Бизнес и Культура

«Раньше я был как бультерьер…»

Это признание Хапез Искаков
сделал накануне своего шестидесятилетия…
Да, это был чрезвычайно одаренный борец!
Как заметил выдающийся тренер Александр Миллер,
«с первого взгляда можно было понять,
что это будущий мастер спорта
международного класса…»
Но ему немного не повезло: он не оказался в нужном месте в нужный час…

iskakov-otbivka

Мама моя из семьи репрессированных: в тридцатые годы их выслали из Казани на строительство Магнитки. А отец был рекрутирован из Семипалатинской области в трудовую армию тоже на металлургический комбинат. После окончания трудовой повинности он уехал на родину, в Казахстан, но потом решил вернуться на Урал и здесь сошелся с мамой. Поженились они в 1946-м. Мама – татарка, отец – казах, а я получился магнитогорец, россиянин.

Родные люди

Родные люди

Семья была большая – восемь детей, я четвертый. После меня еще двойняшки родились, брат и сестра… Первая девочка не выжила – послевоенный голод, лишения, а остальные все выжили.

Вначале мы жили на левом берегу Урала в бараках – потом в небольшой квартирке неподалеку от кинотеатра «Комсомолец» в Ленинском районе. И наконец нам дали полнометражную двухкомнатную квартиру на площади Орджоникидзе. В этом доме жила городская «знать»: высокие потолки и т.п. В нашей детской комнате стояли двухъярусные койки, и мы все как-то помещались…

Со старшим братом

Со старшим братом


Отец, крепкий физически, всю жизнь проработал грузчиком, мама выращивала цветы в садово-парковом хозяйстве. Грамоты никакой – отец только крестик ставил, а мама умела еще как-то расписываться. Дедов своих ни по отцу, ни по матери я не видел, не дожили они до внуков, были репрессированы. Не знаю, в кого я получился, но уже в раннем детстве, когда я бегал по двору, слышал от соседей: мол, борцом будет. Известно, что дед по маме был сильным борцом на поясах…

Кстати, двор у нас был замечательный: по советским меркам элитные дома, школа рядышком. Директором школы была жена председателя горисполкома, по-нынешнему – мэра города. Она хорошо о нас заботилась, а обо мне особенно, я даже у них дома делал уроки. И вообще, было много всяких радостей, каждое лето нам доставались путевки в пионерские лагеря…


Все это хорошо вспоминается, но беда в том, что я был страшным драчуном – дрался буквально каждый день. А однажды в школе порезали моего брата, и я туда прибежал и жестоко отомстил за него, много было крови, побитых…

iskakov-otbivka

В классическую борьбу я пришел в двенадцать лет. До этого мы с одним товарищем уже пробовали «качаться»: занимались гантелями, отжиманиями, подтягивались на турнике, старались что-то читать по культуризму. Мой друг записался в секцию классической борьбы и позвал меня. Правда, потом он бросил занятия, а я остался.

Магнитогорская школа

Магнитогорская школа

Тренера нашего звали Андроник Сергеевич Атамян. Первые полтора-два года меня бросали все кто попало, а потом я подтянулся, чему-то научился, окреп и сам стал выигрывать. Наконец, накануне первых моих соревнований меня зовет тренер и начинает расспрашивать и в книжку записывать: «Как, ты 1954 года?» Он ведь набирал ребят 1952 года рождения, и получается, что я его обманул, когда записывался.

Ростом я был небольшой, а вес в ту пору был около 36 кг, но руки и плечи уже набрали силу: что-то было заложено природой, да и по хозяйству я много помогал родителям. Нередко с отцом что-то строили, сад перекапывали, еще у нас три погреба было – тоже уход был нужен. А когда жил у родственников на левом берегу в частных домах, приходилось чистить выгребные ямы, навоз, обрабатывать картофельные поля… работы всегда было невпроворот. И еще важно, что в семье был культ физкультуры: сестры и братья всегда зарядку делали, а старший брат вообще боксом занимался, когда учился в магнитогорском горном институте.


Классикой я прозанимался три года, вплоть до 1969-го. Был призером первенства области, выполнил первый юношеский разряд, на нескольких турнирах показал хорошие результаты и казался вполне перспективным борцом. Еще школьником я поборолся в разных городах: Соликамске, Джетыгаре, много раз в Челябинске.

Победил Михаил Абзамзон!

Победил Михаил Абзамзон!


В 1967-м студент МГМИ Виктор Ерошин на общественных началах в старом здании техникума профтехобразования под флагом спортивного общества «Буревестник» организовал секцию борьбы самбо. Там впервые начинали заниматься М. Яценко, С. Пятков, В. Смаржек, В. Бакланов, Н. Денисов, Ю. Иванов, А. Шульгин, П. Кучин… Все в основном 1948-1951 годов рождения. В то же время в спортивном зале «Динамо» тренер-общественник, сержант милиции В. Ткаченко вместе с работником милиции А. Дидухом организовали секцию самбо.

А в 1969 году Ерошин впервые в Магнитогорске провел соревнования на Кубок Урала по самбо, куда прибыли гости из Челябинска во главе с Харисом Юсуповым. В том же году было проведено первое и последнее первенство города по самбо на приз милиционера Н. Шишко. Соревнования судил Юрий Алехин, который вскоре организовал секцию борьбы самбо в зале «Динамо» при пожарной части. И я в возрасте 15 лет оказался в одном из первых наборов этой секции.

Юрий Алексеевич был на десять лет старше меня, окончил политехнический техникум в Свердловске и казался очень взрослым. Он был стройный, худенький, но довольно крепкий, с сильными плечами, ногами. В Магнитогорск он перебрался из Перми. В начале пути ему очень помог как врач и тренер Григорий Абрамзон, который пришел в самбо из классической борьбы. Со временем борцами стали и его сыновья Михаил и Лев.

Уголок

Уголок


Эта секция самбо как бы самоорганизовалась – вместе тренировались студенты, милиционеры, причем разного возраста. Одним из тренеров был старший сержант милиции В. Ткаченко, он тоже трудился на общественных началах. В первом же наборе оказались и ставшие потом известными самбистами Виктор Пшеничников и Юрий Иванов. С первым мы боролись в одном весе, и Алехин нас постоянно «затравливал» на тренировках. Витя был таким тягучим, настырным борцом, позже мы с ним вместе учились в институте физкультуры и жили в одной комнате в общежитии.

Занятия у Алехина были очень интересными, мне ведь в классической борьбе не хватало разнообразия, а в самбо разрешались и болевые приемы, и захваты на ноги, подсечки, зацепы – такой богатый арсенал приемов! Тренер где-то умудрялся доставать самбистские куртки, правда, поначалу у меня был старый пиджак, который быстро порвался…


Первые официальные соревнования, в которых я участвовал, – первенство Челябинской области в конце 1969-го или в самом начале 1970-го. Боролись мы во Дворце спорта ЧПИ. Я тогда уже неплохо боролся в партере, освоил болевые приемы, накаты, перекруты, удержать меня было трудно…

Еще до финала я проиграл Вите Мосейчуку, попался на болевой, правда, он был старше на три года и уже чемпион СССР среди юношей. Когда он меня поднял, я просто не знал, что делать, и опустил руки – тут он мне на руку и сел. Хороший урок – запомнился. Еще там был сильный борец – Мухорин, кажется, а еще Слава Попов, Валера Тимшин… И Боря Шунькин тогда прекрасно выступил, у него здорово получались подхваты и подсечки. Позже, в 1971 году, мы вместе с ним на первенство Европы ездили в Неаполь…


После первенства области были соревнования в «Динамо», где мне удалось бросить Гену Ившина. Я его опередил: он только через спину подвернулся, и тут я не сплоховал… Но то самое первенство области в 1970-м я проиграл – не попал даже в тройку.

Харис Юсупов в центре

Харис Юсупов в центре


Кстати, там впервые увидел Хариса Юсупова. Он меня подозвал, расспросил, где я раньше занимался, и пригласил в РОС «Динамо», а потом на ЦС «Динамо», а это уже союзный масштаб. И там я стал вторым, а потом выиграл в Казани Всесоюзную спартакиаду в честь 100-летия В.И. Ленина. Было мне 16 лет, и я постепенно набирал силу. Надо признаться, что дома-то я элементарно недоедал, а тут на сборах и на соревнованиях было нормальное питание, я даже в весе прибавил килограмма два-три.

Как тренер, Алехин видел мою перспективу, делал упор на работу в партере и сам пытался со мной бороться. Но потом я уже больше находился на сборах и с Алехиным редко виделся. Меня постоянно вызывали в Челябинск, Харис Михайлович старался разместить меня в гостинице в милицейском городке на улице Сони Кривой. Но когда там не было мест, приходилось жить в прачечной. Я даже как-то пожаловался Юсупову: мол, сырость, пар, трудно дышать – а он мне: «Ты чего капризничаешь? Двойников вообще на морозе спал!» Мне даже как-то стыдно стало…

Искаков, Федоров, Копотилов, Козлов, Пронин

Искаков, Федоров, Копотилов, Козлов, Пронин


А тренировались мы во дворце «Динамо», и Юсупов стал меня переманивать, обещал хорошие условия. Кстати, в Магнитогорске секция была на самоокупаемости. За занятия платили сами ученики по три рубля в месяц, крутая цена, что сказать. Правда, Алехин сразу всех предупредил: кто выиграет первенство области – будет тренироваться бесплатно…

А Юсупов в самом начале 1970-х устроил нам настоящий соревновательный марафон. Мне удалось выиграть ЦС «Динамо», спартакиаду… Наконец, в конце 1970 года я впервые оказался в Москве на международном турнире по дзюдо, который проходил во дворце спорта «Крылья Советов». Там было много наших – Сергей Пронин, Слава Попов, Дружинин…


В моей категории 58 кг было человек восемь челябинцев: Витя Пшеничников, Саша Копотилов, Валера Федоров… Все они попали в одну группу, а я (!) один – в другую. Помню, Харис Михайлович радовался: ну, чемпион у нас будет! Я тогда проиграл только в финале, стал вторым на этом престижном турнире.

iskakov-otbivka

Юношеское первенство Европы по дзюдо состоялось в марте 1971 года в Неаполе. А накануне в Москву на сборы прибыли все сильнейшие дзюдоисты, и среди них трое челябинцев: Ившин, Шунькин и я.

Крутой парень

Крутой парень


У меня тогда возникла серьезная проблема: резко скакнул вес – с 58 до 66 кг. Надо было его сгонять, и я обратился за помощью к доктору сборной страны Минасяну, он мне предложил радикальное средство – слабительное. В итоге всю ночь перед полетом не спал, а потом еще в самолете бегал… Наконец, добрались до места, я надеялся, что смогу что-то поесть, но хватило одного стакана воды – и меня снова замутило со страшной силой.

Вот такое было в ту пору медицинское обеспечение. Кстати, и обязательная диспансеризация перед важными турнирами была минимальной: контроль давления, кардиограмма, рецепт на витамины – и вперед. Так что боролся я там за честь великой державы, будучи в совсем плачевном состоянии, буквально зеленый после такой радикальной сгонки веса. Шатало, тошнило, но вставал, выходил на татами и в принципе выступил неплохо – стал третьим призером первенства Европы 17 лет от роду.


Третьим стал и будущий олимпийский чемпион Владимир Невзоров, который выступал с травмой спины… Ившин стал вторым по молодежи, Шунькин – пятым, а Славу Попова почему-то не взяли, хотя он был явно сильнейшим в стране.
Мастер спорта

Мастер спорта


После той Европы мне даже пообещали звание мастера спорта, но не дали, шибко молодой был. Потом уже во взрослых турнирах я выполнил мастерский норматив по самбо, еще чуть позже – по дзюдо.


А мастерство мы в основном набирали на тренировочных сборах, мне, например, нередко приходилось работать в спарринге и с Невзоровым, для которого я был неудобным соперником: он считал меня слишком жестким даже в тренировочных схватках. Сам же Невзоров был довольно молчаливый и на редкость трудолюбивый – пахарь, каких мало. Этому я у него учился, а еще я приглядывался к иностранцам: у них все-таки была своя школа.


Важным стал и переход от самбо к дзюдо. У меня он оказался довольно безболезненным, наверное, потому что я всегда испытывал большую тягу к техничной борьбе, чем к силовой. Мне одинаково неплохо удавалось бросать и влево, и вправо, нормально переключаться с одного приема на другой. И дзюдо в этом смысле давало больше свободы в движении…

iskakov-otbivka

В самом начале 70-х Алехин еще работал в Магнитогорске, но учеников у него было уже немного. Сам я больше был на сборах и соревнованиях, чем дома. К сожалению, меня угораздило получить сравнительно серьезную травму буквально в тренировочной схватке. Я уже было закончил занятия, но меня буквально из душа вытащил Миша Елатомцев (он был постарше, призер Союза, участник международных турниров) и уговорил еще немного «потолкаться», а в момент схватки лег мне на ногу. Надо было лечиться, и я выпал из тренировочного и соревновательного процесса – кому ты нужен больной?

 Женская сборная ВС в КНДР

Женская сборная ВС в КНДР


Но еще до травмы Алехин договорился в тресте «Магнитострой» и пристроил меня тренером в секцию борьбы. Ребят туда шли и шли, я втянулся в работу. Когда у меня появлялись особенно талантливые и перспективные воспитанники, Алехин забирал их к себе. Например, из тех ребят особенно выделился Витя Казанцев, который стал призером юношеского первенства СССР по самбо…

В 1972 году меня призвали в армию. Наша часть стояла в Магнитогорске. Отслужил я буквально дней десять и отправился на сборы, а потом на армейский турнир. Нога зажила, можно было бороться, и я уже не столько служил, сколько защищал честь войск ПВО. Эту спортивную вахту несли со мною известные борцы – Борис Шунькин и магнитогорец Александр Бабенко.


В 1973-м я выиграл в Баку чемпионат страны войск ПВО, меня практически освободили от воинской повинности. А еще до этого, в 1972 году, когда я уже служил, Алехин предложил мне поискать деньги и съездить в Томск на мастерский турнир. Мне сделали вызов, и я один поехал в Томск. И выиграл его – в первый день входил в колею, потом форму набрал, разогнался – и раскидал всех. Ко мне подошел старший тренер сборной Уральского военного округа: «Ну и молодец, а какого ты года рождения? Давай мы тебя призовем в армию к себе». – «А я уже служу!» Они меня все равно пригласили, я тренировался в СКА Свердловска и выступал за Уральский округ.

Мои первые ученицы

Мои первые ученицы


Потом перед чемпионатом страны в Барнауле у меня начались проблемы со здоровьем – нашли камни в почках. Я пролежал в московской больнице больше недели. И все-таки выступил за армию, меня взял старший тренер ЦСКА Борис Мищенко, но в призы я не попал, хотя несколько схваток провел хорошо и даже вел в схватке с Арамбием Хапаем из Майкопа, который сумел одолеть легендарного Давида Рудмана и стал чемпионом СССР.

Думаю, что мое здоровье сильно подорвало построение тренировок: три раза доходило до перенапряжения. Алехин практически не давал нам полностью восстанавливаться после мощных тренировочных циклов. Пахали и зимой и летом без отдыха. Плюс неважное питание, ведь элементарно не хватало денег на еду, хотя я даже грузчиком подрабатывал в магазине. И, конечно, сказалась постоянная и дурная сгонка веса…


А вот у Юсупова тренировки мне нравились больше. Хотя и он старался планку поднимать. Бывало, внушал нам: дескать, берите пример с Гены Ившина – он за вечер триста бросков делает и восемьсот подворотов! Это была такая советская имперская идеология – результат во что бы то ни стало!

iskakov-otbivka

В 1974 году я поступил в Челябинский институт физкультуры, а через четыре года вернулся в Магнитку на тренерскую работу. Юрия Алехина уже не было, он перебрался в Москву. Работали Владимир Хохлов, Григорий Абрамзон, а позже к ним подключились выпускники института: Виктор Пшеничников, Александр Пауесов, Володя Козлов и Александр Фигловский, а еще Анатолий Молибога…

Я и тренировал ребят, и сам периодически выступал на армейских турнирах. Были даже какие-то победы в 1979-1980 годах. Например, стал чемпионом Вооруженных сил СССР в Тбилиси. Но здоровье стало подводить: врачи мне объясняли, что систематическая сгонка веса привела к тому, что кишечник потерял эластичность. Однажды весной 1980 года чуть всё не кончилось трагически: случился перитонит, прободение, дней десять я был в коме, но выкарабкался. Почти год лежал в магнитогорской больнице, мучительно восстанавливался, заново учился ходить и… снова начал бороться, даже умудрился выиграть областные соревнования.

С Александром Миллером

С Александром Миллером


Наконец, в 1984 году я окончательно перебрался в Челябинск, где близко сошелся с Александром Миллером. С ним мы познакомился еще до института, когда приезжал в Челябинск на сборы и соревнования. Он всегда с интересом следил за мною на тренировках, а я его в ту пору особенно не замечал – сам-то был типа звездой: призер первенства Европы, СССР, России, Вооруженных сил…

Но вот прошло десять лет, и именно Миллер стал для меня настоящей опорой в жизни. Я тогда служил в части на АМЗ и очень трудно уживался с начальником части Николаем Жуковым – иной раз чуть ли не до драки доходило. И Миллер стал моей отдушиной, бывало, пару дней в неделю я ночевал у него дома или в общежитии 101-го профтехучилища, где работал Александр Евгеньевич. А я тогда курировал его учеников, которые служили в части на АМЗ, ну и в самом профтехучилище возился с ребятами, азы показывал…


На моих глазах Миллер затеял в училище строительство пристроя к основному спортивному залу, обустройство тренажерного зала, спортивный городок во дворе с турниками и прочими снарядами. Сам же Евгеньич был мне очень симпатичен: увлеченный, цепкий, целеустремленный. Создавалось впечатление, что он вообще никогда не унывал, хотя человек-то живой, сложный, наверное, всякое у него на душе было, но виду не подавал! Я у него учился умению общаться с людьми, терпеть, просто жить…


На моих глазах он из обыкновенного пэтэушника Васи Киселева сотворил превосходного борца, который стал чемпионом СССР. Мне кажется, Миллер – это просто тренер во плоти, он жил и живет только ради своих воспитанников. Ну, такая судьба у человека…


И я, пока служил сверхсрочную, тоже старался помогать борцам, призванным в армию. Многие через меня прошли: Гена Ившин, Витя Бетанов, Слава Попов, Витя Мосейчук, Толя Семенов, Валера Федоров, Толя Крутиков, Саша Новиков, Слава Султанов, Вася Турлаев, Андрей Комиссаров, Олег Карпов, Леня Бедарев, Андрей Мисягин, Гиви Гаургашвили, Алексей Герасимов, а позже служили такие известные борцы, как Юрий Степкин, Виталий Макаров, Лаша Пипия, Андрей Востриков, Марсель Юсупов, Иван Першин… В моей квартире в Свердловске ребята нередко останавливались, я отдавал ключи Славе Попову или Мосейчуку, и они там сами хозяйничали.

Мужская стать

Мужская стать


Когда больших спортсменов призывали в армию, я всегда ходатайствовал, чтобы их освободили от службы. С тем же Бетановым я познакомился еще в 1971-м на сборах в Туапсе. Такой был красивый, долговязый парень, на несколько месяцев младше меня. Мы дружили, увлекались подводной охотой… И спустя годы, уже в армии, Витя служил под моим присмотром: тренировался, выступал в турнирах, даже в Баку в 1978 году выиграл чемпионат СССР в весе до 95 кг.

Кстати, с другим великим тяжеловесом Гришей Веричевым я познакомился еще в Магнитогорске на юношеском первенстве Урала по самбо. К тому времени он был призером Союза по юношам – высокий, спокойный, тогда еще не толстый. Потом мы учились вместе в институте, сидели рядом, помню, как он списывал на экзаменах…


Гриша перешел на свободный график, в институте его редко было видно. А совсем юным, еще до Челябинска, он тренировался у моего армейского тренера Петра Антонова. Поначалу был худым, потом подрос, возмужал, сил набрался, а то ведь раньше лежал под батареей в спортзале, лентяй лентяем!


А уже в Челябинске серьезно с ним занимался Харис Михайлович, постоянно подтаскивал ему на тренировки спарринг-партнеров, сильно его выделял… Веричев очень долго удерживал себя на пике спортивной формы, может быть, благодаря удивительно крепкой нервной системе. И вес не гонял, как мы, бедные. В свое время он был намного быстрее, шустрее всех тяжеловесов и очень грамотным тактически – Гриша часто побеждал еще до начала схватки…

 

Текст: записал Михаил Шевелев
Фото: из личного архива Хапеза Искакова

 
 
 

Понравился материал?
Помоги сайту!
Яндекс-кошелек  
Яндекс-кошелек: 41001701513390
WebMoney  
WebMoney: R182350152197
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png