Бизнес и Культура

Путевка в жизнь Талгата Аубакирова (ч. 1)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

бк публикует воспоминания одного из первых учеников Александра Миллера –
мастера спорта международного класса
Талгата Аубакирова.

Это одновременно простое и удивительное повествование о своей жизни представляет очень интересную, оригинальную, но в то же время и типическую картину недалекого прошлого нашего замечательного Отечества.

А еще этот искренний рассказ помогает понять людей, которых сейчас называют поколением, рожденным в СССР…

Триумф Талгата Аубакирова

Триумф Талгата Аубакирова

▼    ▼    ▼    1    ▼    ▼   ▼

Моя семейная история очень интересная и личная. У нас, казахов, каждый имеет свое родовое древо. У мамы род (Утей) – это интеллигентные, образованные и творческие люди. А у отца род (Сугур) – воины и кочевники-конокрады. Меня воспитал дед со стороны отца. Байсагиз Аубакиров – так его звали. Он родился в 1915 году, выжил единственный из семьи, когда в 1920-х был мор. Вырос в Оренбургском детском доме, в интернате.

Мой дед Байсагиз Аубакиров

Мой дед Байсагиз
Аубакиров

Потом вернулся из Оренбурга в Казахстан, в Кустанайскую область, и тут началась Великая Отечественная война. В Красной армии служил пулеметчиком, дошел до Австрии, много раз был ранен… Войну всегда вспоминал со слезами.

В 1940 году появился на свет мой отец – Даир, а после войны в семье родились еще пятеро: сестра и четверо братьев. Заир, родившийся после моего отца, разбился в автокатастрофе после армии, остальные живы по сей день. Так и получилось новое поколение Аубакировых.

Мой отец переехал в город Рудный в 1957 году, когда там нашли железную руду. Мама родом из Семиозерного района, это недалеко от Кустаная, красивые места, как и моя мама. Отец как-то побывал там, увидел маму и решил ее украсть. В те времена это считалось нормальным и происходило по обоюдному согласию. И он украл невесту, привез в дом родителей, потом уже всё обговорили с ее родными. Брак молодые зарегистрировали, как положено, в ЗАГСе. Жениху тогда исполнилось 22 года, невесте – 20.

Мама как бы подарила меня отцу на день его рождения – то есть у нас с ним один день рождения, 22 сентября. Он с детства отвозил меня в деревню к деду в село Константиновка на берегу Тобола. Я очень любил деревню, проводил у деда все каникулы и выходные вместе с моими будущими соратниками по спорту Славой Шишкиным и Олегом Карповым…

Рудненская школа дзюдо. Справа в первом ряду - Данияр Аубакиров, над ним - Талгат Аубакиров, левее от братьев - Олег Карпов, в черной майке - Виталий Шушурихин. 1978

Рудненская школа дзюдо. 1978 г.
Справа в первом ряду — Данияр Аубакиров, над ним — Талгат Аубакиров, левее от братьев — Олег Карпов, в черной майке — Виталий Шушурихин.

В нашей деревне в основном занимались животноводством, да еще картошку выращивали. Старики держали четыре коровы, баранов, лошадей, дед работал пастухом, кстати, поэтому я и сейчас отлично езжу верхом.

А в школе я учился в самом Рудном. Между прочим, у нас в классе казахов было совсем мало. Когда здесь обнаружили железную руду и надумали строить Соколовско-Сарбайский ГОК, специалисты приехали не то что из всего Советского Союза, а из всех социалистических стран – болгары, венгры, поляки… Поэтому казахов в Рудном было всего процентов десять.

Все приезжие рассказывали о своей родине, и мне уже тогда хотелось побольше поездить, узнать мир, разные народы. Да и дед мне всегда рассказывал свои истории из жизни, о людях, о том, что они бывают не только хорошими, но и плохими, независимо от национальности.

Первым борцом в нашей семье стал один из младших братьев отца – Бисен, заслуженный тренер СССР по самбо. Он ездил в школу в соседнюю деревню за 18 километров, возвращался, обедал – и затем в город за 12 километров, на тренировку. После поступил в Кустанайский техникум, там попал в число лучших десяти выпускников, которых отправили учиться в Алма-Ату. И там он тоже оказался в числе тех, кого направили на учебу в Москву в ГЦИОЛИФК. После окончания института вернулся в родные места, а мы уже вслед за дядей пошли в борьбу. Мой старший брат Данияр, ныне покойный, был мастером спорта по самбо. Он и привел меня в борцовский зал в 1976 году к моему первому тренеру Олегу Семеновичу Аболонину.

Олег Аболонин и его воспитанники. Рудный, 1983

Олег Аболонин и его воспитанники. Рудный, 1983

Олег Семенович для нас легендарная личность. Правда, сам он никогда не боролся, но после окончания Карагандинского физкультурного института по распределению попал в Рудный и оказался замечательным педагогом, тренером. Например, вспоминаю, как однажды, видимо, чтобы увлечь, он рассказал нам важную историю из своей юности… Был у него случай, когда пришлось столкнуться на улице с парнем, с виду тщедушным и малорослым, но оказавшимся чрезвычайно ловким в единоборстве – он как начал бросать нашего будущего тренера в разные стороны… тот только успевал подниматься. Потом парни объяснились, и Олег Семенович впервые узнал, что такое борьба.

Олег Семенович умел работать с детьми, а ведь у нас в секции их было много, и к каждому следовало найти подход, подобрать ключик. Ежегодно в секцию набирали по 120 человек, хотя зал-то у нас был совсем маленький – пять метров на семь. Пол застилали простыми поролоновыми матами, сверху укладывали ковер, который приходилось постоянно зашивать. Но поскольку другого мы не знали, нам казалось, что и так хорошо. Кстати, из нашего зала вышли ныне очень известные люди в борцовском мире: тренер молодежной сборной Белоруссии Сергей Шушурихин, старший тренер Узбекистана Андрей Штурбабин, старший тренер Татарстана Сергей Штурбабин.

Победил Сергей Шушурихин...

Победил Сергей Шушурихин…

Андрей Штурбабин в центре

Андрей Штурбабин в центре

▼    ▼    ▼    2    ▼    ▼   ▼

Наши тренировки в ту пору, как я сейчас понимаю, были незамысловатыми: разминка, отработка приемов, набарывание… И в первую очередь рудненская школа ориентировалась на оттачивание борцовской техники – мы старались делать все технические действия правильно и красиво. Тренер пытался доводить технику борьбы до такого идеала, чтобы каждый из нас мог проснуться ночью и сделать любой прием с закрытыми глазами.

В детстве я был худой и ничем не примечательный. Что-то у меня получалось, а что-то и не получалось – ну, как у большинства, наверное. Поэтому тренер особо меня не выделял. И тут есть довольно важный психологический момент. Ведь я очень уважал своего деда и много времени с ним проводил, помогал по хозяйству и нередко отвлекался от тренировок.

А тут буквально на глазах мой старший брат начал бороться довольно серьезно, а я как бы всё деду помогаю. Но однажды я не выдержал и посетовал вслух: «Ата (это по-казахски «дед»), я тоже хочу бороться, как они, но вот постоянно сижу в деревне». Тут мой дед улыбнулся и говорит: «Ты уже сейчас хорошо борешься, ведь борьба – это жизнь, а со временем и Европу пройдешь, и весь мир, и о тебе все узнают». Все его наставления, а их немало, для меня кодекс чести Сугура, это мой стержень жизни.

Именно дед почему-то поверил и вдохнул в меня эту веру. Поэтому я глубоко убежден: именно любовь деда помогла мне стать хорошим борцом. А ведь поначалу старший брат, да и остальные родственники не воспринимали меня как будущего борца.

В 1978 году я впервые принял участие в первенстве Кустанайской области, где выступил в «весе комара» – 32 кг, умудрился завоевать третье место и получил свою первую грамоту. А вскоре случился и первый успех на всесоюзных соревнованиях в Рудном, куда приехали ребята из Челябинска, Алма-Аты… Я выиграл тот турнир и вдруг почувствовал, что могу бороться по-настоящему.

И уже в восьмом классе мы с моим другом Олегом Карповым решили заниматься серьезно. Вставали ни свет ни заря – бегали, работали с резиной, качались, до бесконечности боролись… Олег ведь рос без родителей, в интернате, и он мне говорил: «Талгат, у нас с тобою только одна дорога в жизни – спорт». Олег со школьных лет мечтал стать чемпионом мира и даже олимпийским чемпионом. В детстве и юности мы с ним были как братья, не разлей вода. А уже став взрослым, я даже сына назвал в его честь – Олегом.

И, между прочим, поначалу наш тренер не знал, что мы с Карповым рано утром встаем на зарядку, бегаем и даже договариваемся, чтобы нам открывали зал. Бывало, тренеры приходят на утреннюю тренировку, а мы с Олегом спим на ковре. Они в шоке: «Вы что, из зала не уходили?» Вот так в нас и пробудилась страсть к борьбе. А силу ведь дает не разум, силу дает страсть. Мы даже какие-то упражнения придумывали себе сами – что-то где-то подсматривали, вычитывали…

И очень большое внимание мы уделяли общей физической подготовке – ОФП, как это тогда называлось: турник, отжимания, брусья, резина, гантели… Сначала я мог подтянуться 12-13 раз, а когда уже стал заниматься специально, то и 35 раз, и даже больше. И причем мы всё делали на скорость, на технику, хотя совсем уж четкого, строгого плана тренировок у нас не было, но каждый день – и основательная утренняя зарядка, и обязательная вечерняя тренировка в зале.

Дошло до того, что мы решили, что для большого успеха в спорте этого мало, поэтому надо прекращать ходить в обычную школу… Даже случалось, что наши тренеры договаривались и какие-то справочки писали, чтобы нас иногда освобождали в отдельные дни, хотя мы еще не были в сборной области, а тем более Казахстана. Но девиз у нас был серьезный: «Кто больше пашет, тому и воздастся…» Потом я, конечно, понял, что это был ошибочный лозунг – ну такой юношеский максимализм.

Интересно, что даже при больших тренировочных объемах у нас почему-то не было состояния перегрузки. И, кстати, тогда никакого медицинского контроля за нами не было. Только при приеме в секцию требовалась справка от детского врача – и все дела. Понятно, что в детстве мы, конечно, болели, как и все, – у Олега был хронический бронхит, у меня тоже что-нибудь случалось. Видимо, оттого, что медики за нами не следили, нагрузки все-таки были немалые, а еда довольно скромная. Конечно, летом веселее, случалось, денег наскребем, ведро клубники купим – вот тебе и витаминизация…

▼    ▼    ▼    3    ▼    ▼   ▼

Первый турнир на выезде у меня был в Алма-Ате в 1982 году – Республиканский совет ДСО «Труд». Все свои схватки до финала я выиграл, но в финале проиграл своему другу и постоянному сопернику – Вячеславу Шишкину. Точно сейчас и не вспомню: то ли я тогда проиграл по шидо, а может, и по мнению судей – хантей. Мы же со Славой с детства тренировались вместе, причем оба одного года рождения, в одном весе выступали, и всегда у нас или шидо, или хантей. Слава тренировался у Опабека Сандыбековича Ибрашева, ему я благодарен за поддержку и веру в меня как в казахского борца. Сандыбекович на все соревнования, даже когда я боролся за Челябинск, привозил мясо конины из дома, которое давало мне силы.

Опабек Ибрашев в центре кадра. Астана, ЧМ-2015. Фото Дм. Челяпина

Опабек Ибрашев в центре кадра.
Астана, ЧМ-2015. Фото Дм. Челяпина

Следующий памятный турнир – ЦС «Труд» в Челябинске. За выход в финал Слава выиграл, я проиграл. Он стал первым, я – пятым. Дальше еще один турнир в Казахстане, и опять он – второй, а я – третий. У Славы борьба была осознанной, а я, честно говоря, и правил-то толком не знал, выходил на ковер и – как дед говорил: «Рубись до конца» – рубился. Никакой продуманной тактики.

Александр Миллер

Александр Миллер

Кстати, путевку в жизнь я получил в Челябинске на турнире ЦС «Трудовые резервы» осенью 1984 года. Олег Семенович повез ребят 1963 года рождения и взял меня, чтобы я поборолся со старшими. Вот тогда меня и заметил Александр Евгеньевич Миллер. Мы боролись в спорткомплексе «Динамо», и мне удалось выиграть у довольно сильных ребят. К этому времени я уже окончил школу и поступил в Рудненский индустриальный институт.

В школе, кстати, оценки у меня были неплохие, но хороших знаний я не получил, а просто с учителями были выстроены «правильные отношения». После 8-го класса я думал уйти в техникум, но классная руководительница убедила, что надо учиться дальше, и устроила меня в другую школу. Но в старших классах я в основном боролся и толком не учился, тем не менее учителя ко мне относились хорошо, и я окончил школу почти без троек – только по физике и математике. И в институт поступил без особых проблем: так получилось, что вступительные экзамены принимали преподаватели, которых я знал с первого класса.

К окончанию средней школы я был кандидатом в мастера спорта, но, кстати, особого значения спортивным званиям не придавал и даже своего удостоверения мастера спорта никогда не видел. И еще в отличие от Карпова я никогда не мечтал стать каким-то большим чемпионом, тем более – олимпийским. Мне ведь нравился сам процесс борьбы – просто выйти на ковер и побороться всласть. И пусть даже соперник сильнее меня – рубишься с ним, и это здорово! А там уж выиграл или проиграл – дело второе. И еще – я всегда уважал соперников, а особенно тех, кто боролся достойно, без помощи судей….

В том памятном турнире «Трудовых резервов» в Челябинске в 1984 году я выступал в весе 65 кг, у всех выиграл и дошел до финала. Потом уже Миллер вспоминал: «Я очень удивился: худющий парень из Казахстана, руки – как веревки висят, но как-то неожиданно для специалистов дошел до финала, где его ждал очень сильный борец Андрей Юшин, который уже молодежное первенство мира выиграл…»

Началась схватка, в самом начале я сделал бросок на оценку кока (тогда она еще была), Юшин чуть откинулся от меня в сторону, и я тут же бросаю его на юко. Допускаю, что судьи даже могли занижать оценки, но летал он хорошо и явно проигрывал схватку. Тогда судьи стали тянуть время, дотянули до восьми минут. Он же именитый, поэтому должен был выигрывать – вот ему шанс и давали: будто он сейчас возьмет и порвет меня. Но тут его уже и силы покинули. «И когда он на тебе повис, – вспоминал Александр Евгеньевич, – мы остановили схватку и отдали победу тебе…»

И потом я остался на сборах в Челябинске, еще без Олега Карпова, его тренер отправил на первенство Казахстана по самбо, где Олег стал вторым. Мы с ним очень благодарны своему первому тренеру – он искренне старался дать нам путевку в жизнь и сделал всё, что мог. И как людей воспитал, и в принципе поставил достойную борцовскую технику.

Александр Евгеньевич начал поближе сходиться с Олегом Семеновичем, расспрашивал про нас. Наконец, в 1985 году в Алма-Ате состоялся ЦС «Трудовые резервы». Участвовали спортсмены 1965 года рождения. И наш Карпов выиграл этот ЦС. Тут уже Миллер прямо предложил: мол, хочу трех парней из Рудного пригласить к себе в Челябинск. И мы поехали: Олег Карпов, Андрей Полторацкий (86 кг) и я…

Фото из архива Талгата Аубакирова

См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Путевка в жизнь Талгата Аубакирова (часть 2)
См. ОКОНЧАНИЕ Путевка в жизнь Талгата Аубакирова (часть 3)

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.