Бизнес и Культура

Сергей Николаев: дзюдо – это сильные эмоции

 Текст  

▼    ▼    4    ▼    ▼

Одно из сильнейших впечатлений – поездка в Париж на чемпионат мира 1997 года. У нас собралась замечательная компания «болельщиков»: Григорий Веричев, Александр Миллер, Юрий Федоров, Дмитрий Худяков, Вячеслав Попов, Юрий Семенов, Юрий Серебренников, ну и мы с Сурковым. Спонсировали поездку Федоров, Худяков, Семенов, а всякие непростые оргвопросы по выезду за границу помог решить Петрович. Поскольку я был как бы невыездной, пришлось договариваться с руководством Минфина РФ. В итоге всё получилось, и мы, взрослые мужики, радовались и дурачились, как дети.

Григорий Веричев. Париж 1997

Григорий Веричев. Париж, 1997

Юрий Федоров

Юрий Федоров

Дмитрий Худяков

Дмитрий Худяков

Парижский спортивный дворец «Берси» произвел неизгладимое впечатление – огромный спортивно-концертный комплекс, вмещающий до 20 тысяч зрителей! Я никогда не был даже на чемпионате Европы, а тут перед глазами все мировые звезды дзюдо, бушующее море болельщиков! Рядом оказались совершенно необузданные бразильцы – полсотни мужчин и женщин, все в желтом. Они с такой страстью танцевали самбу, что вся трибуна ходила ходуном, чуть было не рухнув вместе с нами. Бразильцы прилетели на собственные деньги c другого конца света – для них это огромный праздник. Юра Федоров наклонился ко мне, чтобы докричаться: «Евгеньич, чувствуешь, как тут ой?!»

Мы будто заразились детской непосредственностью. Бесподобный Париж, свобода, равенство, братство – никаких тебе начальников и жен, можно оторваться и наслаждаться жизнью по полной программе! На третий день рванули в Диснейленд и упивались весельем – ерничали, подшучивали друг над другом, разыгрывали смешные сценки. Дима Худяков признался, что уже бывал здесь, и предложил прокатиться на детском поезде. Мы только «за» – двинулись за ним по какому-то темному переходу. В полумраке мало что видим, а звучащую речь на английском, французском, естественно, не понимаем.

Александр Миллер и Анатолий Сурков. Париж 1997

Александр Миллер и Анатолий Сурков. Париж 1997

Вячеслав Попов. Парижский Диснейленд

Вячеслав Попов. Парижский Диснейленд

Наконец, садимся в поезд, правда, совсем не такой, как у нас в парке Гагарина. Пристегиваемся ремнями, сидим спокойно, ждем, вроде всё нормально, сердечко не ёкает. Дима напутствует: «Это простой аттракцион, я на нем катался, и вам надо с чего-то начинать, потом уж перейдем на сложные». Мы с Сурковым рядом, тут же Гриша, Юра Семенов, Миллер… Поезд – раз, тихонечко тронулся, пошел-пошел, приостановился… – и вдруг будто сорвался в пропасть, весь мир перед глазами пронесся, вся жизнь в мгновенье промелькнула! Димка, гад, загнал нас на самую сложную хрень! Бешеная американская горка вертикально взмывала под небеса, тут же проваливалась в преисподнюю и начинала вертеться со страшной скоростью, будто уж на сковородке! Мы чуть не сошли с ума, орали, матерились, проклинали Худякова, рассвирепевший Гриша рубанул кулаком по спинке, сломал кресло: «Где Димка? Я его задавлю!»

Читайте также:
Юрий Семенов о дзюдо в «лихие девяностые»

Мы вылезли чуть живые – потные, мокрые, пошатываясь, двинулись к выходу. Димочка спрашивает: «Ну что, ребята, как вам понравилось?» Гриша взвился: «Я тебя урою!» Дальше матерная брань на весь Диснейленд. Тот удивляется: «Вы не слушали предупреждение перед посадкой?» Оказывается, по радио объясняли: малым детям, старикам, сердечникам, гипертоникам лучше не рисковать здоровьем, можно и крякнуть – это сложный аттракцион даже для подготовленной публики. Мы едва отошли – минуты три всего, а показались вечностью. На выходе у всех рожи потные, перекошенные, все орут! Потом уж устроили такое мирное путешествие на пароходике, примитивное, как у Марка Твена по Миссисипи. И еще пытались пристыдить виновника, Дима отнекивался: так получилось, просто поезд на глаза попался…

Ба, знакомые все лица! Диснейленд, Париж 1997

Ба, знакомые все лица! Диснейленд, Париж 1997

Жили мы все в одной гостинице «Виктория» на Монпарнасе в самом центре Парижа. У меня даже счета сохранились – хороший отель, шведский стол… Гриша сразу заявил: буду жить в дальнем углу, на первом этаже. Храпел он дико! Стены ходуном ходили, стекла дрожали, соседи выходили, интересовались: может, землетрясение в Париже или рядом электричка несется в тоннеле? С ним в одном номере даже Семенов не мог спать. Вечером всякая тусня, то туда сходим в кафешку, то сюда… На Пляс Пигаль, конечно, нарисовались, всем же интересно было, весело. Семенов даже хотел Суркова затащить в публичный дом, но тот, будучи членом КГБ с 1800 какого-то года, естественно, воспротивился.

С Сурковым вообще настоящая клоунада. Во время чемпионата у него родился внук, а сотовых телефонов в нашей компании всего два-три: у Федорова, Худякова, кого-то еще – не помню. Сидим на трибуне в «Берси»… подходит Дима: «Анатолий Петрович, вас к телефону», протягивает трубку. Звонит сын Артем, сообщает, что родился внук и Петрович стал дедом! И как раз на арену выходит легендарный французский тяж – Давид Дуйе, такая машина, красавец, олимпийский чемпион! Публика в восторге, все вскакивают, орут, голос Артема в трубке: «Папа, кто там кричит?» – «Так все узнали, что у меня внук родился, французы приветствуют!» То есть с юморком у Петровича порядок.

Вечером всей бригадой пошли в ресторан отметить такое событие – чинно сидим, беседуем. Худяков принес с собою две литровые бутылки водки «Кристалл» (с блестящими черными наклейками), купленные перед вылетом из Москвы в дьюти-фри, подзывает бармена, мол, надо открыть и разлить. Гарсон возражает: никак нельзя! Дима дает ему 20 долларов: «Сейчас можно?» – «Можно, можно!» Забирает бутылки, разливает, мы шутим, развлекаемся, поздравляем Петровича с внуком.

Вдруг кто-то сзади трогает за плечо, поворачиваюсь: женщина лет 45, приятная, светленькая, с бокалом пива и сигаретой: «Здравствуйте». – «Здравствуйте». – «Извините, вы русские?» Я встал: «Да, а что такое?» – «Ребята, вы же из России?» – «Да, мы тут отдыхаем». – «Я так и поняла, что мои земляки – такого мата в Париже я лет пятнадцать не слышала!» И чувствуется, уходить ей не хочется…

Познакомились, зовут Лариса, когда-то осталась во Франции после гастролей ансамбля «Русские балалайки»… Приглашаем ее к нашему столу, мол, поздравьте дядечку с внуком. Анатолий Петрович посадил ее рядом, положил кусок мяса, налил винца красного… ну что пиво-то сосать! Это у французов такая манера: придут в ресторан, закажут бокал пива и сидят с ним весь вечер… Ну а тут ведь гуляют настоящие русские «миллиардеры»! Девушка интересная, Петрович с ней общается, хихикает – настроение у всех приподнятое, и мата стало поменьше, более цивилизованно сидим, пристойненько. А на прощанье Лариса оставила свою визиточку…

Утром Петрович говорит: вот список детских вещей, комбинезончики, распашонки, то, се, надо купить – перед поездкой знали, что ребенок должен родиться. Рядом с отелем Галерея Лафайет, большущий универмаг. Идем в детский сектор, но сами ни бельмеса ни по-французски, ни по-английски. Петрович ходит со списком, рядом какая-то негритянка, он к ней: «Товарищ негритянка, помоги!» Мы часа полтора ходим без толку, наконец, я устал: «Петрович, хватит уже, мы ни размеров не знаем, ничего… синтепон ли там, хлопок ли, купишь какую-нибудь хрень. У нас вчера девушка была в ресторане – просто так, что ли? Телефон есть, в отеле есть ее визитка». Возвращаемся, звоним, она дома, объясняем ситуацию – она соглашается помочь.

Второй раз я не иду: «Петрович, сам иди с нею, потом вместе посидим в кафе». Он уходит, часа через три (!) приходят с Ларисой – а в руках штук шесть-восемь пакетов! Петрович разливается соловьем: какая она золотая, как подняла на уши весь детский отдел! И потом, когда отобрали вещи, потребовала оформить скидки по ее карточке – так что получилось задешево набрать столько чудесных вещей!

Анатолий Сурков. Париж, 1997

Анатолий Сурков. Париж, 1997

Естественно, предлагаем Ларисе где-то посидеть, отметить событие, но она извиняется: не могу, спешу на встречу с подружками, тоже русскими эмигрантками. И вдруг спрашивает: «Я вчера видела у вас бутылку водки – это же московская, настоящая кристалловская? Можно такую, если у вас осталось? Здесь, конечно, есть водка, но совсем не та, что наша…» У меня в холодильнике оставалось три-четыре бутылки, открываю: «Пожалуйста!» – «Спасибо, спасибо». А еще там лежал круглый черный хлеб, купленный в Москве. Лариса взяла буханку и бутылку водки: «Спасибо, обращайтесь в любое время!» Петрович был счастлив, уж так помогла! Потом всем рассказывал, хвалился, а тем вещам долго сносу не было.

Еще один парижский сюжет: как Юра Семенов в два часа ночи «закатил рубероид» в мой номер. Я уже глубоко спал, вдруг слышу: кто-то скребется в дверь… ничего понять не могу, еле-еле поднялся, подхожу к двери, открываю – темно (свет в коридоре загорался только при движении). Наконец, разглядел: стоит Юра, просит: «Евгеньич, к тебе можно?» – «Заходи, а что?» Он открывает дверь шире: «Рубероид, заходи!» Из-за его спины выкатываются две девушки – черные, как баклажаны. Одна из Камеруна – именно та, что как рубероид, иссиня-черная, а вторая – марокканка, пышная копна волос, такая восточная красавица. Заходят в номер, что-то лопочут: «Месье, месье…».

Я к Юре: что это такое? Он объясняет: «Это тебе Мария в подарок, а это камерунка, она влюбилась в меня на Пляс Пигаль. И я теперь думаю, не взять ли ее с собою – у меня дом, собаки, кто-то их должен кормить. Увезу ее в Челябинск – она будет собак кормить, а я буду кормить ее. Ну а Валька, ну что она…» Я аж растерялся: Юру же не поймешь – когда он всерьез, когда шутит. Третий час ночи, в голове шум, ничего не соображаю. Юра просит, мол, пусти переночевать. А кровать-то одна! Но он был настолько усталый, что завалился прямо на полу и тут же захрапел. Эти две подруги что-то бормочут меж собою… И тут у меня начинается бзик, не могу никак успокоиться: ведь могут ограбить на фиг! Юра спит, мысли мои мечутся в разные стороны: кто эти негритянки, откуда они, что мне делать, куда податься? Кошмар! Наконец, взял себя в руки: ладно, ложитесь на кровать, сам сбоку пристраиваюсь, пытаюсь успокоиться… так, деньги у меня спрятаны там, часы здесь, документы здесь…

Семенов, конечно, редких способностей человек. Они крепко дружили с Гришей – тоже личность незаурядная, весьма! Пожалуй, как собеседник, он был не так интересен, но многие по разным причинам ему завидовали. Редкая мужская харизма, огромное имя в спорте, эманация славы, успеха. Вокруг Гриши многое можно было сколотить. А сам он никогда никому не завидовал, жил своей жизнью и делал только то, что хотел. Но увы, насколько он был велик на ковре, настолько несостоятельным оказался в обыденной жизни. Много раз друзья пытались вовлечь Гришу в какое-то дело, вкладывали деньги, лечили, куда-то возили, но никак он не велся, не откликался. Если человек не хочет, хоть кол ему на голове теши! Невероятно упертый, как бычара какой-то… молчит, смотрит стальными глазами, взгляд тяжелый – аж нехорошо становится. Чем он и брал соперников! Волевой, могучий, бесстрашный в борьбе – но в итоге: старенькая рубашечка, кургузый пиджачок с короткими рукавчиками, помятая «Волга»… Таков удел некоторых наших чемпионов – всё это очень горько и обидно.

Юрий Семенов, Григорий Веричев, Виктор Бетанов

Юрий Семенов, Григорий Веричев, Виктор Бетанов

Характерный случай в «Берси»: идем вдоль ларечков с сувенирами, вдруг из-за прилавка выбегает здоровенный парень, шкаф под метр девяносто: косая сажень в плечах, кудри, завитушки, жгучие черные усики, такой весь ухоженный. Увидел нас и заорал в голос: «О! Грегори, Грегори!» Лезет к нему обниматься, но Гриша даже ухом не ведет… А это был выдающийся дзюдоист итальянского происхождения, олимпийский чемпион Анджело Паризи, он выступал за Великобританию и Францию в тяжелом весе. Можно сказать, национальный герой Франции – его там все пацаны знали! Он без остановки начал объясняться на разных языках: «Гриша, я живу за городом, приглашаю к себе на виллу. У тебя ведь тоже есть вилла?» – «Конечно!» – моментально среагировал Гриша… все-таки бронзовый призер Олимпиады.

Читайте также:
Время Григория Веричева

Но в итоге Гриша отказался от приглашения. Возможно, ему стало не по себе, он же мог в 1980-м побороться с Паризи в Москве, сам стать чемпионом, но не попал в сборную по молодости. В тяжелом весе тренеры поставили на Сергея Новикова, а в 1984-м наши не поехали в Лос-Анджелес. Там Паризи добавил «серебро» до полного комплекта, поскольку в 1972-м в 19 лет выиграл «бронзу» в Мюнхене, выступая еще за Великобританию. А Веричев впервые попал на Олимпиаду только в 31 год.

В большом спорте, особенно в дзюдо, долго не живут – лет пятнадцать от силы. Надо отдать должное Грише – он больше десяти лет держался на пике спортивной формы! У него больше сотни медалей престижных турниров, фактически никогда он не опускался ниже третьего места! Другого такого спортсмена в Советском Союзе не было, да и в России, пожалуй, тоже…

После встречи с Паризи Гриша весь вечер ходил смурной, опустошенный, видно, задело, что этот парень оказался куда удачливее и в спорте, и в жизни. Анджело Паризи и Чак Норрис являются совладельцами известной фирмы по выпуску спортивной экипировки для каратэ. Конечно, они миллионеры и всё прочее – великих спортсменов на диком Западе возносят до небес! Олимпийский чемпион – дорогостоящий бренд, вокруг агенты, компании, финансовые потоки, «море женщин и машин». Это по определению состоятельный человек, он может «торговать» именем всю оставшуюся жизнь.

▼    ▼    ▼

К концу 1990-х сформировалось несколько источников финансирования южноуральского дзюдо. Помимо бюджетных средств, привлекались крупные спонсоры, вплоть до ММК, а также бывшие спортсмены, ставшие предпринимателями. Фактически каждый дзюдоист, поднявшийся хотя бы до уровня коммерческого ларька, считает своим долгом вносить лепту в домашние и выездные турниры, в призовой фонд, на поддержку ветеранов. В «Союзе ветеранов самбо и дзюдо имени Х.М. Юсупова» собираются ежегодные взносы. За полвека у нас сложилось особенное отношение к дзюдо, почитание этого вида, уважение к большим мастерам. А уж в самой Японии дзюдо преподается в общеобразовательных школах и, по сути, является национальной религией. Правда, сами японцы внешне это не демонстрируют в силу своей сдержанности.

Исаак Валицкий, Сергей Николаев, Харис Юсупов

Исаак Валицкий, Сергей Николаев, Харис Юсупов

Конечно, в современном дзюдо масса насущных проблем. В отличие от тенниса, футбола, хоккея, клубы дзюдо сложно сделать коммерчески окупаемыми. Тут требуется приложить недюжинные усилия, вплоть до специальной подготовки менеджеров по спорту. И есть одно «но»: дзюдо все-таки уступает в «смотрибельности» популярным видам спорта. Международная федерация дзюдо предпринимает усилия, чтобы сделать «красивую картинку» при трансляции международных турниров, чтобы продавать этот «товар» информационным каналам. Но пока подобные доходы оседают в «верхних слоях атмосферы», а на местах подвижники дзюдо выживают за счет внутренних ресурсов.

Начиная с 2001 года дзюдо в Челябинской области стал поддерживать «хозяин Магнитки» Виктор Рашников. Он ежемесячно вкладывал в клуб «Магнитный пояс» пять-семь миллионов рублей и здорово поддержал южноуральское дзюдо. Дзюдо стало «президентским видом спорта», активизировалась местная власть: губернатор Петр Сумин стимулировал строительство «Центра олимпийской подготовки по дзюдо» в Челябинске, первый вице-губернатор Андрей Косилов тоже взялся за дзюдо, возглавил оргкомитет чемпионата России 2004 года в Челябинске.

Первый Кубок президента по дзюдо. Магнитогорск, декабрь 2000

Первый Кубок президента по дзюдо. Магнитогорск, декабрь 2000

В середине 2000-х, помимо ФДР, появилась параллельная общественная структура «Национальный союз дзюдо», которую курировал Алексей Гордеев, министр сельского хозяйства России. Андрей Косилов отвечал за агропром в нашей области и, естественно, поддерживал рабочие отношения с министром. С таким ресурсом у челябинского дзюдо открывались новые горизонты. В 2006-м у нас произошла «смена караула» – на отчетно-выборной конференции областную Федерацию дзюдо возглавил Косилов, разумеется, при полном одобрении Петра Ивановича и согласии Анатолия Петровича.

В резиденции губернатора

В резиденции губернатора

Наметилась новая тенденция: крупные чиновники стали оттеснять силовиков с постов руководителей спортивных федераций. Однако 23 октября 2009 года президент России Д.А. Медведев выступил на Всероссийском форуме «Россия – спортивная держава» в Казани и заявил, что спортивные федерации должны возглавлять спортивные люди, а не чиновники и министры… Спортивную ниву стали возделывать «капитаны российского бизнеса»: миллиардер Василий Анисимов возглавил ФДР, а наш олигарх – глава «Магнезита» Сергей Коростелев стал президентом Областной федерации дзюдо. В других регионах произошли подобные метаморфозы, и теперь уже каждый «толстосум» должен был целенаправленно вкладываться в развитие определенного вида спорта.

Читайте также:
Дорога к храму Александра Миллера

Мы с Анатолием Сурковым около восьми лет несли общественную нагрузку в Федерации дзюдо Челябинской области. Общими усилиями с тренерами, спортсменами, спортивными администраторами в конце 1990-х был преодолен кризис. Нам удалось сформировать эффективную систему финансового и материального обеспечения детско-юношеских школ и стимулирования ведущих мастеров, составивших ядро сборной России и одержавших ряд громких побед. У нас появились первые призеры чемпионатов Европы, мира и Олимпийских игр, значительно прибавилось количество занимающихся в детских школах дзюдо. В 2004-м в Челябинске построен первый в России специализированный «Центр олимпийской подготовки по дзюдо».

Открытие “Центра олимпийской подготовки по дзюдо”, апрель 2004

Открытие “Центра олимпийской подготовки по дзюдо”, апрель 2004

И далее продолжилась системная работа по реализации масштабных спортивных проектов мирового уровня, включая чемпионаты Европы и мира в Челябинске. На авансцене появились новые люди, мы с Петровичем стали менее заметными в текущей хронике. Правда, дружеские отношения с борцовским сообществом у нас сохранились, мы бываем практически на каждом официальном турнире или каких-то общих мероприятиях. Лично мне дзюдо по-прежнему дарит сильные эмоции, заряжает энергией, дает возможность общаться с незаурядными людьми и еще стимулирует держать самого себя в хорошей спортивной форме…

бк
Фото из архива Сергея Николаева
и журнала «Бизнес и культура»

Читайте также:
Архив рубрики «Победа любит нас. История южноуральского дзюдо». Том 2
Проект «Начало конца»
Проект «Социум и власть»
Проект «Медная история»

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v