Бизнес и Культура

Первая Госдума России 1906 года. Какая Госдуме предстоит работа

бк представляет второй раздел из книги «Первая Российская Государственная дума», изданной под редакцией Н.Пружанского в 1906 году и переизданной в 2006 году в московском издательстве «Ламартис».

Читая этот шедевр общественно-политической мысли, не устаешь поражаться непреходящей актуальности тех проблем, которые более столетия назад были подняты прадедами российской демократии. И, сравнивая этих пассионариев отечественного парламентаризма с нынешними опереточными депутатами Госдумы РФ, с глубоким прискорбием констатируешь то, насколько же мы, как нация, деградировали…

 

Какая Государственной думе предстоит работа

I

Государственная дума, как отклик самой жизни, ее потребностей, естественно, с первых же ее шагов должна была столкнуться с тем старым государственным строем, единственной и главной задачей которого было глушить жизнь и все ее проявления регулировать бюрократическими, в большинстве случаев, архивными, времен царя Гороха, соображениями. Столкновение, понятно, должно было произойти на перекрестке самых существенных и коренных государственных и общественных вопросов.

5gosduma-3

Так как крестьянство у нас составляет главную часть населения, и, следовательно, оно является одним из главнейших устоев государства, то опять-таки весьма естественно, что его нужды и потребности должны были обратить на себя внимание Думы прежде всего.

Для крестьян, как известно, нет нужды более существенной, как земельная. И действительно, с первых же дней своего существования Дума обратила внимание на эту нужду. И почва для столкновения между старым и новым строем была готова. Первое серьезное столкновение между министерством и народными представителями произошло именно на этой почве.

Оказалось, что правительство, в лице своих министров, и народные представители совершенно не понимают друг друга и говорят на разных языках. Господа министры ровно ничего не имели против Думы и народных представителей, но при этом думали, что все останется по-прежнему, т.е. что они по-прежнему останутся единственными и бесконтрольными распорядителями русской земли и судьбами народа, который в поте лица обрабатывает эту землю.

А народные представители, оказалось, были насчет этого совсем другого мнения. Они полагали, что по справедливости русская земля должна принадлежать русскому народу и ее плодами должны пользоваться те, которые ее обрабатывают.

И один из крестьянских депутатов дошел даже до того, что осмелился высказать следующее: «Вся причина наших бедствий, нашего горького житья совсем не в том, что голос народа не доходит будто бы до высшего начальства, а в том, что начальствующие знать ничего не хотят о народных нуждах. Из народных кровных денег, из достояния, добытого тяжким трудом, правительственные лица безумно тратят неимоверные по размерам суммы на личную роскошь и бешеные рискованные затеи, и в то же время ни за что не хотят каких-нибудь перемен с целью улучшения народного быта. Безответственное правительство распоряжается по своей воле народными средствами, как ему заблагорассудится, и купается в золоте, давя и душа народ, кровь из него выжимая».

Для господ министров это не только было обидно, ново, но и совершенно неожиданно. Они никогда не предполагали, не ожидали, что в голове «мужичка» могли зародиться такие мысли. Оказалось, что мужичок уж вовсе не таков, каким его до сих пор считали господа министры, что он уж своим мужицким умом может додуматься и до такой мысли:

tsitatko

Для податного сословия, по преимуществу для крестьян, гражданское неравенство является позорным рабством, проникающим во все отдельные формы личного и общественного положения, – сказал в Государственной думе один из выдающихся представителей трудовой группы. – Крестьянство и дворянство – это те два совершенно противоположных, те два враждебных мира, которые раньше представляли из себя рабов и господ и которые вели и ведут междусобную, глухую упорную борьбу. Правящие классы, несомненно, всегда пополнялись из среды господ, всегда поддерживали интересы господствующего класса – дворян. Напрасно говорят, что теперь жизнь уже стерла классовые и основные различия, что дворянство представляет собой пустую формулу, а содержание давным-давно вытравлено самой жизнью. Это неправда.

Крестьянство чувствует всю тяжесть института земских начальников, в котором неуклонно проявляется сословная политика, крестьянство чувствует на себе бремя культурно-общественной обособленности, поддерживаемой этой сословной политикой. Наконец, крестьянство чувствует и тяжесть экономической политики государства, пропитанной тем же сословным духом. Говорить об отсутствии содержания в сословной форме еще слишком рано. Сословная привилегированность, относящаяся к классу дворянства, должна быть безусловно и категорично вычеркнута из нашего законодательства, для того чтобы крестьянство как основной класс населения, могло считать себя удовлетворенным законом о гражданском равноправии. Народ ждет, что у нас были уничтожены сословия как таковые.

Народное сознание говорит: «Все граждане должны быть только гражданами, а не князьями, графами, дворянами и крестьянами». tsitatko1Народное сознание допускает, чтобы вместе с именем человека обозначалось его занятие, духовное лицо, купец, земледелец и т.д., но не звание, искусственно созданные в период крепостного права.

   (Из опубликованного отчета о заседании Государственной думы 6 июня).

 
Конфликт, естественно, не мог ограничиться одной только землей. Для того чтобы человек мог на земле жить, дышать ее воздухом, обрабатывать ее, он должен иметь человеческие и гражданские права. Без этого немыслимо никакое более-менее сносное общежитие. А при старом строе правовое положение крестьянства было таково, что оно шло вразрез с самыми насущными нравственными потребностями разумной и свободной человеческой жизни. Все в жизни крестьянства было приноровлено к жизни не свободных людей, граждан, а рабов, крепостных. Государственная дума, понятно, не могла обойти и этой стороны. И конфликт должен был усложниться.

5gosduma-4

За крестьянством с его специальными крестьянскими нуждами, бытовыми особенностями перед Думой предстал весь русский народ, во всем его объеме, со всеми его разнообразными слоями, сословиями, народностями и всевозможными его нуждами. Там тоже оказалось, что куда ни кинь, везде клин. Во всем государственно-гражданском старом строе не оказалось ничего прочного, обоснованного на здравом смысле, правде и справедливости. И вся эта старая, времен покорения Очакова, бюрократическая государственная руина, оказалось, была построена на такой зыбкой почве и из такого никуда не годного материала, что, не поддерживайся она штыками, она бы давным-давно рухнула.

Государственная дума сразу увидела, что им предстоит гигантская работа, что ей нужно начать постройку государственного здания на совершенно других основаниях и на совершенно другой почве. И несмотря на то что большинство требований народных представителей составляют в сущности только азбуку социальной разумной жизни, но бюрократия еще больше заволновалась: как же так! Спокон веков русский народ шагу без нас не мог сделать, а тут, натко-сь, какое дело затеял!..

Тем более заволновалась бюрократия, что образованная думская рабочая среда выдвинула некоторые теоретически-идеальные требования, которые в настоящее время действительно не могут быть осуществлены.

Нет, конечно, ни малейшего сомнения в том, что люди, выдвинувшие эти идеальные социальные требования, сами прекрасно понимают, что их не так легко осуществить и особенного практического значения они им не придают, но тем не менее это не могло не послужить оружием для бюрократии, чтобы начать кампанию против Думы. Смотрите, – стала она кричать, – они хотят разрушить весь государственный строй, подкопаться под его устои. Народные же представители на это отвечают: совершенно верно. Руину, которая каждую минуту может обрушиться и раздавить под собою десятки тысяч людей, обязательно следует разрушить и на ее месте создать здание более прочное, осмысленное и отвечающее насущным материальным и нравственным потребностям народа.

Конца этому ожесточенному бою между представителями народа и бюрократией еще не предвидится, но несомненно, что в конце концов победа должна остаться за русским народом.

5gosduma-1

Должна же образоваться грань между мрачным прошедшим и будущим, которое, несомненно, создаст нам Государственная дума. И несмотря на короткое существование Думы, эта грань уже успела обозначиться в тех самых разнообразных вопросах, которые она в это время успела поставить ребром. И если она еще не успела разрешить их, провести в жизнь, то в этом не ее вина. Не виновата она, что даже после манифеста 17 октября бюрократия сделала все от нее зависящее для того, чтобы тормозить деятельность Думы.

В данном случае бюрократия осталась верна своему призванию тормозить и разрушать всякое живое дело. И бюрократия знать ничего не хочет и продолжает хозяйничать по-своему. И надо ей отдать справедливость, что она обнаруживает удивительную хозяйственную распорядительность.

При ежегодном бюджете почти в два миллиарда рублей у нас никогда не хватает средств на полезное, производительное дело и в то же время обилие и даже излишки в средствах всегда, когда нужно оборудовать какую-нибудь нелепую затею. В течение многих лет операции крестьянского банка настойчиво ограничивались – «за недостатком необходимых средств».

Действительно, суммы, которыми располагал крестьянский банк, были сравнительно очень незначительны, и их не хватало даже на тысячную долю потребностей, которым он должен был бы удовлетворять. В лучших случаях, касающихся очень немногих уездов, банк успел сделать сравнительно очень немного. На места же, где крестьянское обезземеление достигло наибольших пределов, где скудость истощенной почвы имеет последствием редко прерывающиеся голодовки – действие банка, в большинстве случаев, совсем не распространялось – «за недостатком средств». Всего-то навсего Крестьянский банк располагал 25 с половиною миллионов рублей. При покупках крестьянами земель банк рассчитывал и старался без риска помещать каждый рубль, каждую копейку, но многое ли можно было сделать с этой суммой при господствующем почти полном обезземелении крестьянства!

Долгими годами у нас также говорили о переселении крестьян на свободные земли в далеких окраинах государства, говорили с увлечением, как о спасительном якоре для крестьян; создано было особое переселенческое управление с большим числом чиновников в центре этого управления и на местах, куда переселение должно было направляться, – и опять-таки «за недостатком средств» дело переселения оказалось сравнительно сущим вздором.

Чиновники правильно получали жалованье, нередко очень щедрое, получали наградные деньги за более чем сомнительные услуги, поверстные деньги по столь желанным каждому из них далеким командировкам, но массе переселявшихся крестьян приходилось окончательно разоренными вернуться назад или годами не устраиваться на новых местах – все «по недостатку средств» государственной казны.

5gosduma-2

В то же время у нас существовал и существует большой избыток казенных ведомств. Кому неизвестно, что в составе самих министерств разные ведомства часто просто сочинялись, из временных превращались в постоянные, из бывших в одном лице обращались в коллегиальные с большим числом служащих и что это очень нередко происходило без малейшей действительной надобности и даже за самое короткое время, в какие-то несколько дней или недель. Настоятельно нужно было дать кому-то место, и место хорошее, «теплое», или нельзя было «не порадеть родному человечку» – и изобретались целые ведомства или число мест в них увеличивалось. Казна все вынесет – и отчего не давать людям должностей, когда они умеючи об этом просят.

Так росли ведомства и разрастался состав их служащих. И можно себе представить тот скрежет зубовный, который раздался в ненужных и лишних ведомствах при печальной перспективе, что Государственная дума может их упразднить!

Впрочем, увеличение числа ведомств и его состава, получающих в них жалование и проч. – мелочь в сравнении с разными другими затеями, которые обходятся Государственному казначейству в колоссальные суммы. Легко припомнить немало таких затей только за последние годы.

Да иначе оно, в сущности, и быть не может там, где народным достоянием распоряжаются люди, которые палец о палец не ударили для приобретения его и которые, по воле многовековой судьбы, никогда никем и ничем при распоряжении чужими средствами не стеснялись. Безграничное и бесконтрольное распоряжение, хотя бы оно доходило до степени расхищения, было узаконено и признавалось как бы не только вполне естественным, но даже необходимым и чуть ли не желанным. На языке этих людей это называлось «существующим порядком», который нужно было охранять как величайшую святыню, и который совсем небезопасно было нарушать.

 

 

Читайте также:
Первая Госдума России 1906 года. Историческ­ий обзор народного представит­ельства
Первая Госдума России 1906 года. Чего Госдума должна добиваться

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram