Бизнес и Культура

Про Томинский ГОК в Общественной палате

●    ●    ●    ●    ●

Белогорохов Сергей Сергеевич, химик-технолог:

Уважаемые коллеги, согласно санитарно-эпидемиологическому заключению от 14 февраля 2015 года предприятие «Томинский ГОК» отнесено к первому классу опасности. В результате производственной деятельности в атмосферный воздух будет поступать 38 загрязняющих веществ, 13 из которых обладают канцерогенным эффектом, что отражено в соответствующем реестре.

Сергей Белогорохов

Сергей Белогорохов

Что касается рекомендаций по поводу складирования хвостов в Коркинский разрез… Кстати, об этом в отчете УрГГУ где-то указывается конкретно, а где-то в качестве примера. Но, как ни странно, эта рекомендация уже принята нашим губернатором как руководство к действию, хотя в проектной документации Томинского ГОКа, я думаю, вообще отсутствовала информация по Коркинскому разрезу, ее там в принципе не могло быть.

Вопрос: на каком основании УрГГУ выдает рекомендацию по складированию отходов ТоГОКа в Коркинский разрез, если никаких научно-технических исследований не проводилось в принципе? Как вообще можно говорить об этом вслух? С таким же успехом ученые могут предложить построить хвостохранилище в университетском дворе, чтобы на живом примере наглядно демонстрировать своим студентам прелести безвредных отходов горного производства.

Хочу акцентировать внимание на понятии «обезвоженные хвосты». Это крайне важная часть рекомендации специалистов УрГГУ. И дело тут не в том, что сухие хвосты дешевле транспортировать, как можно было слышать от представителей РМК, а в том, что сульфидная составляющая отходов при взаимодействии с водой провоцирует химические реакции с образованием токсичных и высокотоксичных водорастворимых соединений.

 

КОРКИНСКИЙ РАЗРЕЗ 2015

В информационном ролике представлен Коркинский разрез, из которого выкачиваются грунтовые воды. Каким образом предлагается хранить обезвоженные хвосты в разрезе, где постоянно находится вода? Что это за рекомендации? Там будет то же самое хвостохранилище классического типа. Уровень заполнения отходами поднимется на 200 метров. На экране видно, что уже сегодня грунтовые воды выбрасываются в реку Чумляк, поэтому производится постоянная откачка воды из-за возможного разжижения бортов разреза. Иначе произойдет то, что было с поселком Роза, – то есть уже и Коркино может «поехать» в разрез.

Весь смысл обезвоживания хвостов в том, чтобы они не транспортировались, а хранились сухими, – тогда минимизируется риск химических реакций с образованием токсичных веществ. Хранение томинских хвостов в Коркинском разрезе без доступа воды не получится по определению. Сегодня из разреза постоянно проводится откачка вод, а в случае сваливания хвостов в разрез благодаря грунтовым и дождевым водам будет происходить миграция отходов в нижнюю часть разреза. По мере наполнения чаши водой и отходами это будет выглядеть как обычное хвостохранилище. Однако не будет никакой гидроизоляции, что будет способствовать миграции опасных веществ из водного раствора.
 

gok-op-4

 
При сваливании хвостов в разрез реально может возникнуть необходимость дополнительного сброса воды для предотвращения размягчения и сползания бортов. В этом случае сброс неочищенной воды однозначно ведет к экологической катастрофе. Необходимо подчеркнуть, что влажность отходов в пастообразном состоянии будет от 20 до 30%. А это значит, что из оборотного водного хозяйства будет выводиться в Коркинский разрез от 5,5 до 9,0 млн кубометров воды в год. Остаточная вода в хвостах будет иметь щелочную среду порядка 80 pH и загрязнение флотореагентами. Это приведет к тому, что каждые четыре года будет уничтожаться озеро, равное по объему Синеглазово.

●    ●    ●    ●    ●

В заключении специалистов УрГГУ рекомендовано отказаться от равнинного хвостохранилища в Томино в связи с его экологической и технической опасностью. То есть эта экологическая опасность очевидна при жидком состоянии хвостов, но куда денется вся грязь при переводе хвостов в пастообразное состояние при их переброске в Коркинский разрез? Может быть, она куда-то вообще улетучится?

Вкратце по поводу химических процессов. В рекомендациях УрГГУ сказано: «Загрязнение сульфидами исключается, так как медно-порфировые руды отличаются малым количеством сульфидов». Вопрос: что значит «малым количеством»? Это такое научное исследование, толкование? В отчете нет ни одной цифры! Килограмм мышьяка – это «много» или «мало»? И почему вдруг появились «сульфиды», когда при соединении с водой вообще-то образуются сульфаты – что ученые прекрасно знают, но говорят именно о сульфидах, фактически передергивая информацию?

В «научно-исследовательской» работе УрГГУ, по крайней мере, по химической картине процессов я не нашел никаких цифр, поэтому привожу свои расчеты по образованию токсичных веществ в хвостохранилище: сульфат меди и сульфат цинка – до 100 тысяч тонн в год (второй класс опасности); мышьяк – до 800 тонн (первый класс опасности); кадмий – до 280 тонн в год (первый класс опасности); хром – 2800 тонн в год (первый класс опасности); кобальт – 280 тонн в год (второй класс опасности); свинец – 560 тонн в год (первый класс опасности); сурьма – 1400 тонн в год (второй класс опасности)…

Таким образом, при производственной мощности Томинского ГОКа в 28 млн тонн в год – в хвостохранилище будет складироваться до 7200 тонн веществ первого и второго класса опасности. Да, присутствуя изначально в составе минералов, эти вещества имеют ограниченное воздействие на окружающую среду, однако, проходя технологическую цепочку в виде измельчения и смешивания с водой, их реакционная способность резко повышается.

Сульфидная составляющая хвостов приведет к образованию серной кислоты, которая превратит хранилище в огромный реакционный котел. Научные исследования В.Н. Удачина, проведенные в окрестностях Карабаша, подтверждают превращение сульфидосодержащих элементов хвостов в сульфаты. Таким образом, сухое складирование отходов ГОКа перейдет в мокрое, что спровоцирует распространение высокотоксичных соединений в грунтовую воду, а очевидная опасность «мокрого хвостохранилища» руд доказана и наукой, и практикой.

В заключении УрГГУ говорится о том, что «по ориентировочным оценкам, вклад выбросов загрязняющих веществ от стационарных источников АО «Томинский ГОК» составит до 1% от суммарных выбросов по Челябинской области». В одном из официальных источников приводится такая цифра, за которую я, конечно, не поручусь, но якобы «суммарный выброс по Челябинской области в год составляет 900 тысяч тонн». И если верить условной пропорции, предложенной специалистами УрГГУ, то 1% от общего выброса на всю территорию области составит «всего лишь» 9 тысяч тонн. Много ли это или мало? – не знаю, но очевидно, что эти тысячи тонн свалятся именно на головы жителей Челябинска и его окрестностей.

Читайте ПРОДОЛЖЕНИЕ:
Про Томинский ГОК в Общественной палате. Продолжение

Фото и видео из архива сообщества «СтопГОК»

 

 

Архив статей «Медная история»

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v