Бизнес и Культура

Самбо как первая любовь

бк публикует воспоминания
одного из самых первых челябинских мастеров спорта по самбо
Алексея Никишина
о своей спортивной молодости,
озаренной пламенной страстью к единоборствам – самбо и дзюдо…

otbivka
…В нашем послевоенном поколении почти у всех пацанов был «имперский замес»: что-то такое бойцовское, спортивное… Да, поначалу и во мне доминировало нечто «воинственное». Так что я пошел заниматься единоборствами, чтобы во дворе сводить счеты со своими обидчиками…
nikishin-0
В седьмом классе я попал в секцию самбо – к нам на педагогическую практику приехал известный тренер Анатолий Комельков. Это было так интересно! Я с нетерпением ждал каждой тренировки. Комельков их порой пропускал, а я все равно сидел в тренировочном зале, ждал его. Потом уже дошло до того, что из всего набора только я один на тренировки приходил. Оценив мое усердие и страсть, Комельков отвел меня в «Динамо». Первое впечатление: захожу во дворец спорта «Динамо» в парке им. Гагарина и вижу, что в раздевалке на первом этаже лежит ковер, а напротив сидит Харис Юсупов на лавочке – здоровый такой дядька! Так я первый раз встретился с великим тренером, «Папой Ю», как его со временем стали нежно называть воспитанники. «Ну что – давай тренируйся!»

Все, что мне показывал Комельков, я отрабатывал «от» и «до», а Юсупов… Кажется, он вместе со мной постигал основы самбо, единоборств, поскольку сам тогда еще был молодым тренером. Юсупова мы воспринимали как большого организатора: он занимался для нас поиском оборудования и обмундирования. Хотя поначалу нам только в раздевалке и разрешали тренироваться. Но скоро секция приобрела популярность, так много подростков набивалось в комнату – что в раздевалке уже было сложно полноценно отрабатывать приемы. Потом потихоньку нам разрешили заниматься в самом спортивном зале, который раньше в подавляющем количестве случаев отдавался на игровые виды спорта.

Для меня Юсупов был очень комфортным, уютным человеком. Как правило, он брал своеобразное «шефство» над талантливыми и старательными учениками – и в гости к себе приглашал, поил, откармливал. Анатолий Семенов говорил мне потом, что «первый раз нормально поел у Юсупова дома». Харис часто чем-то одаривал своих учеников – мне на свадьбу подарил какой-то графин со стаканчиками, Александру Миллеру – шкуру, из которой тот полушубок сработал. Наверное, самому Юсупову это в кайф было…

otbivka
У меня многое получалось. Да, в общем-то, я в любом виде спорта себя находил: в волейбол все время резались во дворе, а вечерами по школьному стадиону бегал. Читал, конечно, – мне Комельков в нужное время учебник по самбо дал. Так что я смотрел, разбирал приемы, даже еще до тренировок. А потом по ночам, бывало, не мог долго уснуть – переживал, обдумывал, почему не получился тот или иной прием. Я до сих пор помню все свои схватки, которые проиграл. Меня практически невозможно было бросить одним и тем же броском дважды: если хоть раз попался, я анализировал, разбирал ситуацию и делал выводы.
nikishin-3
А какая радость была от занятий! «Ох, как я сейчас его бросил!» – и такой сразу подъем душевный, радость от красивой победы! Примерно такой же кайф я испытывал от наблюдения за другими борцами: если кто-то сделал очень красивый или техничный бросок – «как же здорово, как ему это удалось?» Жалел лишь, что не было тренеров, которые бы мне показали раньше этот прием.

Можно сказать, что я был довольно практичным человеком: отчетливо понимал, что со спортивными наградами в институт будет легче поступить или еще что… Но все же это было вторично: мне действительно очень хотелось бороться и непременно выигрывать. А понимание, что такое есть самбо на самом деле, пришло гораздо позже – как разрабатывается тактика, как участвует физика. Тогда же я обратил внимание: кто занимался единоборствами – борьбой или боксом, они выступают только за себя, а не за команду. Думаю, что виды спорта, где ты выступаешь один, – важнее… Меня все жена упрекает, что я до сих пор какую-нибудь компанию не собрал, чтобы бизнесом заниматься. А я уверен, что надеяться нужно только на себя – и с себя спрашивать. А с остальных я спрашивать не могу.

otbivka
К знаменитому Давиду Рудману я попал юношей. Выиграл, кажется, на сборах в «Динамо» – и нас в Куйбышев тренироваться отправили. О Давиде Львовиче мне рассказывал Юрий Афонин: мол, есть один парень, который уникально делает болевые приемы. И когда я его увидел воочию – не поверил: кожа да кости! И тут Рудман мне решил показать болевой прием на стопу. Я-то раньше думал, что удар по стопе можно терпеть – ан нет! «Как ты его вытерпишь, там же тысяча костей – только сдвинешь их вместе, орать будешь благим матом!» Вытерпеть этот прием было практически невозможно, я сразу же сдался. Неоднократно я наблюдал, как Рудман боролся на первенстве Москвы, когда он уже был пятикратным чемпионом Советского Союза и трехкратным чемпионом мира в категории 63-70 кг. А свой вояж в Японию он мне описал просто: «Я на все шесть схваток по самбо потратил полторы минуты. Сразу сдергивал вниз – и они от меня бежали!»
nikishin-1
В самбо можно делать всё, что и в дзюдо, за исключением удушающих приемов. Плюс болевые приемы на ноги, на колени. Это уникальные приемы – и, конечно, были борцы, которые затачивались именно на такие эффективные проводки и успешно применяли их в схватках. После обучения у Рудмана я приехал в Челябинск – и всем делал болевые. Приехал однажды к нам Николай Мусатов, тяжеловес из Озерска, у него еще Валерий Двойников тренировался, – и я со своими 75 кг против него вышел. Он аж рот разевал: мол, как это так – никогда не испытывал на себе подобных болевых приемов?! Потом меня Валерий Янчик благодарил за науку, что я привез из Куйбышева…

Травм соперникам после таких болевых приемов – не избежать. Была у меня схватка с одним дагестанцем, до сих пор в голове ее прокручиваю. Я – юноша, выступающий на взрослом чемпионате России. В группе против меня выходит дагестанец – я точно знаю, что они все «вольники», крепкие, здоровые, наверное, в два раза меня старше.Сажусь на руку – ну чего, Рудман ведь научил – рука трещит, а борец не сдается. Я переползаю на ногу, на колено – его выламываю. Трещит – не сдается. И не сдался! После схватки он вышел за ковер и поковылял к врачу, те начали на него накладывать шины. Я к нему подхожу, спрашиваю: «Слушай, а почему ты не сдался-то?» – «Ну как я могу отдаться такому пацану, меня в городе засмеют!» Да, дагестанцы в этом отношении упертые, за это я их уважаю.

otbivka
Мастером спорта я стал уже после восемнадцати лет. Мы были на первенстве Украины со всей командой. Сам Юсупов боролся в тяжелом весе, я где-то в полутяжелом – и так все ребята распределились по зачетной таблице. Потом мы узнали о разговоре между Юсуповым и украинским тренером, который говорил, что их команде неловко будет проиграть борцам с Урала. Как бы то ни было, мы заняли третье место. В это же время Юсупов тоже получил звание мастера спорта. Да, он любил бороться. Один раз он разозлился на меня – и мы схватились на ковре. Я ему болевой сделал, пытаюсь зацепиться. А Харис взял меня как щенка – и начал крутить. И я подумал в тот момент: «До чего же он здоровый!»

Он был очень сильным – и в физическом, и в духовном плане. Но забавные моменты случались с ним постоянно: один из преподавателей по гимнастике рассказывал, как самбист Юсупов с брусьев упал башкой вниз, а потом начал бегать и причитать: «Ой, ой-ой!» Думали: «Все, что-то сломал…» А у него, оказывается, когда падал, мизинчик попал под голову и ударился об пол. Очень потом жаловался на это…

Признание профессионалов, конечно, мне было гораздо ценнее реакции публики. Когда относятся к тебе уважительно, когда понимают, сколько ты труда вложил в свое развитие… Только они без лишних эмоций могут понять, сколько было вложено часов тренировок, переживаний и травм… Я, может быть, и дальше боролся бы, но мне оторвали обе ключицы. А если снова тренироваться, выкладываться по полной – снова будет рваться, плечи сведет. Травмы и самбо, травмы и дзюдо – это неразделимые понятия.

otbivka
nikishin-5О дзюдо я слышал с самого начала, как только заинтересовался единоборствами. Посмотрел фильм «Гений дзюдо», с упоением наблюдал за бросками. Очень уважал эту борьбу. Однажды даже меня судьба свела с Владимиром Покатаевым, чемпионом Европы по дзюдо. Я юношей поехал на первенство общества «Буревестник». Смотрю: а у меня в группе Покатаев из Саратова, заслуженный мастер спорта. Ну хорошо, давайте попробуем его. И только я беру два захвата – тут же начинаю лететь через спину с падением! Думаю: «Ну ничего себе, как удар в боксе!» Молниеносный бросок! Попробовал еще раз, пониже теперь встал – бах! – и опять я лечу! И так три раза. Я подобной техники никогда и не видел.

Потом уже приехал домой, начал отрабатывать этот бросок за две руки. Он ведь и в самбо, и в дзюдо исполняется. Прием красивейший: за две руки подворачиваешься, и ноги соперника описывают круг… С каким же высоким классом Покатаев его делал!

otbivka
Ежемесячно мы ездили на соревнования. Обеспечение было по талонам – стоимость рассчитывалась в зависимости от ранга соревнования. Если отправляли на чемпионат России, то могло быть и под 50 рублей… хорошо тогда подкармливали. В те годы все время борцы на соревнования ездили, останавливали нас только травмы. Сломал руку – месяц отдыхаешь. Да и то, когда я вывихнул руку, приходил на тренировки в гипсе, только подворачивался на другую сторону.

За спиной Юсупова

За спиной Юсупова


Тогда на парадное построение перед турниром самбисты выходили голыми по пояс из-за банальной бедности. Ну не доставалось каждому по куртке, у нас их было три-четыре, облачались в них только непосредственно перед схватками. Правда, некоторые пытались что-то сшить себе, но получалось так себе. А вот лично мне Харис выдал динамовские самбистские шерстяные трусы и борцовки. Это было круто, друзья-соперники смотрели на меня с завистью. Кстати, трусы были очень крепкими, на века, разве что моль их может сожрать…

Юсупов был для меня центром притяжения, я видел, как вокруг него люди собирались. Он находил язык со всеми. Выстраивание отношений между людьми было его уникальным даром. Он умел вовремя поддержать: к примеру, приходил я после травмы к нему, а он мне сразу заявляет: «Поедешь? Да там слабак против тебя будет!» И вот я иду, борюсь, заряжен, как полагается.

Активное участие в соревнованиях у меня продолжалось чуть ли не до 30 лет – до 1977 года. Попробовал бороться по дзюдо, поехал на Центральный совет Советского Союза по обществу «Локомотив» – там третьим стал. Уже сам чувствовал, что начал исчерпывать себя, что реакция постепенно потеряла свою первоначальную остроту – а это и есть самое важное в борьбе, если ею заниматься серьезно.
nikishin-2
«Я в Казани, немедленно вылетай сюда! Тебя допустили на первенство Советского Союза!» (Юсупов.)
На казанские сборы я как-то вошел – и первый номер по России выиграл. Дальше по расписанию была схватка с украинцем – я ему сделал болевой прием, он вроде бы сдался, но на ковре судья был украинцем – и победу мне не дал. И так я расстроился, блин! Ведь был бы в тройке запросто! Молодежное «серебро» досталось Двойникову из Озерска. Я с ним тогда тренировался по просьбе Юсупова, чтобы более молодого Валеру подготовить.

Двойников в 1976 году боролся на Олимпиаде с «тяжем», будучи сам в категории до 80 кг. Он перебил категорию – и стал серебряным призером. Я прочитал об этом в газете: «Ну, Валера, король!» А как он делал «мельницу»! Заходили мы к нему на тренировку, он как нас заметит, говорит: «Сила – ничто, техника – все!» – и делает 8 раз на одной руке подтягивание, держа в руке тренировочную сумку.

Юсупов в самбо достиг третьего места на первенстве России и звания мастера спорта. Бывало на сборах так, что если в «тяжелой» категории мы оставались без борца, то просили Хариса Мунасиповича выступить. Он выходил, боролся. Даже меня иногда в тяжелый вес ставил: с моими 80 килограммами я напивал воды побольше – и шел взвешиваться. Вот такими хитрыми приемами мы пользовались, когда конкуренции не было по категориям. И я слышал разговоры, мол: «сейчас будешь биться с недовеском, в партер его задавишь – и все…» А этот недовесок ему через несколько секунд болевой прием как проведет! И это все под крики тренера «Ты кому проигрываешь!!» Такие моменты в голове отмечаются надолго!

otbivka
К началу 70-х у нас появилось дзюдо. Сразу им заинтересовался: ребята борются в кимоно, подумал, что тоже нужно попробовать. Интересно было узнавать новые приемы, которых в самбо нет. nikishin-4Кто чего-то подхватит, к примеру – Александр Попов показывал «удушающий со стойки» – и все начинают разбирать этот прием. Но все же дзюдо немного было в моей практике. Я понимал важность и необходимость самбо, нельзя было от него отказываться. Это же наш, отечественный вид борьбы, в конце концов. Я до сих пор считаю, что разнообразие всегда лучше…

В начале 70-х соревнования по самбо продолжались, но Юсупов уже отошел в дзюдо, начал растить новое поколение – Виктора Мосейчука, Виктора Бетанова, Анатолия Семенова, Геннадия Ившина. Из той плеяды самый яркий, пожалуй, Мосейчук. Он был старшим тренером в «Локомотиве», двукратным чемпионом Советского Союза по юношам и чемпионом по молодежи. Я видел его схватки с Ившиным – просто разделывал в пух и прах за считанные минуты. Тот же результат он показал, когда первый раз на соревнования в Германию отправился. Его спросили, сколько он занимался дзюдо, ответил: «Неделю…» – «А до этого?» – «Пять лет самбо».

Уникальный борец был, чувствительный. И он мне рассказывал впоследствии, что его сподвигло на занятия самбо: прочитал в газете, что «Никишин стал чемпионом». А жили мы в одном доме некоторое время: каждый день нам нужно было принести по два ведра воды, два-три ведра угля, чтобы растопить печки. Думаю, оттого и руки у нас сильными и цепкими были.

otbivka
Когда в Челябинске открылся филиал Омского института физкультуры, туда ушел ректором Юрий Катуков, сам был легкоатлетом, зав. кафедрой в пединституте. И как только появилась там кафедра борьбы – он сразу же Юсупова пригласил, а Харис позвал меня, Комелькова, всех первых мастеров. И мы там вели специализацию, читали курсы студентам.
nikishin-6
Тогда же я обратил внимание на Александра Миллера: учился он хорошо, все планы и нормативы сдавал, всегда точным и аккуратным был. Юсупов подчеркивал, что Александр был самым деловым из всех нас, кто хотел выйти ему на замену. Кстати, Гриша Веричев тоже пытался. Был даже такой разговор с ним, когда он признался, что когда-нибудь станет старшим тренером в Челябинске. Юсупов не возражал: «Гриш, да пожалуйста, я уйду – тебе все карты в руки». Но Веричев… Это отдельная история.

Ившин все беспрекословно выполнял, что говорил ему Юсупов. В этом он был фанат. Ему Харис сказал сделать тысячу подворотов – и с тренировки не уйдет, пока не выполнит задание. А однажды Юсупов столкнул меня с ним. Но Гена намного меня меньше! Я его в захват, а он подворачивается под захват – правда, бросить не может. Подворачивается, подворачивается – я аж рот разинул от такой скорости. Мы еще на спартакиаде одной боролись – Ившин пришел за день до взвешивания, встал на весы – а у него 69 кг вместо необходимых 63. «Ившин, ты чего?» – «Да все в порядке, пойду в баню». Наутро у него было точно 63 кг. И давай долбить всех…

Ившин был потенциальным олимпийским чемпионом. Но во время подготовки к Олимпийским играм один грузин его на сборах обманул. Попросил, чтобы тот вторым номером ему проиграл… А Гена, блин… Ну а потом этот грузин бочонок вина тренеру подогнал и отправился на Олимпийские игры.

otbivka
С Бетановым я тоже боролся на тренировках. Уникальный по чувствительности борец. Он до того «расслабленным» был – его никто чисто не мог бросить. Витя как бы «падал по частям»: сначала нога, колено, может быть бок, локоть. Но никогда не падал чисто на спину, чтобы на «иппон» не попасть. У Бетанова были уникальные перевороты – он специально давал себя на удержание, держал с десяток секунд, а потом переворачивался и делал удержание сам. И добивался победы.
nikishin-7
Еще он мне рассказывал, как на взрослом первенстве Европы выступал, где бился с хорошим английским борцом. Тот делает ему болевой прием, и тут Витя слышит, что остается 40 секунд до конца поединка. «Да хрен с тобой – пусть ломает руку. Не сдамся. Зато медаль будет». Вот такие мысли иногда у чемпионов проскакивают… А я потом видел этого англичанина на Олимпийских играх в Москве.

У самбо, к сожалению, было еще ограничение с точки зрения международного уровня. Было дело, мы с Юсуповым обсуждали, как все деньги с самбо на дзюдо начали перетекать. Поэтому у меня не было международного опыта – самбо оказалось в стороне. И так получилось, что свое-то мы отдали, а японское приютили…

Но ведь на Олимпиаде в Москве можно было ввести самбо в программу, что гарантировало бы нам десять медалей! Но Брежнев пошел навстречу Индире Ганди – та попросила его разрешить хоккей на траве. И кому он нужен, этот хоккей? А вот самбо в пятнадцати стран соцлагеря развивалось по полной программе, но уступили, блин, Индире… Но что тут поделаешь – такая была государственная политика…
 

Текст записал Михаил Шевелев

 
 
 

Понравился материал?
Помоги сайту!
Яндекс-кошелек  
Яндекс-кошелек: 41001701513390
WebMoney  
WebMoney: R182350152197
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v