Бизнес и Культура

Сергей Николаев: дзюдо – это сильные эмоции

 Текст  

Весной 1997 года по весьма уважительной причине Николай Шаламов оставил пост президента областной Федерации дзюдо, которую он возглавлял с начала 1990-х годов, будучи главою Курчатовского района. Возникла необходимость найти ему замену в лице статусного человека, близкого к властным структурам, чтобы укрепить общественную организацию административным ресурсом и способствовать привлечению внебюджетных финансовых средств. Старший тренер сборной области Александр Миллер со своими соратниками пытались решить эту проблему и в итоге обратились к главному контролеру-ревизору КРУ Минфина РФ по Челябинской области Сергею Евгеньевичу Николаеву, который любезно согласился рассказать о своем участии в этой истории…

Сергей Николаев

Сергей Николаев

Читайте также
Архив проекта «Победа любит нас. История южноуральского дзюдо». Том 2

▼    ▼    1    ▼    ▼

Мой «роман» с дзюдо начался в октябре 1995-го. Хотел бы сказать «в одно прекрасное утро», но на самом деле оно было сырым и промозглым – я полетел в столицу на коллегию Министерства финансов. В полупустом салоне рядом оказался известный тренер Александр Миллер. Мы с ним ни с того ни с сего разговорились «за жизнь», хотя раньше встречались лишь эпизодически, близко друг друга не знали, правда, общих знакомых было примерно полгорода. Приземляемся в Домодедово, Миллер спешит к телефону-автомату, я подхожу – слышу, как он пытается договориться о гостинице на стадионе «Динамо». Выясняется: что-то не срастается, я ему предлагаю ехать вместе – за мною забронирован двухместный номер в гостинице «Россия». Тогда нельзя было делить номер с посторонней женщиной, а с мужиком – пожалуйста.

Александр Миллер

Александр Миллер

Мы вместе поужинали, Саша в основном делился своими проблемами, рассказывал о сложной ситуации в челябинском дзюдо и вообще в большом спорте. Тогда меня это мало интересовало, хотя мой сын в школьные годы лет пять занимался у Юрия Ефимовича Попова, но при переходе в старшую группу бросил дзюдо. Утром Миллер побежал куда-то на тренировку, все вещи забрал, но забыл записную книжку на столике. Я ее взял и разыскал его в Челябинске, чтобы вернуть пропажу.

Надо сказать, особой дружбы у нас не было, но иногда где-то пересекались по разным поводам: и по делу, и на каких-то банкетах, мероприятиях. Александр Евгеньевич – человек весьма непростой: одновременно и закрытый, и открытый, и вообще личность интересная. В профессиональном плане он сочетал в себе и незаурядного тренера, и, как говорится, эффективного менеджера. За свою долгую профессиональную карьеру Миллер воспитал десятки выдающихся мастеров: призеров и чемпионов СССР, России, Европы, мира и Олимпийских игр. В последние четверть века никто из челябинских спортивных наставников не может сравниться с ним по результатам – то есть парень он непростой. Наши легендарные мастера, ученики Хариса Юсупова, – тот же Виктор Бетанов – не могут объяснить, как может тренер, не будучи сам большим мастером, «делать чемпионов». Но ведь тренер и борец – совершенно разные ипостаси, как, скажем, театральный режиссер и актер. Гениальный режиссер может быть посредственным актером – и наоборот.

Примерно через полгода после памятной поездки в Москву, где-то в марте 1996-го, Миллер обратился ко мне с просьбой – помочь за бюджетные деньги приобрести б/у-шные татами на олимпийской базе в Новогорске. Он приготовил соответствующее письмо на бланке Облспорткомитета, подписанное Г.Н. Чариковым, – и я откликнулся на просьбу, обратился к начальнику Главного финансового управления А.Е. Прокину, который без волокиты завизировал письмо. Миллер даже не понял, как это могло так быстро решиться, и сильно благодарил меня, мол, спасибо, теперь вы за нас! Но тогда я еще никаким боком к дзюдо не относился.

Читайте также:
Мир борьбы Александра Миллера

Наконец, в мае 1997-го Миллер приходит ко мне с серьезным предложением: «Сергей Евгеньевич, помоги нам выжить – от имени Гриши Веричева и всех наших ребят прошу возглавить областную Федерацию дзюдо». Я начинаю возражать: «Понимаешь, я не первое лицо в федеральном ведомстве, у меня нет расчетного счета и сметы, из чего я мог бы финансировать общественную организацию типа спортивной федерации. Кроме того, я даже по этическим соображениям не могу обратиться к губернатору и ходатайствовать о выделении кому-то каких-то денег просто потому, что по долгу службы обязан заниматься контролем за расходованием бюджетных средств. Я же отлично представляю, зачем ты ко мне пришел…»

Александр Миллер и Григорий Веричев

Александр Миллер и Григорий Веричев

Тут он признается, что из-за уголовного дела бывшего президента федерации дзюдо теперь и спортсменов считают бандитами, такое пятно размазали на всех. И я сочувствую: «Ну частично так оно и есть, ведь из ваших ребят формировались всякие рейдерские отряды, бригады и понятно почему: ну кто обломает лучше, чем дзюдоист? Не надо мне рассказывать сказки – мы взрослые люди». Тем не менее обещаю помочь: «Раз уж ты обратился, я поищу человека, способного реально вам помочь, но нужна неделька, чтобы подыскать кандидатуру, а я могу быть на каких-то вторых ролях». Мне было ясно: свадебный генерал Миллеру не нужен, да и сам я не хотел относиться к его просьбе как-то формально.

Добровольное спортивное общество «Динамо», где культивировались самбо и дзюдо, как правило, возглавлял генерал из силовых структур. Поэтому в первую очередь я подумал, что самой подходящей кандидатурой на пост президента федерации дзюдо является начальник налоговой полиции области – генерал-лейтенант Анатолий Петрович Сурков. Он обладал крайне необходимыми для руководителя достоинствами – тонким психологическим чутьем, позволявшим безошибочно оценивать людей и ориентироваться в хитросплетениях реальной жизни, а также редким ораторским даром!

И в этом смысле у Суркова много общего с легендарным Харисом Мунасиповичем Юсуповым. Правда, в 1990-е годы основоположник челябинской школы борьбы отошел от практической деятельности, но все равно имел большое влияние на текущие дела. Юсупова я впервые увидел еще в 1960-е во Дворце спорта ЧМС, где сам занимался классической борьбой у Александра Чепракова. Харису тогда не было сорока, и он пару раз подменял нашего тренера. И когда спустя лет тридцать я ему рассказал об этом, он сильно удивился, но, разумеется, не мог вспомнить какого-то пацана.

Анатолий Сурков, Игорь Жучков, Сергей Николаев, Харис Юсупов

Анатолий Сурков, Игорь Жучков, Сергей Николаев, Харис Юсупов

Как я понимаю, сам основоположник челябинской школы борьбы не был таким уж выдающимся борцом, хотя его везде величают: «Батыр, батыр…», но, безусловно, он обладал исключительными психофизическими данными. В 1930-1940-е годы одаренному юноше сложно было развить свои недюжинные способности в обычном башкирском селе, где не было ни подходящих условий, ни тем более квалифицированных спортивных наставников. Тем не менее благодаря невероятной богатырской силе и незаурядному характеру уже в студенческие годы он стал мастером спорта СССР по вольной и классической борьбе, самбо и башкирской национальной борьбе куреш.

Про свои победы лично мне он ничего не рассказывал, не хвалился. Да и вообще Харис Михалыч был большим философом – почти всегда старался уходить от прямых ответов, отделывался притчами, афоризмами. И самое поразительное: сегодня его ученики, давно уже взрослые мужики, частенько произносят его словечки и фразы. По сути, он их с детства «окультуривал» на свой лад. К примеру, увидит красивую женщину и воскликнет: «О, богиня!» – а теперь его повторяют и Александр Миллер, и Хапез Искаков, и другие. Они сами давно деды и учат уму-разуму своих внуков, но по-прежнему копируют своего наставника. Это какой же харизмой обладал Хариc, если сумел передать свой оригинальный язык, как «культурный код», нескольким поколениям учеников!

Харис Юсупов

Харис Юсупов

По большому счету Юсупов заменил отца многим пацанам из неблагополучных семей: что-то показал, посоветовал, кого-то поддержал в трудный момент, ну и, конечно, научил бороться на ковре и в жизни. Где бы сейчас были многие известные мастера, если бы не Михалыч? А ведь именно благодаря ему «трудные подростки» смогли увидеть мир – Париж, Мадрид, Берлин, Рио-де-Жанейро, Токио… – и вообще стать нормальными людьми.

И главное про Хариса. Я не могу разгадать и понять, каким образом он сумел прочувствовать, уловить в нужный момент, что именно дзюдо так капитально приживется на Южном Урале?! Здесь же были превосходные самбисты, вольники, классики, призеры чемпионатов СССР, Европы и мира плюс отличные традиционные борцовские школы, но он, видимо, нутром учуял: надо браться за это непонятное, почти запрещенное дзюдо!

Читайте также:
Тренер о тренере

В 1964 году согласно «Олимпийской хартии» Япония получила право на пробное включение в программу Олимпиады в Токио своего национального вида спорта – борьбы дзюдо. И там довольно успешно – четыре бронзовые медали – выступила сборная СССР, составленная из бывших самбистов. Но потом восемь лет – тишина, и только в 1972-м в Мюнхене дзюдо приобрело официальный статус как олимпийский вид. А у Юсупова уже были на подходе будущие чемпионы Европы – Геннадий Ившин, Анатолий Семенов, Виктор Бетанов, который в 1974-м выиграл молодежный чемпионат мира в Рио-де-Жанейро. Для этих парней Харис Михалыч был полубогом. Пожалуй, у нынешней молодежи его «прихваты» не прокатили бы – но в свое время он точно знал, что надо говорить ученикам и как мотивировать их на спортивные подвиги.

Григорий Веричев, Борис Шунькин, Геннадий Ившин, Харис Юсупов

Григорий Веричев, Борис Шунькин, Геннадий Ившин, Харис Юсупов

▼    ▼    2    ▼    ▼

Вернусь к истории с Сурковым. Еще в советское время он дослужился до полковника, занимал должность заместителя начальника областного УКГБ (впоследствии Министерства безопасности), был полон сил, нацелен на продолжение служебной карьеры – однако понимал: за генеральскими лампасами надо ехать в какую-нибудь Тмутаракань, а бросать родные места не хотелось. И тут очень кстати (шел 1993-й год) губернатор Вадим Соловьев предложил ему возглавить региональное управление налоговой полиции. Петрович, естественно, согласился на генеральскую должность и, надо сказать, справился с новой работой. При нем челябинское управление стало одним из лучших в стране. Будто всю жизнь он накапливал потенциал, «критическую массу» силы, опыта, амбиций – и вот, наконец, всё рвануло!

Анатолий Петрович Сурков – личность уникальная. Более сорока лет он занимал руководящие должности и независимо от внешних обстоятельств находил свое место, как говорится, «при всех прижимах». С комсомольских лет его отличало редкое умение расположить к себе кого угодно и устроиться лучшим образом в любых экстремальных условиях. Петрович крепко усвоил «науку побеждать» и всю жизнь следовал высоким идеалам и целям, декларируемым сверху. Вот почему его имя сразу пришло на ум, когда зашла речь о президенте Областной федерации дзюдо.

Анатолий Сурков, Юрий Федоров, Сергей Николаев

Анатолий Сурков, Юрий Федоров, Сергей Николаев

Совершенно неоспорим ораторский талант Суркова. Все, кому посчастливилось хоть однажды слышать генеральские спичи, преклоняются перед его незаурядным даром. Вспоминаю одну страстную обличительную речь по какому-то поводу. Говорил он часа полтора-два – не назвал ни одной фамилии, не уточнил: кто именно плохой, кто хороший, кто просто аморфный? То ли о фантоме речь, то ли о существе с руками, ногами, то ли о какой-то козявке – неважно! Зато как обличал – кровь закипала! Такое редчайшее умение говорить много, красиво, связно… Но потом пытаешься вспомнить, о чем шла речь, что он сказал, что имел в виду, – и понимаешь: уму это непостижимо!

Кстати, сравнительно недавно нас с ним пригласили на юбилей известного борца. В кафе я приехал раньше него, вскоре он звонит: «Ты меня встреть, пожалуйста, чтоб я не заблудился». Подъезжает, встречаю, до банкетного зала надо пройти метров пятнадцать по коридорчику. Пока шли, он интересуется: «Кто юбиляр-то?» – «Такой-то международник». – «Ты хоть покажи мне его там». – «Да сам увидишь, во главе стола сидит нарядный…»

Заходим, садимся, тамада тут как тут: «Слово нашему дорогому генералу Анатолию Петровичу!» Тот встает, расправляет плечи и… такой тост загнул минут на двадцать: «Я знаю этого парня сорок лет, очень надежный товарищ, смелый, решительный, с ним хоть в разведку, хоть в атаку, против бандитов, наркоманов, всяких подонков, врагов Отечества». А народ полупьяный, уже часа полтора за столом – и все чуть ли не рыдают: «Ах, какого замечательного человека, героя нашего времени мы чествуем!»

Вот что такое настоящий оратор или спикер по-современному? Да, может, он и не Фидель Кастро – тот 6-7 часов кряду мог молотить и держать двухмиллионную толпу, но ведь и наш Петрович не промах! Я бы даже сказал: кладезь!

Кстати, об ораторах. Однажды к нам прилетел Егор Гайдар, и мне посчастливилось слушать его выступление в разных аудиториях: в администрации области, в налоговой инспекции, в драмтеатре на сборе актива. Гайдар трижды повторил одно и то же о наших социальных, экономических и прочих проблемах. А вечером его пригласили на телевидение, где он еще раз всё повторил слово в слово! И все четыре раза народ слушал с замиранием сердца…

Мой выбор кандидатуры на пост президента федерации не был случаен. Сурков оказался самой подходящей кандидатурой. Когда я ему сказал об этом, он только спросил: «Скажи честно, что там делать?» – «Функции президента в основном представительские, спортсмены сами знают дело, а финансовую часть при необходимости я проконтролирую». – «Согласен!» Реакция была мгновенной! Ну, это же Петрович, я его прекрасно знал…

Через неделю встретились снова, поговорили подробнее, как ему находить общий язык с борцовским сообществом – в успехе я не сомневался. Важно было дать ребятам почувствовать, что у них кто-то теперь за спиной, а вообще они и сами с усами. Наша общая задача – выполнить антикризисную программу, укрепить реноме челябинской школы дзюдо, по возможности помочь с бюджетным финансированием и т.п. Я напираю на Петровича: «Ты вхож к Петру Ивановичу, у тебя все козыри на руках – вот почему тебя и прошу».

▼    ▼    3    ▼    ▼

Ключевые фигуры челябинского спорта

Ключевые фигуры челябинского спорта

В итоге мы с Сурковым вдвоем взялись помогать дзюдоистам. Я или берусь и делаю, или сразу отказываюсь. Если бы Миллер не понравился, возможно, я б не оказался причастным к дзюдо – мне ничего не стоило отказать. И, разумеется, никого из мастеров я не буду связывать со своим именем – типа «благодаря мне Виталий Макаров стал чемпионом мира», это глупо. Но мы с Петровичем делали всё возможное на нашем уровне, чтобы обеспечить качественное, стабильное финансирование. Но в тренировочный и соревновательный процессы мы никоим образом не вмешивались – да и права не имели.

Правда, порой возникали вопросы к Миллеру: «Саша, объясни, пожалуйста, зачем ты везешь в Тюмень пятнадцать человек, может, хватило бы десяти? Не все же реально претендуют на призовые места. Часть из них даже на местных турнирах выше пятого не поднимаются…» Но пусть это останется «за кадром», наверное, тренер старался обкатать молодежь, а может, это требовалось для ведомости, чтобы обосновать затраты в Облспорткомитете. Подробности я не знаю, это тренерская кухня, мы с Сурковым в нее свои носы не совали.

В 1990-е жилось несладко – бывало, в течение одного дня инфляция достигала чуть ли не 100%. Почти как у Ремарка в «Триумфальной арке»: если ты утром не купил что-то – вечером оно будет в пять раз дороже. У нас с Сурковым никакие денежные реки не лились, да и у государства тоже. Если б я вдруг стал миллиардером, возможно, лично вложился бы в какой-то вид спорта – но не факт, что в дзюдо. Безусловно, минимальные средства находили, но бюджетное финансирование – совершенно закрытый мир. И здесь я Миллеру помогал, знакомил с кем надо, хотя он и сам мог пронырнуть везде, но когда я рядом – к нему уже было немного другое отношение.

Читайте также:
Дзюдо – это отношения между людьми

Наша служба находилась на одном этаже с Финансовым управлением области, которое возглавлял Альфред Галимов. Мой давний товарищ Геннадий Чариков, председатель Облспорткомитета, распоряжался выделенными ему бюджетными деньгами. Иногда он предлагал провести взаимозачеты, чтобы выкроить какие-то средства на спортивные мероприятия. Надо еще понимать суровый 1998 год, когда экономика провалилась в страшную яму. Сам Чариков по кабинетам не ходил – зачем? Он не мог отвечать за всю Россию, за всю планету. На собственное содержание по утвержденному финансовому плану ему хватало, а разные просители должны были сами шевелиться, толкаться в разные двери и добывать какие-то средства.

На приеме у мэра Челябинска Вячеслава Тарасова, начало 2000-х

На приеме у мэра Челябинска Вячеслава Тарасова, начало 2000-х

Поначалу мы с Миллером вместе ходили по всяким кабинетам, я его знакомил с девчонками, ведущими взаимозачеты. А года через полтора он уже сам мог напрямую зайти к кому угодно. Конечно, при необходимости я был готов помочь ему, но в принципе он справлялся с документами – да и зачем мне было заниматься не своей работой? Сурков тоже мог только хлопотать, просить, но сам не подписывал финансовые документы. Понятно, что никакие умопомрачительные расходы на спорт не проходили без ведома министра финансов. Тут уж Чарикову приходилось упираться, сочинять слезные прошения и подписывать их по всей цепочке, а он ведь шибко взрывной, хоть и отходчивый.

В конечном счете Геннадий Никитович старался помогать дзюдоистам, но никакой зеленой дороги для нас не было – просто нереально отнимать бюджетные деньги, скажем, у волейболистов или футболистов. А губернатор сразу предупредил: «Ребята, если начнется какое-то воровство, виновный сразу получит пистон – и Саша Миллер получит лично от меня». Петр Иванович пригласил нас с Сурковым и строго наказал: «Ребята, вы возглавляете дзюдоистов и имейте в виду, чтобы никаких дрязг! Будет смешно, если генерал налоговой полиции и главный ревизор влипнут в какую-то денежную историю!» Мы, конечно, отнекивались: что вы, Петр Иваныч, такого быть не может! Так что всё финансирование шло своим чередом по установленному порядку.

Правда, порою нас с Сурковым выставляли в качестве пугала – «сейчас подниму трубку, позвоню Николаеву, он проведет внеплановую ревизию» или «приедет налоговая полиция и чего-нибудь накопает»! Конечно, это неправильно – и всё переводилось в шутку. Тем более все прекрасно знали: я не пойду по заказу и вообще не мог ходить вне заявки, у меня есть устав, должностные обязанности, служебные инструкции…

Просто на память с губернатором Петром Суминым

Просто на память с губернатором Петром Суминым

Читайте продолжение на второй странице >>

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v