Бизнес и Культура

Прямая стойка Арона Боголюбова

Как-то не верится, что уже пролетел почти год после Чемпионата мира-2014 по дзюдо в Челябинске. Это был грандиозный спортивный спектакль! Его участниками стали все самые именитые атлеты современности, а также их тренеры, судьи и спортивные функционеры во главе с президентом Международной федерации дзюдо Мариусом Визером. Нашими почетными гостями были легендарные «гладиаторы татами»: непобедимый японский гений дзюдо – Ясухиро Ямасита, выдающиеся советские борцы, чемпионы монреальской Олимпиады 1976 года Владимир Невзоров и Сергей Новиков, главные тренеры сборных СССР и России Геннадий Калеткин, Владимир Каплин, Валерий Востриков и многие другие.

aron-1

Арон Боголюбов и Владимир Путин.
Слева от Боголюбова — Я. Ямасита. Справа — Г. Калеткин, А. Жуков, В. Мутко. Слева от Путина — М. Визер. Справа — В. Невзоров, Ф. Емельяненко. Выше Емельяненко — А. Галстян, М. Исаев.
Чемпионат мира по дзюдо «Трактор-арена», Челябинск, 31.08.2014

Мы будем еще долго вспоминать и рассказывать об этом событии,
а сегодня бк представляет феноменального борца и уникальную личность – Арона Боголюбова, ставшего бронзовым призером Олимпийских игр в Токио уже 51 год тому назад! Этот короткий рассказ записан от первого лица 31 августа 2014 года, в день закрытия чемпионата мира. Мы постарались сохранить искреннюю, доверительную интонацию нашего героя, вспоминающего «свое время»…

aron-otbivka-1

Родом я из Ленинграда. Мне было три года, когда отец успел перед блокадой вывезти нашу семью в Киров. Из четверых детей я самый маленький и не все помню о том времени. Отец был работягой – работал и в торговле, и на разных производствах. В эвакуации он старался что-то заработать, а мама ухаживала за нами, детьми, воспитывала, кормила… В Кирове, чтобы хоть как-то выжить, надо было держать огород. Тяжелое было положение с продуктами, очень голодно, мы – питерские – там объединились, помогали друг другу…

Вернулись в Ленинград в самом начале 1946-го. Тогда мне как раз семь лет исполнилось, и я пошел в школу. Я ничем не выделялся среди сверстников. Жили мы на улице Таврической в одной комнате трехкомнатной коммунальной квартиры. Мама с папой и четверо детей. 28 метров на шестерых получалось. Кухня общая для всех, туалет тоже один. Условия такие суровые… Но никто не ныл, не плакал – так все жили. Жили и радовались, что живем.

Напротив нашей улицы находилась городская водокачка – «Горвод», которая снабжала город водой. До Невы метров двести. Водокачка была огорожена и охранялась. Район-то, может, и был хулиганским – но поскольку городская водокачка, то охрана была вокруг потрясающая. Если ее взорвут – город останется без воды. Вокруг «Горвода», начиная с вечера, ходили вооруженные люди с собаками. Шибко там не похулиганишь… В нашем доме жил какой-то генерал на третьем этаже…

Недалеко от нас – Таврический дворец. Перед ним был садик, там рос кустарник с кисленькими листиками. И мы их ели, эти листики. А от садика еще метров через 150 – Таврический сад. Мы там ходили, гуляли, черт-те что делали. Я даже один раз под фонтан нырнул – думал, что утону… Но вообще-то у нас была хорошая компания, никто особенно не дрался, не хулиганил. Конечно, на улице было всякое, но, тем не менее, мы жили в таких условиях и в таком месте, где почти всё было под контролем. Ну и родители наши – будьте-нате… Но отец рано умер: мне было 13 лет, а ему 53. Мамины родственники были непростые люди. Муж ее двоюродной сестры служил начальником штаба в армии В.К. Блюхера. После того как маршала расстреляли, он отсидел восемнадцать лет…

aron-otbivka-1

Заниматься самбо я начал в тринадцать. Среди сверстников ничем не выделялся, был абсолютно нормальным. И когда начал бороться – некоторые смотрели и недоумевали: а что в нем такого-то, как он такое творит? Это, видимо, была зависть. А я был такой же, как все… обыкновенный. Но мне очень повезло встретить удивительных людей, великих тренеров. Иван Васильевич Васильев, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР, был одним из тех, кто принимал эстафету от родоначальника советского дзюдо Василия Сергеевича Ощепкова, которого расстреляли в 1937-м как врага народа – хотя он столько сделал для страны, что дальше некуда.

Меня называли надеждой советского спорта...

Меня называли надеждой советского спорта…

 ...а я был такой же, как все... обыкновенный...

…а я был такой же, как все… обыкновенный…

И был еще один дорогой человек, который очень многое мне дал, – Сергей Николаевич Иванов, двукратный чемпион СССР по самбо. Мы вместе тренировались. Мы, подростки, бывало на тренировках получали от старшего поколения подзатыльники, да и вообще всякое было, есть что вспомнить. Тренировки в зале проводились три раза в неделю. И всегда в радость. Зачем на улицу ходить хулиганить – тем более мама была у нас одна, зачем ей доставлять неудовольствие? Нас ведь трое братьев было и сестра. Отец умер, и мама нас всех подняла. Она умерла, когда ей было немного больше восьмидесяти… жаль ее… и сколько я живу… Смерть мамы – это такая граница для мужчины…
 

...среди сверстников ничем не выделялся... (Боголюбов третий справа)

«Среди сверстников ничем не выделялся…»
Боголюбов третий справа

 
В тренировочном процессе я не был заметнее остальных ребят. Однако на первенстве Ленинградского облсовета занял третье место. И какие у меня противники были – чемпион СССР по самбо Николай Воробьев и еще другие сильные мастера, ну и перворазрядников было много. А я выиграл у гораздо более опытных борцов, хотя сам только год занимался, а они-то уже несколько лет боролись. Очередной проигравший потом подходил ко мне и удивлялся: «Как я тебе мог проиграть?! Ну не может же такого быть. В тебе же ничего нет… Но что бы я ни делал – ты стоишь». А я отвечал: у меня плоскостопие – поэтому и хорошо стою.

Так я восемнадцатилетним мальчишкой, только поступившим в радиотехническое ПТУ, поехал на чемпионат страны в Минск – и стал чемпионом Советского Союза. А вообще-то у меня и ноги дрожали, и руки… Многие же рассказывают про себя: мол, я выходил на ковер и ничего не боялся! Ну не верю я им. У всех мандраж, в большей или меньшей степени – но обязательно. И тут важно суметь сделать, что знаешь и умеешь. Ничего не оставлять про запас.

Фанаты борьбы. Арон на первом плане

Фанаты борьбы.
Арон на первом плане

Есть такое слово – тренировка. На тренировке всё нужно пробовать, всё нужно делать! Ты можешь двести раз упасть, двести раз подняться – но за то время, которое тратишь от подъема до стойки, ты должен сделать анализ: почему упал? Где-то противник сделал хорошо прием, а где-то я сам прозевал… А не так, что вот я сегодня с кем-то боролся и его размазал. Размазывать надо на соревнованиях, а на тренировках надо работать. Наши тренировки были качественные – выжимали нас как лимон. Хотя мы могли потом выйти, пройти метров двести – и как будто не было большой нагрузки. Это не на молодость надо списывать, а именно на грамотную работу тренера. И вообще о борьбе нужно знать всё! Когда у тебя большой диапазон приемов и практический опыт – ты вовремя выбираешь то, что нужно. А если у тебя только один-два хорошо отработанных приема – очень скоро все будут знать, что ты ничего, кроме них, представить не в состоянии.

aron-otbivka-1

Я окончил полностью курс радиотехнического училища, а потом физкультурный факультет в Ленинградском пединституте. В институт имени П.Ф. Лесгафта, где учились большие спортсмены, я не пошел – там был слишком жесткий отбор, меня не хотели брать. И еще там не было отделения самбо. Меня не приняли бы и из-за травмы: незадолго до того я сломал руку. И вообще у меня много разных травм было.

Шляпу предпочитал фуражке. Боголюбов - первый справа

Шляпу предпочитал фуражке.
Боголюбов — первый справа

Кстати, во время учебы в пединституте никто не знал, кто я такой, что я – чемпион Союза. Это потому что я учился на заочном отделении. У меня там сложились не очень хорошие отношения с одним преподавателем физиологии. Она мне всё грозила: «Ну, Боголюбов, подожди, встретимся на экзамене». И вот прихожу я на экзамен, который принимала целая комиссия, – сразу сориентировался и попросился отвечать первым, пока не было той дамы. Получил свою «четверку» – и ушел. А навстречу эта самая преподавательница – она немного опоздала: «Боголюбов, а вы куда?» – «Я закончил». – «Как так?» – «А я другому преподавателю ответил!» Ну она на меня и затаила зуб…

Моя жена тоже окончила профтехучилище, потом институт Лесгафта, проработала тридцать с лишним лет в Ленинградском медицинском институте имени академика Павлова. Кандидатская за плечами, докторская была в работе… Но мы уехали в Москву из-за моей работы. У нее занималось много студентов, все помнят ее, до сих пор звонят и беспокоятся. Она в свое время могла с 80-процентной точностью определить, будет у человека раковое заболевание или нет. У японцев в то время прогнозы были на уровне 52 процентов. Под ее научные разработки министр здравоохранения Борис Петровский даже выделял деньги на кафедру. Много чего делали. Она такая непростая женщина. Гимнасткой была – но не выступала. Когда мы поженились – кто-то из нас должен был закончить…

aron-otbivka-1

Календарь соревнований в наше время Москва составляла – и все спортивные общества подстраивались под расписание. Если дата проведения чемпионата Советского Союза определена – значит, все клубы должны успеть провести свои соревнования, например: чемпионат общества, чемпионат Ленинграда, ЦС «Динамо», – а потом уж настраиваться на чемпионат СССР. Мои победы и успехи последовательно соответствовали рангам турниров. Всегда я попадал в тройку. Но иногда все-таки полезно «по морде получать»… ведь поражения учат. Это необходимость! А вообще неважно, какой соперник перед тобой… Сегодня часто можно услышать от молодого атлета: «Я буду чемпионом мира». А я и себе, и своим ученикам всегда говорил одно: «Нужно выиграть очередную встречу». И когда уже все выиграл – можно порадоваться, что первым стал в итоге.
 

Сборная СССР, 1963. Стоят - В. Андреев, Г. Шульц, А. Киброцашвили, А. Кикнадзе, А. Каращук, Б. Мищенков, В. Маслов. Сидят - А. Боголюбов, Р. Джагмадзе, О. Степанов, В. Панкратов, А. Бондаренко

Сборная СССР, 1963.
Стоят: В. Андреев, Г. Шульц, А. Киброцашвили, А. Кикнадзе, А. Каращук, Б. Мищенков, В. Маслов. Сидят: А. Боголюбов, Р. Джагмадзе, О. Степанов, В. Панкратов, А. Бондаренко

 
У нас с тренером сборной страны Владленом Михайловичем Андреевым был скандал такого как бы «семейного типа». Я однажды написал в журнале, в котором фиксировал, в каких соревнованиях выступал и в каких еще собирался, что на чемпионате Европы должен занять 1-3-е место. Андреев возмутился: «Я тебе дам третье место, пиши первое». – «Не буду!» – «Пиши, кому говорят!» Но я никогда запредельных задач себе не ставил. Вот кто-то настраивает себя, что непременно должен стать чемпионом! А я себе ставил задачу просто выиграть очередную встречу. И вот когда выиграешь все встречи, получается – ух, ты, оказывается, я – чемпион! Но когда ставишь себе запредельные задачи, это лишнее напряжение, нервы… Иногда мне приходилось из-за этого ругаться с Андреевым, но по-доброму.

А вообще он был выдающийся психолог. Не передать. Я могу о нем говорить бесконечно! И в его окружении были все непростые люди, личности: Василий Федорович Маслов, Евгений Михайлович Чумаков… а еще сам Анатолий Аркадьевич Харлампиев! Он, кстати, был немножко таким экстравагантным, с ним нужно было держать нос по ветру. Вот, скажем, идет чемпионат страны в Москве. Я борюсь – мне тяжело, но как бы то ни было, схватка долго не продлилась. Я выиграл – непонятно почему. Иду мимо Харлампиева – он на трибуне сидит. «Иди сюда, я-то думал, что ты умеешь бороться, а ты ни хрена не умеешь!..» Протягивает мне руку и пожимает… Ну юмор такой у него. Нормальные люди были…

Шляпу предпочитал фуражке. Боголюбов - первый справа

Тренер сборной СССР
В.Ф. Маслов

Маслову я в сыновья годился. Сам Василий Федорович был чемпионом Москвы по всем трем видам борьбы, а еще чемпионом столицы по фехтованию, плаванию и прыжкам с парашютом. Атлет настоящий! Он даже состоял в охране Сталина. Удивительный человек – не передать коротко. Он никогда матом не ругался.

Правда, один только раз в жизни я услышал от него ругательное слово. Это было в Венгрии, в 1956 году. Там состоялась первая международная встреча: «Динамо» – «Дожо». Я впервые на таком важном турнире, да еще мне пришлось начинать соревнования. Выхожу бороться, против меня – соперник, мы подошли, поздоровались, сделали шаг назад, дается команда «хаджиме» – я туловище убрал назад, а соперник потянулся за мной – я развернулся и бросил подхватом. Три секунды… всего. Тут вдруг Маслов подбегает ко мне… а он ведь никогда в жизни не ругался, но как будто озверел: «Что ты, б…, наделал! Что ты наделал!» – «Василий Федорович, а в чем дело?» – «Да ведь Андропов еще не приехал!» Юрий Андропов был тогда послом СССР в Венгрии. Ну так посмеялись…

И Андрееву – та же самая ситуация – я тоже в сыновья годился. Он ко мне так и относился, хотя Владлен Михайлович был суровым. Простой пример приведу. Нам надо было ехать на встречу «СССР – Франция», а у меня серьезная травма – связки порваны на колене. Я доктору говорю: «Виктор Анатольевич, я не поеду во Францию». – «Как это ты не поедешь?» – «Я лучше буду лечиться, чтобы на чемпионат Европы попасть». – «Но Владлен Михайлович сказал, чтобы ты ехал. Бороться там не будешь – это поощрение за твои заслуги». Ну, раз так, ладно…

Мы приезжаем в Париж – и идем смотреть на взвешивание. «Боголюбов, на весы!» Ну я встал – знаю, что все равно не буду бороться. После взвешивания спокойно иду спать – нога болит, трещит… Тут Володя Панкратов, который со мной в номере жил, отдал мне все свои подушки, чтобы как-то поудобнее ногу уложить. Он, кстати, известная личность – стал со временем начальником УВД Москвы и даже министром МВД. И вот ночь прошла, а утром мне говорят: мол, будешь бороться… В итоге я провел три встречи, одну проиграл. А потом вернулся домой, все-таки залечился – и поехал на чемпионат Европы в Ялту, где стал первым. Это был 1963 год.

Добрые друзья

Добрые друзья

Очередное награждение

Очередное награждение

Европу я выигрывал дважды в личном зачете, дважды в командном. В итоге – четырехкратный чемпион Европы. А чемпионом СССР только три раза становился. Тогда победить на Союзе было очень трудно: москвичи сильные, ленинградцы, грузины, украинцы – ну все. А еще из Сибири приезжали борцы – ой-ля-ля! С ними ухо надо было держать востро! Самбо в те годы пользовалось бешеной популярностью, им все занимались. Вот только один штрих. На Олимпиаде в Токио Владлен Михайлович настраивал нас на победу так: «Ребята, к вам убедительная просьба – за вашей спиной 150 тысяч самбистов. Если вы победите – мы все будем выступать в дзюдо!»

А вообще на дзюдо мы переходили очень просто: нам привезли форму, мы ее надели. Шел 1962 год. Первый раз-то мы выступали по смежным правилам в Венгрии, еще в 1956 году. Потом в 1959-м у нас была матчевая встреча с гэдээровцами. Потихоньку пробовали… Но Федерация дзюдо в СССР была создана только в 1972 году. Вот у меня часы с надписью: «40 лет Федерации дзюдо…» А до этого мы представляли как бы Федерацию самбо. И вот мы выигрывали международные турниры, а Европейский Союз дзюдо делал нам замечание: «Почему вы выступаете в кимоно с белым поясом? Белый пояс – это новичок. Не может быть, чтобы новичок выигрывал у черного пояса!» И мы на второй или третий год приобрели черные пояса.
 

Сборная СССР. А. Боголюбов - второй слева

Сборная СССР. А. Боголюбов — второй слева

 
Дзюдо требует высокой техники. В самбо грубее: я завалил, затащил, заломал… Мне это не очень интересно. И наш Андреев в дзюдо подбирал более техничных. Для меня лично дзюдо органичнее, поскольку я не был одарен генетически. Но у меня… фамилия интересная – Бого-любов! И мне кажется, будто кто-то надо мною всегда держал лапу… Наверное. Мне очень многие завидовали. Ну что я вообще – ни уха, ни рыла, никаких таких бицепсов нет… гладкий, простой человек. Это мне так кажется. С позиции прожитых лет, наверное, что-то все-таки было…

Но никогда никакая гордыня меня не распирала. Даже когда я, например, вошел в сборную страны. А вообще для меня самое дорогое звание – «Мастер спорта СССР». В наше время, чтобы стать мастером спорта, надо было одержать три победы над мастерами спорта, входящими в тройку призеров чемпионата Советского Союза. И я получил звание мастера спорта, выиграв чемпионат страны, будучи еще перворазрядником. Это было в 1958 году, мне еще двадцати не было.

Конкуренция в сборную команду, которая готовилась к Токио, была серьезная. Простой пример: был у меня противник и мой же товарищ – Стас Степанов. Он потом стал начальником Академии МВД СССР. Он являлся учеником Андреева, главного тренера сборной страны. Естественно, каждый тренер хочет, чтобы его ученик выступал на крупных соревнованиях. А я стоял у него на пути. Идет тренировка – я его бросаю. Не так часто – но бросаю. И вдруг он меня бросил – то ли на колено, то ли на попу. И тут Владлен Михайлович на всю округу: «Опя-а-ать Арон упал!» Естественно, он хотел, чтобы его ученик победил. А у нас такая дружба была – не передать. Я даже не знаю, есть ли такая сегодня. Мы друг за друга переживали, помогали. И до сих пор сохранилось у нас такое чувство.

Да, мы были соперники, враги, никто друг друга не терпит, и живем мы оба черт знает где, но если раздается звонок, к примеру: «Арон, в Питер приезжает моя дочка, помоги ей…» – я встречу, помогу. Детей наши распри не касались. Если позвонили, попросили – мы всегда делали то, что должны. Для меня по сей день это очень важно, это что-то особенное… борцовское…

 

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v