Бизнес и Культура

Школа жизни и дзюдо

Замечательный тренер по дзюдо,
а в прошлом один из первых челябинских
мастеров спорта по самбо,
Юрий Попов
вспоминает отдельные страницы своей жизни,
всецело посвященные борьбе…

Истоки

Родился я за три месяца до войны – в пос. Юрак, в Златоустовском районе. Туда сослали моего деда вместе с моими родителями. Все они – бывшие казаки. Семья была большая, деду пришлось нанять работника – и, хотя жили они, как бы, одной семьей, но все равно попали под раздачу. Сослали их на лесоповал. Жили тяжело, особенно во время войны. Я, между прочим, был восьмым ребенком в семье.

Юрий Попов

Юрий Попов


Хорошо помню послевоенные годы. Выжили только благодаря тому, что родители очень работящие были, как все казаки. 10-12 часов – работа в лесу, а еще держали огород, животных. Мы, еще маленькие, ходили в лес, собирали все, что можно есть, – щавель, кислицу, саранки, чеснок, малину, черемуху. Дворов у нас было около тридцати, все жители сосланные, разных национальностей. Между собой – никаких драк, да и некогда было. Пацанами на лыжах катались, играли клюшками в мяч, в лапту, в волейбол, подтягивались на перекладине, прыгали через коня, козла. У меня прыгучесть была не очень. Но упорства не занимать: пока не сделаю – не успокоюсь.

Школа была только начальная, в пятом классе учились в Медведевке, в шестом – в Веселовке, в интернате жили. На десять рублей в месяц. Приехал в Челябинск в 17 с половиной лет, после ремесленного училища в Миассе, где получил специальность «слесарь-инструментальщик» (1956-1957). Работал в «Уралдомнаремонте» – это прокатные станы, доменные печи. Поселился в общежитии.

Борьба: начало и кумиры

В Челябинске записался в секцию классической борьбы: начал заниматься у А.И. Алемасова – у родоначальника греко-римской борьбы на Урале. Примерно с год позанимался и выиграл первенство города по юношам.

Потом армия – Военно-воздушные войска, в Канске, под Красноярском: МИГи, «СУшки», самолеты-перехватчики. Там мы тоже занимались борьбой – «классики», «вольники». Греко-римская (или классическая) борьба, на мой взгляд, интереснее, чем вольная. «Вольники» стоят буквой «г», на них смотреть неприятно…

За Советскую Родину!

За Советскую Родину!


Именно в армии начал заниматься самбо. Впечатления? Своеобразная, интересная борьба, очень много различных приемов. Кстати, в самбо борются в прямой стойке. А значит, более разнообразно: подножки, подхваты, зацепы, захваты руками за ноги, броски через бедро, через плечо, через грудь. Из вольной – в самбо обвив разрешается: обвиваешь ногу – и через грудь бросаешь. В общем, интересная борьба, мне она очень понравилась. Выступали на соревнованиях, я выиграл первенство дивизии, потом в Иркутске – первенство округа. После на ПВО страны стал третьим. Помню великого борца –Александра Медведя, он всех там (по самбо) побеждал.

Получил я 1-й разряд, тогда мастеров и кандидатов не давали. Попозже, году в 1966-м стали давать. В 1964-м на чемпионате России в Туле встретил Хариса Юсупова. Там была сборная области по самбо: Н. Кондратенков, А. Комельков, А. Брюханов, В. Сидоров. Такие имена звучные!

Сидоров, кстати, боролся там с Давидом Рудманом – о, это легенда: первый чемпион мира по самбо. Он прием делал, сбивал в партер, и в партере уже переигрывал противника: или делал на руку болевой прием, или на ногу. Было разрешено ущемление ахиллесова сухожилия, коленного сустава. Впечатление – необыкновенное! Я потом, когда тренером работал, рассказывал ребятам о Рудмане. Он вошел в историю как первый европеец, ставший призером в дзюдо. Когда Рудман боролся, впечатление было такое, будто он спрут, у которого восемь щупальцев, он – раз, раз! – переходит с приема на прием, в партер, там с руки на ногу переходит, в общем сказка какая-то!

Папа Ю

Хариса Юсупова я на ковре или татами редко видел – когда за команду надо, он выступал. А вообще, когда мы познакомились, это был уже крепкий руководитель, лидер, ребята его все уважали. Он уже работал освобожденным тренером, на профессиональном уровне, где-то в 1962-м его пригласили в «Динамо», и он отдал борьбе всю свою жизнь, и в любом ее виде проявил себя – не только сам, но и через своих учеников.

Ему было достаточно того, чего он достиг. Он не был амбициозен, для него главное – как лучше для дела, а не для него лично. Это был талантливейший организатор. Если бы не он, то неизвестно, что стало бы с дзюдо в Челябинске.

Жизнь в спорте

Когда я вернулся из армии, Юсупов помог мне через обком ВЛКСМ устроиться во вневедомственный дивизион милиции. Объем тренировок в то время был маленький – три раза в неделю. Еще я подрабатывал немного тренером-почасовиком с мальчишками. Больших знаний тогда в борьбе не было, мы в принципе учились друг у друга. Я, к примеру, увидел у Толи Комелькова прием – бросок через спину с колен, потом ребятам рассказал об этом, хотя сам его не делал.

Важный документ

Важный документ


Я за всю свою жизнь в борьбе проиграл болевым приемом один раз. Помню, как-то сделали мне болевой прием, было впечатление, что мне сейчас руку сломают. Я руку-то выдернул, но непроизвольно вскрикнул, а это по тем временам считалось – всё, сдача боя. Но вообще я чувствовал себя в самбо как рыба в воде и сам делал очень хорошо болевые приемы на руки, и против коленного сустава, и даже на «ахиллес». Правда, не любил отрабатывать приемы, мне больше нравилось просто бороться, и все мои тренировки проходили не в отработке приемов, а в борьбе. Это была моя стихия. Бросок, удержание и болевые – все это делалось в ходе борьбы. В самбо удержание не считается победой, как в дзюдо. А на соревнованиях – города, области – я даже специально не делал болевые приемы, потому что у меня похуже было дело с борьбой в стойке. То есть я делал приемы – и неожиданные, и с проходом в ноги, со скручиванием…

Даже на чемпионате России выиграл у Хоша из Омска, который потом через два месяца победил на чемпионате Европы по самбо. А я выиграл у него таким приемом: крутился под руку, а сам – за ноги, проход тем самым делал – и сбивал его… У Шора – он был чемпионом мира – я выиграл в 1970-м во Владимире, причем выиграл выхватом: это выход накрест за ногу, хотя я упал вместе с ним, но у меня было 4 балла, у него – 2, он два броска сделал, я выиграл у него по качеству. Правда, я стал там вторым, проиграл омичу Беляеву.

В борьбе я был по 1970 год – стал вторым во Владимире, до этого дважды был первым… В 21 год я пришел в самбо, а в 29 понял: все, пора заканчивать. И возраст не тот, и травмы: мениск на одной ноге порвал, потом на второй. Подкосило, что порвал связки на голеностопе…

Кто нас выводит в мастера

Талант спортсмена – только полдела, многое зависит от тренера. Коротко расскажу о самых первых энтузиастах самбо и дзюдо в Челябинской области…

Например, в Озерске с шестидесятых годов царствовали братья Николай и Владимир Мусатовы, которые составляли в ту пору серьезную конкуренцию «Динамо» и вообще челябинцам. Это хорошо, с одной стороны. В Озерске росли крепкие ребята, с ними было интересно бороться. Прошло полвека, теперь младший Владимир старается написать про свои конфликты с Юсуповым. А его старший брат Николай (1937 г.р.) уже давно ушел из жизни, но, по-моему, именно он больше работал, тренировал и растил мастеров, и в целом озерская школа дала очень хороший результат.

За Россию!

За Россию!


А в Магнитке впервые всерьез за самбо и дзюдо взялся Юрий Алехин, но в начале 1970-х он уехал в Москву, и магнитогорскую школу, по сути, стал вести очень сильный самбист Хапез Исхаков, ставший хорошим тренером. Выдающихся борцов в Магнитке не было, исключая Виктора Пшеничникова, ставшего мастером спорта и занимавшего высокие места на первенствах Союза.

Что касается Златоуста и Миасса, там тоже как-то борьба развивалась, но без ярких личностей. А вот в Копейске была совсем неплохая школа единоборств у Сергея Пашнина. С начала семидесятых сильно взялись за это дело в Трехгорном. Первопроходцем был Александр Перевозников, а потом школу борьбы успешно развивали братья Владимир и Александр Зайцевы. Они и по сей день выдают на гора сильных мастеров…

Ну а в Челябинске что ни тренер – то имя! Отличный борец Виктор Мосейчук сам стал заслуженным тренером России – у него были и есть выдающиеся воспитанники: Гиви Гаургашвили, который успешно выступал в 80-е годы на первенствах РСФР и Союза, а сейчас хорошие результаты показывают братья-близнецы Дмитрий и Денис Ярцевы. Тут важно заметить, что в прошлом превосходный технарь Мосейчук может и сам продемонстрировать технику подготовки и проведения приема своим ученикам.

Замечательный борец Анатолий Комельков преподавал в ЧПИ и довольно успешно тренировал студентов. Можно вспомнить его перспективного воспитанника Заркова, ставшего мастером спорта и призером союзных первенств. Как тренер, Толя и сам многое знал на практике, и научные новации какие-то подключал. Ребята его любили. Он уже ушел из жизни.

Друзья-соперники

Сам я никогда и никому не завидовал, и вообще ко всем людям относился уважительно. Опять же вспоминаю Комелькова, он был такой общительный парень, незлобивый, с юмором и очень техничный борец. Коронный бросок у него был – с колен, Толя его делал великолепно. Кстати, моим коронным приемом был болевой против коленного сустава.

Отработка приема

Отработка приема


С Комельковым мы были в разных весовых группах, но один раз в Молдавии оказались соперниками в финале. Он бросил меня дважды (каждый бросок с колен по 4 балла) и вел с преимуществом в 8 баллов, а чистой победой считалась разница в 12 баллов. Я думаю – ну все, если не сделаю болевой против коленного сустава, то проиграю. И я подкрутился (движение, как на подхват), кувырок через голову, через плечо, сбиваю противника с ног, а в это время нога уже против коленного сустава, прихватываю, ногами обвиваю и делаю болевой прием. И Толя сдался. Но это была наша единственная встреча.

А еще у нас был такой боевой парень – Александр Брюханов. Высокий, физически крепкий, выносливый – за счет этого и выигрывал, но больших высот, к сожалению, не достиг, классом борьбы не возвышался. Он тоже ушел из жизни, часто его вспоминаю. Его ученик Владимир Тимофеев был вторым среди юношей и молодежи на первенствах Союза по самбо и дзюдо, лучший его результат – третье место на чемпионате Союза среди взрослых. Тимофеев, на мой взгляд, мог бы достичь высших результатов в дзюдо, если бы вовремя оставил самбо…

Тренерская работа

Сам я выступал в весе до 58 кг. И ребятам своим всегда говорил – не занимайтесь сгонкой веса. Потому что все соки из себя выжмешь и потом не сможешь прыгнуть высоко. И даже если на одних соревнованиях выиграешь – это будет сиюминутное. Мы, тренеры, должны смотреть вперед. И я всегда говорю: сгонка должна быть не более 2-3 кг, а еще многое зависит от веса, от структуры тела.

В самом начале «лихих девяностых» всем спортсменам и тренерам пришлось как-то выживать, поскольку общество «Динамо» (как и вообще весь отечественный спорт) едва не рухнуло окончательно и бесповоротно. Как профессиональный тренер я вернулся к работе в 1993-м по приглашению моего воспитанника мастера спорта и призера первенств Союза Валерия Федорова, который руководил детско-юношеской школой при «Динамо».

Я целиком окунулся в работу, и результаты не заставили себя ждать. Вскоре среди моих учеников выделился Илья Савин, который выиграл соревнования ЦС «Динамо». Потом его стал тренировать Тихонов, но, к великому сожалению, Илья порвал крестообразные связки на колене и не смог восстановить спортивную форму, закончив карьеру на самом подъеме.

В 2000 году у меня появились перспективные борцы – братья Степан, Иван, Дмитрий и Илья Зуевы. Среди них самым ярким и успешным оказался Дмитрий, который неоднократно выигрывал первенство России, международные турниры, а в 2010 году победил на чемпионате Европы, в чем большая заслуга и тренера Андрея Вострикова, с которым мы вместе работаем. Сам Андрей является мастером спорта по дзюдо, он решил посвятить себя тренерскому ремеслу, даже оставив ради этого пост директора ЦОП…

С болью в сердце

Моя самая большая боль – Сергей Лебедев. Это был удивительный борец – хорошо сложенный, крепкий, длинные руки, очень сильный и с хорошей техникой. Уже в 16 лет выиграл первенство Союза среди юношей по самбо, а потом побеждал по дзюдо среди юниоров и взрослых на турнирах союзного уровня, а также выиграл ряд международных турниров в ФРГ, Венгрии, Португалии. В 18 лет, будучи самым молодым дзюдоистом, он выиграл Спартакиаду РСФСР в Нальчике.

Первый сверху  - Лебедев

Первый сверху — Лебедев


Трагедия случилась в Красноярске, где на чемпионате РСФСР Сергей боролся в финале с моим же учеником Валерой Гаврильчиком. Перед схваткой я подозвал их и спросил: будете бороться? Лебедев: будем бороться. Схватка началась – и во время проведения приема он получил серьезнейшую травму шейного отдела позвоночника. До сих пор не могу смириться с его гибелью, очень больно говорить об этом… Наверное, если бы ему была оказана своевременная квалифицированная медицинская помощь, то можно было б спасти… Из всех моих учеников (да и не только моих) он был самым талантливым борцом!

Другой мой ученик Сергей Горичев пришел ко мне пятнадцатилетним, до этого он тренировался у Валерия Кияшева из Новосинеглазово. Горичев оказался очень-очень способным и быстро пошел в гору, выигрывал ЦС «Динамо», Россию… По характеру такой боевой, он жил на ЧТЗ, в «Партизане», где было много шпаны… Я ему говорил: не ввязывайся в драки, отходи от дурных ребят, еще попадешь куда-нибудь в историю, а ведь тебе надо серьезно тренироваться. А он – никак не могу, с ними на одной улице живу, на них нападают, что я, в стороне буду? Если б не это, может, и не погиб бы парень в 36 лет – что-то там с криминалом было связано.

Повторяю, очень способный борец, международником стал, в восьмидесятые годы он выигрывал и среди молодежи, и среди взрослых чемпионаты России и Союза. Потом травмировал голеностоп. Два месяца прошло, а у нас первенство Союза. И он пришел, две тренировки провел, вышел – и третьим стал. Уж очень бойцовский характер у него был! В сегодняшних условиях он бы как сыр в масле катался. Потом была памятная история во Фрунзе, где он заболел гепатитом, но через 6-7 месяцев снова начал тренироваться. С его печенью надо было быть очень осторожным, а он снова стал побеждать, да еще как! Первые места на чемпионатах РСФСР, ЦС «Динамо», СССР, плюс «серебро» за участие в командном чемпионате Европы…

Дзюдо

Самбо можно считать основой дзюдо. Даже в 1964-м впервые советские самбисты поехали на Олимпийские игры, чтобы выступить в дзюдо и сразу взяли несколько медалей! Кстати, признаюсь, что мне чисто эстетически приятнее смотреть дзюдо. Самбо уже почти превратили в вольную борьбу, ведь все великие спортсмены боролись в прямой стойке, но пошли на поводу у «вольников» – чтобы включить самбо в чемпионаты. Сейчас идут попытки возродить настоящее самбо. Олимпийским оно, конечно, не станет – чтобы не дать возможность нам быть непререкаемыми лидерами.

По дзюдо я боролся один-единственный раз – в Польше. Я немало как исполнитель помогал Харису Юсупову в организации поездок на международные соревнования. В памятной поездке челябинских дзюдоистов в Польшу, когда мне было уже 39 лет, мне пришлось выступить вместо внезапно заболевшего Ильдуса Шайхулина, и я выиграл схватку у венгра болевым приемом…

Досье на звезд

Виктор Бетанов. Высокий, худощавый, на редкость одаренный от природы, у него были очень развитые легкие – огромный объем, как у подводников, ну и по выносливости он превосходил многих. Его зацеп ногой уникален – как будто косой скашивал. Смотреть – одно удовольствие. Морально и психологически устойчивый. Голова на месте. Это ему помогало: он обманывал противника виртуозно. Помню, в Киеве на чемпионате Европе он будто бы проигрывает, специально ложится на удержание… Противник обрадовался и захватывает его на удержание. А Бетанов длинными своими ручищами берет того за пояс и за руку, ногой переворачивает и сам делает удержание. Победа – за Бетановым.

Повторюсь, голова у Вити была на месте! Это очень важно для борца, конечно и выносливость нужна, и сила, и скорость, то есть все компоненты, которые дают победу, должны у человека присутствовать. Тогда ты будешь лидер. И Бетанов – один из лидеров. Если бы он работал, как Веричев, – он бы всех превзошел и прыгнул выше, чем Гриша.

Знакомые все лица

Знакомые все лица


Григорий Веричев. У него другой склад. Грудь здоровая, мышцы… Я как увидел его – сразу сказал: это второй Бетанов! Во взаимоотношениях он – как любые спортсмены с характером – тяжелый человек. Уступать такие не любят, свои мнения ставят выше других. Мы в свое время учились друг у друга, это необходимо – учиться у всех. Веричев в этом плане проигрывал – слишком был самоуверен. С одной стороны, это хорошо. Но когда человек к другим не прислушивается, он проигрывает. Он считал, что знает больше своего тренера Хариса Юсупова. Хорошо, когда человек хочет «сильнее, выше» и т.д., но надо уважать других.

Он был трудолюбив, но больше старался отрабатывать свои приемы в реальной схватке, а не шлифовать технику без сопротивления и больше отрабатывал броски именно в борьбе. Просто бегать он не любил, но мог без устали играть в футбол по два часа. На тренировке все бегут, а он чуть ли не пешком идет. «Не хочу – не буду». Техника, голова, боевые качества – этим он всего добивался. Боролся классно!

Геннадий Ившин – боец до мозга костей. Я был уже тренером, ни на что не претендовал, и Юсупов попросил меня – поборись с ним. Согласился. Сам я не сделал с ним ни одного броска, но и ему не дал. А он парень боевой, ему необходим был реванш. На следующий день он – не спал, наверное, всю ночь – пришел, снова позвал меня. Я пошел на спарринг. Он как подвернется, руки-то у него мощные были – и меня руками как шмякнул! Потом оказалось, рассек мне бровь. Этот свой коронный бросок через спину с колен он делал всем. Мог по тысячу подворотов за схватку сделать – утрирую, конечно, но очень много. И притом такая скорость у него была, все равно подловит противника! Ну а потом и скорость уже не та стала, и наказывать стали за прием с колен – как будто обезоружили его. Других особых приемов у него не было, и спортивные результаты снизились. У Ившина были великолепные данные, но не развились, как хотелось бы.

Виктор Мосейчук – очень интересный спортсмен. Физически он был не такой, как Веричев и Бетанов, но удивительно техничный, скоростной – правда, ему немного не доставало выносливости Григория и Виктора… Его главное качество – чувствительность, а у борца именно чувствительность, реакция на движения противника играют колоссальную роль.

Преемник

Когда Харис Юсупов ушел с поста старшего тренера области и полностью перешел на работу в институт физкультуры, возглавив кафедру борьбы, его обязанности и ответственность за развитие дзюдо в Челябинской области были возложены на Александра Миллера, который уже вырастил своих классных мастеров. У него даже были мастера спорта международного класса. Я вспоминаю таких отличных парней, как Олег Карпов, Салават Мингазов, Василий Киселев, Алексей Пономарев…

Я Миллера знал хорошо, он даже тренировался у меня с полгода после армии. Очень крепкий, жесткий, здоровый парень, но ему уже было 24 года. В этом возрасте трудно рассчитывать на высокие спортивные достижения, и у него рано проявился интерес к тренерской работе. Он начинал тренерскую карьеру в ДСО «Трудовые резервы».

Бросок на загляденье

Бросок на загляденье


Александр Евгеньевич во многом обладает качествами Хариса Юсупова – хороший организатор, большой мастер выстраивать отношения с сильными мира сего, он обладает редким умением видеть подводные камни и далеко просчитывать свои действия. Поэтому и состоялся как профессиональный тренер первого ряда. Среди его воспитанников есть и заслуженные мастера спорта, и международники, и масса мастеров спорта.

Миллер умеет с людьми общаться, язык у него подвешен, но лишнего никогда не скажет: воспитание не позволяет. Он начинал с малого, и у него появился собственный опыт, хотя сам он признается, что во многом обязан именно Юсупову. Как бы там ни было, но он был единственным, кто мог его заменить.

Драма девяностых всеми нами переживалась непросто. Выживал, кто как мог. Практически прекратилось финансирование общества «Динамо», были ликвидированы ставки тренеров, спортсмены ушли кто куда, даже в криминал… Пострадала не только челябинская школа дзюдо, в упадок пришла и Курская школа, которая осталась без Николая Солодухина, и Майкопская школа зачахла без Владимира Невзорова – из-за ухода тренеров дзюдо покатилось вниз.

Фактически Александр Миллер оказался генералом без армии, но он сумел проявить себя, как сейчас любят выражаться, «эффективным менеджером», а еще он был способен адекватно осмысливать происходящее и видеть перспективу.

Да, в свое время такие мастера, как Григорий Веричев, Анатолий Семенов, Виктор Бетанов, были приглашены Юсуповым из других мест и принесли громкую славу именно южноуральской школе дзюдо. Миллер тоже сумел привлечь перспективных мастеров из других регионов, может быть, еще и потому, что продолжало работать имя Хариса Юсупова. Например, Миллеру удалось устроить и Виталия Макарова из Туапсе, при том что даже в Москве ему не смогли создать необходимых условий. Также к нам перебрался и Юрий Степкин, воспитанник известной Курской школы Михаила Скрыпова. А вот Лаша Пипия сам приехал в Челябинск, чтобы поступить в институт физкультуры.

То есть челябинская школа не просто выжила, а выросла в одну из ведущих школ современной России. К нам продолжают стремиться перспективные атлеты. Почему? В Челябинске есть хорошая база, сильный тренерский состав, к дзюдо внимательно относится руководство города и области…

Все это позволяет развивать южноуральскую школу дзюдо, которая действительно является одной из самых заметных в Европе и мире…
 

Текст записала Татьяна Логачева

 
 
 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v