Бизнес и Культура

Николай Кондратенков: один из первых

Первые – всегда люди-легенды.
Воспоминания о тех временах, когда ты стоял у самых истоков, остаются навсегда. Они не просто возвращают в прошлое – они возвращают молодость.
Николай Кондратенков – наш первый после Хариса Юсупова мастер спорта СССР по самбо (30.11.1966 г.).
В январе 2014-го Николай Ильич отметил 75-летие, и о годах, связанных со спортом, вспоминает с нежной грустью…

Коротенько о себе

Сам я смоленский, из деревни. В оккупации жил и, хотя маленький был, кое-что помню. Как все мальчишки, в детстве любил бороться. На уровне инстинктов, конечно, – в живот, к примеру, пнуть… Но сверстников из соседней деревни наши побеждали всегда.
kondratenkov-1
Окончил семь классов, работал в колхозе. У одного моего знакомого дядьку раскулачили и сослали куда подальше, в уральский городок Усть-Катав, и он забрал туда своего племянника, потом моего брата, затем еще нескольких наших ребят туда взяли, в том числе и меня. Так я попал на Урал. Работал сварщиком на заводе Кирова.

Борьбой занялся, по сути, случайно. Вернулся домой из армии парень один, моряк, он-то и рассказал нам о классической борьбе, организовал занятия. Я пошел сразу, занимался года полтора, как-то пошло у меня – я там всех укладывал. Оно и понятно: я рано начал работать – косить, пахать, молотобойцем был. То есть физически был очень крепкий. Конечно, не было никакого опыта, никакой техники. Так вот и началась моя спортивная жизнь.

Потом в армию ушел, в 20 лет. Служил на Байконуре, участвовал в запуске ракет, космонавтов. Однажды даже поздоровался за руку с главным конструктором Сергеем Павловичем Королевым. Меня звали после армии на сверхсрочную, да и в Ташкентский институт физкультуры тоже приглашали… Но я в Челябинск уехал. Из армии ушел, потому что анархист по натуре – ни командовать не любил, ни подчиняться.

О спортивной карьере

Первые соревнования, в которых я участвовал (1957-1958 годы), – это была «классика», классическая борьба. Еще юношей я два раза участвовал в первенстве Челябинской области. Первый раз проиграл, во второй даже третье место занял.

В армии спортом занялся поосновательнее. Нас, борцов, было трое – самбист, классик и вольник. Мы стелили мат и боролись – и по классике, и по самбо, и по вольной борьбе. У нас в гарнизоне был ученик Анатолия Харлампиева – отца-основателя самбо. Он нас и тренировал. Мы выиграли первенство гарнизона, потом нас повезли на первенство Туркестанского округа в Ташкент, где меня ввели в состав сборной округа для выступления на первенстве Советской Армии по самбо. А затем на Украине проводилось первенство ракетных войск…

Полвека прошло

Полвека прошло


После армии приехал в Челябинск, к сестре, стал искать, где есть самбисты. Оказалось, в «Динамо». Прихожу туда – а там Юсупов. Они как раз собирались на первенство милиции. Комнатушка там маленькая, маты лежат… Начал заниматься с ними. Как самбист я был опытнее и технически более подготовлен, чем ученики Хариса, поскольку он сам пришел из «классики», ему было непросто приноравливаться к другой виду борьбы.

Но со спортом с тех пор я был прочно связан. Хотя борьба тогда не котировалась так, как сегодня. Выполнил норматив мастера спорта СССР по самбо, трижды становился чемпионом СССР среди сельхозвузов, девять раз выигрывал чемпионат Челябинской области по самбо.

Смешного много было. Помню, в Коркино на соревнованиях… С одной стороны – тяжеловес выступает, именитый, с другой – неизвестный публике спортсмен. Судья его представляет, наклоняется, полушепотом спрашивает: «У вас какой разряд?» Ответ потрясающий: «Седьмой – слесарем в гараже работаю».

Потом стали мы конкурировать как тренеры. Юсупов тренировал в «Динамо», а на ЧТЗ был один из самых первых тренеров по самбо – Сумный. На первенстве города и области нашими главными противниками были «динамовцы» и команда ЧПИ. Юсупов, кстати, был единственным освобожденным тренером. Я тренировал команду ЧИМЭСХ — неоднократного призера первенств вузов. Подготовил более 30 спортсменов 1-го разряда, шестерых кандидатов в мастера спорта и двух мастеров спорта СССР по самбо.

Об уходе из спорта

Последний раз я выступал в Тбилиси, на первенстве сельскохозяйственных вузов и, между прочим, выиграл. Мне было около 29. Год примерно 1968-й. И все, я завязал. Почему завязал? Нет, не в травмах дело. Ну, травмы были у всех, конечно. Растяжения, плечо, голеностопы, ребро сломано, переломы… Честно говоря, так получалось, что выступал я всегда не в форме.

Девушки ЧИМЭСХ. Они любили тренера

Девушки ЧИМЭСХ. Они любили тренера


А причины ухода из спорта – морального порядка. Я тогда уже работал в ЧИМЭСХ, тренировал студентов, и с местным начальством случались у меня конфликты. Я был сильнее многих, мои ребята выполняли спортивные разряды, ездили на соревнования – наша команда на первенствах сельхозвузов СССР ниже пятого места никогда не опускалась. В Тбилиси в 1971 году команда ЧИМЭСХ заняла третье место, а я стал чемпионом. Вернулись – попросил наградить ребят. И началось…

В общем, я все бросил, ушел в горсад тренировать. Оттуда перешел в «Динамо». Тренировал девчонок. Когда приехали кубинцы, я своих собрал, человек двадцать, там незаметно снимали броски моих девиц…

Потом меня стали снова звать в ЧИМЭСХ. А за два года моего отсутствия там все развалилось. Но уговорили, вернулся я, снова все поднял – и опять разногласия начались. Я бросил уже окончательно. Потом, когда уже все отболело, я стал спокоен. Но поначалу было не так просто – ведь столько было вложено сил… Это было уже в 77-м примерно.

О Харисе Юсупове

В первый раз я увидел Юсупова на областных соревнованиях по классической борьбе, году в 1958-1959-м. Как сейчас его помню: в зеленом трико, крепкий такой башкир, просто красавец. Это уже была элита, своего рода кумир. Он был «классик» чистой воды, выступал в тяжелом весе (а это было редкостью тогда). Второй раз я его встретил в Москве, он выступал за Уральский военный округ, а я за Туркестанский.

В 1965-м поехал я на соревнования на первенство РСФСР, где вошел в тройку призеров – и всё, я мастер спорта. Юсупов, помню, шутил: «Вот Кондратенков – первый мастер спорта в Челябинской области… Но… после меня…»

Он вообще был очень интересный человек. И комфортный. Кажется, он учился в музучилище, всегда любил петь. Компанейский человек. И было у него такое ценное качество – он уже стал большой спортсмен, очень знаменитый, но у него не было мании величия. Никогда! Это его главное качество. Должен подчеркнуть: можно легко пройти огонь и воду, но медные трубы… Вот это сложно. Перед ними не каждый устоит. А Харис сумел! И у него никогда и ни к кому не было какой-то злобы, никогда, даже по отношению к соперникам.

С Юсуповым в Дубне 1964 г.

С Юсуповым в Дубне 1964 г.


Мы все сначала в самбо, потом в дзюдо боролись. Но именно Юсупов первый понял: в самбо – движение, динамика, перспектива… И переход в дзюдо связан тоже с именем Юсупова. Он очень тонко умел нащупать момент, когда надо меняться. Именно поэтому из классики он ушел в самбо, из самбо – в дзюдо. Потом был момент – он кафедру возглавил в институте физкультуры. Но быстро почувствовал: не его это. Для него главное – быть всегда в движении, потому и ушел с кафедры: по его убеждению, лучше – в зал.

Такая вот судьба. Когда ушел из классики – на него обижались: мол, совершил предательство. А для него всегда двигаться вперед – своего рода кредо.

В самбо в «Динамо» сложился нормальный коллектив, пошли хорошие результаты. Юсупов пробивал и организовывал поездки на соревнования. Я бы не сказал, что он «крутой менеджер», как сейчас говорят. Нет. Он был более гибким. Сначала перешел в самбо из классики – и увел оттуда все самое лучшее. Пошло дзюдо – и он увел лучших из самбо. Он всегда тонко чувствовал перспективы.

Очень тяжело было ему доставать деньги, чтобы посылать ребят на соревнования. Но он умел это делать – его из одной двери выгонят, он в другую… Сложность была в том, что классики уже имели авторитет и медали, а мы нет.

Организация, привлечение финансов – у Юсупова было своего рода экономическое мышление. Оговорюсь: исключительно с точки зрения результатов, а не набивания карманов.

О легендах спорта

После нас с Юсуповым третьим мастером спорта стал Алик Никишин – талантливый, технически очень одаренный, хорошо лепил подхват. Был в нем, правда, привкус «уличности», хотя и не очень заметно, но этим, кстати, все грешили. Потом дали звание Толе Комелькову и Саше Брюханову. Имен громких в единоборствах у нас было много!

С Владимиром Сидоровым

С Владимиром Сидоровым


У Юсупова был талантливейший мальчишка – Витя Мосейчук. Самый талантливый! Харис был вынужден его «подавать», рекламировать. Мосейчук был гибкий, чуткий, но морально еще не окреп. Поэтому-то он и не выдержал внимания – замастерил рановато, не успел выложиться полностью. И как-то потерялся. А был очень способный!

Гена Ившин – это был сгусток силы, он никогда не мандражил, боролся как лев, хороший парень! Валера Двойников – из Озерска, не наш. Юсупов возил его на соревнования. Двойников давил силой – этакий костолом. И физически здорово подготовлен, достаточно сильный и способный парень. Виктор Бетанов – не из наших, родился в Белоруссии, жил на Кавказе, его Харис к себе в институт устроил. Высокий, рослый. Но не выложился он полностью, на мой взгляд.

Гриша Веричев. Он из Свердловска приехал. Сталкивался я с ним – у меня был борец в его весе, но у моего не было жесткости. Гриша был сильнее, выигрывал. Харис создавал ему все условия, пестовал его. Гриша – один из талантливейших его учеников. Но устоять против медных труб Веричев не смог. Прилипал у него было много, и пошло-пошло… Он попросту сгорел. Считаю: если молодой сильно высоко взлетает, то нередко быстро сгорает. Это мое мнение. Гриша мог бы до 35 лет бороться. Но – увы!

О преемниках

Александр Миллер – это совсем другой уровень подготовки тренера. Но в какой-то степени он может считаться преемником Юсупова на тренерском поприще. А Харис заложил мощнейший фундамент! Трудно кого-то рядом с ним поставить. И самое главное в нем – он сам готовил чемпионов. Это сейчас ищут и приглашают способных спортсменов из других мест, чужих, а Юсупову надо было все самому, своими руками, своим талантом, своим характером делать. И для нашего поколения почти его ровесников стать не просто Харисом, а Харисом Мунасиповичем. Есть такая истина: чтобы быть сильным – надо с сильными бороться. Мудро сказано!

О соперниках

Кавказцы – народ особый: у них нутро истинно мужское, сильное. Потому-то их так много в борцовских видах спорта. Встречался я с ними: с грузинами, дагестанцами и т.д., не раз выигрывал у них. Они буквально рвутся в бой, но когда ты их помотаешь основательно, они несколько стихают. Но отмечу: они умеют искренне уважать достойных соперников. В них мужское начало сильнее заложено и внутренняя дисциплина очень мощная, у нас как-то все разбросанно…

О смене приоритетов

Наблюдал я студентов в секциях. Сначала набирал человек по сто – потом часть отсеивались. Из сельской местности ребята приходили – тощие, неухоженные, но была в них такая воля, такое стремление научиться побеждать! Потом пошли более откормленные, сытые – и воли в них было уже куда меньше. Чуть парень подустанет – и все, воли никакой нет, занятия забрасывали. Казалось бы: докажи, тренируйся – ни в какую! И таких стало постепенно все больше и больше. Увы, но сытость и откормленность с волей не совместимы.

Нас много, и без тельняшек

Нас много, и без тельняшек


И второе. В наше время не было лозунга «Бери от жизни все!» – не было в нас жажды наслаждений и развлечений. Может, потому что и возможностей таких не было, да и время суровее было. Танцы посещали, конечно, – в клубе или во дворце. Сейчас же развлекательные заведения – на каждом углу, сплошь и рядом. А ведь если у человека нутро еще не устоявшееся – его и разложить легко.

В наше время, например, о существовании наркотиков даже не подозревали. Мы тогда не понимали, как много в нашей жизни хорошего. В институте было 30 кружков, возможности развиваться были: хоть музыка, хоть спорт – выбирай что хочешь! Сейчас нету ничего!

Пусть не обижаются на меня нынешние спортсмены, но… Если раньше ребята выходили бороться – они действительно горели на ковре. Наблюдать за схваткой – это было величайшее удовольствие. Потом пошли совсем другие люди, их борьба стало какой-то вялой. И мне стало неинтересно смотреть эти схватки. Совершенно!

Главное в спортсмене – воля, дух, раньше дух руководил телом. А сейчас у большинства тело рулит духом…

О спорте и деньгах

Харис все, что доставал, тратил только на воспитанников. А сейчас смотришь: и машинки стали себе покупать, и домики строить. Накопления материальные повлияли и на то, что раньше в соревнованиях сильные участвовали – сейчас же стараются «своих» засунуть, протолкнуть. Что, у нас разве талантливых людей в спорте не хватает? Биатлон вон шлепается…

Отсюда все поперло. Как только в борьбу вмешались деньги – так и мастеров начали «клепать». Договаривались между собой: мол, у твоего звание уже есть, пусть он ляжет – мой мастера получит. Делячество, к сожалению, не миновало спорт. Как только пошли деньги – так все и испортилось.

Не терплю чистоплюйства, был у меня случай – попросил меня один: проиграй мне, ты же уже мастер. Не буду вдаваться в подробности, как я отказался от победы, до сих пор жалею – не стоило на поводу идти, не стоило так поступать.

Я вообще считаю, что не надо ломать себя, не надо лезть на рожон – надо выложиться до конца, а для этого надо характер иметь.

А я ушел непобежденным.
 

Текст записала Татьяна Логачева

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v