Бизнес и Культура

Один день в Албании

бк завершает публикацию путевых заметок
историка Владимира Боже
о том, как он провел
лето…

В начале семидесятых годов прошлого века подарили мне на день рождения транзистор «Сокол». Радости моей не было предела. Конечно, не «ВЭФ», но заберешься на короткие волны и через страшный треск и шумы вдруг услышишь новости столь пленительной в те годы рок-музыки. И хотя я уже тогда начал записывать какие-то альбомы битлов и криденсов на магнитофонную приставку «Нота», хотелось жить днем сегодняшним и знать, что происходит в роке в этот момент, а не позавчера. Поэтому с упорством токаря-универсала ловил микроны, перемещая колесико настройки радиоволн, желая получить более качественный звук и интересную для меня информацию. Но прямо скажу, сделать это удавалось мне редко. Эфир был густо населен разными радиостанциями.

Особенно не любил я одну из них, которая своей оголтелой пропагандой затмевала даже китайцев. «Говорит Радио Тирана», – звучало из транзистора, и если я не успевал тотчас переместиться на другую волну, то был обречен услышать несколько нудных сентенций о происках «советских ревизионистов». Переместившись по радиоволнам, я облегченно вздыхал, считая, что мешавшая мне закавыка позади, но тут же снова звучало: «Говорит Радио Тирана». Нетрудно догадаться, что я думал в то время по поводу этой радиостанции и злосчастного города, в котором она находилась.

Прошли долгие годы. Учеба в университете, книги, газеты, телевидение дали мне некоторую информацию об Албании, ее столице Тиране и престарелом албанском лидере Энвере Ходже. Но стоило мне соприкоснуться с албанской темой, как в моей голове, прежде всего, воскресали не эти сведения, а противный женский голос и неизменное: «Говорит Радио Тирана». Но в этом году случилось событие, изменившее мое отношение к этой стране.

Албания. Город Круя

Албания. Город Круя


Отдыхая в Черногории, я узнал, что из Будвы можно съездить на однодневную экскурсию и посетить сразу два албанских города Шкодер и Крую.

Посовещавшись с женой, мы решили – едем. Тем более что въезд для россиян в Албанию на летний период уже пятый год подряд – безвизовый. Сегодня страна стремится стать членом Евросоюза и ее руководители надеются, что это произойдет в 2014 году. Тогда потребуется шенгенская виза, а это лишнее время, суета и деньги. Поэтому грех было не воспользоваться возможностью вот так, без дополнительного оформления документов, посмотреть еще одну страну.

Ранним утром мы садимся на туристический автобус и едем по хорошо знакомой дороге Святой Стефан – Петровац – Бар в Албанию. Мария, экскурсовод, эмоционально, с любовью рассказывает о «маленькой, но очень красивой Черногории» и готовит нас к предстоящей экскурсии по Албании. Она дает самые общие сведения и говорит, что там нас будет сопровождать другой гид – албанец Гзим, очень квалифицированный, но гордый, как все албанцы, поэтому его надо слушать не прерывая, а все возникающие вопросы задавать потом.

Перед границей Мария снова предупреждает: «Сейчас будем проезжать границу, не знаю, как сегодня будет, как поведут себя пограничники, захотят ли осмотреть наш автобус или нет. Поэтому давайте ваши паспорта. Бывает, что и этого достаточно». Все это немного напрягало. Но… в тот день албанские пограничники были добры и ленивы. Осматривать автобус не пошли, отметки в паспорте делать не стали. И вот наш автобус едет по Албании…

Общие сведения об Албании

Территория Албании заселена с глубокой древности. В период античности здесь жили иллирийцы – индоевропейские народы, заселявшие западную часть Балканского полуострова.

В соответствии с мнением лингвистов название страны происходит от иллирийского olba, что означает селение, населенный пункт. Самоназвание у албанцев другое – Shqiperia, что можно перевести как Страна орла или (как более романтично перевел экскурсовод Гзим) Страна орлов.

Язык не похож ни на один из европейских и является единственным живым языком иллирийской группы. Это вызывает неоднозначную реакцию у иностранцев.

Так, туристы, решившиеся посетить страну без сопровождающего, сталкиваются с реальными проблемами, поскольку признанный в мире английский здесь мало кто знает, а албанские слова ничего по созвучию европейцу не напоминают. Поэтому, где находится автозаправка или обменный пункт, приходится объяснять буквально на пальцах.

Название страны происходит от иллирийского olba, что означает селение, населенный пункт. Самоназвание у албанцев другое – Shqiperia, что можно перевести как Страна орла. Язык не похож ни на один из европейских и является единственным живым языком иллирийской группы.

Тут можно предположить, что интернетовский олбанский язык – явление не случайное. И дело не в албанцах, которые не хуже и не лучше других народов на этой планете, а в трудности понимания языка без его специального изучения.

Но мне натуральный албанский язык показался красивым. Экскурсовод Гзим, выпускник филологического факультета университета Тираны, прочитал на албанском языке стихотворение и спросил: «Какой язык это вам напоминает?»

Мне он показался похожим на романские языки. Такой же плавно льющийся, без каких-либо гортанных и шипящих звуков. Сидя в автобусе, мы попытались выучить кое-что на албанском языке, слова «здравствуйте» (мирдита), «спасибо» (фалимэндерит) и выражение «Сколько стоит?» (сакуштэ).

Албания – географически интересная для туристов страна, ее омывают Адриатическое и Ионическое моря, в курортных районах – субтропический климат. Много древностей. Уровень жизни невысок, что для туристов не вопрос, цены соответствуют этому уровню, а стало быть, если вам что-то надо купить, то можно куда дешевле, чем в странах с высоким уровнем жизни.

Албания – небольшая, ее площадь 28,7 тыс. кв.км. (Для сравнения, площадь Челябинской области – 88,5 тыс. кв. км.) На 2011 год, по российским данным, в ней проживало чуть более 3 млн. человек. По сведениям от Гзима, чуть меньше – 2,8 млн человек (в нашей области проживает около 3,5 млн человек). Население в Албании однородное, преимущественно албанцы (95% от числа всех жителей), хотя есть и небольшие группы греков, цыган, черногорцев, сербов, македонцев…

Как самостоятельное государство Албания существует с 1912 года. Первоначально она была республикой, а с 1928 года – монархией. С 1944 по 1991 годы у власти находились коммунисты (Албанская партия труда). То есть современный исторический и бытовой опыт албанцев схож с нашим.

Бункер времён Энвера Ходжи

Бункер времён Энвера Ходжи


Энвер Ходжа, правивший Албанией с 1944 по 1985 годы, был большим поклонником Сталина, поэтому Албания, как и СССР, знала и культ личности, и репрессии, и колхозы, и политическую борьбу в виде физического устранения оппонентов, и борьбу с религией.

После того как Хрущев выступил с разоблачением культа личности, Ходжа порвал отношения с СССР. В Албании продолжали отмечать день рождения и день смерти Сталина, издавались его труды, до 1990 г. в стране был город, носивший имя «вождя народов», – Сталин (ныне Кучова).

Ситуация в Албании усугубилась после того, как в Китае умер Мао и его сторонники в борьбе за власть потерпели поражение. После этого Ходжа объявил и китайское руководство ревизионистским. Последовавшая далее полная изоляция страны вредно сказалась на всех сторонах жизни. Сегодня Албания – беднейшая страна Европы. По объему ВВП она делит предпоследнее, 131 место с Боснией и Герцеговиной и опережает только Молдову, притом, что в Албании есть месторождения нефти, газа, угля, хрома, никеля и других полезных ископаемых.

Здесь высок уровень безработицы. По российским источникам, он достигает 10-15% трудоспособного населения, а по сведениям экскурсовода Гзима – более 30%. Политическая жизнь Албании переживает подъем. С 1990 года– многопартийная система. В выборах в парламент, прошедших в июне 2013 года, на 140 парламентских мест претендовало 66 политических партий.

Отношение албанцев к России и российским туристам дружелюбное. Денежная валюта Албании, лек, довольно дешев – 1 евро соответствует 140 лекам.

С 2009 года страна – член НАТО, тогда же Албания официально заявила о желании войти в состав Евросоюза. Денежная валюта Албании – лек, который состоит из 100 киндарок. Лек довольно дешев – 1 евро соответствует 140 лекам.

Проблема для туристов, прибывающих в Албанию на один день, в том, что на обменные пункты не попадаешь, поэтому что-то покупать приходится так, чтобы продавец не должен был сдавать сдачу. Албанцы с удовольствием берут евро, но сдача у них часто только в албанских деньгах, а это, как говорится, на большого любителя-нумизмата или для тех, кто намерен что-то еще купить.

Отношение албанцев к России и российским туристам дружелюбное. Поэтому некоторые опасения, имевшиеся до поездки, к моему удовольствию, не оправдались.

Шкодер

Въехав в Албанию километров на десять, мы оказались у Шкодера, первого туристического объекта программы. Это четвертый по величине город (217 тысяч жителей) и ему, страшно сказать, около 2500 лет. Он основан в IV веке до нашей эры иллирийцами. Но визуально об этом мало что говорит.

Вид из автобуса на г. ШкодерНа улице г. Шкодера

Название города, звучащее на сербском языке как Скадар (сразу вспомнилось пограничное албанско-черногорское Скадарское озеро из туристических проспектов), местные лингвисты производят от латинского слова scutarii– защитники. Относится оно будто бы к римскому легиону, разместившемуся здесь в 168 году до нашей эры.

Для меня эта версия показалась не убедительной, но защитники так защитники. Главное, чтобы местных жителей такая трактовка устраивала.

Стоянка транспорта в Шкодере

Стоянка транспорта в Шкодере


Автобус неспешно проезжает то по одной, то по другой улице Шкодера. И взору предстают и красивые отреставрированные исторические постройки прошлых эпох (по стилистике я отнес бы их к XIX и началу ХХ в.), и обшарпанные многоэтажки, напоминающие наши советские времена. Гзим старается отвлечь от них внимание, показывая памятник американскому президенту Джорджу Бушу, побывавшему в Албании в 2007 году, или объясняет, почему на албанских улицах много велосипедистов.

Якобы это связано с тем, что во времена Ходжи автомобили имелись только у партийных бонз, на всю страну было что-то около 1000 авто. Асфальтовые дороги были без особой надобности. Поэтому жители освоили и полюбили велосипед.

Шкодер. Популярный транспорт

Шкодер. Популярный транспорт


А когда власть коммунистов осталась в прошлом и наступили новые времена, албанцы стали покупать заграничные автомобили, преимущественно подержанные. Но из-за плохих дорог они разваливались через два-три месяца.

Меньше других тому были подвержены мерседесы. В связи с чем, по мнению местных обывателей, именно «Мерседес» олицетворяет лучшую в мире автомашину и именно поэтому их на дорогах Албании значительно больше, чем автомобилей других марок, в чем мы убедились, прогуливаясь по городу. Множество велосипедов, а если автомобиль, то именно мерс, мечта албанца.

Наш автобус останавливается и мы идем осматривать католический кафедральный собор, освященный в честь Св. Стефана. Это самый большой католический храм в Албании. Заходя в него, я думаю о том, что странная все-таки эта страна. После косовского инцидента я был почти убежден, что все албанцы – мусульмане, а тут памятник Бушу (а в исламе вроде бы людей изображать запрещено) и этот внушительный костел, а невдалеке еще один…

«А почему вы решили, что Албания мусульманская страна? Около половины населения – неверующие. В оставшихся 50% мусульмане составляют примерно процентов 35.»

Чуть позже я задам вопрос Гзиму и он удивится: «А почему вы решили, что Албания мусульманская страна? Около половины населения – неверующие. Это связано с политикой коммунистов. В 1967 Ходжа объявил Албанию первым атеистическим государством в истории, поэтому всякая религия преследовалась, и конфессии активно стали развиваться только после 1991 года.

В оставшихся пятидесяти процентах албанцев, по опросам, мусульмане составляют примерно процентов 35, затем идут католики и православные».

В самом Шкодере католики оставляют большую часть населения.

Заходим в собор, он просторный, с рядами деревянных скамеек, с красивым потолком. Слева у входа стоит бронзовый бюст папы Иоанна Павла II, который в 1993 году посетил с пастырским визитом Албанию. Как рассказывал Гзим, собралось огромное количество людей. В костел, несмотря на его размеры, было не пройти.

Шкодер Собор Св. Стефана

Шкодер Собор Св. Стефана


Легендарная Мать Тереза, несмотря на свою фантастическую популярность в Албании, находилась среди большого скопления людей около костела. Согласно бытующей легенде, Иоанн Павел II, выйдя из костела и увидев монахиню, подошел к ней и спросил, почему она не прошла в храм. И будто бы мать Тереза ответила: «Я – албанка и всегда со своим народом».

Сегодня в костеле Св. Стефана, слева от алтаря, размещен портрет матери Терезы, причисленной в 2003 году католической церковью к лику блаженных. В Албании почитание матери Терезы (1910-1997) значительно шире ее церковного почитания, оно – государственное.

Алтарь собора Св. Стефана в ШкодереИнтерьер собора Св. СтефанаУголок матери Терезы в соборе Св. Стефана

Ее именем названы улицы, ей поставлены памятники. Больница и международный аэропорт в столице Албании Тиране также носят ее имя. Этому не помешали ни происхождение (албанкой являлась только ее мать, а отец был валахом – македонским румыном), ни католическое вероисповедание, ни то обстоятельство, что в Албании она никогда не жила.

Битва Архангела Михаила с сатаной

Битва Архангела Михаила с сатаной


Родилась в Македонии, откуда в восемнадцатилетнем возрасте перебралась в Ирландию, где приняла монашеский постриг и стала членом ордена «Ирландские сестры Лорето». Именно этот орден направил мать Терезу в Индию, где и прошла вся ее последующая долгая жизнь и где она похоронена.

В соборе Св. Стефана обратила на себя внимание скульптура «Битва архангела Михаила с сатаной» и картины духовного содержания, как нам показалось, не очень высокого художественного уровня.

Впрочем, не будем настаивать, у нас не было времени, чтобы внимательно их рассмотреть.

Не пробыв и пятнадцати минут в соборе, мы покинули его и пошли вслед за Гзимом по улицам.

Прогулка как будто возвратила меня в советскую эпоху конца 80-х – начала 90-х годов. Новые современные постройки (например, мечеть, построенная арабами) и тут же руины старых домов, с обвалившейся штукатуркой, с разбитыми окнами, из которых на улицу высыпается мусор; уличная торговля с товаром, расставленным на асфальте; нищие и попрошайки в большом количестве; редкие запущенные памятники коммунистической поры. И новые – с претензией на авангард. Например, пучок труб, установленных вертикально, и надпись «Демократия».

Пользуясь случаем, спросил у Гзима, много ли памятников Ходже раньше было в Албании и много ли их сейчас? «Много, – отвечает экскурсовод,– но сейчас все снесены». Подходим к памятнику матери Терезе. Особым разнообразием памятники в ее честь не отличаются. Что в индийской Калькутте, что в Шкодере – согбенная старица, грустно взирающая на мир.

Скульптура матери Терезы в ШкодерКатолический храм  в ШкодереАлбанский полицейский

Стоящий невдалеке полицейский подзывает меня к себе, и я, думая, что он хочет, чтобы я его сфотографировал, устремляюсь к нему. Фотографирую. Однако звал он меня не за этим. Взяв под руку, он разворачивает меня и показывает на спрятавшийся между домами католический храм. Снимаю и его. А между тем наша группа уже загружается в автобус. Не пожелали туристы самостоятельно побродить по суровому Шкодеру. Гзим немного расстроен. Но что поделаешь? В туризме, как и в торговле, клиент всегда прав.

В Челябинске мне довелось провести по городу не один десяток экскурсий. Тут главное не заморачиваться. Не всегда то, что важно для нас, интересно и значимо для гостей.

Пожилая албанка в национальном костюме (в центре)

Пожилая албанка в национальном костюме (в центре)


С другой стороны, обратившись к Интернету уже дома, я с удивлением обнаружил, что в Шкодере действуют исторический музей, художественная галерея, а его главной достопримечательностью считается Шкодерская крепость, которая «несмотря на многочисленные разрушения и перестройки, хорошо сохранилась». Ничего этого нам не показали. Почему? Наверное, чтобы был повод еще раз сюда приехать.

Наш автобус снова в пути. Пейзажи в его окнах бодро меняются, впереди нас ожидает еще один албанский город и, может, там будет все по-другому. Ну а пока мы еще не добрались, Гзим развлекает нас рассказами о том, что мы видим вблизи от дороги и что осмотрим, прибыв в Крую, второй албанский город. А видим мы бункеры. Вспоминаются доты и дзоты Второй мировой войны.

Ходжа, разругавшись со всеми, ожидал приближения войны и готовился к ней. В Албании было построено по разным оценкам от 500 до 700 тысяч укрепленных точек. Как говорит Гзим, себестоимость строительства каждой сопоставима с ценой однокомнатной квартиры. Сегодня потихонечку бункеры начинают убирать, но все хлопотно и дорого. Бетон же, а потому пытаются приспособить эти сооружения для разных хозяйственных нужд…

Глядя на бункер, подумал о своем, об историческом. Пройдет несколько сот лет, сотрется память об этом безумном албанском эксперименте, разроет какой-нибудь археолог такой бункер и будет думать, что за вавилонский зиккурат такой и для чего его люди строили?

А Гзим уже начал новый рассказ о том, что в Круе можно будет увидеть памятник Скандербегу (ок. 1405-1468), народному албанскому герою, наверное, самому популярному в стране. Рассказывая о судьбе Скандербега, Гзим так и называл его «наш национальный герой». Вспомнил, что есть «очень хороший» советско-албанский фильм,ему посвященный, посоветовал, если представится случай, купить коньяк «Скандербег». Под эти речи мы и въехали в Крую.

Круя

Город Круя

Город Круя


Городок Круя оказался совсем непохожим на Шкодер. Он находится в 32 км от Тираны, столицы Албании. В нем проживает 16 тысяч человек. Рядом горы Скандербега, не очень высокие, но и не низкие – в максимуме достигающие 1400 метров.

По времени возникновения Круя значительно моложе Шкодера, но и ее возраст стремится к 1000 лет. Симпатичный, по-человечески теплый горный городок. Объекты осмотра соответствующие: этнографический музей, традиционный албанский базар и в завершение – посещение ресторана.

Мне, как музейщику, интересно было посмотреть албанский музей. Что сказать? Музей в Круе – это попытка создать историческую реконструкцию культурной среды албанцев. Много подлинных экспонатов, есть довольно любопытные.

Но пройдя две-три комнаты, я начал скучать. Уж больно однотипно. Этакое открытое хранение фондов в естественной среде. Любопытно, что у нас традиционно принято скрывать в, например, маркировку, в албанском музее было выставлено напоказ. От этого страдали и эстетика, и смысл. Мне не хватало образов, которые бы дали возможность понять место предмета в среде, фотографий, рисунков, реконструкций.

Круя. Этнографический музей. Рекострукция жилой комнатыКруя. Этнографический музейЭтнографический музей в Круе. Детская

Я вышел на улицу. Совсем рядом располагался базар – тропинка, по обе стороны которой раскинулся музей, точнее сказать, выставка – продажа антиквариата и предметов для туристов. Машинка «Зингер», музыкальные инструменты от трубы до гитары, военная форма эпохи Энвера Ходжи и каски периода Второй мировой войны, бронзовые бюсты Скандербега и аляпистые глиняные портреты матери Терезы с какими-то текстами, видимо, изречениями.

Около них стояли или сидели мужчины и женщины, желающие все продать. «Господин. Сребро. Ручная работа. Недорого», – вдруг услышал я из глубины лавки, но не вошел, а ускорил шаг и направился к кусочку дикой зелени, где занялся привычным для себя делом – фотографированием жучков и бабочек. А потом был ресторан, и юркие албанские ребята меняли тарелки, опустошаемые мной, а я с удовольствием потягивал сладковатый коньяк «Скандербег».

Круя. Памятник СкандербегуКруя. Вывеска бара-ресторана

Выйдя из ресторана, мы поспешили и самостоятельно смогли посмотреть и сфотографировать памятник Георгию Кастриоти, сиречь Скандербегу. Конный. Эффектный. Запоминающийся. Сооружен в 1959 году. Автор – скульптор Я. Пачо. Будь я на месте Гзима, обязательно бы показал его всей группе, – вполне достойное произведение монументального искусства, по художественным достоинствам явно не уступает памятнику матери Терезы в Шкодере.

Когда мы вернулись к ресторану, группа усаживалась в автобус. Всю дорогу до Будвы я думал о сложных чувствах, пережитых мною в Албании. С одной стороны, теплый прием, тысячелетняя история, умный гид, с другой – ощущения тревоги и боли, которые будто висят в воздухе.

Руины Круи.  На заднем плане - Музей Скандербега

Руины Круи. На заднем плане — Музей Скандербега


Албания – древняя страна, но после всех пережитых ею исторических катаклизмов и отрыва от мира жители испытывают чувство неуверенности и пока не понимают своего места. Видимо, поэтому они пытаются опереться на признанные в мире авторитеты – на ту же не очень албанскую мать Терезу или Скандербега… Как будто бы и не было больше никаких значительных албанцев на матушке Земле.

От этой неуверенности, наверное, идут попытки Гзима посчитать всех албанцев в мире и представить себе, какой бы была Албания, если бы все эти люди жили в родной стране. От этого и желание албанцев присоединиться к НАТО или Евросоюзу, просто они боятся снова оказаться в изоляции.

Уютный автобус въезжает в «маленькую, но очень красивую Черногорию». За пограничным пунктом осталась Страна орлов. А я думаю о том, как здорово, что к беззаботной радости Монтенегро мы добавили разнообразные эмоции от знакомства с Албанией.

Поездка стала более интересной и глубокой…

Владимир Боже (фото автора)

 

Шкодер. Встреча на улице
Новое здание мечети в Шкодере
Нищие. Шкодер
Базар в Круе
Руины крепости Круя
Велосипедисты в Шкодере
Скандербек (медальон). Круя
Албанские сувениры

 
 
 

Понравился материал?
Помоги сайту!
Яндекс-кошелек  
Яндекс-кошелек: 41001701513390
WebMoney  
WebMoney: R182350152197
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram