Бизнес и Культура

Шаламовские рассказы (ч. 2)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

ПРОДОЛЖЕНИЕ.
См. НАЧАЛО Шаламовские рассказы (часть 1)

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Вячеслав Шишкин

Вячеслав Шишкин

О спортсменах, и не только. Когда мы ездили в Бельгию – хочу вернуться к этому эпизоду – и когда наши ребята заняли там первое место, мне вручили конверт с долларами. Я тут же отдал их капитану команды Вячеславу Шишкину. И сказал: «Сколько спортсменов – это единицы. У каждого спортсмена есть тренер. Это тоже единицы. Берёте это за 100 процентов – и делите все деньги». – «А если у двух спортсменов один тренер?» – «Значит, получит в два раза больше». Они целый вечер в фойе делили эти деньги. Как ни прохожу мимо – всё сидят и делят.

Потом пришли к нам в номер: «Вот, Николай Владимирович, это вам деньги, а это вам, Александр Евгеньевич, ваша доля». Говорю: «А мне-то зачем?» – «Это решение команды». Миллер потом сказал: «Первый раз денежная сумма попала команде. До сих пор никто никогда ничего не получал». Ребята были довольны, всё сразу потратили: куртки купили, подарки. А то ведь случилось так, что перед заграницей, когда мы приехали в Москву – у них там украли всё, что ребята везли на продажу: икру, например, чтобы потом обменять за валюту.

Поездка в Бельгию была моим первым выездом с дзюдоистами. Потом ездил ещё не раз, крепко болел за ребят, ближе познакомился, проникся этой борьбой. Одно дело – пришёл на тренировку как чиновник, как инородное тело. Они там занимаются делом, а я мешаю, отвлекаю. А на турнирах вместе живёшь, общаешься, очень многое узнаешь, открываешь для себя в них. Все, конечно, люди разные.

Виктор Мосейчук и Гиви Гаургашвили

Виктор Мосейчук и
Гиви Гаургашвили

Гиви Гаургашвили был сложный, не очень дисциплинированный, я даже его из команды исключал. Как-то он не поехал на сборы в Подмосковье, в Подольск. Я его встретил в автоцентре: «Ты что здесь? Ты же должен быть на сборах». – «Да я отпросился». Я к Миллеру: «Давай убирай его из команды». – «Но ведь он такой спортсмен!» – «Сегодня ему поблажку дашь – завтра другие захотят». И всё, я дал распоряжение его из команды убрать.

Ах, что тут началось! Целая делегация, во главе с Шишкиным, пришла просить за Гиви. Мосейчука, правда, не было. Я говорю: «Ну ладно, раз капитан команды за него – верните его в команду». А потом Гиви убили… До сих пор думаю: вот если бы он уехал вовремя на сборы, а потом на соревнования – этого, может быть, и не случилось бы. Но, видно, судьба такая. Жаль парня, бесконечно жаль, какой был красавец!

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Юрий Степкин

Юрий Степкин

От Германии до Кунашака. В Германии я был с командой два раза. На Клубном турнире в Абенсберге мы проиграли в пух и прах. А привечал нас там сам Генри Штор, мы даже познакомились с его родителями. Как раз в том турнире мы присматривались к Юрию Степкину, как к кандидату в наш клуб. Я говорю: выиграет – берем в клуб, и он получит квартиру.

Юра один и выиграл, остальные проиграли. Но на следующий день я выхожу из гостиницы и вижу: ба! а все наши ребята на иномарках, кроме Степкина. Я потом пытал Миллера – как так? Ведь один за другим все проигрывали. Он: «Ну, такова жизнь, мы же ничего ребятам дать не можем…»

И у меня возникло подозрение, что наши слили тот турнир в Абенсберге… Но Миллер объяснил, что все было по-честному, просто ребятам не хватило опыта командной клубной борьбы на высоком уровне. А еще, многие не выдержали мощнейшего ажиотажа в зале – болельщики устроили такой рев, что «загибались уши»…

Виталий Макаров и Дмитрий Морозов

Виталий Макаров и
Дмитрий Морозов

Припоминаю и поездку в Египет на чемпионат мира по юниорам, где за Челябинск уже выступали Дмитрий Морозов и Виталий Макаров. Делали ставку на Морозова, а он проиграл первую же схватку корейцу. Остальные, правда, выиграл. Макаров же мне так доверительно шепчет: «Николай Владимирович, мне сегодня приснился сон, что кроме меня, некому здесь побеждать. Так что готовьте ключи от квартиры». И выиграл, стал чемпионом мира!

А еще Виктор Мосейчук возил нашу команду на турнир в Югославию, именно в то время, когда там шла война. И не могу не вспомнить, какие дружеские отношения сложились у нас с польскими дзюдоистами. Мы их несколько раз принимали в Челябинске, а однажды Харис Юсупов с главой Кунашака умудрились организовать международный турнир «Россия-Польша», приурочив его к традиционному сабантую в Кунашаке, где польские дзюдоисты проиграли в пух и прах!

Победа над поляками - О. Карпов, В. Шишкин, В. Войдан, С. Горичев, В. Прохоров, Г. Гаургашвили

Победа над поляками:
О. Карпов, В. Шишкин,
В. Войдан, С. Горичев,
В. Прохоров, Г. Гаургашвили

Правда, потом гости отыгрались, причем, в национальной башкирской борьбе. Главным призом был живой баран. И вот против польского борца на ковер вышел крутой кунашакский комбайнер или тракторист, большой мастер национальной борьбы, чуть ли не чемпион России. Ну, такой крутой мужик, здоровяк. И вот он берёт поляка и бросает его оземь. А Харис был главным судьей турнира, он поднимает голос: «Не считается!» Наш земляк снова бросает соперника – Харис опять возражает: «Не считается! Дисквалифицировать!»

Потом тот комбайнер ко мне подошел: «Николай Владимирович! Ну как же так? Я же столько лет борюсь, я же знаю, что чисто выиграл». – «Слушай, это ж гости наши! Турнир-то неофициальный». Я потом подзываю Хариса с главой: «Парень-то тут при чем? Почему он должен расплачиваться за наши политические игры? У вас что, нет еще одного барана?» Харис: «Какой еще баран? Наш уже варится». Глава: «Конечно, есть, есть». Но парень отказался: «Не нужно мне ничего…» Гордый батыр!

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Высокий гость - Хабиль Бикташев (второй справа). 1995

Высокий гость
Хабиль Бикташев
(второй справа).
1995

«За чей счет банкет?» 1995. Япония. Чемпионат мира. У нас весьма представительная делегация: Миллер, Веричев, его друган Юрий Семенов, знаменитый Хабиль Бикташев из Самары… Такая туристическая группа за счёт нашей областной федерации дзюдо. В той сборной, правда, челябинцев не было, но все равно мы болели всей душой за наших и присматривались к тому, что и как устроено у японцев.

Конечно, от самой Японии – огромное впечатление. Первый раз в жизни я увидел белый асфальт, по которому ползали дети… Культура, порядок, организация жизни высочайшая! Турнир проводился в Макухари, находящемся в часе езды от Токио. Это суперсовременный японский наукоград с новейшими многоэтажными постройками. И зрителей в зале было видимо-невидимо!

Мы с Миллером, помню, хотели «позаимствовать» афишу чемпионата для своего борцовского зала. Эти афишки были развешаны по всему периметру дворца, и Миллер сам предложил: «Давай возьмем на память – пусть у нас висит в клубе». И вот, я держу верёвку, на которой крепилась афиша, а Миллер пилит её своим перочинным ножичком. Тут к нам подходит охрана или организаторы, и так вежливо намекают: «Нельзя». Конечно, потом нам было стыдно, но что поделать – такие уж мы простые уральские парни.

Кстати, когда мы бродили по Токио, то нашего Гришу узнавали прямо на улице, и японцы подходили, здоровались, уважительно так, с почтением к великому борцу. Ещё и девчонки к нему подбегали, чтобы сфотографироваться рядышком, автографы просили…

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

О челябинских турнирах. В Челябинске тоже проводились разные турниры, носившие имена известных спортсменов, скажем, турнир имени Хариса Юсупова в Манеже. Приезжали те же югославы, поляки, но в основном команды из стран СНГ: Казахстана, Таджикистана, Узбекистана. А в основном друзья из Самары, Москвы, Екатеринбурга, Тюмени. Приглашал Миллер, он был главный заводила.

Андрей Мисягин в центре

Андрей Мисягин в центре

На турнире памяти А. Мисягина. Трехгорный

На турнире памяти А. Мисягина.
Трехгорный

Ещё мы в области организовали свой турнир имени Григория Веричева в Челябинске и турнир памяти Андрея Мисягина в Трехгорном.

Андрей был отличный тяж, международный мастер, хороший парень, скромный, умный. И как он глупо погиб!..

Кстати, однажды Мисягин выступал в нашей команде на турнире скандинавских стран в весе Гаургашвили. У Гиви был поврежден мениск, да и вёл он себя кое-как. Я вообще хотел его убрать. Но Миллер сказал: «Не надо». И вот они оба вышли в финал.

Мисягин подошел ко мне: «Что делать?» Я: «Борись. Тебе надо рейтинг нарабатывать. А ему ничего уже не надо. У него только гонору много». Но Гиви не смог бороться, стоит уже на коленях, встать не может. Я подошёл к нему – он ничего мне не сказал. И решил сняться с финальной схватки.

Как я понимаю, Гиви просто был в плохой форме, а там столько стран, команд разных… Все же понимают: двое русских, один встать не может… но надо держать марку дзюдо.

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

О ветеранах дзюдо. Наша суперзвезда шестидесятых-семидесятых Гена Ившин пришел ко мне, когда уже крепко пил. Я говорю: «Гена, бросай пить, я тебе помогу и на работу устроиться, и материально». Он: «Всё, всё». Я его устроил в охрану на Лакокрасочный завод.

А. Белишко, Г. Ившин и Н. Шаламов. 3 ноября 1996

А. Белишко, Г. Ившин и
Н. Шаламов. 3 ноября 1996

И вот какой-то очередной турнир. Предлагаю ему: «Гена, готовься к турниру. Вот сходи, выбери телевизор самый дорогой. Скажешь – какой, я схожу и куплю его, если выиграешь». – «А как я выиграю?» – «Я условие поставлю: по возрасту, по весу – так, чтобы кроме тебя претендентов не было». Гриша с Витей Бетановым узнали – говорят: «И мы за телевизор тоже пойдем бороться». Я им: «Вы, ребята, по весу не пройдете».

И Гена, когда боролся, первую схватку выиграл – еще в черных шароварах, по японскому стилю вышел. Там публика бесновалась от лицезрения своего кумира: он ведь был ещё популярен, человек-то непростой, чемпион СССР, Европы. Но во второй схватке на Гену попал Шишкин. Слава подходит к нам с Миллером: «Что делать?» Я говорю: «Как-то бы помягче». Он: «Я отдам ему схватку. Но поддаваться не буду – выйду и отдам». Вышел и сказал: из уважения к советскому герою татами и т.д.

А в финале Гене достался молодой парень, фамилии не помню. Тоже подходит: «Что мне делать?» Я: «Бороться. У Шишкина вся грудь в медалях, а тебе надо бороться». Подзываю Ившина и говорю: «Гена, этот парень будет драться». – «Я тоже боец». А перед этим боролся – и было заметно: дыхалки уже нет. «Сдохнешь же, он тебя опозорит». – «Нет, я умру на ковре». – «Ну иди, умирай…»

Главный приз - телевизор...

Главный приз — телевизор…

Мы с Гришей там хохотали до слез. Гена вышел – пацан его как затаскал, тот уже ничего не может сделать, и дыхалки никакой, ну просто капец. А парень, видимо, не хочет бросать мастера спорта международного класса, но Гена таки проиграл, хотя и получил телевизор. У меня фотография есть, где его подбрасывают Веричев, Бетанов, и я тут рядом. Не помню, чьего имени был этот турнир – Хариса или Гриши.

Вот какие славные праздники у нас были! На них народ приезжал ведь не только чтобы выиграть, – собирались друзья, которые не видели друг друга год-два, ради встречи, ради общения, воспоминаний о своих лучших годах в большом спорте.

О спортсменах, которые уходили в бизнес, я ничего не знаю. Может, они потом вкладывали в дзюдо какие-то деньги, если у них появлялись такие возможности, помогали вообще или какому-то конкретному спортсмену – ничего не могу сказать, но через меня это не делалось.

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Борис Шунькин и Светлана Гундаренко

Борис Шунькин и
Светлана Гундаренко

К середине девяностых и Москва начала шевелиться, и Рязанская школа ожила – их земляк Владимир Шестаков, серебряный призер Сеульской олимпиады, приезжал к нам обкатать своих спортсменов, а не просто повеселиться на празднике. Тут и сильные спортсмены появились, и женское дзюдо стало активно развиваться. Наших девчонок готовил большой мастер – Борис Шунькин. Он тогда с женой разошелся и ещё не устроил свой быт.

Однажды приходит ко мне Света Гундаренко вся в слезах. «Что такое?» – «Вот тренера мне жалко, в гараже живет, а ведь скоро зима… Как он там бедненький…» – «Что ты ко мне-то пришла? Не я же с ним разошелся». – «Квартиру ему надо». – «Света, давай я тебе двухкомнатную квартиру дам, а свою однокомнатную отдашь Шунькину». Ушла. Потом пришла: «Согласна». Шунькин тоже очень интересный тренер и человек такой позитивный, хороший. Я к нему относился с уважением. И вообще все борцы люди очень своеобразные…

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

За пределами страны. В Японии я был на двух турнирах. Первый раз нас поселили в национальной гостинице, где кроватей просто не было, спали на полу. И в столовой – столики низенькие, видимо, чтобы обходиться без стульев и сидеть прямо на полу. У японцев это считается нормальным, а нам как-то не так. Да и выступили тогда плохо. В нашу команду входили не только челябинцы, но и ребята из Озерска, Трехгорного…

Л. Еремин, Н. Шаламов и В. Каплин. Авиарейс в Канаду. 1993

Л. Еремин, Н. Шаламов и В. Каплин.
Авиарейс в Канаду.
1993

И еще врезался в память чемпионат мира в Канаде в 1993 году. Наш челябинский мастер Олег Карпов, тогда проиграл – помню, он даже заплакал, мне так жалко его было.

И как раз в то время в Москве бомбили Белый дом. Мы сидим в гостинице, смотрим по телевизору, как танки лупят, а по-английски – ни бельмеса. Присмотрелись – здание-то знакомое.

Кстати, тогда прошла информация – через грузинскую команду – что наши спортсмены могут написать заявления и остаться в Канаде, в связи с политическими событиями в России. Есть возможность получить вид на жительство. Ребята мне сказали об этом – спрашиваю: «И что, есть желающие?» – «Нет, Николай Владимирович, Родина одна, её не выбирают…»

А. Миллер и Н. Шаламов, Гамильтон, Канада. 1993

А. Миллер
и Н. Шаламов,
Гамильтон,
Канада. 1993

Гамильтон, Канада. 1993


Гамильтон,
Канада.
1993

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Триумфы и проигрыши. Точно помню, какой в те трудные годы был драйв и желание вкладываться в дзюдо, несмотря ни на что. Это даже не обсуждается. Хорошо, конечно, когда выигрывали – победа, триумф, это радует. Зато проигрыши и горечь от них тоже бывают полезными – они учат, напрягают, дескать, надо делать выводы, работать над собою, пахать…

Опыт поражений, может быть, самое ценное лекарство в жизни, хоть и горькое. И мы, руководители, функционеры, не просто так ездили – набирались уму-разуму от общения встречи с представителями спортивных комитетов, тренерами сборных, устанавливали связи, обмен…

После победы на скандинавском турнире в Норвегии на базе нашего клуба была создана сборная России. И главный тренер – Миллер. Когда это было – не помню, уж очень насыщенными были те годы – но до 1993-го, потому что ещё был жив Гиви… Вот каким было влияние и значение южноуральской школы дзюдо.

Владимир Каплин - гость чемпионата Европы-2012

Владимир Каплин —
гость чемпионата
Европы-2012

Мы и красноярцы ездили на европейские кубки по очереди. Не было никаких конкурсов, отборов: у кого есть финансовая возможность – те и ехали. Просто больше ездить было некому. А главным тренером страны в те годы был Владимир Николаевич Каплин, очень хороший человек.

Дзюдо же было тогда в невероятной яме и поднялось только благодаря энтузиастам. Благодаря тренерскому составу. И прежде всего, нашему Миллеру и сибирским тренерам: Петру Владимировичу Трутневу из Красноярска и Владимиру Павловичу Щедрухину из Минусинска. Хорошо помню, как одна девчонка из Красноярска в финале взяла москвичку на удушение. Я у нее спрашиваю: «Зачем? Своя же!» – «А чтобы не выкаблучивалась! А то все время: да мы – крутые, да мы – такие, сякие… мы – масквички!»

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Сборная Челябинска – сборная России. Я ведь только теперь это понимаю, а в те времена не обращал на это внимания и не придавал значения тому, что на базе челябинского клуба создавалась сборная команда, выступавшая за всю страну. Мы представляли сборную России, и достойно представляли! На турнире в Скандинавии были ребята из олимпийских команд, и мы их всех положили.

Потом, когда мы после победы должны были возвращаться домой, приехали в Осло, в наше посольство. Нам выделили комнатку, пришел представитель, такой напыщенный… А нам надо было там ночь провести. Я говорю: «И где мы будем ночевать? Мы после турнира, ребята устали. Ну, мужики еще как-то разместятся, развалятся – где придётся. Но с нами женская сборная. Девочкам надо помыться…» – «Ничего, одну ночь как-нибудь проведете!»

Меня это так возмутило! Связались с организаторами, а у них там база олимпийского резерва, где можно было переночевать, они нас пригласили, но с одним условием – провести спарринги. А дело к ночи. Я говорю: «Тогда пиво должно быть». – «Всё будет». И вот мы собираем баулы, а в посольстве увидели, что мы собираемся уезжать. «Что такое?» – «Да вот, нас пригласили переночевать». – «Я сообщу в Москву, будут разбираться». – «Да разбирайтесь!» И мы уехали. И спарринги там провели.

Был еще интересный момент. Славу Шишкина вызвала девчонка из олимпийской команды. А он с женщинами никогда не боролся. Она на нем лазает по-всякому, а он боится её за что-то схватить, стесняется. Все умирали от смеха…

Там мы и переночевали на матах, пространство-то большое. Кто на татами, кто на топчанах, девчат разместили на диванах. Главное – спали не вповалку, и была возможность помыться. Но практически не спали, только если кто-то очень устал. Они нам бутербродов натащили, но без спиртного – только пиво.

Кстати, в Бельгии мне каждый вечер приносили коробку пива. Я с удовольствием его пил. Потом смотрю: ребята, которые отборолись, пьют пиво. Говорю Миллеру: «Что творится!?» А он: «Смотри, кругом баннеры висят рекламные. Это же безалкогольное пиво. Фирма, которая его выпускает, – главный спонсор турнира». – «Так ты меня, что ли, безалкогольным два дня поил!?» Я ж его до этого ни разу не видел. Да что мы тогда вообще видели?

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Будни южноуральской команды. И в мире, и в Европе, когда жили в гостиницах, и во всех странах СНГ мы брали совместный номер, там давали распечатку на английском, и мы все были для них «советскими». И все собирались в нашем номере, и еду туда несли.

Я как-то Свете Гундаренко хотел в аэропорту помочь поднести баул, взял – там, наверное, килограммов двадцать. «Ты что там везешь, картошку, что ли?» Ну, женщина заботливая, набрала всего на дорожку. Кстати, она борщ нам как-то сварила, когда мы в составе сборной были на чемпионате Европы в Греции…

После был большой ресторан, собрались все сборные, накрыли столики. И когда все «разогрелись», началось выступление варьете, девчонки ногами машут, кто-то поёт. И Света забирается на эту сцену, берёт микрофон – девчонки испугались, убежали на задний план: еще бы, такая мощная баба вылезла. И тут все полезли на сцену. Ну, думаю: международный скандал будет. А они же каждый год встречаются не по одному разу. И давай все танцевать, зал загудел, аплодисменты, девчонки – раз! – и исчезли.

Мы бедные, но гордые… Да, жили мы скромно. Завтракали, потом весь день пахали в зале и вечером возвращались… И с деньгами не очень. А у них там — шведский стол. Наложим бутербродов всяких, а выносить-то нельзя, там дежурный стоит. Света идет, что-то несет нам – к ней мальчик из охраны: нельзя. Она: милый мой, да ты что? Прижмет его к груди… Там все падают от смеха, а мы потом целый день питаемся этими бутербродами. Конечно, по сравнению с другими странами, участниками чемпионата, мы были нищими.

Еще помню, как в Греции над нами с Миллером подшутили. Там на улицах растут дикие мандарины. Кислющие, сил нет… Откусываешь – сразу связывает рот так, что даже зубами прикоснуться не можешь. А ребята накинулись на них, попробовали и, чтобы не они одни попались, принесли нам с Сашей десяток – и потом: «Ну, как?»

В то время практически все крутились вокруг Миллера. А Виктор Мосейчук ездил в Югославию, когда Гиви был еще жив. Тренер югославский говорит: «Ну хоть одну схватку проиграйте». Мосейчук – Гиви: «Проиграй». Напоили его – потом на носилках выносили.

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Н. Шаламов, Х. Юсупов, А. Брылкин (стоит), Г. Веричев, Ю. Семенов. Турнир им. Х. Юсупова. Апрель 1997

Н. Шаламов, Х. Юсупов,
А. Брылкин (стоит), Г. Веричев,
Ю. Семенов.
Турнир им. Х. Юсупова. Апрель 1997

Отношение к дзюдо заметно изменилось, когда пришел Путин в 2000-е годы. Многие сразу стали друзьями дзюдо, вспоминали, что и они когда-то были в большом спорте. Но до 1997-го – когда там был я – такого не было. Практически всё держалось на нас – тех, кто выпрашивал, и даже тренеры со спортсменами сами зарабатывали. Каждый в силу своих возможностей участвовал в этом процессе. Кого-то не выделишь – будет несправедливо по отношению к другим.

В чисто спортивных моментах я не разбираюсь. Поначалу как-то пытался вникнуть, спрашивал, к примеру, у Миллера: «Почему вот этого не выставляешь? Он же сильный спортсмен». – «У него старт другой. Вот мы сейчас повезем его – а он травмируется или перетренируется. Ты давай своими делами занимайся, а я своими». И после этого я никогда ему ничего не советовал.

Если какой-то тренер шел ко мне своими вопросами – я их решал, если нет – никогда не вмешивался в процесс. Вот так. Извините, если кого-то задел ненароком.

Фото из личного архива Николая Шаламова

бк

См. НАЧАЛО Шаламовские рассказы (часть 1)

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.