Бизнес и Культура

Про Томинский ГОК в Общественной палате. Продолжение

См. НАЧАЛО:
Про Томинский ГОК в Общественной палате

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Пока для меня является загадкой: для чего Юрий Зацепилин затеял это ток-шоу? Когда-то он был относительно свободным предпринимателем, многочленом разных палат и вообще любителем и организатором тусовок на разные темы, сам факт проведения которых и считал для себя конечным результатом. Уже лет пять мы с ним не общаемся – с тех пор, как развалились «Восточные ворота», а Юрий Владимирович стал «растворяться» в кулуарах городской администрации и водиться с квазиважными и квазинужными людьми, обитающими в окрестностях Театральной площади.

Не думаю, что кто-то из кураторов палаты настоятельно рекомендовал провести это самое «рисковое мероприятие» (как Ю.В. выразился в конце заседания). Наверное, мой полузабытый товарищ просто захотел напомнить о себе, поскольку в течение всего текущего года о городской Общественной палате ничего-то не было слышно! Но на носу конец года, поэтому не мешало бы поставить дежурную галочку и даже засветиться перед кем-то влиятельным и строгим.

Итак, придуманное шоу состоялось 29 сентября, и ведь не зря! Оно, несомненно, имело широкий резонанс в узких кругах и дало некую пищу для разговоров. Но главное, заседание палаты – за что можно искреннее поблагодарить ее председателя – в известном смысле прорвала информационную блокаду вокруг противников Томинского прожекта. Очевидно: подавляющее большинство СМИ и блогеров либо присягнули Алтушкину, либо предпочитают замалчивать столь животрепещущую проблему.
 

Иллюстрация к повести А.П. Чехова "Палата №6"

Иллюстрация к повести А.П. Чехова «Палата №6»

А еще эта палата пробудила во мне нескромное желание действительно рискнуть по-крупному и попробовать написать трагикомическую пьеску о новых героях нашего времени. Материал получился роскошный: какие яркие театральные острохарактерные персонажи – господа и дамы; какие строгие державные декорации; какой неподдельный накал страстей, жесткое столкновение антагонистов; какие чудные мизансцены с тончайшей психологической игрой и бурными страстями! В общем, драматургия в высшей степени увлекательная, а в тонком изложении она могла бы быть даже изысканной – и совершенно отличной от того трэша, что мы наблюдаем на административных подмостках так называемых органов власти.

Прелесть какая палата! Да, я не рискну сравнивать ее с чеховской палатой № 6, но, наверное, тоже придумаю какой-нибудь номер. Хотя, похоже, он есть в натуре, но я, виноват, не слежу за нумерациями всяких палат. Возможно, при нынешнем политическом режиме подобные общественные конструкции и являются какой-то актуальной формой самовыражения бывших предпринимателей, чиновников, депутатов и прочих деятелей местного масштаба. Я просто не знаю…

●    ●    ●    ●    ●

Вслед за Василием Московцом ведущий ток-шоу Добрынин зачем-то дал слово г-ну Гордееву, который известен тем, что другой известный г-н – Подопригора, видный представитель второй древнейшей профессии, неустанно называет Гордеева «известным экономистом». В общем – они оба хорошо известны друг другу, являются членами различных экспертных советов и даже основателями легендарного клуба «15.01»! Кстати, в июле прошлого года Подопригора мне лично признался, что с июня он встал на довольствие к Алтушкину, поэтому я не удивлюсь, если узнаю, что какие-то «медные крошки» таки долетали и до его приятеля – «мастистого ученого-экономиста».

Велеречивое словоблудие Гордеева я когда-нибудь расшифрую до последнего знака препинания. Это блистательный образчик смысловой и словесной каши, которую даже в нашей бестолковой повседневности не часто услышишь, а уж придумать и вовсе невозможно никакому художнику слова. Беда только в том, что этот чудный спикер отжал почти десять (!) минут. А если прибавить еще примерно столько же на нудные, тягучие междометия ведущего, то в сумме получится около четверти всего отпущенного времени.

Именно из-за этого так и не получили возможность выступить экономист Владимир Гаврилов и депутат Вознесенского поселения Надежда Стеклова, а технолог Александр Кожейкин не сумел договорить всё, что надо было сказать по существу вопроса. Кстати, врезались слова спикера Добрынина о том, что ему-де очень «хотелось бы узнать существенность…» Тут он мне напомнил свое прошлогоднее выступление на аналогичном заседании палаты, где честно признался: «Я не за ГОК и не против ГОКа, я за истину».

Ну чудная проговорка, чудная! Да, конечно, именно поиск истины и придает энергию и смысл жизни homo sapiens, а Общественная палата города Челябинска ровно то место, где она ищется… я опять почему-то вспомнил палату № 6…

●    ●    ●    ●    ●

Справедливости ради надо признать, что в отличие от знатных представителей самой палаты к дефициту времени очень гуманно отнеслись представители РМК – два господина: О. Грачев и В. Улановский, а также госпожа Н. Гончар – «дама, приятная в некоторых отношениях». Они мудро промолчали – действительно «иногда лучше молчать, чем говорить». Да и не надо им говорить вообще, они твердо знают, что ГОК будет однозначно построен. И чего тогда толочь воду в ступе? Ну можно посидеть часок, поскучать, а потом отчитаться перед патроном: мол, ничего нового, всё то же и все те же…

Г-жа Гончар, безусловно, мила (впрочем, на любителя) – держится ровно, спокойно, с налетом достоинства. Правда, иногда заметно вздрагивали уголки ее аккуратных губок, когда она слышала про «песочек» и «водичку»… Ведь именно ей принадлежит этот потрясный мем, который можно трактовать в качестве новых дефиниций в современной горной науке. Я допускаю, что эта дама уже и не считает нужным вникать в ход дискуссии, а может себе позволить думать о чем-то своем, девичьем… скажем, о сумочке или тапочках из крокодиловой кожи…

Н.Н. Ге. 'Что есть истина?'.  Христос и Пилат, 1890

Н.Н. Ге.
“Что есть истина?”
Христос и Пилат, 1890

А вот о чем думал Грачев – я, пожалуй, рискну угадать. Возможно, находясь в до боли знакомом зале, он вспоминал сумасшедший март 2005 года, когда шумная ватага с макаронной фабрики штурмом взяла эту цитадель городской власти, где так сильно засиделась тарасовская гвардия. А возможно, Олег Николаевич тоскливо думал, как же ему всё обрыдло: и ГОК, и СтопГОК, и даже сам Алтушкин…

Но куда теперь бедному податься, если он сам в конце 1990-х связался с Юревичем и обменял свой незаурядный эпистолярный дар на понюшку табаку – оставил журналистику ради обслуживания чисто конкретного физического лица.

И еще, глядя на Грачева, я почему-то вспомнил знаменитую сцену из «Мастера и Маргариты», где Понтий Пилат затеял спор с Иешуа Га-Ноцри как раз о том, о чем печется Добрынин, – об истине. Там бедолага Иешуа спокойно объясняет прокуратору: «Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова, и болит так сильно, что ты малодушно помышляешь о смерти…»

А я могу продолжить на столь же высокой ноте: истинно говорю вам, рабы божии, что у Алтушкина своя истина, у Дубровского – своя и у затравленной «черни» – тоже своя… И совместить их, о чем мечтает любезный моему сердцу Зацепилин, – невозможно в принципе.

Про г-на Улановского можно сказать, что чисто внешне он органично отвечает должности директора Томинского ГОКа и своему крутому предназначению – вырыть бездонную яму под миллионным городом. Возвращаясь к Булгакову, замечу, что этот мощный, фактурный господин чем-то едва уловимым напомнил мне кентуриона Марка, верного слугу пятого прокуратора Иудеи… Впрочем, в хорошем смысле, в хорошем, как любит оговариваться Сергей Доренко, когда нечаянно ляпнет в эфире что-то несуразное.

●    ●    ●    ●    ●

Так уж случилось, что в связи с новой срочной работой, кстати связанной с горной техникой, у редакции нет времени детально расшифровать выступление frontwomen экспертной группы УрГГУ – госпожи Гуман, чтобы препарировать главную мизансцену случившегося спектакля, а именно: ее выступление и пикирование с противниками ГОКа.

Но я без всякого сомнения считаю эту даму главной героиней «театрального действа», в чем может убедиться любой пытливый наблюдатель, посмотрев этот ролик.

 

Круглый стол по проблеме Томинского ГОКа.
Гуман О.М.

В прелюдии Гуман нарочито кокетливо сыграла роль эдакой простушки, искренне удивляющейся, что кто-то еще смеет обвинять бескорыстных специалистов УрГГУ в сомнительной связи, а тем более в сговоре с РМК перед конкурсом на проведение аудита Томинского проекта. Тут дело ясное: заказчик ознакомился с внушительным списком самых видных специалистов УрГГУ – горняков, обогатителей, изыскателей, гидрогеологов – и, естественно, сделал правильный выбор.

Однако драма в том, что каждый из привлеченных экспертов, безусловно, честно отработал только свой пакет документов, особенно не переживая, насколько актуальны отдельные материалы и как все они в целом коррелируются с общей задачей обоснования безопасности ТоГОКа. Тут вспомнился гениальный Райкин: «Кто сшил костюм?» К пораженному заказчику выходят 100 работников с узкой специализацией и в ответ на его возмущение качеством работы заявляют: «Скажите спасибо, что мы к гульфику рукав не пришили…»

Ольга Гуман

Ольга Гуман

Особенно меня тронула материнская забота Гуман, которая предложила перед каждым поселком в зоне депрессии поставить наблюдательные скважины, чтобы «в случае понижения давления можно было сделать обратную закачку воды и создать круговорот воды в природе за свой счет!» Изумительная рекомендация! Тут тебе, видимо, и новое рабочее место наблюдателя за скважиной, и постоянное пребывание в тонусе всех местных жителей – надо быть всегда на стреме, дабы вода куда-то не делась с концами. Ну милая рекомендация, сугубо научная, теоретическая… Разве нет?

А дальше еще веселее – оказывается, вообще нет никакого риска загрязнения Шершней, цитирую дословно: «ваше Шершневское водохранилище… может быть только осушено в ходе отработки месторождения, потому что всё будет собираться в этот карьер». Блеск!

У меня уже нет сил писать про сульфиды и сделанные аудиторами оценки без учета Протокола ГКЗ, а также чудные советы по Коркинскому разрезу и «тайную» поездку докладчицы на Михеевский ГОК, где она втихаря сделала пробы воды, правда, сама же запуталась в цифрах и методах забора проб… И тут Гуман даже позволила себе крамольное признание в споре с Белогороховым по поводу оседания тяжелых металлов: «ну, может, и неправильно, не знаю…» В этом месте мне померещилась отчаянная унтер-офицерская вдова из “Ревизора”, которая сама себя высекла!

Кульминацию рассуждений Гуман по Коркинскому разрезу надо смотреть своими глазами – я не настолько владею пером, чтобы описать столь феноменальный анализ специалиста-гидролога. Когда дело «дошло до картечи», то есть рассуждений о пользе токсичной пульпы для «рекультивации» Коркинского разреза и преимуществах пастообразных хвостов в сравнении с чистой водой – мне стало дурно, и я рванул в душ…

●    ●    ●    ●    ●

В советское время, работая в КБ «Южное», в Днепропетровске, я защитил диссертацию по технической дисциплине 01.02.06. «Динамика, прочность машин, приборов и аппаратуры…» Прикладная работа была посвящена оценке прочности топливных баков «Сатаны» на участке полета второй ступени при имитации воздействия мягкого спектра рентгеновского излучения от воздушного ядерного взрыва.
Несколько лет я провел на ракетных и ядерных полигонах, во взрывных камерах ЦНИИМАШ, головного ракетного института в подмосковном Калининграде (ныне город Королев), где учился в аспирантуре и защищался перед лицом Ученого совета, почти сплошь состоящего из выпускников МФТИ и МВТУ им. Баумана.

Но в 1991-м пришлось вернуться в Челябинск, где я сразу начал работать в НИИОГРе, который возглавлял (и возглавляет по сей день) Владимир Галкин, мой старый товарищ еще по сибайским временам (1960-е годы). Кстати, он защищал кандидатскую именно в Свердловском горном институте. В самом начале 1990-х годов так называемый «рынок» пришел не только в экономику, но и во властные структуры, суд, прокуратуру, правоохранительные органы, культуру, церковь и науку тоже.

Чтобы как-то сохранить институт, директор решился построить «конвейер по производству диссертаций» и стал «торговать учеными степенями». Меня эта затея напрягла, я немного полазил по Коркинскому разрезу со своим гидроклином, потом плюнул на эдакую «науку» и ушел торговать сахаром, кондитерским жиром, рыбой, икрой, японской жвачкой и тампаксами! Хорошая получилась школа жизни, реальная, правда, порою опасная и большей частью противная. Но почему-то мне кажется, что я тогда сделал правильный выбор…

●    ●    ●    ●    ●

На заседании палаты отмолчался еще один ее член – Вадим Соловьев, герой моих журналов, книжек и проекта «Начало конца». В октябре прошлого года, когда я только еще засел за «Медную историю», Вадим Павлович заглянул ко мне, и мы серьезно поговорили на злободневную тему. И вот когда я вполне однозначно высказался, что Томинский проект надо зарубить, пока не поздно, он резко вскинулся: «Ох, а ты понимаешь, сколько уже потратил Алтушкин!»

Вадим, дорогой, я прожил десять лет в Сибае и практически каждый четверг слышал «отпалку» во время буровзрывных работ в медно-серном карьере. Расстояние между городом и разрезом было примерно такое же, как между Томино и Тарасовкой. Думаю, зеркало Шершневского водохранилища позволит звуку от взрывов беспрепятственно дойти до твоего дома, как и до усадьбы Аристова на восточном берегу Шершней. Чего вы водитесь с Алтушкиным? Он – чужой.

«Паниковский вас всех продаст, купит и снова продаст, но уже дороже…»

●    ●    ●    ●    ●

Толстому было проще... Казань, апрель 2016

Толстому было
проще… Казань,
апрель 2016

В марте 2011 года у нас с Захаром Прилепиным состоялся разговор в журнал «Будь в фокусе», который я тогда издавал. Говорили мы о Льве Толстом, что, дескать, ему было проще, чем нынешним писателям, а потом задели Рублевку…

Я хоть и старше Захара на 20 лет, но намного наивней, поэтому и высказался в том смысле, что с возрастом даже у олигархов происходят чисто физиологические изменения, мол, «хочется уже не мяса, а простой кашки…» И тут мой оппонент словно отрезал:

«Нет, кашкой они не насытятся. Они постоянно и напряженно увеличивают свой бизнес, не останавливаясь ни на секунду. Просто жизнь у них сразу опустеет, если они прекратят это движение. Один из самых больших и неразумных мифов российского народа – о том, что эти люди во власти или в бизнесе уже наворовались, поэтому других не надо, другие придут и тоже будут воровать.

Всё полная чушь. Наворовавшиеся воруют в математической прогрессии. В два раза больше наворовали, надо в четыре, в восемь… Поэтому им не хочется никакой кашки. Они башляют и башляют, не переставая сыпать себе деньги в мешки. Они пилят, пилят и пилят…»

Но мне все равно их жалко, в том числе и Алтушкина.

●    ●    ●    ●    ●

Я уже обращался к руководству ФСБ и МВД Челябинской области в комментарии к публикации «Что такое РМК…» и буду, как Катон-старший, неизменно повторять: «И все-таки проект Томинского ГОКа должен быть разрушен!»

А еще я абсолютно уверен, что самое убедительное препятствие строительству ТоГОКа – это даже не экологические, инженерные, экономические и юридические обстоятельства, однозначно чреватые долговременными негативными последствиями. Самое страшное – социальное напряжение… Ведь уже появились в городе кем-то нанятые «молодые опричники», которые обижают наших девчонок на пикетах против ГОКа! И что будет дальше?
 

gok-op2-9

 
Дубровский этого не понимает, а в общем-то неглупый Айвар Валеев пытается всех убедить, что губернатор у нас хороший, для него главное – человек… Я не верю сладкоголосому щелкоперу – он просто прислуживает власти, как, пожалуй, любой несамостоятельный журналист.

Но неужели среди ключевых руководителей области – силовиков, законодателей и проч. – нет ни одного мужчины, способного пресечь этот безудержный произвол рыцарей наживы?

P.S. Без малого тридцать лет назад я написал такие стихи…

***

Крысы бегут с парохода.
Люди снуют за рубеж.
Это не просто мода,
Это – крушенье надежд.

Жены рожают уродов –
В городе воздух несвеж.
Это не просто мода,
Это – крушенье надежд.

Мы так боимся ухода,
Миримся с сонмом невежд.
Это не просто мода,
Это – крушенье надежд.

***

Тонкая моя рука
Тянется к листочку.
Надавив перо слегка,
Начинаю с точки.

С точки, стало быть, с конца –
Он мне виден ясно:
Вот стою я у крыльца,
В дверь стучу напрасно.

Никого за дверью нет,
Тихо, как в могиле…
Зря бежал на дальний свет,
Как гнедая в мыле.

Юрий Шевелев

Фото: из архива сообщества «СтопГОК», mediazavod.ru

 

 

Архив статей «Медная история»

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v