Бизнес и Культура

Про Томинский ГОК в Общественной палате. Продолжение

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

В первой части публикации, посвященной обсуждению строительства Томинского ГОКа, мы представили тексты выступлений экспертов С.В. Князевой и С.С. Белогорохова, анализирующих инженерные аспекты фантасмагорического проекта РМК, затеянного в южном подбрюшье Челябинска.
Далее следуют выступления других участников заседания в Общественной палате Челябинска и краткий комментарий главного редактора бк.

См. НАЧАЛО:
Про Томинский ГОК в Общественной палате

Архив статей «Медная история»

 

Заседание в Общественной палате

Заседание в Общественной палате

●    ●    ●    ●    ●

Мильман Эдуард Натанович, кандидат технических наук, член Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ):

Эдуард Мильман

Эдуард Мильман

Первый вопрос – время. Мы рассматриваем будущую работу Томинского карьера. Сколько он будет работать? 30 лет. И что дальше? Пустота! А сколько гадости останется после него? Почему вы заявляете, что нельзя отнять лицензию у РМК? Но через 30 лет в Томино будет такой же бездонный карьер, как и Коркинский. Это кому-нибудь непонятно?

Всякая открытая горная работа экологически опасна по определению. Параграфы 2, 32, 29 в Конституции России гласят: нельзя работать с нарушением экологических норм. Нельзя! Почему мы об этом не говорим?

Я искал, просил дать документацию, но мне показали только Калиновский карьер рядом с Томинским. И тут очевидно, что вскрыша будет наполнена углем. Вы хотите, чтобы и Томинский карьер чадил? Вам мало Коркинского? И никто этот вопрос не поднимает. Ведь там же уголь в пластах – кто его будет тушить? Метровые прослойки угля непременно будут гореть. Начнете отрабатывать Томинский карьер и получите такой же дым, как и в Коркинском!

Теперь заговорили о возможности скачивать токсичные хвосты в Коркинский разрез. Но его породы – это аргиллиты, алевролиты, песчаники, пористость которых примерно 11-15%, а влажность – 2-3%. То есть породы в принципе сухие, но вся беда в том, что они единственные в стране влагоемкие – и подбирают под себя 18-20%. Таким образом, сто тонн породы примет в себя около 20 тонн воды.

Что такое порода, наполненная водой? Есть такой термин в горном деле – размягчаемость. Итак, породы, наполненные водой, начинают размягчаться, а горное давление сжимает пласты, и порода начинает выползать в разрез. При отгрузке на дно разреза хвостов уровень воды будет подниматься. Вода в Коркинском разрезе подступает от водоносных горизонтов, расположенных на уровне 300 метров, а на уровнях 400-500 водотока уже нет, и породы там сухие. И если здесь стоит вода – она уже никуда не уйдет, ее надо только выкачивать. При заполнении разреза пульпой уровень воды поднимется и породы увлажнятся.

●    ●    ●    ●    ●

Меня удивляет: почему вы не думаете на 30-50 лет вперед? Если наполнять чашу разреза отходами, то через 30 лет он расширится: с одной стороны дойдет до озера Бектыш, с другой – до тракта Челябинск-Троицк, с третьей – до Калачевского. Да, к самому Коркино он может и не подойти сразу, поскольку есть внутренний отвал, который необходимо сейчас увеличивать, но никто этим не занимается. Именно внутренний отвал пока придерживает Коркино, но когда уровень воды станет подниматься – поползет и город…

Вам это надо? Вам надо начать рыть Томинский ГОК – ройте, но не забывайте, придет другой президент и скажет: «Ребята, что вы делаете?» Я удивляюсь, почему вы, депутаты, думаете только о сегодняшнем дне? О нем я должен думать, а вы должны думать о завтрашнем и послезавтрашнем дне.

Все специалисты бьются: геологи, гидрологи и проч. – надо так или надо эдак, а ради чего это «надо»? Чтобы запустить Томинский ГОК? Но кому нужна эта медь? Кому? Сейчас надо думать, чтобы на этом участке построить, например, предприятие по производству новых материалов. А вообще, надо беречь землю. Сегодня в научном сообществе обсуждается вопрос, как ликвидировать равнинные гидроэлектростанции, чтобы освободить землю. Но мы ее, наоборот, режем, копаем… Зачем?

По поводу Коркинского разреза: это жемчужина, ее надо беречь! Я привез туда иностранцев, они спрашивают: «А вы деньги берете за просмотр?» Ведь Коркинский разрез как индустриальная экзотика может быть привлекателен для туристов и может уже давать деньги. Надо юридически оформить товарный знак «Коркинский угольный разрез» и дальше можно делать сувениры, открытый музей горной техники, развивать туризм, разрабатывать пешие маршруты, «ночевки в разрезе»… Вот что надо делать! А вы уперлись в этот Томинский ГОК. Через 50 лет здесь будет что-то страшное!

●    ●    ●    ●    ●

Московец Василий Викторович, юрист:

Уважаемые участники рабочей группы, я бы хотел сказать еще раз, уже обращаясь конкретно к вам, как к специалистам Уральского государственного горного университета… Светлана Васильевна Князева, суперполиткорректный человек, она сказала «уважаемый вуз», но я так сказать не могу.

Василий Московец

Василий Московец

Я считаю и настаиваю на том, что государственный контракт, Техническое задание Уральским горным университетом не выполнены. (Причина очевидна: РМК является его «золотым спонсором».) Коротко поясню – почему…

В Техническом задании в пункте 6.2.1. четко указано: «Оценить, являются ли достаточными предусмотренные проектом меры по охране окружающей среды, обеспечению экологической безопасности и т.д., в том числе Челябинска, Копейска, Коркино, Сосновского района и Шершневского водохранилища».

Эта же обязанность предусмотрена пунктом 2.1.1. государственного контракта. УрГГУ был обязан качественно выполнить все работы по государственному контракту в полном объеме. В данном случае, еще раз повторюсь: спонсором УрГГУ является разработчик проекта – РМК, в силу этого факта задание исполнено не полностью.

В 600-страничном отчете, в том числе в Заключении № 15, вообще не приведена оценка влияния деятельности ГОКа на территорию Копейска! Если специалисты УрГГУ считают, что никакого влияния на город Копейск не будет, то следует сделать соответствующее заключение, что и требуется в Техническом задании.

Поселок Синеглазово входит в Копейский городской округ и расположен непосредственно на берегу озера Синеглазово, из которого планируется водоснабжение ГОКа. Однако в экспертизе УрГГУ ни слова не сказано, что поселок может в ближайшие годы оказаться на берегу вонючего болота или грязного пустыря.

Аудиторы не провели никаких исследований и анализа мнений жителей деревни Томино в связи с их возможным переселением. Просто констатируется факт: «жителей будут переселять…» А кто их спросил, кто оценил социальное воздействие при переселении – пострадают ли люди или не пострадают, хотят они переселяться или нет?

Начисто проигнорированы результаты опросов жителей Вознесенского, Полетаевского поселений Сосновского района. Здесь присутствует депутат Вознесенского сельского поселения – Надежда Леонидовна Стеклова, которая не даст соврать. Решение Совета депутатов: 98% жителей Вознесенского сельского поселения категорически против проекта. Тем не менее эксперты УрГГУ вообще игнорируют подобные опросы и решения.

Следующий момент: аудиторы не запросили и не исследовали документацию по Биргильдинскому участку. Я напоминаю, что в экологическом обосновании на стр. 48 указано: «транспортирование руды с Биргильдинского участка осуществляется самосвалами; очищенные сточные воды Биргильдинского участка планируется направлять для пополнения оборотной системы Томинского ГОКа; переработка руд планируется на промплощадке Томинского ГОКа.

На Биргильдинском участке планируется разработка трех (!) карьеров. Следовательно, отвалы будут еще выше, хвостохранилище будет еще шире, грязи будет еще больше! Этот пункт в принципе проигнорирован экспертами УрГГУ, будто Биргильдинского участка вообще нет в проекте.

Вывод однозначный: УрГГУ не выполнил в полном объеме и надлежащим образом свои обязательства по государственному контракту согласно Техническому заданию. Поэтому нет никаких оснований для полной оплаты проведенных работ.

Министерство экологии Челябинской области на правах Заказчика, в соответствии с пунктом 2 статьи 761 Гражданского кодекса РФ, обязано использовать правовой механизм и обязать Подрядчика в течение гарантийного срока (один год) исправить обнаруженные в работе недостатки.

УрГГУ в качестве Подрядчика по требованию Заказчика обязан безвозмездно переделать техническую документацию и произвести дополнительные изыскательские работы, а также возместить Министерству экологии причиненные убытки. Такая обязанность предусмотрена государственным контрактом.

Предлагаю вынести резолюцию, в которой надлежит указать, что должностные лица Министерства экологии Челябинской области, подписавшие в итоге Акт о сдаче-приеме работы при ее неполном соответствии требованиям Технического задания, подлежат привлечению к ответственности.

●    ●    ●    ●    ●

Кожейкин Александр Валентинович, инженер-технолог:

Я не буду раскрывать тезис, что строительство хвостохранилища в непосредственной близости от Шершневского водохранилища равносильно разведению костра на ящике с боеприпасами. Это и так совершенно очевидно.

Но постараюсь коротко объяснить, почему невозможно перенести в Коркинский разрез хвосты Томинского ГОКа. У нас есть Закон об охране окружающей среды, откуда исходят соответствующие требования к размещению отходов горного производства, расположенного в непосредственной близости от населенных пунктов. На территории, прилегающей к ряду поселений и СНТ, по проекту ТоГОК планируется размещение высокотоксичных отходов, например содержащих до 825 тонн мышьяка в год, а также таких соединений, как бериллий, свинец, кадмий…

Специалисты вполне представляют характер возможных химических процессов, спровоцированных накоплением токсичных отходов. Но сейчас не об этом. Как технологу, мне совершенно очевидно, что перенести миллионы тонн отходов ТоГОКа в Коркинский разрез невозможно просто технически! Почему? Не позволяет величина перепада высот между объектами – всего 44 метра. И поэтому пульпа заявленной плотности не пойдет самотеком, а использование специального пневмотранспорта или передача рудных отходов транспортером отпадают по определению. Нет ни такой техники, ни подобных прецедентов, но возникают вопросы к проектантам.

Первое. При расчете параметров напорного гидротранспорта по методу Веденеева плотность перемещаемой «полужидкой массы» составляет 2,6-2,7 тонн/м2. В производственной практике пульпа перекачивается с минимальным отношением жидкого к твердому 1:1. Из элементарной пропорции следует: для перекачки одной тонны так называемой «пасты» потребуется 0,37 куба воды, что в течение года составляет 10,1 млн кубометров. Откуда предполагается брать воду?

Для справки: объем озера Синеглазово – 33 млн кубометров, значит, в течение трех лет оно будет исчерпано…

Второе. Какие меры безопасности будут предприниматься для безаварийной перекачки отходов химического производства согласно действующим СНИП?

Третье. Производились ли технико-экономические расчеты по количеству труб-магистралей необходимой производительности? Каким образом планируется обеспечить перекачку 75 342 тонн породы в сутки (3130 тонн в час)?

 

gok-op2-8

 

Для справки: реальная производительность известных насосов составляет от 40 до 70 кубов. По формулам В.В. Трайниса можно подсчитать гидравлические сопротивления, критическую скорость и т.п. Однако в моей практике не приходилось сталкиваться с насосами такой сумасшедшей производительности. Известны нефтяные насосы мощностью до 50-70 кубов в час – но для перекачки жидкости, а не пастообразной массы.

Полная перекачка пульпы от площадки ТоГОКа в Коркинский разрез нереальна в принципе! Значит, токсичные хвосты в виде пульпы будут накапливаться непосредственно на площадке и яд будет расползаться по всей округе!

Наконец, очевидный вопрос: каким образом подобная «технология» будет работать зимой?

●    ●    ●    ●    ●

Князева Светлана Васильевна:

Я первый раз на таком заседании – и меня поражает, что по столь серьезному вопросу регламент выступления экспертов всего пять минут. Это несерьезно! Я не могла сказать всего – и каждый не мог сказать всего, что следовало бы. Зачем тогда нам собираться, если мы не можем высказаться?

Я обращаюсь к руководителям города, Общественной палаты, правительства Челябинской области с простым вопросом: согласятся ли они сами или, например, их родственники жить в поселках, находящихся буквально в шаговой доступности от планируемого горного производства первого класса опасности? Согласится хоть кто-нибудь из них разводить сады рядом с огромными карьерами и кормить свои семьи этими плодами?

Господа, нужно же хоть немного думать о людях!

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.