива, с учетом всех накопленных идей и переживаний, на нормальную, достойную, свободную жизнь.

Карпенко: Откуда же столько разочарований через 20 лет?

Бурбулис: Более того, в последней главе Декларации прозвучало, что она «является основой для принятия законов, выработки новой Конституции Российской Федерации». Этот процесс конституционного творчества начался официально именно в такой форме 12 июня 1990 года. И через трагедию октября 1993 года, через тяжелейший политический кризис с грозящим военным мятежом, когда по Москве разъезжали на грузовиках неизвестно кого представляющие вооруженные группы людей, он воплотился в том, что конституционной комиссией съезда был подготовлен текст проекта Конституции. И опять же – впервые в истории страны в результате всенародного голосования он был принят.

Карпенко: Есть точка зрения в определенных кругах, что у нас Конституция не совсем легитимна, что она связана с расстрелом Белого дома и так далее. Как вы относитесь к подобной критике, которая продолжается уже два десятка лет? Хотя в историческом разрезе это не так уж и много…

Бурбулис: Очень важный и серьезный вопрос о легитимности Основного закона страны. Можно говорить о каких-то нюансах, о том, сколько человек проголосовало – но по законодательной базе, по которой эта Конституция принималась, она была и остается легитимной. Более того, кроме формально-правовой легитимности, существует еще более глубокий вид легитимности – это легитимность ценностно-мировоззренческая, когда с этим актом соглашается социум, общество. Философия и культура, общественное мнение и, в конечном счете, религиозные институции принимают это положение дел и освящают мировоззренческой, ценностной правомочностью.

Более того, Конституция легитимна и в том плане, что на ее основе уже 20 лет в стране формируются органы государственной власти, избирается парламент в виде двух палат, избирается глава государства – президент – и вообще осуществляется управление страной. Так что все, что за эти 20 лет в нашей стране происходило – и приятного, и грустного, полезного и вредного, – имеет свою юридическую и правовую первооснову в виде российской Конституции.

Карпенко: Конституция – это живой организм. И в большинстве стран, где действуют нормальные демократические законы, – в главный закон страны кое-какие поправки все-таки вносятся. Как вы оцениваете то законотворчество, которое было вокруг Конституции развернуто в последние годы?

Бурбулис: Есть такое понятие, как «процесс конституционного развития». И в Конституции он предусмотрен в двух базовых формах: это принятие федеральных конституционных законов и постановления, решения Конституционного суда. Сегодня, к сожалению, можно констатировать, что наше конституционное развитие деформировано, и мы имеем очень опасную тенденцию корректировки базовых форм Конституции прямого действия теми законами, которые сегодня принимаются Думой и одобряются Советом Федерации.

Карпенко: Например?

Бурбулис: Постоянная деформация базовой формы в том, что единственным источником власти в стране является народ, который реализует свое право быть первоисточником власти либо через референдум, либо через свободные выборы. В Конституции это понятие прямо утверждается: Свободные Выборы. А мы же имеем виртуозную попытку манипулировать этой самой свободой выбора.

В свое время мы отказались от мажоритарных округов, когда напрямую избиратели могли сделать свой выбор, получая своего представителя в Государственной Думе. Теперь субъекты федерации лишены права выбирать органы государственной власти самостоятельно на территориях. И тем самым большой деформации подверглась идея конституционного федерализма. К тому же власть сделала практически нереализуемой конституционное право о референдуме – настолько усложнен закон о его подготовке и проведении, что получается, что народ лишен права на свободное волеизъявление.

Наталья Карпенко

Наталья Карпенко


Карпенко: Мне кажется, что сегодня основная часть населения России достаточно спокойно относятся к манипуляциям, например, с выборным законодательством. Хотя люди понимают или догадываются, что самое необходимое присутствует в Конституции. Ну, например: у нас бесплатное образование и здравоохранение. Есть некая декларативность основ, но каждый из нас так или иначе сталкивается с тем, что данные статьи Конституции если и работают, то очень избирательно. В этом смысле – вы не считаете, что это рождает такое ироничное отношение к главному документу страны?

Бурбулис: Вы сейчас говорите о самой сложной, наверное, самой важной проблеме настоящего и будущего России. Речь идет о реальности конституционного мировоззрения, о том, чтобы преодолеть правовой нигилизм масс населения и цинизм чиновничества, институтов власти и управления. Вместе с тем мы все убеждены, что 20-летие – такой небольшой, но важный юбилей – создает хорошие предпосылки для того, чтобы осознать, что сегодня конституционное сознание и мировоззрение, ценности, нормы, которые закреплены в конце концов буквой закона, – становятся единственной основой для преодоления очень опасного раскола, разобщенности, конфронтации.

Карпенко: Агрессивности общества, которая все нарастает.

Бурбулис: И есть достаточно много в Конституции ресурсов, которые могли бы обеспечить конституционное единство, то, что я называю «конституционным консенсусом».

Преамбула Конституции включает в себя такие формулы: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, объединенный единой судьбой на своей земле, чтя память предков, завещавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, осознавая свою ответственность перед настоящими и будущими поколениями, признавая себя частью мирового сообщества, принимаем настоящую Конституцию».

2 статья: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдения и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».

21 статья: «Человеческое достоинство защищается государством. Ничто не может быть употреблено на его умаление».

И сегодня есть все основания для признания Конституции как сакрального текста, как «Гражданской Библии» российского общества, нашего населения. И мы обсуждали программу, как можно под аккомпанемент 20-летия принятия Конституции создать специальные практикумы в школах, вузах и начать фронтальную работу по конституционному просвещению.

Кстати, это вполне может совпадать с программой формирования «нового патриотизма» граждан России. Не патриотизма как болезненного утверждения нашей исключительности, мессианства, который производит имперский синдром из царских и советских времен – а конституционного патриотизма, который признает первой базовой ценностью – личность, человека – и указывает государству очень четко очерченное место и его границы. И который по базовым нормам и ценностям Конституции говорит о том, что у нас есть долговременная, на десятки лет, стратегия собственного развития. Это демократические, связанные с современной европейской цивилизацией базовые нормы и ценности.

Карпенко: Когда вы работали над Конституцией, то как в то время представляли себе страну лет через 20? Все-таки Конституция – это такой системообразующий документ. Вы довольны Россией, которая сейчас перед нашими глазами?

Бурбулис: У меня двойственное чувство. Думаю, что, несмотря на очень сложные испытания и внутреннего, и внешнего характера за эти годы, – у нас серьезные проблемы с исторической памятью. Мы не понимаем истоков испытаний начала ХХ века, не осознаем, что на самом деле произошло в 1991 году. Но в то же время я совершенно убежден, что Конституция при всех сложностях жизни была и остается основой нашей стабильности, хотя мы еще не сумели приблизиться к каким-то элементарным стандартам правового государства, верховенства права, культуры. Культ личности, культ человека, культ его прав и свобод не стал сегодня таким «исходным, сакральным знанием» на каждый день…

 
ezhednevnik-7

Далее путь Геннадия Бурбулиса лежал в «Российскую академию народного хозяйства и государственной службы», к ее директору Сергею Зырянову.
Кстати, эти два ученых мужа учились на параллельных курсах на философском факультете Уральского госуниверситета.

И вот между ними состоялось предметное обсуждение организационной и идеологической платформы АНКОР…

 
Бурбулис: Идея АНКОР состоит в том, чтобы создать устойчивое сообщество на позиции осмысленного демократизма. Она может быть по существу единственной программой на обозримые годы. Если мы ее будем делать системно, целенаправленно и постоянно, то она должна строиться по принципу сетевого межличностного сообщества. А это в конечном итоге может привести к конституционному консенсусу в России. Да, наверное, разногласия возможны всегда, но в стране нет ни одного пространства – социального, научного, интеллектуального, общегражданского, где не могла бы сложиться кристаллизация принципов АНКОР и их практическая реализация. Может быть, мы в ближайшее время соберем Клуб уральских политологов.

Зырянов: В следующий раз у нас сбор в Перми.

Бурбулис: И я там покажу, какая может быть внутренняя связь… Время-то идет, проблемы-то усугубляются! А методология и ответственность за их практическое решение не наращивается. И пока нет того стержня, на который можно было бы нанизывать все действия по определенному согласованному подходу. Учебные планы, курсовые работы, студенческие конференции… Очередной конкурс, который сейчас разворачивается, я хочу построить так, чтобы все номинации позиционировались на базовых ценностях и статьях Конституции. Например, конкурс социальных проектов мы тоже будем привязывать к подтверждению той или иной конституционной ценности.

Г. Бурбулис и С. Зырянов

Г. Бурбулис и С. Зырянов


Зырянов: Мне участие в конкурсе особенно интересно с точки зрения просветительской миссии.

И с другой стороны, не скрою, у меня утилитарный, прагматический интерес к этому есть: я готов поддержать любые форматы проведения конкурса, когда мы выходим на средние школы и взаимодействуем со старшеклассниками.

Для меня это профориентационная работа, разговор с потенциальными студентами.

Бурбулис: Чудесно! Надо брать регион и вспахивать эту пашню…

Зырянов: Мне в каком-то смысле повезло: я пять лет назад был в Кремлевском Дворце съездов, когда отмечалось пятнадцатилетие принятия Конституции. Хотя тебя я там не видел, а Шахрая видел…

Бурбулис: Да был я там, был…
 

Этот долгий разговор двух старых товарищей был прерван настойчивым звонком Владимира Богдановского, директора Челябинского краеведческого музея, который заждался высокого гостя.

ezhednevnik-7

 

   Кстати, прежде чем Геннадий Бурбулис и сопровождающие его лица поднялись на крышу музея, случилась весьма любопытная история знакомства с тяжеленным альбомом о последних десятилетиях ХХ века в фотографиях мастеров челябинского объединения «Каменный пояс». О, какие глубокие впечатления вызвали у всех гостей как бы ожившие картины нашего недалекого прошлого!

Да и
бк решил проиллюстрировать эту встречу не многословным комментарием, а просто фоторепортажем нашего корреспондента…
  

 

Г. Бурбулис и В. Богдановский

Г. Бурбулис и В. Богдановский

На крыше Краеведческого музея

На крыше Краеведческого музея


 

Вид Челябинска с крыши Краеведческого музея

 

Фоторепортаж Михаила Шевелева

 
 
 

Понравился материал?
Помоги сайту!
Яндекс-кошелек  
Яндекс-кошелек: 41001701513390
WebMoney  
WebMoney: R182350152197
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram